Ярослав Коваль.

Магия спецназначения

(страница 4 из 29)

скачать книгу бесплатно

   – Можно и так назвать, – Кайндел вопреки ожиданию не смутилась. – Мне кажется, терминология здесь не имеет никакого значения.
   – Сколько в Алом Круге магов? – внезапно вмешался в разговор мужчина, одетый почему-то в серый аккуратный костюм, а не в гимнастерку. До сего момента он почти все время молчал и упорно мучил в пепельнице свою давно потухшую сигарету.
   – Много.
   – А точное число вы не можете назвать?
   – Конечно, нет. Я имею представление о составе лишь питерского ответвления.
   – И сколько же магов в питерском Алом Круге?
   – Порядка семидесяти человек. Есть еще адепты, которые пока не считаются полноправными членами Ордена. Таких около сотни.
   – Около? Точно вы не знаете?
   – Я молодежью никогда не занималась.
   – Правильно, каждый должен заниматься своим делом, – Один внимательно разглядывал Кайндел. – А ведь я знаю не только ваше имя. Но и род занятий. У вас ведь очень редкая профессия, называемая «оператор информации». Не так ли?
   – Да.
   – Насколько я знаю, свой оператор есть в каждом «семействе», как вы выразились. И занимается он обработкой полученных разными путями сведений и выработкой оптимального плана действий. Так?
   – Не совсем. Я обеспечивала нечто такое, что можно назвать «полуфабрикатом оптимального плана действий». На его основе можно составлять итоговый план. От меня требовалось, скажем так, показать, какие есть варианты и к чему они могут привести.
   – И вы это делали?
   – Я никогда не разрабатывала планов боевых операций. То есть… Почти никогда.
   – Зачем вы вообще этим занимались, Кайндел? – спросил молодой человек со смеющимися глазами, весь в черном, которого – девушка уловила краем уха – сосед называл Варлоком.
   – Изначально мне нужна была практика.
   – Все равно какая? – быстро вставила Багира.
   – Не совсем. Насколько возможно – трудная. К тому же сначала Алый Круг не воевал с ОСН. Только с отдельными магами-шизофрениками. Несколько стычек с вашими людьми все же произошло, да, но год назад ваша Организация еще не удосужилась зарегистрироваться. И боролась, кажется, не за порядок, а против любых проявлений магии…
   – Твоего мнения забыли спросить…
   – Подожди, Багира, – снова вмешался Один. – Было такое, все верно. Только ты тогда еще находилась в Индии, ты этого не помнишь. Ну, в растерянности чего ни наделаешь. – Он повернулся к Кайндел. – Вы не слишком удивлены, что я имею о вас такую довольно важную информацию. Догадываетесь, откуда я ее получил?
   – Я знаю, что Ночь передала кое-какие сведения обо мне не прямо в ОСН, но в расчете на то, что они дойдут до вас. Она сама озаботилась поставить меня в известность.
   – Таким образом, вам пытались отрезать пути к отступлению, как я понимаю.
   – Да.
Ночь была уверена, что вы так или иначе постараетесь меня заполучить. И единственным, на кого я смогу рассчитывать, станет Круг. Но я не люблю, когда мною манипулируют.
   – И тогда вы пришли сами.
   – Да. И готова изложить интересующую вас информацию о Круге. А все прочее, не имеющее отношения к войне, видимо, вас не очень и интересует.
   – Нас еще интересует любая теория магии.
   – Думаю, та, что для вас неприменима, не интересует.
   – Не буду спешить отвечать, – осторожно возразил Один. – Я не знаю, о чем речь, а потому еще рано отказываться. Любая крупица может стать полезной… Ваше мнение, господа? – и обернулся к остальным присутствующим.
   – Один, да видно же, что она – подсадная утка! Приманка! – резко бросила Багира. – Она лжет, чтобы втереться в доверие. Ты же слышал – она работает с информацией. Вот для того здесь и появилась – информацией разжиться.
   – Рискованный способ, – заметил Варлок, улыбаясь. Улыбка у него получилась, как у настоящего черного мага – сладкая и садистская, но на Кайндел не произвела особого впечатления. Ее трудно было обмануть, она чувствовала, что и улыбка, и пристальный взгляд у этого человека – в большей степени маска.
   – Однако он увенчался успехом. Она до сих пор жива. – Женщина выдернула из пачки сигарету, и по этому нервному жесту стало понятно – она действительно вышла из себя.
   – Значит, ты против?
   – Я в высшей степени против!
   – Проверить, действительно ли эту девушку приговорили к смерти свои же, нетрудно.
   – Она могла решиться на столь рискованную игру именно по этой причине. Зарабатывая себе помилование. И свои же создали для нее все условия. Внедрили, так сказать.
   – Сомнительно, – вмешался высокий молодой мужчина, единственный из всех, кроме Кайндел, кто не курил. – Это уже больше напоминает дурной водевиль. Или плохо написанный боевичок. Слишком много совпадений. Есть более простой способ внедрения. Мы же берем курсантов.
   – Офицер, скоро ли курсант будет допущен к чему-нибудь важному, а?
   – Ах, Багира, если тебе кто-то не нравится, так ты за что угодно уцепишься.
   – А ты поверишь любой обладательнице смазливого личика.
   – Да я бы не назвал это личико смазливым…
   – Хватит, – на этот раз голос Одина лязгнул металлом. – Довольно. Как я понимаю, ты, Офицер, за.
   – Конечно. Адепту Круга надо быть полным шизофреником, чтоб решиться на подобную игру. К тому же она действительно потребует очень долгого времени. Надо служить верно и преданно несколько лет, и только тогда на перебежчика перестанут смотреть с подозрением. Как ты говоришь, Один, девица действительно может много знать. А полезными людьми не стоит разбрасываться. Ко всему прочему у нее, как я понимаю, есть магические способности. Верно, Варлок?
   – Есть. Неплохие.
   – Ладно. А ты, Варлок, что скажешь?
   – Можно, пожалуй. Доводы Офицера меня убеждают. И, насколько я понимаю, мы действительно долго-долго будем присматриваться к этой… Аэде или Кайндел, как предпочтительней?
   – Я привыкла к имени Кайндел.
   – Хорошо. Хотя мне в первую очередь хотелось бы узнать у нашей гостьи, на что она сама рассчитывает?
   – Резонно, – согласился Один. – Итак?
   – А какие есть варианты? – заинтересовалась девушка, немного оживившись. Вот теперь она знала наверняка, что ее обязательно выслушают и вряд ли захотят уничтожить.
   – Либо ты хочешь стать одной из нас, войти в ОСН, либо нет.
   – Я не могу так, с ходу, – возразила она. – Вы мне предлагаете выбор между жизнью и смертью? Или между постоянной и разовой работой на вас?
   – Второе вернее. Я прав, Один?
   – А как же…
   – Если я войду в вашу Организацию, то кем там стану? Чем буду заниматься? Я хотела бы ознакомиться с уставом, да и вообще узнать: чем вы занимаетесь, какие цели преследуете. Грубо говоря, кто станет во главе нового правительства?
   Багира фыркнула так громко, что заглушила смешки большинства остальных. Только Один посмотрел на Кайндел вполне серьезно, а Варлок – даже с симпатией.
   – И кого бы вы предпочли? – спросил, улыбаясь, глава ОСН.
   – Мне трудно судить, – девушка дернула плечом. – Особенно на этой стадии развития событий. Но вообще-то я монархистка, если честно.
   Смешки сменились хохотом, правда, добродушным.
   – Да и мы пока об этом не задумываемся, – Один добродушно улыбался. – Сначала надо победить. Ближе к благополучному концу мы все это, конечно, обдумаем. Но ни одно из ныне существующих правительств лично меня, конечно, не удовлетворяет. И остальных оэсэновцев, видимо, тоже… Итак, не буду вас торопить. Обдумать этот вопрос, конечно, нужно. Мы же пока продолжим. Роннан?
   – Пожалуй, да.
   – Испытатель?
   – Да, почему бы и нет. Особого риска я здесь не вижу. Существует уйма возможностей проверить девушку и окончательное решение принять позднее, – офицер, названный Испытателем, смерил Кайндел оценивающим взглядом, и у нее кольнуло сердце. Скорее всего, этот человек занимался внутренней безопасностью ОСН, по крайней мере, взгляд у него был соответствующий. А своим ощущениям она привыкла доверять.
   – Оратор? Книжник?
   – Да, мы не против.
   – Тебя, Странник, и не спрашиваю. По лицу вижу, что ты не прочь попробовать. – Человек со странным, удивительно неподвижным лицом, к которому обратился Один, кивнул. – Отец Тук?
   Последний из тех, кого назвал глава Организации, практически все время просидел молча, сосредоточенно ковыряясь в зубах. Был он толст, потому в первый момент и не бросался в глаза его немалый рост. Уже потом становилось ясно, что человек этот не столько толст, сколько велик, просто огромен. Он занимал сразу два стула, но, судя по движениям, был довольно подвижен. На Кайндел он взглянул в первый раз именно теперь, и она оценила мягкость его взгляда. Он мог оказаться каким угодно, только не жестоким – такие люди обычно очень добры. Особенно же к доброте их располагает отличное пищеварение.
   – Давайте, – неразборчиво сказал он. – Такая милая девочка.
   – Я категорически против! – резко заявила Багира.
   – Твое мнение мы уже все слышали, – с легким, все-таки прорвавшимся раздражением ответил Один. – И приняли во внимание… Предлагаю вам, Кайндел, для начала ознакомиться с уставом ОСН. Прямо сейчас, идет? На первый раз?
   – Вполне, – согласилась Кайндел.
   Офицеры еще долго и многословно обсуждали какие-то дела, связанные с курсантами (девушка понимала, что при ней ничего действительно важного говорить не будут, но прислушивалась – и не прогадала. Условия приема, обучения и дальнейшего «карьерного роста» курсантов ОСН ее чрезвычайно интересовали), а ей дали полистать распечатанную на принтере книжечку устава. Ничего нового она не узнала – вся эта информация была ей доступна и раньше. Действительно новое при ее нынешнем положении предполагалось только услышать, но никак не прочитать.
   Для себя она, в общем-то, уже сделала единственно возможный выбор. ОСН, разумеется, будет защищать ее лишь в том случае, если она станет одной из них. То, к чему стремился Алый Круг, с некоторых пор стало ей чуждо, а Организация была единственной силой, способной противостоять Ночи и ее сторонникам, в большинстве своем незаурядным магам. В конце концов, если ее, Кайндел, что-нибудь не устроит в ОСН, она просто окажется в прежнем положении.
   И на повторный вопрос Одина она, аккуратно положив книжечку устава на край стола, ответила утвердительно. Впрочем, устав ей тоже понравился – за недостатком времени его не успели изложить сухим официальным языком, облечь формулировки в нечитаемые и холодящие душу слова без какого-либо признака жизни. Маленькая книжечка давала полное представление о том, к чему на первых порах стремится Организация, и какими именно путями ее бойцам следует выполнять свой долг. Ничего настораживающего на этих страницах не нашел бы самый рьяный враг ОСН.
   – Итак, вы согласны, сударыня? – еще раз осведомился Один, жестом давая Багире понять, что той лучше помолчать.
   – Да. Разумеется. Но, надеюсь, ваши курсанты не маршируют по полтора часа в день?
   – Ну что вы, это не армия, – расхохотался офицер, которого глава ОСН называл Книжником. – У наших курсантов на строевой шаг не остается времени. Но согласитесь, он редко требуется в бою.
   – Согласна. Вообще никогда не требуется.
   – Что ж. – Один взял ладонь Кайндел в свою, жесткую, как наждак. – Предупреждаю – трудиться придется очень много. Конечно, как я полагаю, вы умеете и знаете о магии немало, однако другие навыки придется приобретать наравне с прочими курсантами.
   – Я это понимаю. Я готова.
   Она заглянула в его глаза. Можно было не сомневаться, что в юности этот мужчина кружил головы девушкам и наслаждался этим в полной мере. Взгляд его по-прежнему наполняло пламя юности, хотя оно давно уже претворилось в нечто иное, чем тяга к наслаждениям. Несмотря на свой сравнительно небольшой возраст, он сумел добиться многого и в своей жизни, и от самого себя. Один прекрасно владел собой, но Кайндел умела смотреть в душу даже тем, кто прятал ее. Она не стремилась продлить взгляд, подавляя своей волей волю другого – ей требовалось лишь прочесть чужую мысль.
   И она добралась до мысли Одина. Та оказалась злой. «Я, конечно, не верю тебе, – думал он. – Но от былой последовательницы Алого Круга, обладательницы таких необычных навыков и умений можно добиться многого. А к важной информации я тебя все равно не подпущу. Ни в коем случае».
   Он сморгнул, будто почувствовав, что его душу вывернули наизнанку. Но девушка лишь любезно улыбнулась главе ОСН. Она ждала худшего, и выведанное успокоило ее. Если Организация готова давать ей новые знания и навыки в обмен на информацию, которую ей теперь нет никакого резона скрывать… Что ж, тем лучше. Доверие ей не нужно. Пока ей нужна только жизнь, возможность успокоиться и окрепнуть, стать сильнее тех, кто стремится найти ее и убить.
   – Ну как? – спросил Шреддер, ждавший ее за дверьми. – Теперь ты будешь с нами, да?
   – Получается, что так, – вздохнула Кайндел.
   – Тогда ты поступаешь в мое распоряжение.
   – То есть?
   – Меня обрадовали, что на этот раз куратором группы курсантов буду я. Наверное, хотят дать мне передохнуть. – Эйв покивал выходящей из дверей Багире. – Привет.
   – Я вижу, ты уже нашел Уиде замену, – поджав губы, бросила она.
   – Господи, ну что ты за язва, – вздохнул он.
   – Зачем ты приволок ее сюда? – процедила женщина. – Неужели трудно было понять, какую змею ты тащишь в наше укрытие?
   – Скорее уж яблоко раздора. И ты считаешь, что лучше Одина разбираешься в этом?
   – Один просто пожалел ее.
   – Это его, Одиново, дело. Пойдем, Кайндел. Тебе предстоит проработать целую кучу тестов.
   – А что, ваши мастера уже умудрились написать тесты, способные выявить наличие или отсутствие магических способностей? – заинтересовалась девушка.
   – Они пытаются, – признался Эйв. – Тесты уже дают результат, весьма близкий к реальному. Прочие же параметры выявляются безошибочно. Реакция, психическая устойчивость, эмоциональная стабильность, ай-кью.
   – В смысле уровень интеллекта?
   – Конечно.
   – ОСН нужны маги-математики?
   – Ну, зачем… Не столько математики, сколько маги… Но уровень интеллекта – вещь важная.
   Кайндел взглянула на него и слегка улыбнулась. Она поняла то, что Шреддер, возможно, хотел скрыть от нее: Организация просто не слишком хорошо представляла, по каким именно критериям нужно оценивать хорошего мага. Возможно, пока эти критерии еще просто не существовали. А тесты, выявляющие уровень IQ, уже существуют. Их не нужно выдумывать, просчитывать, вводить в оборот. Конечно, подобные тесты не показывали, насколько человек, наделенный способностями к магии, может успешно их развивать, но так уж повелось.
   Девушка без всяких возражений отработала требуемый тест, а потом и несколько других. Два или три показались ей вполне разумными, один – до крайности идиотским, а остальные вызывали большие сомнения, но надо же с чего-то начинать. Молодая женщина в очках, сидевшая за компьютером в том помещении, где Эйв оставил свою подопечную (маленькая комнатушка, естественно, без окон, в которой было очень тепло, даже душновато, вмещала всего-то три стола да шкаф), внимательно следила за тем, как Кайндел заполняла листки.
   – Все понятно? – озабоченно спросила она. – Если что непонятно – спрашивайте. Вас берут учиться на боевика или на обслуживающий персонал?
   – А что, обслуживающему персоналу тоже дают заполнять все эти анкеты?
   – Конечно. Вдруг у кого-нибудь будут выявлены особые способности. Это же так важно.
   – Догадываюсь. Впрочем, побьюсь об заклад, что одними тестами нельзя выявить магических способностей.
   – Естественно. Потому с обслугой постоянно работают еще и маги. Они со всеми работают.
   Девушка улыбнулась и вернула женщине последний тест.
   Следующее за этой процедурой обследование энергетического баланса ее сознания вызвало у нее уважение к системе проверки, которую постепенно выстраивало ОСН. Ею занимался тот самый молодой маг со смеющимися глазами, которого на импровизированном совете все называли Варлоком. Он держал в пальцах тонкую серебряную цепочку с висящим на ней маленьким шариком горного хрусталя, а сам тем временем посматривал на нее с любопытством и симпатией и задавал вопросы, казалось бы, к магии не имевшие никакого отношения.
   Разумеется, первое впечатление всегда обманчиво. Этот чародей справедливо полагал, что в человеке не может быть ничего, не имеющего отношения к энергетическому балансу. Его манипуляции она ощутила всем своим существом, заметила, куда именно он направляет свой взгляд, и оценила его силу. Впрочем, ее осведомленность для Варлока недолго оставалась тайной – через мгновение он спрятал шарик в пальцах, а затем небрежно убрал его в карман.
   – Вполне достаточно, – пояснил он. – И так вижу. Кто вас учил?
   – Многие. В том числе и сама Ночь.
   – Еще до того, как в мир вернулась магия, верно?
   – Да. Но то, что изучено в теории, не так сложно освоить на практике.
   – Согласен. – Варлок задумчиво листал подшитые в папку листы. Кайндел быстро догадалась, что это ее тесты. – Забавно. Я давно уже говорил, что разработки Книжника никуда не годятся. По результатам тестов получается, что особых способностей у вас нет. На самом же деле…
   – Ну, может, не так уж тесты и плохи, – успокоила его девушка. – Просто не охватывают те сферы, в которых я сильна.
   – Нет-нет. Уже понятно, что надо составлять другие. – Варлок закрыл папку и отодвинул от себя. – Но прежде чем пытаться выразить столь тонкие измерения в схемах и таблицах, надо же наконец понять, что же это такое… Я имею в виду магию.
   – Естественно.
   – Впрочем, с нашими разработками вы постепенно познакомитесь, – молодой чародей мечтательно и вместе с тем опасно улыбнулся ей. – Рады будем, если сможете чем-нибудь пополнить их. Я буду преподавать магию, в том числе и вам. То, что вы нам подходите, уже ясно.
   Кайндел приподняла краешки губ.
   – Это ведь было ясно с самого начала.
   – Ну, конечно же. Бездарные маги не занимают в Алом Круге столь высокое положение, как вы. Как бы я ни относился к этому Ордену, надо отдать ему должное – дурных магов среди его верхушки нет.
   – Я занимала свое положение благодаря другим способностям.
   – Одна возможность тонкого тела ведет за собой другие. «Тонкое тело» – это наш термин. Он обозначает энергетическую структуру человеческого сознания…
   – Я догадалась.
   – …и добро пожаловать в ОСН.
   Девушка уже сообразила, что почти вся база Организации находилась под землей. Для того, чтобы побеседовать с главами ОСН, пройти тестирование и испытания, пришлось походить из комнаты в комнату, миновать несколько коридоров и больших зал, но нигде не оказалось ни одного окна. К тому же присутствовало еще одно особое ощущение… Это очень необычно – чувствовать себя в окружении не только бетона, каменных плит, гудящих приборов и генераторов, но и земли.
   Что ж, разумно. Какая-то часть базы, правда, небольшая, скорее всего, была наземной. Здесь работал принцип айсберга, вдвойне оправданный теперь, когда шла война, и враг мог только мечтать о счастье отыскать эту базу. Судя по тому, что в бытность свою оператором информации Алого Круга Кайндел даже приблизительно не знала, где именно та располагается, обиталище Организации в свое время спрятали со знанием дела.
   Провожая девушку на жилой этаж, Варлок неторопливо объяснял ей, куда курсантам можно, а куда нельзя ходить. Глаза мага ласково смотрели на Кайндел, но в этой ласке она без труда чувствовала угрозу. «Можно догадаться, что за излишнее любопытство курсанта ожидает нечто очень неприятное, – подумала она, улыбаясь магу в ответ. – Ну-ну, одной угрозы маловато». Она сама себе удивлялась – желание проникнуть в загадки ОСН не подавало никаких признаков жизни.
   Сначала она решила, что ее действиями руководило одно лишь желание выжить. Несмотря на все, что ей пришлось вынести в плену у былых сторонников и друзей за две недели, жажда мести не снедала ее. Гораздо тяжелее было перенести осознание того, что близкие ей в прошлом люди стали ее врагами. Среди них ведь находился и тот человек, которого она любила…
   Черная пелена накрыла ее разум и чувства. Предательство, к тому же обусловленное простым стремлением к власти, буквально ошеломило Кайндел. Бежала она не потому, что хотела выжить – в тот момент ей уж скорее хотелось вовсе перестать чувствовать и понимать, то есть до какой-то степени прервать существование, – а потому, что появилась такая возможность. К тому же ее будто подталкивала в спину какая-то сторонняя сила. Она боролась за жизнь потому, что каждое живое существо наделено инстинктом самосохранения.
   Ни о том, что Алый Круг необъяснимым образом выродился в объединение, фактически угрожающее благополучному существованию общества, ни о том, что ОСН пока не прославилось никакими вызывающими подозрение замашками, она не думала. Видимо, и здесь сработало подсознание, в удивительные возможности которого она так свято верила. Оно, оставив утомленное сознание спать под гнетом эмоций, само проанализировало ситуацию и предложило отличный выход. Как и ожидалось, увенчавшийся успехом.
   Теперь, обдумывая свои поступки, Кайндел понимала, что сделала единственно возможный шаг. Она и раньше относилась к Организации с симпатией, хотя бы потому, что та единственная из всего необозримого количества сообществ, объединений, сект и орденов стремилась навести порядок и декларировала дальнейшее построение общества, исходя из принципа законности, единого для всех. Все остальные группы магов стремились к справедливости, равной лишь для некоторых кругов общества, например, тех, представители которых оказывались одарены магическими способностями. Остальным же отводилась роль в лучшем случае обслуги, в худшем – расходного материала.
   Правда, Кайндел не собиралась ввязываться в войну, она предпочла бы скорее смотреть со стороны и, анализируя, предполагать и предсказывать. Именно в этом, по сути, и заключалась работа оператора информации. Обладая определенными способностями, к тому же весьма развитыми самостоятельно, девушка при общении с людьми умела выделять из их слов, а также жестов, мимики и поведения такую информацию, о которой они и сами порой не догадывались. Отдельные обрывки сведений быстро складывались в единую картину, а уж дальше оставалось самое простое.
   Она смогла бы разработать для Алого Круга такую схему действий, которая привела бы его к победе. Именно этого от нее и ждали. Но уже через год после того, как мир наполнила магия, Кайндел засомневалась – а хочет ли она этого? Обманывать себя она не привыкла (привычка поддаваться самообману – смерть для оператора информации как специалиста) и вполне отдавала себе отчет, что ее нисколько не устраивают ни цели, ни средства Круга.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное