Ярослав Коваль.

Магия спецназначения

(страница 1 из 29)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Ярослав Коваль
|
|  Магия спецназначения
 -------


   Город замер в страхе. На улицах и в переулках, и даже в домах воцарилась удивительная, непривычная, неестественная тишина. Даже машины редко проносились мимо окон, чаще стояли у обочин и во дворах, и часть их уже превратилась в лом со следами огня или чего-нибудь более экзотического на покореженном железе. Никто не протестовал: Бог с нею, с машиной, жизнь бы сохранить.
   Но были и те, кто посматривал на улицу с насмешливой уверенностью в себе – новые хозяева жизни, те, кто по воле случая в нынешних обстоятельствах обрели силу. Среди них попадались люди самые разные, но все они наслаждались новой, прежде им незнакомой возможностью – держать в руках чужие жизни.
   Правда, выйдя на улицу, притихали и они. Ведь на каждого сильного мог всегда найтись тот, кто намного сильнее…

   У Эйва Шреддера с самого утра болела голова. Это явление распространенное, особенно если вечерком нагрузиться хорошей порцией спиртного, а потом часть ночи провести в кресле. Мужчина на неприятные ощущения в висках не обращал ни малейшего внимания, только заварил кофе покрепче и попытался впихнуть в себя остатки не доеденной вчера огромной пиццы. Аппетит отсутствовал напрочь, но Эйв привык обязательно завтракать, а от своих привычек обычно не отступал ни на шаг.
   Голова, впрочем, от этого не прошла.
   Рассеянно помассировав виски, он покосился на календарь, пришпиленный возле кухонного стола. Пятидневный отпуск подходил к своему завершению. Облегчения от отдыха он не испытывал, да и самого-то отдыха почти не заметил. Пять суток – что это такое, если с самого начала принимаешься глушить коньяк? Эйв еще раз взглянул на календарь, потом на мобильный телефон, где отображалась дата, и убедился, что себя нужно срочно приводить в порядок – на следующий день надо уже представляться начальству. Мобильник он давно привык использовать только как календарь и часы – сеть очень долго не работала, а теперь, когда постепенно начинала функционировать снова, отпугивали высокие цены на связь. И Организация пока еще не приняла решение, нужно ли ей оплачивать счета всех своих офицеров и боевиков, или же только части их, или это вовсе ни к чему.
   Шреддер умылся холодной водой из-под крана – та попахивала ржавчиной, и на самом краю сознания кратко мелькнула мысль: «Пора менять фильтры». Мелькнула – и забылась. Он вгляделся в свою помятую физиономию, услужливо отображенную зеркалом, и подумал: «Плохо смотришься, Эйв». Пожалуй, отрицать это не имело смысла.
   Он уже настолько привык к имени, которое сам придумал себе всего-то года четыре назад, что даже в мыслях называл себя только так. В действительности он родился в России, и в паспорте его стояло имя Алексей, а в придачу – самая что ни на есть русацкая фамилия.
Мать родила его от некоего американца, с которым надеялась связать судьбу, но у нее ничего не получилось. В результате она так обозлилась на папашу своего единственного отпрыска, что отказывалась сообщать сыну даже фамилию родителя, только имя – Кейв.
   И когда пошла вся эта катавасия с городскими беспорядками (беспорядки происходили, конечно, и за пределами города, но тогда Эйв, он же Леша, об этом не задумывался), в которых совершенно потеряли значение документы, Алексей назвался Эйвом, а фамилию подхватил первую попавшуюся, какая пришла ему в голову. И только потом узнал, что такое шреддер, но, поразмыслив, решил ничего не менять. Уже привык.
   Он был еще сравнительно молод – двадцать три года – но уже прошел хорошую жизненную школу. Трудно найти себя в обстановке всеобщей анархии – а он сумел. Нельзя сказать, был ли он счастлив – те, кто воюет, никогда счастья не ведают, если они здоровы на голову, – просто Эйв чувствовал себя на своем месте и плыл по течению.
   Прежде он мечтал стать классным специалистом по части компьютеров, даже поступил в СПбИТМО, но не проучился и курса. В мире случилось нечто совершенно невообразимое – началось с малого, но покатилось от меньшего к большему, обрастая событиями и угрожающими подробностями. Сначала, собственно, никто ничего особенного не почувствовал, только вот у многих самых обычных людей внезапно появились необычные способности. Весьма разнообразные и совершенно необъяснимые.
   Потом процесс пошел по нарастающей, как бывает со снежным комом, порождающим лавину, и людей, способных на то, что нельзя объяснить с точки зрения рационального знания, стало появляться все больше. Потом особенности изменившейся энергетики мира почувствовали все. И уже нельзя было отрицать, что мир внезапно наполнился магией, хоть это, конечно, совершенно не укладывалось в рамки науки. Кто-то мог пользоваться новыми возможностями, кто-то нет, но одаренные необычной силой вдруг обнаружили, что они находятся на особом положении. Для них теперь ничего не значили законы или власть тех, кто следил за исполнением этих законов.
   Конечно, встречались среди них люди, сами по себе считавшие нужным соблюдать чужие права, но в большинстве случаев все-таки происходило совсем иначе. Да что там говорить. Такова уж человеческая натура, что, получив какое-то преимущество, счастливчик сразу норовит использовать его во всей полноте. И сила, конечно, не разбирала, кто умеет владеть собой, а кто склонен к психопатии и человеконенавистничеству, она слепо одаряла сверхъестественными возможностями всех, кто от природы имел к ней склонность.
   И в мире воцарилась анархия. Это тоже было объяснимо. Примечательно, что первыми оказались нейтрализованы те, кто по должности обязан контролировать работу государственной машины – чиновники. Они стали совершенно беззащитны перед ненавистью, которую испытывали к ним взыскующие их помощи сограждане. Проклятия, как выяснилось, так просто создавать и направлять…
   Люди гибли сотнями и тысячами. Любой, кого ни возьми, за свою жизнь успевал обзавестись недругами, и если теперь недруг получил возможность прибегнуть к каким-нибудь чарам… Исход очевиден. Гибли и сами новоявленные чародеи – в схватках за территорию влияния или просто так, в стычках с более сильным противником. Пустели улицы городов, а в городах – магазины, горожане бежали в село, селяне – в город; и те, и другие пытались спастись от новой напасти, забыв старую мудрость: там хорошо, где нас нет. А погибнуть запросто можно было в любом месте.
   Разумеется, среди магов быстро нашлись те, кто мечтал о власти, стремился подгрести ее под себя. Были и те, кому не нравилась вся эта ситуация, они предпочли бы любой порядок, только не анархию. В числе одаренных магической силой оказался некий сравнительно молодой полковник ФСБ. Он решил, что лучшее – враг хорошего, и какими бы благими ни являлись намерения магов, возмечтавших о власти, их надо поприжать. И – что самое главное – необходимо любой ценой справиться с анархией, навести порядок и отработать закон с поправкой на новую ситуацию. Собирался ли он в будущем перекраивать мир по своему усмотрению и представлял ли себе новое мироустройство, известно лишь ему самому. Во всяком случае, он взялся за наведение порядка при помощи тех сил, что этот порядок нарушили – сил магии.
   У него нашлись последователи – в основном младшие офицеры из различных ведомств, или вовсе не из ведомств, или вовсе не офицеры. Полковник мигом нарек свое «новорожденное предприятие» ОСН, то есть Организацией Специального Назначения, захватил все, что смог захватить, – оружие, боеприпасы, технику, загородные военные базы, пару кварталов в городе – и приступил к серьезным, полномасштабным действиям.
   Он оказался толков и опытен – все пошло как по маслу. И сперва с новоявленными магами оказалось нетрудно сладить – они держались особняком друг от друга. Именно тогда ряды ОСН стали стремительно пополняться, потому что успех притягивает к себе людей. Многие под крылом Организации надеялись найти спасение и защиту для себя и своих семей, и расчет был, в общем-то, верен. Так предприятие полковника обзавелось не только боевиками и магами, но и специалистами в других областях – техниками, программистами, кухарками, наконец.
   Правда, потом выяснилось, что чародеи тоже не собирались вечно оставаться индивидуалами. Как грибы, стали возникать Ордена и Гильдии, и в воздухе запахло жареным. Драться стало труднее. Тогда глава ОСН понял, что одних только сверхъестественных способностей мало – надо иметь знания, чтобы развивать и более плодотворно использовать то, что само далось в руки. А для этого надо разрабатывать теорию магии. И еще много, что нужно. Требовались не только хорошие чародеи и боевики-«суперы», подготовленные на уровне спецназа, – появилась потребность и в других мастерах нового типа.
   О существовании ОСН маги-властолюбцы, конечно, быстро узнали (как было ее не заметить?) и теперь приготовились всеми силами отстаивать свое право и дальше творить, что в голову взбредет. Отдельные группы чародеев поспешно объединялись, и вскоре осадили Организацию все вместе и всерьез. Видимо, они исходили из того, что сначала надо убрать самого сильного врага – а потом уже продолжать дележку.
   Эйв пока не добился в Организации серьезного положения, он являлся всего лишь координатором отделения – группы из пяти человек, – но и он чувствовал, что дело осложняется. Люди ОСН выбивались из сил, но кольцо врагов вокруг них постепенно сжималось. Надежда в скором времени распространить свое влияние на Европу лопнула мыльным пузырем – сохранить бы собственные базы, хотя бы в своей стране.
   В одном из сражений за второстепенный объект Эйв положил всю свою команду. И произошло это пять дней назад.
   Он поерзал на мягком кухонном диванчике и откинулся на боковой валик. Уставился в потолок. Потолок был беленый, чистый-чистый, без потеков и пятен – отличный сделали ремонт в доме, отданном под жилье личному составу ОСН. Таких домов насчитывалось шесть – Организация забрала себе целый небольшой квартал на набережной канала Грибоедова – там, где совсем недавно располагалась штаб-квартира отряда милиции особого назначения МВД.
   Эйв жил в солидной четырехкомнатной квартире, сейчас весьма пустынной и слишком большой для него одного. Раньше они расслаблялись здесь всей группой. Пять дней назад легли пятеро его лучших друзей, в том числе и Уида, к которой он испытывал не только дружеские чувства. Самое мерзкое – что в их гибели виноват он сам. Командир всегда виноват в гибели подчиненных, даже если его никто ни в чем не обвиняет. Эйву никто не предъявил претензий. Ирландец только покачал головой и укоризненно произнес:
   – Ну, Эйв, третья команда за год, вторая за полгода. – Правда, больше ничего не добавил.
   Шреддер мог бы возразить, что в самый первый раз командиром его еще никто не числил, и если есть виновник гибели команды, так это недоброй памяти Лекарь, который завел их в ловушку, где к тому же и накрылся первым. Эйву тогда удалось вывести только двоих товарищей, но и они умерли от последствий одного из доставшихся на их долю магических ударов, чьих особенностей они в то время еще не знали. Сам Шреддер уцелел по чистой случайности. Он мог бы добавить, что во второй раз еще не успел опериться в роли командира, и сам отказывался принимать группу, но на тот момент не нашлось никого более подходящего для этой роли. Его все-таки сделали координатором. Сам-то Эйв рассчитывал чуть позже отказаться в пользу более талантливого руководителя. Решил немного подождать, когда будет кому передать людей. Не успел. Он еще мог бы напомнить, что последние схватки были очень тяжелыми, и в них легла отнюдь не только его команда.
   Но ничего этого он не стал говорить Ирландцу. Потому что и сам считал – он все равно виноват. И на этот раз – особенно. Что тут еще скажешь?
   Настроение упало ниже плинтуса, а что хуже всего – помимо мерзкого ощущения собственной слабости подкрадывалась еще и злоба. Не то чтобы совсем уж беспричинная, объяснить ее происхождение было вполне возможно, если б только захотелось над этим поразмыслить. Эйву не хотелось – он просто испытывал сильное желание кого-нибудь убить прямо сейчас, или хотя бы кому-нибудь качественно начистить физиономию. В таких случаях лучше всего сходить в тренажерный зал, там, если от нагрузки жажда убийства не пропадет, есть отличная боксерская груша и даже тренировочный голем, недавно сконструированный Варлоком.
   Или можно закатиться в ближайший, стабильно работающий под защитой ОСН магазинчик и купить еще коньяка. Завтра спиртного уже будет нельзя.
   В любом случае надо выбираться из дому. Он не без усилия поднялся с диванчика и пошел в коридор за курткой.
   На улице было свежо и слегка подмораживало – все-таки середина октября. Набережная казалась пустой, даже охрана убралась внутрь, в здание. И правильно – что им торчать снаружи? Вокруг трех жилых домов ОСН развешена густая сеть следящих и защитных заклинаний. Когда они заверещат, тогда ребята и повыскакивают из-под крыши, на холод. Да еще поднимут тревогу.
   У самого парапета притулились три автомобиля – к кому-то из парней, служащих в Организации, похоже, приехали гости. Но больше вокруг автомобилей не наблюдалось, и неудивительно: машины сотрудников сейчас стояли либо в подземном паркинге, либо на автостоянке, оборудованной в доме неподалеку. Вдоль набережной их оставляли, когда поджимало время – предстояла внеплановая операция или тревога, к примеру. Свежий ветерок катился по каналу, морща текучую воду, и, подставив ему лицо, Эйв глубоко вздохнул, расправив плечи.
   По набережной мимо первого из трех жилых зданий ОСН медленно шла девушка в черном. Ветер, приятно освежавший Эйва, похоже, ей не слишком нравился, потому что она зябко ежилась, кутаясь в свою тонкую курточку, и прятала ладони в рукава. И даже слегка пошатывалась, словно порывы были настолько сильны, что могли и с ног сбить. Мужчина, задержавшийся у тяжелой металлической двери, лишь скользнул по ней взглядом, следуя привычке все замечать. Местные жители редко гуляли возле этих домов, а обитатели других районов города вообще появлялись здесь только в виде исключения. От своих домов без необходимости горожане старались не удаляться.
   Эйв, пожалуй, и не посмотрел бы на девицу во второй раз, тем более что опасность она вряд ли представляла. Но тут его внимание привлек высокий парень, вывернувший из-за угла, с улицы, и пристроившийся ей вслед. Он, в отличие от девушки, шел быстро, а увидев ее, вообще рванул. За ним показались еще двое, они тоже вывернули из-за угла и тоже бегом. Девица в черном, должно быть, услышала шаги, потому что обернулась – и припустила по набережной, прочь от преследователей.
   Бежала она медленно и неловко.
   Парни догнали девицу в десятке шагов от того места, где стоял Эйв. Тот, что догонял первым, налетел на нее, толкнул в спину, а второй, подскочив, пнул ее ногой в бок, правда, не со всей силы. Продолжения Эйв ждать не стал. Он преодолел расстояние в десяток шагов парой хороших прыжков. Здоровяк, попавшийся ему под руку, буквально отлетел от своей жертвы, второй получил тяжелым ботинком по коленной чашечке и, взвыв, рухнул. У третьего же в руке оказался длинный, судя по широкой неуклюжей накладке, самодельный нож.
   Это Шреддеру уже совсем не понравилось. И какое имело значение, что бойкий отморозок, похоже, вовсе не собирался пускать его в ход против оэсэновца – смотрел он только на корчащуюся в грязи девушку! Ножей в подобной ситуации Эйв терпеть не мог, поэтому врезал ногой по локтю бандита, причем с расчетом – чтобы собрать сустав было в будущем очень сложно, если вообще возможно. Что-то громко хрустнуло, и, понимая, что покалеченный обладатель ножа ему уже не помеха, спецназовец развернулся к самому первому нападавшему, уже почти поднявшемуся с асфальта. Эйву потребовалось меньше секунды, чтоб выхватить пистолет, без которого он нынче вообще из дома не выходил. И когда парень наконец утвердился на двух ногах, он обнаружил, что ему в грудь смотрит темное дульное отверстие.
   – А теперь валите отсюда, – негромко приказал Шреддер, и все трое кинулись бежать в ту сторону, откуда, собственно, и появились.
   Выпустив пар, Эйв поставил пистолет на предохранитель, спрятал его обратно под куртку, и только потом вопросительно взглянул на девицу.
   Та даже не пыталась подняться с земли, так и лежала в грязи. Она была бледна, и на бескровном лице глаза казались неестественно большими и темными. Сообразив, что ей больно, мужчина нагнулся к девице, аккуратно поднял ее и поставил на ноги. Девушка поморщилась и слегка перекособочилась, прижимая локоть к ребрам. Должно быть, пинок оказался сильнее, чем показалось Шреддеру.
   – Тебе что-нибудь сломали?
   – Вряд ли, – тихо проговорила она. Голос у нее оказался низким, очень приятным, и от него Эйву стало не по себе.
   Она ему сразу не понравилась. Он построжел в один миг, как только увидел, насколько она хороша. Особенно же насторожило его то, что красотой тут и не пахло, если поразмыслить бесстрастно, потому что внешность ее не соответствовала обычным кукольным стандартам, еще совсем недавно тиражируемым телевидением и глянцевыми журналами. Единственное, что хоть немного роднило ее со стереотипами – огромные глаза, да вот только не ласковые, не детско-наивные. Взгляд их был жестким и неприятным, а все черты лица выглядели обостренными. Слишком многое в ее облике смахивало на нечеловеческое. Но девица эта сразу показалась ему привлекательной… нет – притягательной. Это внушало беспокойство.
   Эйв и сам не понял, почему решил, будто в незнакомке есть нечеловеческие черты. Несомненно, девушка принадлежала к стандартной гуманоидной расе, такая же хомо сапиенс, как и он сам, призраком, зомби, големом, гомункулом или демоном не являлась. Но что-то ощущалось в ней. Что-то едва уловимое… Нечто такое, что заставило Шреддера насторожиться. Он для себя сразу решил – девица не относится к числу обычных беззащитных горожанок, которую почему-то захотели поколотить трое отморозков. Она, несомненно, обладает какой-то магической силой.
   Но по неведомой причине даже не пыталась применить магию для собственной защиты. Это ли не доказательство того, что оэсэновец не ошибся? Разве есть люди, способные в здравом уме и доброй памяти не использовать все доступные средства для спасения своей жизни?
   – Идем, – сказал он ей. И, поскольку она заколебалась, решительно потянул вслед за собой к дверям дома. На коньяк он мысленно плюнул. В самом крайнем случае всегда можно отправить в магазин кого-нибудь из девушек, работающих при кухне. Их там много, потому что работников ОСН, само собой, кто-то должен регулярно снабжать и чистой одеждой, и горячей пищей, и в квартирах приборку делать. В нынешние времена, когда было так плохо и с безопасной работой, и с жильем, в Организации не чувствовалось недостатка в необходимой обслуге. Туда не просто шли, а ломились работать, рассчитывая на бесперебойное питание, спокойную, безопасную жизнь под защитой боевиков и гарантированное жилье.
   В квартире он первым делом зажег свет в ванной и туалете, предоставив девушке разобраться, что где расположено, и достал из шкафа чистое полотенце. Потом поставил чайник. Стоя под вешалкой, девушка неловко стягивала с себя куртку и внимательно разглядывала прихожую – довольно большую, надо признать, и хорошо отделанную. Только в мебели ощущался некоторый недостаток, потому что Эйв больше времени проводил на базах ОСН, чем дома, и ему не требовалось ничего лишнего.
   Заметив, как неуклюже она раздевается, Шреддер перестал исследовать содержимое почти пустого холодильника и подошел.
   – Ты ранена?
   – Нет.
   – Что-то болит? Дай-ка посмотрю.
   – Все в порядке.
   – Сейчас будет видно. Сними свитер.
   – Нет.
   Он сжал губы.
   – Не глупи. Мне до твоих прелестей нет никакого дела. Я же вижу – что-то не так. Перелом, наверное. Ребро. Я просто окажу тебе первую помощь. Пошли.
   – Не надо…
   – Ладно, хватит. Я в этом деле понимаю больше тебя. – Он потянул ее по коридору к дальней комнате. Девушка попыталась снять ботинки. – Да наплюй. Я потом вытру.
   Едва он толкнул дальнюю дверь, у гостьи тут же слегка округлились глаза. В этой комнате Эйв оборудовал небольшой тренажерный закуток и, конечно, сделал это от души, со знанием дела, в расчете на целую команду. Ему одному такой большой комплекс был, естественно, не очень нужен, если учесть, что на базах имелись настоящие тренировочные залы, а утреннюю разминку можно проводить и просто так, с одними гантелями.
   Здесь приютилась небольшая мягкая скамья, над которой висела аптечка, – именно потому он привел девушку сюда. Усадив ее, открыл дверку с выпуклым алым крестом и принялся копаться в содержимом ящичка.
   – Тебе помочь? – спросил он, заметив краем глаза, что раздевается гостья с трудом.
   – Да, пожалуй.
   «Уже прогресс», – подумал Эйв. Аккуратно стянул с девицы свитерок, потом серую футболку в каких-то неопределенных пятнах – и даже отшатнулся. Ничего подобного он не ожидал.
   Ребра и спину девушки покрывало множество мелких порезов, уже запекшихся, но, должно быть, весьма болезненных до сих пор. Недостатка в синяках также не было, а еще имелась россыпь точек, судя по всему, от уколов крупной иглой, причем не только там, где имелись вены. И еще имела место пара ожогов. Эйв не слишком хорошо разбирался в подобного рода повреждениях, но даже он сразу сообразил, отчего и почему таковые могут возникать.
   – Это что? – вырвалось у него. Девица не ответила, только посмотрела. – Да-да, знаю, вопрос дурацкий. Ни хрена себе «все в порядке»! Ёлки-палки… У меня и бинта-то не хватит.
   – Зачем бинт? У меня уже ничего не кровоточит.
   – По мне, так лучше перевязать. Ладно. – Он оторвал огромный клок ваты и опрокинул на него бутылочку перекиси. – Терпи, пощиплет. А для ожогов у меня есть отличная мазь и пудра. И клейкие повязки. От чего ожоги?
   – Это важно?
   – Конечно. От этого зависит, какое средство лучше.
   – От факела.
   – Какое варварство… В нынешние времена существуют куда более интеллигентные приемы допросов, без подобной глупой зрелищности.
   – Иногда без зрелищности не обойдешься, – спокойно ответила девушка. – На женщин она, кстати, зачастую действует куда лучше, чем простые болевые средства.
   – Намекаешь на то, что дамы легче переносят боль? Вот, кстати, еще вопрос, можно и поспорить… – Эйв отлично знал, что в подобной шоковой ситуации обязательно нужно вызвать человека на разговор – и обработку ран легче перенесет, и расслабится, – потому болтал первое, что придет в голову. Разум же тем временем просеивал целые груды посторонних мыслей. Он не торопился – знал, что вскоре получит объяснения из первых рук. Наклеил первую повязку и поинтересовался: – Терпимо?
   – Вполне.
   – Ладно. Хотелось бы тебя осмотреть повнимательней, но я не врач. Врач здесь есть, и ему я тебя обязательно покажу. Позже. Есть хочешь?
   – Очень.
   – Одевайся, – он протянул ей собственную футболку – самую чистую из всех, нашедшихся в шкафу. – Твою, по-моему, остается только выкинуть. И пойдем.
   У входа на кухню он пропустил ее вперед и снял трубку с висящего на стене прибора, напоминающего домофон. На самом деле это был телефон внутренней связи, и звонил Шреддер в домовой пищеблок.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное