Ярослав Астахов.

Cтихотворения

(страница 1 из 3)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Ярослав Астахов
|
|  Cтихотворения
 -------

   Мчатся тучи, вьются тучи…


     Колкий ветер свистит над пашней —
     Ветер времени меж веками.
     Посреди веков стоят башни:
     Мастер мастера окликает.


     Были кромом дубы и сосны,
     Да пожары пришли со степи…
     Спохватились гасить, а поздно:
     Тлеет летопись благолепий…


     Тучи вьются… Да в них оконце
     Синих бездн, огневого края!..
     Ближе, ближе колокол солнца —
     Воскресенья
     былого Рая.

 30.12.2000



     Позабудем азарт погони.
     Заречемся рубить с плеча.
     И ладони найдут ладони.
     И растает металл в речах.


     И откроем, что поле – чисто.
     И заметим, что в небе – Бог.
     Рассмеемся – и канет мглистый,
     Затмевающий сердце смог.

 27.06.2001



     Гребень дивный старинный —
     Древо памяти давней…
     Луч раскинулся длинный,
     Светел полдень за ставней.


     Здесь, пред медным зерцалом —
     Сумрак века иного.
     Что в глазах промерцало?
     Кудри расчешешь снова


     Дивным, старинным гребнем,
     Вырезанным из корня…
     Спутанное во бреде
     Ляжет вновь, как исконно.

 14 июля 1999



     Под осенним тяжелым дождем
     Пили крепкие меды забвенья.
     И летели над Млечным Путем,
     И вселенной услышали пенье.


     Иногда уходи просто так —
     Позабыв про свинцовые струи.
     Здесь изнанка.
Здесь просто пустяк!
     Важно станешь ли ты одесную.

 16.06.2006



     Такие крылья в этом небе…
     Другому – не вместить.
     Вчера я был, сегодня – не был,
     А завтра снова я в пути.


     От пирамид александрийских
     До белых песен Воркуты
     Отчаян поиск. Духа прииск —
     Не время оно: это Ты.


     Я видел Новое. Я знаю:
     Другие сгинут: морок-царь
     Своих не часто вспоминает.
     Они лишь пепел. Мы, как встарь,


     Идем былинными следами,
     И: вот судьба – а вот оброк.
     И светят крылья. И над нами
     Поет, пронзивши сердце, рог…

 30 мая 2007
 //-- * * * --// 

     И был огонь…
     Огонь уже другой.
     И тихий воск, приняв печать, истаял.
     И прорастал клубящийся Покой
     Знамением, наградой и крестами.


     Мы тихо шли.
     И ночь смотрела вслед.
     И метеор над бездною распался.
     Был дан обет и принят был обет
     Ушли четыре, но один остался.


     Твоя стена – такую не пронять.
     Но этот Голос – он из бездн достанет.
     Другого нет…
     Лишь Свет и Божья Мать,
     Лишь наша вера, истина и память.

 21.02.07



     Тихо искрится сказка
     На голых прибрежных камнях.
     Моря тревожная ласка,
     Песня твоя близка мне!


     Море встает стеною,
     Море ложится стланью…
     Море придет за мною,
     Лишь рассчитаюсь данью.


     Данники мы земные…
     Дань тяжела, но верю:
     Я расплачусь, и ныне —
     Море поглотит берег.

 17.03.2006



     Белый камень высокой стены
     Монастырь сохранит от греха
     Закружились метелями сны
     Проступил огонечек стиха


     Понадвинутый низко клобук
     Да власы серебрятся оплечь.
     По псалтыри читает судьбу
     Инок, чающий ангельских среч.


     Да взбежит в монастырской тиши
     По руинам тревоги трава.
     Станет ровной поверхность души —
     Отразится в ней лик Божества.

 02.09.2007



     Тепло ломает лед,
     Века ласкают камень,
     Стирая граней, жестких, суету.
     И зарастают рвы…


     Не тронуты веками
     Лишь звезды высоты
     И взгляды в высоту.

 январь 1982




     Какие странные ветра
     Играют струнами сознанья
     В немого меда вечера,
     В минуты ломкого молчанья,
     В часы затиший между бурь,
     Во дни глубокого ухода…


     Ветра, плеснувшие лазурь
     В сердца неангельского рода!

 24.4.93.



     Поглотит медленная Лета
     Звон колокольный, звон оков…
     Храни Господь, храни поэта,
     Храни хранителя веков!


     Не вместны в мертвенную меру
     Миры сердец, зарницы крыл —
     Перекроит любую веру
     Угрюмый Антигавриил,


     Посланник ада, чтобы славить
     Царей числа, спешащих в мир.
     Кромсают рвущиеся править
     Сердца, кроя иной кумир…


     Лишь ты, поэт, хранишь величье
     Сораспинаемых Царю.
     Ты плачешь, глядя сквозь обличья.
     Ты пьешь
     Грядущую Зарю.

 9.6.1996



     Рассказ написан
     как икона.
     В какой души иконостас
     – В ее оклад преображенный —
     Врастет, средь ликов лик, рассказ?


     Укажет путь к каким вселенным?
     Искать – какой небесный град?
     И лик окажется затменным
     Живым огнем
     каких лампад?


     С годами масло оскудеет
     И предпоследний ляжет блик,
     И вдруг – в печали – просветлеет
     Под взглядом чьим
     неясный лик?


     …Под взглядом чьим?
     Я взгляд узнаю
     В моем бесплотном сне немом.


     И ныне я


     благословляю
     Тебя, душа,
     моим письмом.

 15.5.93.
 //-- * * * --// 

     Обрываются нити времен,
     Но становятся краше преданья.
     Недосмотренный праведней сон,
     Ибо образы множит гаданье.


     Среди тысячи лиц пустоты,
     Среди тысячи звуков молчанья —
     Полумиг —
     чуть очутишься Ты
     И растаешь, оставив бренчанье


     Неслучайных, но мутных имен…
     И в колонны построятся маски.
     И состарится холст – заклеймен
     Полуправдой несбывшейся краски.

 26.6.93.
 //-- * * * --// 

     Век одиночества высокий
     Поет над жалкою землей,
     И белый, сумрачный, глубокий
     Клонится полдень надо мной.


     И в облаках бегущих —
     башен
     Читаю тонкие черты,
     И каждый шепот мой
     вчерашен —
     Безмолвьем этой высоты!


     …Обнажена, легка, бездонна,
     Бесчеловечна чистота!
     В нее роняет мне Мадонна
     Как будто крылья —
     два листа.


     Летят, и чудится, что жребий
     И веку пал…
     И с высоты:


     – Твой век – живым уже – на небе,
     Коль одиноки все, как ты.

 8.10.87.



     Ты
     не отыщешь мэтра,
     Единственный на планете.


     Ты лучше
     учись у ветра —
     Он чутче, чем даже дети.


     Ты лучше
     учись у моря
     Свободе его
     и ритму.


     Бог дышит…
     Твори, не споря,
     Дыхание, как молитву.


     Бог– плачет.
     И ты не бойся
     Слезинки
     в глазах Ответа.


     Лети.
     Но в душе покойся.
     Покойся
     стрелою света.

 7 мая 1995



     Вот и я – белоснежное пламя,
     Бело-хладное, как века.
     Что ты скажешь мне, горный камень,
     В чьих изломах
     журчит вьюга?


     Ты тяжелый, а я беспечный.
     Ты надежный, а я – ничей.


     Но союз наш священен вечный:
     Песня в камне – то звон Ключей!

 7.7.94.


   Ты бо река Божества, из Отца Сыном происходящий.
 Тропарь канона Святому Духу


     Сломится усталое весло.
     Белый свет источит стремена.
     Янтаря нарядно ли тепло?
     Серых ветров дивна ли струна?


     Бог течет мерцающей рекой.
     В-ней-под-ней и Солнце, и Луна.
     Темный свет… Играющий покой…
     Где ты, сокровенная страна?




     Весь день истерзанные тени
     Не в силах солнце превозмочь.
     Но грянет час, и на ступени —
     Ступени дня – ложится ночь.


     И нет ни пыли, ни проклятий
     Ни толп на улицах;
     один
     Играет ветер восприятий
     Средь ограненных, темных льдин


     И размывает снами
     лица
     И контерфорсы суеты.
     И замирают в небе птицы.
     И распускаются
     мечты.

 4.5.93.




     Вот он, великий всадник —
     Белой дорогой роз.
     Вот он, кипящий страдник —
     Зной да полет стрекоз…


     Белого ль было мало?
     Серп ли устанет сечь?
     Вечного – не скрывала
     Буден густая речь…


     Выехав в чисто поле
     Ты
     снизошел с седла
     К людям…


     Их нету боле! —
     Кровь
     Шестерни
     И мгла!

 31.8.92.
 //-- * * * --// 

     Огонь ли гонит города ручьи
     По напряженным нитям капилляров
     Мы выполним желания ничьи
     Под мерный гром скрежещущих кошмаров


     Мы не поднимем выколотых глаз
     Взглянуть в глаза безличья со слезами
     Кошмары бьют двенадцатый рассказ
     И раны раскрываются глазами

 31.3.93.



     Это звон колокольный ли, клекот копыт —
     По дороге домой?
     Это ветер ли вольной, узорной судьбы
     Опалило бедой?


     Ни дороги, ни зги, ни строки, ни угла —
     В новый каменный век.
     И живем позабыв, что сгорели дотла,
     И согреет лишь снег.


     Наменяли мы стен, наломали мы вех —
     Рай распродан и ад.
     Лишь по кромке воронки мерцающий смех…


     Вот уж это РАСПАД!

 25.6.2001
 //-- * * * --// 

     Отразились глаза в воде:
     – Разве это страна твоя?
     Как же рано ты поседел
     Меж тяжелых царей жнивья!..


     Сколько может гореть и ждать
     Бесполезный и острый меч?
     Если все равно умирать,
     Лечь сегодня – что завтра лечь.


     …Дунул ветер, и рябь пошла.
     И мигнули глаза в воде:
     – Нам ли ведать Его дела,
     Нам, читающим по звезде?


     Нам ли ведать… Но как забыть
     Лжесмиренство того раба?
     В землю ль белый клинок зарыть,
     Если – слышишь? – Его труба


     Созывает среди тревог
     Молодую, седую рать…
     Это просит распятый Бог
     Не уйти – до конца стоять.

 25.06.96



     Он скачет отравленным раем
     Плакучих и диких ночей,
     Но красная радость играет
     В беспечных глубинах очей!


     Нигде не умея укрыться,
     Не веруя правде хлебов,
     Гарцует Андреевский рыцарь,
     Смешной, как хмельная любовь!


     Он предан безумному бегу,
     Предавшему тысячу раз,
     А смерть запрягает в телегу
     Храпящий Двенадцатый Час,


     А степи кроваво дыханье
     На русском лице храбреца,
     Но грозное белое Знанье
     Блеснуло во стали венца,


     Но стремя над грязью дороги
     Играет… И тысяча лет,
     Как самые первые боги
     Доверчиво смотрят вослед!

 12.12.88.



     Стань просинью – в земле
     И промахом – меча
     Зарею – на челе
     И радостью – ключа


     Избегни – всех тисков
     И сладостных печей
     Избегни – языков —
     Шуршащих палачей


     Молчаньем проступи
     Сквозь мир как темный свет
     И белым
     искупи
     В Его ладонях след

 31.7.88.


   Не мир Я принес, но меч.


     Соткать иное бытие
     Из этих тончащихся нитей.
     И корабли, и лик Ее,
     И берег ранящих открытий…


     Открыть глаза, хоть зло в лицо
     Стучится как лукавый нищий.


     И разрубить
     мечем
     кольцо —
     Мечом Того, Чье Царство ищем.

 14.02.93




     Все равно это замкнутый круг.
     Что ты вычислишь в этой глуши?
     Не гони, не выкручивай рук,
     Да и сам никуда не спеши.


     Все вернется на круги своя.
     Разуверишься в тысяче вер…
     Это белая ночь бытия —
     Этот штиль в океане химер.


     То, что правда– не может уйти.
     Лишь чужое возможно отнять.
     Чтобы выход из круга найти —
     …Просто ровно, глубоко дышать.

 15 августа 1995



     Не оплачу тебя со всеми.
     Пусть чумою плывет молва
     Про лихое, гиблое время —
     Ты, Невеста, еще жива!


     Не исчислю твои обиды.
     Видно крест – тяжелее всех.
     Но молчи, орган панихиды:
     По живой панихида – грех.


     Непролазен твой лог туманный —
     Разминулись и сын с отцом.
     Но поет петушок деревянный
     Над безумным ветхим крыльцом,


     Но клонятся святые дубы
     Над местами победных битв,
     Но шевелятся мерно губы
     Незабытых, седых молитв.

 5.12.1999





     ОН, повсеместный и бесстрастный,
     Луной и Солнцем зрит в упор.
     И голос, ангельский и ясный,
     Читает смертный приговор.


     И никнет, немощное, пламя
     Исканий блага, козней зла…
     И сгинет Смерть…
     но вместе с нами.
     И в черном небе —
     ни крыла.

 26.6.92.



     Изыди вон
     из храма, оглашенный!
     Не медли здесь… Тебе – далекий путь.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное