Аркадий Степной.

Верой и правдой

(страница 1 из 25)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Аркадий Степной
|
|  Верой и правдой
 -------

   – Сулима, для чего нужна карта командиру?
   – Как для чего? – недоуменно спросил он. Потом, немножко подумав, начал, как на экзамене: – Карта нужна командиру для того, чтобы он всегда мог ориентироваться на местности, изучить и оценить условия местности для организации боя…
   – Дайте мне перочинный нож, – прервал я Сулиму. Он вынул из своей полевой сумки раскрытый нож. Я аккуратно разрезал карту и протянул ее Сулиме. – Нате, сожгите. Нам больше не понадобится ориентироваться и изучать местность восточнее Крюкова…
 Гвардии старший лейтенант
 Баурджан Момыш-улы,
 8-я гвардейская Панфиловская дивизия.
 Зима 1941 г., деревня Крюково


   Роскошная карета остановилась у самого порога конторы известных гномьих ростовщиков. Молодой и смазливый эльфийский паж грациозно открыл дверцу и протянул руку, помогая выйти высокой и худой как жердь пожилой эльфийке. Эльфийка бросила небрежный взгляд на вывеску «Гьердальд и Торк» и, гордо держа седую голову, вошла в предупредительно распахнутую пажом дверь.
   Гномьи ростовщики уважают знатность, признают право на гордость и что-то там слышали про чувство собственного достоинства. Но все эти добродетели меркнут в их глазах перед звоном золота. Золото затмевает все. Ты можешь быть последним мерзавцем, разбойником и скотиной. Но если ты богат и готов платить, то в гномьих конторах ты желанный гость. Все что захочешь, любые услуги, любые пожелания, любые сумасбродства ты сможешь получить, обратившись к гномам. И нужно для этого только одно – золото. Презренный металл в обмен на все твои желания. У баронессы Ангейро золото водилось и было желание, особое желание, за исполнением которого она сюда и пришла.
   Расторопным гномьим служащим хватило одного взгляда для полноценной оценки платежеспособности пожилой баронессы. Расплываясь в широких улыбках и расточая любезности, они проводили госпожу баронессу в роскошный кабинет своих хозяев, где ее почтительно приняли степенные гномьи ростовщики Гьердальд и Торк собственной персоной.
   Жизнь старой эльфийской баронессы прошла весьма бурно и насыщенно, наделив ее богатым и разносторонним опытом. Она многое умела и многое знала. В том числе и о гномах. Поэтому, когда с любезностями было покончено, она без долгих разговоров и вступлений молча указала веером своему пажу на вычурный массивный стол. Паж мило улыбнулся, шагнул вперед и положил на стол крепкий кожаный мешок. Все так же улыбаясь, он изящным движением развязал стягивающий горловину мешка шнурок, обнажив для гномьих взглядов его золотое содержимое.
   Гномьи ростовщики враз подобрались и напряглись, впившись глазами в кругленькие новенькие монеты.
Им хватило двух секунд, чтобы подсчитать сумму, не вынимая золота из мешка. Пятьсот золотых, пятьсот полновесных эльфийских золотых. Хорошенькая сумма, очень хорошенькая сумма. И крупная к тому же. Даже для баронессы.
   Гьердальд и Торк переглянулись, улыбнулись баронессе раз в десять искреннее, нежели до этого, и приготовились слушать, в полной готовности забросить на ближайшие часы все остальные свои дела. Баронесса умела разговаривать с гномами и умела экономить время, которого у нее оставалось не так уж и много.
   – Мой младший сын Гинтаниэль Ангейро – погиб, – сказала она степенно и высокомерно. – У меня есть и другие сыновья, но им было далеко до моего Гинтаниэля. Он был лучше всех. А теперь его больше нет. Мне все равно, кто его убил и за что. Я хочу смерти его убийцы. Это существо, кем бы оно ни было и к какой бы расе ни принадлежало, должно умереть. Награда – пятьсот золотых. Я стара. Моя жизнь может закончиться в любой день. Поэтому я и пришла к вам. Я хочу, чтобы ваша контора приняла заказ на устранение убийцы моего младшего сына. Я хочу, чтобы вы всё оформили по высшему уровню, дабы моя месть настигла его даже из могилы. Я знаю, что у вас существуют такие возможности, потому что у вашей конторы есть амулет наемников. Так называемый «бронзовый браслет».
   – Наши услуги не бесплатны, госпожа баронесса, – вкрадчиво заметил ростовщик Гьердальд, когда баронесса замолчала.
   – И весьма недешевы, – подхватил ростовщик Торк. – Очень уж высоки накладные расходы. Предстоит ведь еще определить убийцу, собрать о нем сведения и донести информацию о заказе до наемников. К тому же и амулет нам достался не бесплатно. Далеко не бесплатно…
   – Довольно, – высокомерно прервала их баронесса и краешком глаза посмотрела на пажа.
   Паж снова шагнул к столу и положил на него второй мешок с золотом. Этот мешок был раз в десять меньше, но понравился банкирам даже больше первого, ибо предназначался уже им.
   – Торговаться не буду, – ледяным голосом предупредила гномов эльфийская баронесса. – Амулет здесь?
   – Да, госпожа баронесса, – церемонно ответил повеселевший Гьердальд.
   – Прежде чем вы начнете готовить его к ритуалу, принесите его сюда, я хочу на него посмотреть, – потребовала баронесса.
   Гьердальд взглянул на молодого гнома-подмастерья, молча стоявшего у двери, вникая в сложную ростовщическую науку, и многозначительно кивнул. Подмастерье вышел и вернулся через некоторое время с круглым серебряным подносом. Почтительно поклонившись баронессе, он бережно поставил его перед ней на стол.
   В центре подноса сиротливо лежал потертый браслет с безвкусными завитушками. Баронесса нахмурилась и прикоснулась к браслету веером. Некоторое время ничего не происходило, но потом веер сменил цвет на красный, затем на синий, после чего последовал зеленый. Баронесса едва заметно улыбнулась и убрала веер, который тут же снова побелел. А гномы облегченно перевели дыхание, хваля в душе самих себя за предусмотрительность и осторожность, удержавшие их от хитрости и обмана.
   – Амулет унести и приготовить его к ритуалу, а золото пересчитать и спрятать, – приказал Гьердальд подмастерьям. И, повернувшись к баронессе, улыбнулся самой медоточивой из своих улыбок: – Подготовка к ритуалу не займет больше получаса, госпожа баронесса. Вы умеете обращаться с амулетом? Отлично, я так и подумал. А будут ли у вас особые пожелания?
   – Да, – ответила баронесса, и в глазах ее появилась жестокость. – Наемник должен будет передать убийце моего сына привет от моей семьи. Кроме того, я хочу, чтобы его убили ударом в сердце. А после этого… выкололи ему глаза.
   – Вы заказываете, наемники исполняют, а мы служим гарантом, – церемонно отозвался Гьердальд и понимающе улыбнулся.


   Горячее солнце в зените, пышущие жаром камни, марево над горизонтом. Летняя жара в разгаре. Жизнь замирает, улицы городов пустеют, затихают поля, и дремотная нега окутывает землю, улетучиваясь лишь с наступлением вечера и приходом прохлады. Так было почти всегда, но только не в эти дни.
   Граф Лондейл в задумчивости отмерил несколько шагов по северной крепостной стене и, поочередно взглянув на возвышающиеся с обеих сторон башни, сказал:
   – Кладка хорошая, но расстояние между башнями слишком большое. Надо поставить здесь еще одну башню.
   Угрюмый, весь покрытый пылью графский инженер Сурбан прищурился, оценил расстояние до башен и, мотнув головой, буркнул:
   – На мой взгляд, нормальное расстояние, ваше сиятельство. Слепых зон нет, специально проверяли. С башен вся куртина [1 - Участок стены между двумя башнями.] под обстрелом.
   Старый граф усмехнулся и обвел взглядом свою небольшую свиту:
   – Кто еще так думает?
   Капитан Вастеро посмотрел сначала на восточную башню, затем на западную и уверенно поддержал графского инженера:
   – Сурбан прав, ваше сиятельство. Вся стена простреливается, и не только с верхних площадок, но и с бойниц второго яруса.
   Граф поморщился и посмотрел на низкорослого, крепко сбитого гоблина с вечно недовольным лицом.
   – Ну а что думает наш главный оружейник?
   – А что тут думать-то? Стена-то простреливается, ваше сиятельство, да вот только с такого расстояния хорошую кольчугу даже гоблинский арбалет не всяко пробьет. А у эльфийских лучников кольчуга – непременный предмет экипировки. Уж мне ли не знать! Ну а если посередине стены гномы пойдут на приступ, то совсем плохо будет, их доспех с такого расстояния ни один арбалет не пробьет.
   Сурбан посмотрел на гоблина и недоверчиво хмыкнул, а Вастеро, покраснев, прикусил губу – мог бы и сам сообразить, не первый день в строю.
   – Надеюсь, теперь всем ясно, зачем нам нужна еще одна башня? – спросил граф. – Ну вот и отлично. Сурбан, башню нужно возвести дней за восемь.
   – Не получится никак, ваше сиятельство! – воскликнул графский инженер, враз растеряв все свое угрюмое спокойствие. Увидев гневно нахмуренные графские брови, Сурбан поспешно пояснил: – За восемь дней никак не успеть. Не хватит ни людей, ни камня, ваше сиятельство. У нас на северной стене и так две новые башни строятся, и еще прорва людей восточную стену укрепляют. Так что меньше чем за месяц, ваше сиятельство, ну никак не успеть.
   – Людей дам, – отрезал граф, – камень тоже будет. А вот времени у нас с тобой нет. Так что через восемь дней башня должна стоять.
   Сурбан снял с себя пояс, повесил его на шею и, опустившись перед графом на колени, промолвил:
   – Лучше рубите голову сразу, ваше сиятельство. За восемь дней не успею. У меня и те башни по срокам горят. Людей-то ваше сиятельство мне дали и еще дадите, верю. Но мне не чернорабочие нужны, хотя и они тоже, а каменщики. Из тех, что есть, каждый за троих работает, если еще и на эту башню перетянуть, то жди беды. Дадите каменщиков, ваше сиятельство, тогда башню поставлю за восемнадцать дней, не дадите – лучше рубите тогда голову сразу, не затягивая.
   Помрачневший граф схватил инженера за ворот и резким рывком поставил на ноги:
   – Встань! Отрубить голову я тебе всегда успею. А тебе ею еще предварительно поработать надо. Развел мне тут балаган. Ты что думаешь, старик совсем из ума выжил? Сам знаю, что башни месяцами строят. Да вот только не я сроки устанавливаю, а враг. И нечего мне тут дурака валять! – Граф Лондейл обвел жестким взглядом своих командиров, оружейников, инженеров и землекопов. – Умрите, костьми лягте, кровавым потом изойдите, но город нужно укрепить в самые сжатые сроки. Иначе не будет нам прощения от потомков, да и потомков у нас не будет. Всем ясно? Вот и ладно. Сурбан!
   – Да, ваше сиятельство, – отозвался словно уменьшившийся в росте главный инженер.
   – Даю тебе двенадцать дней. Дам чернорабочих сколько надо, камень дам, глину, песок и все, что необходимо, каменщиков дам сколько смогу найти, а дальше уже твои заботы. Не знаю как, но через двенадцать дней поставь мне здесь башню, крепкую и высокую. И чтоб выступала вперед из стены не меньше чем на метр. Сделаешь?
   Инженер задумался, кусая губы и загибая пальцы, словно что-то в уме просчитывая:
   – Ну, если будут каменщики… – Сурбан наткнулся на твердый, требовательный графский взгляд и, упрямо сжав зубы, ответил: – Сделаю.
   Лицо графа разгладилось, он положил ладонь на плечо инженера и уже мягче произнес:
   – Сделаешь, надо, сам знаешь.
   Решив вопрос со стеной, граф зашагал к восточной башне, на ходу продолжая расспрашивать и отдавать распоряжения:
   – Вастеро, что там у нас с вооружением?
   – Плохо, ваше сиятельство. Не хватает копий для ополчения, боевых топоров достаточно, а вот мечей и кинжалов мало. С арбалетами порядок, но болтов мало – всего по двадцать болтов на арбалет. Очень мало кольчуг, шлемы только кожаные, стальных даже для сержантов не хватит, со щитами нормально, но запаса нету. С железными наплечниками и нагрудниками еще хуже, чем со шлемами. Даже у наших мечников целых два пула в одних кольчугах щеголяют, об остальных и вовсе умолчу.
   – Да, негусто. Ну, что скажешь, главный оружейник?..
   Граф скрылся в башне, за ним со стены ушли и остальные. Остались лишь инженер Сурбан и его молодой помощник. Сурбан проводил графа взглядом, еще раз прикинул расстояние между башнями и, взъерошив длинные волосы рукой, прикрикнул на своего помощника:
   – Ну что стоишь, рот раззявив? Позови сюда Ксантоса и Брута, пусть захватят с собой измерительные инструменты. Слышал, что граф сказал, – буркнул он уже в спину убегающему пареньку, – здесь должна быть башня через двенадцать дней.

   Дементос аккуратно прикрыл за собой дверь и тихо подошел к столу. Граф спал, опустив голову прямо на схемы и карты. Целитель осторожно опустил на стол поднос и наполнил принесенным настоем серебряную чашку. Кувшин задел край чашки, и от легкого звона граф проснулся и открыл глаза. Устало потянувшись и протерев опухшие от сна веки, граф спросил:
   – Долго я спал?
   – Гораздо меньше, чем вам необходимо, ваше сиятельство, – немного укоризненно ответил Дементос. – До заката еще целых два часа.
   – Ничего себе, сколько времени потеряно, – огорчился граф Лондейл. – Почему не разбудили?
   – Я не велел, – невозмутимо сообщил целитель. Бросив в чашку щепотку красного порошка, Дементос тщательно размешал настой серебряной ложечкой. – Вам необходимо было отдохнуть, ваше сиятельство, и я попросил стражу никого не пускать.
   – Зря. Дел много, а времени в обрез.
   Целитель лишь пожал плечами и протянул графу чашку:
   – Выпейте, ваше сиятельство. Это придаст вам сил.
   Граф принял чашку, сделал глоток и скривился:
   – Какая гадость. Что здесь намешано?
   – Лучше вам не знать, ваше сиятельство, – улыбнулся Дементос.
   Граф понюхал целительское варево и, решив, что ему действительно лучше не знать, залпом выпил. Двери раскрылись, пропустив слуг, принесших кувшин с водой и серебряный таз для умывания. Граф умылся, вытерся узорчатым полотенцем и небрежно провел расческой по редким седым волосам. Из приемной донесся гул голосов – скопившиеся в ожидании люди расспрашивали вышедших из кабинета слуг.
   Граф оправил помятый от сна костюм и качнул головой в сторону приемной:
   – Много народу?
   – Много, – подтвердил Дементос, – но внимания заслуживает только старшина гоблинской оружейной гильдии. Остальные обыкновенные просители, я проверил, бытовые дела, ничего серьезного.
   – Просителей гони в шею… или нет, отправь их к графине, пусть разберется. А оружейника ко мне.
   Степенный гоблин поклонился графу, небрежно поздоровался с целителем и сел на предложенный стул.
   – Ну что скажешь? – спросил у него граф.
   – Две баллисты уже готовы, – гордо задрав голову, сообщил зеленокожий оружейник. – Куда ставить прикажете, ваше сиятельство?
   – Это хорошая новость, Бруно. – Граф, блеснув глазами, удовлетворенно потер руки. – Поставим на северную стену, поговоришь с Вастеро, он знает, какой участок нуждается в укреплении. Сколько зарядов к каждой баллисте?
   Гоблин, немного смутившись, выдавил:
   – Десять.
   – Десять? – Брови графа удивленно взлетели. – Десять зарядов даже на тренировку расчетов не хватит. Нужно сорок зарядов для боя и минимум двадцать для пристрелки и обучения.
   – Мы работаем над этим, ваше сиятельство, – угрюмо отозвался старшина гоблинской оружейной гильдии.
   – Я знаю, что вы над этим работаете, – нахмурился граф. – Но мне нужны конкретные сроки и цифры, а не громкие слова. Когда укомплектуешь баллисты зарядами?
   Гоблин задумчиво потер бровь и уверенно ответил:
   – Через десять дней.
   – Через десять дней ты мне еще одну баллисту сделаешь, – усмехнулся граф. – А зарядами укомплектуешь уже через три дня.
   – Ваше сиятельство, – вскочил гоблин, – я халтуру не гоню, заряды будут самое позднее через пять дней, если сможем, поставим раньше. Но сделать за десять дней еще одну баллисту мы не в силах. Не в силах мы ее сделать и за двадцать дней, и даже за тридцать, если уж на то пошло.
   – Почему? – не предвещавшим ничего хорошего голосом поинтересовался граф.
   – Материалов нет, ваше сиятельство, – развел гоблин короткими мозолистыми ладонями. – С деревом хоть и постоянно впритык, но все же нормально, кожи достаточно, а вот с железом проблемы, ну и самое главное, это сухожилия для тетивы. Таких, что требуются для баллисты, у нас уже нет.
   – Ладно, – отозвался граф, – про железо знаю, решаем, сам знаешь, больной вопрос. А про сухожилия давай подробней: сколько стоят и где можно достать.
   – В Бартленде есть, – деловито ответил гоблин. – Не самые лучшие, но вполне добротные, ваше сиятельство, к тому же у них большой запас.
   – Бартленд, – задумчиво повторил граф. – Если послать гонца, то три дня туда, три дня обратно. Итого шесть дней, не так уж и долго, к тому же за это время можно будет уже начать работу над баллистой. Хорошо, добро. Почем, говоришь, они там стоят?
   – Ну учитывая оптовую скидку, – гоблин принялся усиленно чесать бровь, – думаю, десять золотых будет вполне реальной ценой.
   – Ничего себе! – восхитился граф. – Десять золотых за связку сухожилий. Торгуют ими небось бартлендские гоблины?
   – Нет, ваше сиятельство, – обиженно поднял ладони главный оружейник, – люди торгуют. Ну или почти люди.
   – Ага, – ухмыльнулся граф, – люди таскают, люди грузят, стоят за прилавком, а деньги в карман кладут гоблины. Так, что ли?
   – Ваше сиятельство… – обиженно скривился гоблин.
   – Ладно, ладно, – примирительно заметил граф, – какая, в конце концов, разница, кто торгует. Нужны сухожилия – будут сухожилия. – Граф придвинул к себе чистый лист бумаги и окунул перо в чернильницу. – Говори, сколько тебе нужно сухожилий?
   Гоблин почесал бровь, что-то прикинул в уме и ответил:
   – Минимум на двадцать восемь комплектов, ваше сиятельство.
   – Звучит неплохо, – пробормотал граф, начиная писать поручение своему казначею. – Двадцать восемь баллист это просто здорово. И за какой срок ты их собираешься сделать, любезный мой Бруно?
   – За наиболее кратчайший, – ответил разом вспотевший от внезапно подступившего напряжения гоблин. – Но только их будет не двадцать восемь, а всего восемь.
   – Не понял. – Перо в графской руке замерло. – Почему только восемь?
   – Э-э-э, как бы это вам объяснить, ваше сиятельство, – замялся гоблин, побледнев до светло-зеленого цвета. – Но ведь на каждую баллисту необходимо рассчитывать как минимум три тетивы.
   – Это еще почему? – сухо спросил граф.
   – Потому что одна тетива годится максимум на тридцать выстрелов.
   – Три на восемь – двадцать четыре, почему же тогда двадцать восемь?
   – У двух готовых баллист нет запасной тетивы, – ответил гоблин.
   Граф пристально посмотрел в глаза своему главному оружейнику и, отбросив перо, в сердцах стукнул кулаком по столу.
   – Твою в черта душу мать! Тридцать золотых только на тетиву для одной баллисты! Это просто прорва какая-то, золото исчезает бесследно, как в ладони гнома. Твою мать! – Граф еще раз стукнул кулаком по столу, затем резко поднялся. Подойдя к резному шкафчику из ценных пород дерева, достал из него запыленную бутылку с вином. Наполнив высокий бокал, залпом выпил, снова наполнил, снова выпил. В третий раз наполнил два бокала, один из них дал гоблину: – На, выпей. Пей, пей, нечего миндальничать! – прикрикнул граф, видя, что гоблин лишь пригубил.
   Оружейник Бруно сделал несколько глотков и поставил бокал на стол, допив лишь до половины.
   – Больше нельзя, ваше сиятельство, – сказал он твердо. – Руки дрожать будут, а мне сегодня еще работать.
   – Да, ты прав, у тебя много работы, – устало отозвался граф. – У меня ее тоже много, но дрожь в руках моей работе не помеха, а нервишки успокоить необходимо, так что я допью.
   Граф выпил бокал до дна, поставил его на поднос и, присев на краешек стола, пристально посмотрел на гоблина:
   – Сможешь договориться с бартлендскими, чтобы отпустили сухожилия в кредит? Хоть под самый высокий процент.
   – Нет, ваше сиятельство, – печально мотнул головой гоблин. – Мы на краю гибели, никто не даст нам в долг ни под какой процент. В деловом мире нас уже списали со всех счетов.
   – И что, Бруно, как думаешь, мы себя тоже уже списали со всех живых счетов? – с горечью прищурился граф.
   – Нет, ваше сиятельство, – твердо ответил гоблин, посмотрев графу в глаза. – Пока вы с нами, мы себя еще не списали.
   Граф усмехнулся и с благодарностью потрепал коренастого оружейника по плечу. Но минута слабости уже прошла, резко выпрямившись, граф снова сел за стол и решительно взял в руки перо.
   – Вот поручительство к моему казначею. Получишь по нему золото и отправишь немедля в Бартленд одного из своих парнишек посмышленей. Свяжешься с Вастеро, пусть выделит для него необходимое количество охраны. И вот еще что, пусть твой человек закупит не двадцать восемь, а сорок восемь комплектов нужных тебе сухожилий. Наберется такое количество в Бартленде?
   – Наберется, ваше сиятельство… – неуверенно протянул гоблин. – Но почему сорок восемь?
   – Потому что каждая баллиста должна быть готова выстрелить сто пятьдесят раз, иначе мы себя и сами можем списывать со всех счетов. Пять тетив на баллисту, и точка!
   – Не каждая баллиста выдержит сто пятьдесят выстрелов, – осторожно заметил гоблин.
   – Твои – выдержат! Просто обязаны выдержать, – веско сказал граф и передал гоблину денежное поручительство. – А теперь давай вернемся к нашим баранам. Что там у нас с кольчугами? Я не могу, просто не имею права поставить своих людей на стену без должной защиты против закованных в железо эльфов и гномов.
   – Работаем, ваше сиятельство, – подобрался гоблин, – но сами знаете, рабочие руки и железо – вечная проблема.
   – Ты мне эти старые песни не повторяй. Знаем твои нужды. Ты давай по делу, нужны кольчуги, шлемы цельнометаллические, нагрудники и наплечники для мечников, копья, мечи для пехоты. Ладно, черт с ними, мечи не прошу, можешь дать вместо них хорошие кинжалы, но с остальным не тяни… и про баллисты не забывай.
   – Ваше сиятельство, все это у меня здесь, – гоблин похлопал ладонью по тщательно выбритой голове, – отпечаталось намертво. В любое мгновение могу отчеканить, сколько сделано и сколько еще осталось. Но нужны мастера и материалы, из которых в первую очередь железо. Наши рудники не справляются, слишком жидкие, нужно покупать. Ближе всего железо будет привезти из Бартленда, гоблинского железа там мало, в основном местное, а оно на порядок хуже, но выхода-то нет?
   – Да знаю про бартлендское железо, – отмахнулся граф. – Вот только можешь про него забыть, своим придется обходиться.
   – Что так? – недоуменно поднял брови гоблин.
   – Хоть и плохое там железо, а дорогое, – ответил граф и пояснил: – Гномы все скупили, сейчас дерут по сто золотых за пуд.
   – Гномы? – Гоблин нехорошо прищурился. – А разве их не того?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное