Аркадий Степной.

Путь безнадежного

(страница 6 из 26)

скачать книгу бесплатно

   – Да, это было бы лучше. Рустам, ты, конечно, прости, но ты уже один раз с ним сцепился, и посмотри, где оказался? – поддержал Гарта Дайлин.
   – Ничего себе! – удивился Рустам. – Я рассказал вам о другом мире, а вы привязались к этому магу.
   – Подумаешь, другой мир, мы все сюда пришли из других миров, если верить священникам. Только много веков назад, в отличие от тебя. Так что ничего странного тут нет. А вот насчет мага не горячись, с ним тебе лучше больше не связываться, – еще раз повторил Гарт.
   Рустам поглядел на Дайлина, но и того не очень впечатлил его волшебный переход из другого мира.
   – Тебе один раз повезло, зачем искушать судьбу дважды?
   – Дайлин, это ты называешь – повезло? – Рустам развел руками по сторонам.
   – Еще как повезло, – поддержал Дайлина Гарт. – Вспомни пословицу, ты вполне мог остаться в своем мире, только в теле лягушки или вороны.
   – Да ладно, ребята. – Рустам махнул рукой. – Мне кажется, что вы все преувеличиваете. Я могу допустить возможность существования других миров, тем более я в одном из них. И наверняка эти миры имеют точки соприкосновения, по которым можно перемещаться между ними. Надо только знать, где они находятся. Но магия? Я не верю в магию, я верю в науку. Кто-нибудь из вас хоть видел эту магию?
   Дайлин только хмыкнул в ответ, а Гарт тяжело вздохнул и сказал:
   – Помнишь, ты спрашивал про метки? Хочешь посмотреть? – Не дожидаясь его ответа, Гарт встал и подошел к сидящему Дайлину. – Сиди спокойно, братец, ты же знаешь, это не больно.
   Гарт, подняв руку, стал водить раскрытой ладонью над его головой. При этом он быстрой скороговоркой нараспев прочитал незнакомые Рустаму слова, напомнившие ему утренние песнопения старика целителя. Гарт пропел последнее слово и убрал ладонь.
   Некоторое время ничего не происходило, а затем у Рустама глаза от удивления полезли из орбит. Над головой Дайлина сгустился искристый розовый туман, из туманного сгустка выплыли три туманные рыбки и, переливаясь искрами, растаяли в воздухе, остатки тумана образовали фигурку маленькой овцы. Овца подлетела на две ладони вверх, топнула копытом и тоже растаяла.
   – Лондейлский безнадежный, любому патрулю будет ясно, кто попался им в руки, – мрачно произнес Гарт.
   – Ну ничего себе! – Рустам с трудом оправился от удивления. – Гарт, ты что, тоже маг?
   – Если бы. – Гарт грустно усмехнулся. – Чтобы выявить солдатскую метку, способностями обладать не надо. Метку специально ставят так, чтобы любой сержант мог определить, что за солдат перед ним: из какой части и не беглец ли. Достаточно только прошептать нужные слова, и все становится понятно.
   – Гарт, а откуда ты знаешь нужные слова? – спросил в свою очередь Дайлин.
   – Меня этому научили.
В свое время я был сержантом, и не здесь, а в более достойном месте. Эх, было же время, – с ностальгией в глазах, печально вздохнул Гарт.
   – А как ты оказался здесь? – поинтересовался у него Рустам.
   – Да уж не от большого ума, это точно, – еще больше помрачнел Гарт. – Хорошо, слушайте мою нехитрую историю. Родился я в Глинглоке, в семье…
   Прерывая его слова, послышались крики капралов, сообщающих о том, что овцам пора прекратить жрать и нужно начинать работать.
   – Ладно, после, – махнул рукой Гарт, поднимаясь на ноги. – А теперь подытожим: про то, что Рустам из другого мира, лучше молчать. Рустам, если будут расспрашивать, можешь отвечать, что ты из страны Хо. Говорят, есть такая страна далеко на востоке. Никто толком про нее ничего не знает, так что можешь врать про нее что заблагорассудится. Согласны? – Друзья, переглянувшись, пожали плечами. – Ну вот и договорились.
   Рустам поднялся на ноги, отряхнул травинки со своей одежды и посмотрел на Дайлина. Чувствовалось, что тасканием бревен мальчишке еще заниматься рано. Рустам тоскливо повел ноющими плечами и решительно произнес:
   – Гарт, как думаешь, вдвоем управимся?
   Дайлин встрепенулся, а Гарт одобрительно посмотрел на Рустама, словно еще раз убедившись, что он в нем не ошибся.
   – Управимся, главное в темп войти, а дальше как по маслу.
   – Войдем, – преувеличенно бодро пообещал Рустам и затянул распущенный на время обеда пояс. – А ты давай отлежись, – сказал он обиженно смотревшему на них Дайлину. – Нам труп в казарме не нужен.
   – Я не буду сидеть, пока вы с Гартом будете надрываться. Мы же теперь вместе, значит, и работать должны все, – настойчиво ответил на его слова Дайлин и даже встал на ноги. Встать ему удалось, но видно было, что даже стоять на ногах ему будет трудно. Коленки тряслись и подкашивались, Дайлин упрямо закусил губу, Гарт с Рустамом переглянулись.
   – А кто сказал, что ты будешь балду гонять? Будешь работать вместе с нами. Еще как будешь.
   Услышав слова Гарта, Рустам удивленно на него посмотрел, Дайлин явно приободрился.
   – Только давай разделим обязанности. Ведь даже в бою каждый занимается своим делом. Кто-то стреляет из лука, кто-то прикрывает фланг, а кому-то надо идти в атаку, – продолжил Гарт, раздеваясь при этом по пояс. – Вот и мы должны разделить обязанности. Мы с Рустамом будем таскать бревна, а ты займешься починкой нашей одежды.
   Лицо Дайлина обиженно вытянулось, а Рустам заулыбался и, тоже начав раздеваться, поддержал Гарта:
   – Правильно. Представь, если ты сейчас будешь с нами таскать бревна, то тогда вечером вместо сна нам придется чинить свою одежду, а если мы сейчас разделимся, тогда вечером сможем спокойно отдохнуть.
   Дайлину эта идея не пришлась по вкусу, но он вынужден был согласиться. И за то время, пока Гарт с Рустамом таскали бревна, он не только заштопал всю одежду, но даже умудрился ее чисто выстирать и высушить.
   Так тяжело, как в тот день, Рустам в своей жизни еще никогда не работал. И это еще притом что дюжий Гарт нес тяжелый комель, а Рустам – вершину. Он с трудом переставлял отяжелевшие ноги, оба плеча превратились в сплошные сгустки глухой боли. Опуская очередное бревно на землю, он думал, что больше не выдержит. Но Гарт разворачивался за следующим бревном, и Рустам, с ненавистью глядя на его широкую спину, шел за ним. Большинство безнадежных уже давно бросили работу и, лежа на спине, делали вид, что никак не могут перевести дух. Те же, кого капралам удалось поднять с земли своими крепкими дубинками, тащили одно бревно уже не втроем, а вшестером. И после каждого захода падали на землю, делая большие перерывы. И лишь Гарт с Рустамом продолжали таскать бревна как заведенные, пусть и не так быстро, как до обеда, зато безостановочно. Несколько раз мимо проезжал на своей лошади хозяин лесопилки, и Рустам замечал брошенные на них с Гартом одобрительные взгляды.
   Рустам плохо помнил, как закончился этот тяжелый день. Вначале он еще считал бревна и поглядывал на солнце, определяя время до вечера. Но бревна не иссякали, а солнце опускалось издевательски медленно. Рустам уже давно прекратил считать бревна и следить за солнцем, лишь тупо продолжая передвигать ноги, когда раздались долгожданные крики капралов, объявивших о конце рабочего дня. Он опустился на землю прямо там, где они с Гартом только что свалили последнее бревно. С завистью посмотрел вслед Гарту, который мало того что еще мог уверенно стоять на ногах, так еще и умылся в ручье по пояс, а потом и вовсе куда-то ушел. Сам Рустам смог найти в себе силы только для того, чтобы выпить чашку воды, принесенную Дайлином. Дайлин помог ему вымыть лицо и руки и протер ноющие плечи мокрой тряпкой. Боль немного улеглась, но усталость по-прежнему давила на него свинцовым грузом.
   Возвращались в город уже не строем, а просто беспорядочной толпой. Рустам брел по дороге, поддерживаемый с двух сторон товарищами, уже не интересуясь окрестностями и не смотря по сторонам. Он переставлял гудящие ноги, сначала взбивая пыль на дороге, а затем стуча деревянными подошвами по булыжникам мостовой. И думал о том, что, если и была у него какая-либо вина перед чертовым Ронином, он только за один сегодняшний день отработал ее сполна.
   Вернувшись в казарму, Рустам упал на циновку и забылся тяжелым сном. Их тяжелый труд не прошел даром, довольный бригадир дал кухарке указание выдать Гарту еще гречки и колбасы. А сердобольная кухарка добавила к этому от себя большую лепешку из белой муки и четыре яйца. Но даже этот царский ужин не смог соблазнить Рустама, он только выпил еще одну чашку воды и снова провалился в тяжелый сон.

   Наутро он проснулся до прихода капралов. Казарма еще спала, но Гарт с Дайлином уже бодрсвовали и вполголоса что-то обсуждали. Рустам кивнул им и вышел на улицу умыться. Тело ломило после вчерашних нагрузок, ноги были как чужие и заплетались. Но холодная вода освежила и принесла заметное облегчение. Рустам с удовольствием облачился в заштопанную и чистую одежду. Гарт дал ему чашку, наполненную гречневой кашей с колбасой, кусок белой лепешки и вареное яйцо. Рустам посмотрел на Дайлина, но тот даже не повернулся в сторону еды.
   – Это для тебя, – усмехнулся Гарт, от которого не ускользнул его взгляд. – Ешь быстрей, незачем будить в ворах зависть.
   – Послушай, я все хотел спросить, – промычал Рустам с набитым ртом. – Сколько тебе лет?
   – Тридцать четыре, – буркнул Гарт в ответ. – Ты вначале доешь, а то подавишься ненароком.
   Рустам последовал его совету и воздал должное обильному завтраку, больше не отвлекаясь на разговоры. После завтрака настроение его заметно улучшилось, и к приходу капралов он уже был сыт, одет и готов к новому дню. Занимая свое место в строю, он даже перекинулся шуткой с Дайлином. Солнце еще не взошло, но уже подсветило снизу редкие пушистые облака на бездонной синеве неба, на улице царила утренняя прохлада. Даже щербатое лицо сержанта не испортило ему настроения. «Возможно, сегодня нас и не пошлют на лесопилку», – оптимистически подумал Рустам. Сержант осмотрел выстроившихся в две шеренги солдат, третий десяток вчера так и не вернулся в казарму. Сегодня он не стал упражняться в сквернословии, а просто буркнул:
   – Оба десятка на лесопилку на две недели. Капрал Кнут, ко мне.
   Оптимизм испарился без следа, утро Рустама больше не радовало. Зато в груди появился тугой комок, слова «две недели на лесопилке» прозвучали в его ушах вынесенным приговором. Тем временем сержант, что-то зло напоследок сказав Кнуту, ушел. Кнут, побагровевший от его слов, развернулся к десятку:
   – Гарт и Кишка, за мной, остальные на завтрак.
   Рустам недоуменно посмотрел на Гарта, но тот, похоже, сам не знал, зачем они понадобились капралу. А тот тем временем, что-то бурча себе под нос, повел их к сержантской казарме. Вопреки ожиданиям Рустама они не вошли в казарму, а обошли ее стороной. Позади казармы стоял небольшой сарайчик, двери которого охранял незнакомый Рустаму солдат, одетый в такую же, как у них, форму. Только форма у него была новой, а сам солдат на редкость сытым и мордастым. Он был вооружен копьем, и на поясе у него висел такой же длинный нож, как у сержантов. Мордастый не стал у них ничего спрашивать или преграждать им путь, просто посмотрел с презрением как на них, так и на капрала. Кнут недовольно засопел, но ничего часовому не сказал. Он открыл дверь сарая и рявкнул на Гарта с Рустамом:
   – Отнесите эту падаль в лазарет! И потом быстро в казарму, опоздаете к построению на работу – пеняйте на себя.
   Затем еще раз покосился на мордастого часового и ушел. Рустам с Гартом зашли внутрь сарая. Там к цепи, свисавшей с потолка, был прикован человек. Одежда, покрывавшая его, превратилась в лохмотья. Все его тело было покрыто жуткими синяками и ссадинами. Волосы на голове слиплись от крови, а одна из рук была вывернута под неестественным углом. Вначале Рустам подумал, что перед ним мертвец, но потом услышал хриплое дыхание и еле слышный стон. Солнечные лучи через открытую дверь осветили лицо несчастного, и Рустам с ужасом узнал в нем Пелета, ушедшего вчера вместе с сержантом.


   Тяжелые серые волны с грохотом разбивались о серые камни. Пронзительный, холодный ветер гнал по небу низкие серые тучи. Принцу, смотревшему в окно небольшого бревенчатого домика, стоявшего у самого моря, казалось, что весь мир сегодня раскрашен серыми красками. Серый тон присутствовал во всем: в волнах, в тучах, в камнях и даже в мыслях молодого принца. За его спиной у письменного стола стоял Седрик Тревор, барон Годфри, его бывший учитель и наставник. Именно барон Годфри посвятил в свое время принца в рыцари, подарив ему его первый рыцарский меч. И в любое другое время глинглокского принца очень обрадовал бы приезд наставника.
   В любое другое время, но не теперь. Барон привез с собой дурные вести. Он поведал принцу об изменениях, произошедших в королевстве со времени его изгнания. Новости были нерадостными: страна была в глубоком экономическом кризисе. Министры короля вводили все новые и новые налоги, крестьяне разорялись и покидали свои дома. Иноземные купцы предпочитали в последнее время объезжать Глинглок стороной, их отпугивали втрое выросшие пошлины и разбойники, расплодившиеся в последнее время на территории королевства. Несмотря на новые налоги и выросшие пошлины, казна королевства была совершенно опустошена и разграблена, широкий поток былых поступлений иссяк, превратившись в жидкий ручеек. Безвольный и слабый король, тем не менее уверовавший в свою божественную исключительность, почти каждый день устраивал пышные приемы и праздники, проводил бесконечные турниры. Золото расточительно уходило на подарки фаворитам и роскошные костюмы для королевских слуг, которые по приказу короля щедро украшались золотом и драгоценными камнями. Да, двор блистал, поражая иноземных дипломатов и гостей короля, но какой ценой давался этот внешний блеск, могли поведать сухие цифры финансовых отчетов, привезенных бароном прямиком из столицы и лежавших сейчас у принца на столе. При этом государственные дела были отданы полностью в ведение советников и министров, сплошь бездарностей и лизоблюдов. Король нуждам королевства предпочитал развлечения и беспечное времяпрепровождение.
   Принц Георг бросил еще один взгляд на серые волны за окном и повернулся к своему бывшему учителю:
   – Договаривайте, барон. Я прекрасно вас знаю и вижу, что вы еще не все мне рассказали. Ну же, я жду, – требовательно сказал принц. – Что еще натворил мой царственный братец?
   – Вы правы, ваше высочество. Я еще не все вам рассказал. Но не знаю, следует ли мне говорить вам об этом, – замялся неожиданно суровый рыцарь.
   Принц с удивлением посмотрел на него:
   – Интересно, что же это может быть такое, что вы боитесь мне об этом говорить? Что бы это ни было, раз уж вы взяли на себя труд приехать ко мне, то говорите, – приказал он барону.
   – Хорошо, если вы настаиваете, ваше высочество, я расскажу. Ваш брат, ваше высочество, боюсь, не сможет подарить стране наследника, он совершенно перестал интересоваться женщинами. Вместо них в его постели постоянным гостем стал юный Гарет Спенсер.
   – Вы хотите сказать, что король стал мужеложцем? – ошеломленно спросил принц.
   – Именно так, ваше высочество, – облегченно выдохнул барон.
   – Это только слухи или?.. – Принц строго нахмурился.
   – Никак нет, ваше высочество. К сожалению, мне самому пришлось быть свидетелем одной весьма недвусмысленной ситуации. Есть и другие очевидцы, заслуживающие доверия. Впрочем, его величество и не скрывает своих новых предпочтений.
   – Вот как, – задумчиво произнес принц. – А что с королевой?
   – Королева в опале, ваше высочество. Она по-прежнему занимает свои покои во дворце, но больше не сопровождает его величество в поездках и не сидит рядом с ним на троне. Под тем или иным предлогом у нее изъяты почти все ее драгоценности, часть продана, часть украшает одежды братьев Спенсер. – Могучий барон не поднимал глаз, ему явно претило выступать в роли сплетника и рассказывать о неприглядных сторонах жизни своего короля.
   – Какой удар для королевы, какой позор для короля, – тихо прошептал погрустневший принц. – Это все? – спросил он у барона.
   – Нет, ваше высочество. Есть кое-что еще.
   – Еще новости? – Принц удивленно поднял брови. – Надеюсь, хоть что-то хорошее вы сможете мне сегодня поведать?
   – Даже не знаю, как вам сказать, новость, скорее всего, хорошая, хотя это еще с какой стороны на нее посмотреть, – еще больше смутился барон.
   «Да что же это такое с ним сегодня происходит?» – подумал принц. Он никогда раньше не видел своего сурового наставника в таком смущении.
   – Вы меня пугаете, – сказал принц вслух. – Давайте же говорите, а я уж решу, хорошая это новость или плохая.
   – Ваше высочество, – начал барон торжественным голосом и, подняв голову, посмотрел принцу в глаза, – говорить красиво я не умею, поэтому скажу прямо. Я говорю сейчас не только от своего имени, но и от лица самых знатных людей королевства. В этом конверте, ваше высочество, – барон достал из потайного кармана коричневый конверт, запечатанный сургучом, и положил его на стол, – лежат бумаги с подписями и печатями, подтверждающими мое право говорить и от их имени тоже. Мы имеем честь предложить вам корону Глинглока – со всеми правами и обязательствами, вытекающими из владения таковою. И просим вас занять трон, принадлежавший вашему отцу.
   Барон опустился на колено и преклонил голову. Принц задумчиво взял со стола конверт и вскрыл его. В конверте лежали свернутые вдвое листы. Он развернул один из них и прочитал следующее:

   «Принцу Георгу, наследнику глинглокской короны. Ваше высочество, барон Годфри действует от моего имени и выражает мою волю. Да здравствует король.
 Граф Честер».

   Бумага была скреплена личной печатью графа. Принц просмотрел все листы, текст везде был одинаковым, разнились лишь подписи и печати. Всего в конверте было больше двадцати подобных грамот от графов и баронов Глинглокского королевства.
   – Встаньте, Седрик. – Принц был поражен, но тем не менее голос его прозвучал спокойно.
   Могучий барон поднялся на ноги, лицо его было взволнованно, глаза смотрели прямо на принца в ожидании ответа. Принц молча перебирал бумаги и смотрел на подписи и печати. Семь графов и пятнадцать баронов – немного. Зато за каждой подписью стоял человек незаурядный, чье влияние и могущество определялось не столько знатностью рода, сколько личными достоинствами. И тем не менее двадцать три знатных сеньора, если считать вместе с бароном Годфри, – это слишком мало на фоне трехсот крупных феодальных уделов Глинглока.
   – Ваше высочество, здесь всего двадцать два письма от наиболее преданных вам людей. Но если вы дадите свое согласие, их поддержат более двухсот баронов королевства, – правильно истолковал барон молчание своего бывшего ученика.
   – Я слишком давно знаю вас, чтобы сомневаться в ваших словах. Но скажите, разве мой брат умер? – Принц Георг резко развернулся и посмотрел прямо в глаза барона.
   – Нет, ваше высочество, король жив. – Барон Годфри опустил глаза под его требовательным взглядом.
   – Это значит, что вы хотите предложить мне начать гражданскую войну? Ввергнуть Глинглок в жестокую междоусобицу? – Слова принца звучали четко и жестко. – Не лучше ли тогда будет оставить все как есть? Лучше терпеть плохого короля, нежели залить кровью родную землю.
   – Ваше высочество, вы сын Карла Третьего и законный наследник престола. Учитывая проявившиеся наклонности короля, он вряд ли будет способен самостоятельно произвести на свет наследника. И после его смерти вы все равно непременно станете королем. Таков нерушимый закон престолонаследия. – Барон поднял голову и, встретив взгляд принца, твердо закончил: – А если это неизбежно, зачем подвергать королевство тяжелым испытаниям? Не лучше ли поторопить события?
   – Вы предлагаете… – тихо сказал принц.
   – Да, ваше высочество. Одно ваше слово – и Карл Четвертый больше не будет позорить трон своих предков, – глухо произнес барон. – Я уполномочен передать, что верные вам люди готовы все организовать и выполнить сами, вашему высочеству достаточно только отдать приказ, и через месяц вы станете королем.
   – Убийство, – все тем же тихим голосом произнес принц. Его не пугало это слово. У королей и принцев своя мораль. На фоне интересов государства человеческая жизнь не самая большая ценность. Но сейчас принц вкладывал в это слово особый смысл. Не отводя взгляда от глаз барона, он ледяным голосом спросил: – Вы предлагаете мне отдать вам приказ – пролить королевскую кровь?
   – Гнилую кровь, ваше высочество, – рискнул пояснить барон.
   – Вы называете кровь короля Карла Третьего гнилой? Или это кровь Карла Второго, короля-воина, стала гнилой в ваших глазах, барон? – Георг не повышал голос, но под его взглядом могучий барон съежился и словно стал меньше ростом. – Вы забываете, что эта же кровь течет и в моих жилах. Может, следом дворяне решат, что и моя кровь прогнила, и захотят пролить и ее?
   Принц, несмотря на свой высокий рост, был значительно ниже барона. Тот возвышался над ним крепостной башней, однако сейчас казалось, что это принц смотрит на барона сверху вниз.
   – Мой принц, – только и смог выдавить из себя барон.
   – Да, Седрик, я твой принц. Но разве не был я твоим учеником? Разве не ты учил меня чести, верности и рыцарскому достоинству? А сейчас мой учитель и наставник предлагает мне пролить кровь родного брата, короля, которому мы оба клялись в верности. Это выше моего понимания, Седрик. Я мог ожидать подобного от кого угодно в наши тяжелые времена, но только не от тебя. Разве не ты сам учил меня тому, что нет у нас ничего, кроме чести, и что лучше потерять жизнь, нежели лишиться чести? – Услышав такие слова, покрасневший барон шумно выдохнул и снова опустился на одно колено, низко склонив при этом голову. Принц подошел к столу и взял бумаги, привезенные бароном. – Честер, Бланше, Калу, Лансье – эти имена овеяны славой. Эти имена – сама верность и неразрывно связаны со славой Глинглока и глинглокских королей. А сейчас эти люди, знакомством с которыми я раньше гордился, готовы втоптать в грязь свои славные знамена. Нарушить свои клятвы верности и пролить кровь своего сюзерена – королевскую кровь. И с просьбой благословить их на это бесчестье они прислали ко мне человека, которого я считал воплощением дворянской чести. Человека, посвятившего меня в рыцари и являвшегося в моих глазах образцом глинглокского воина и дворянина. Как же ты мог, Седрик Тревор, барон Годфри, опуститься до такого бесчестия?
   Принц снова повернулся к преклонившему колено барону и требовательно посмотрел на него. Словно почувствовав его взгляд, барон поднял голову. Лицо его было красным от переполнявшего его стыда, но глаза смотрели твердо. Твердо прозвучал и голос:


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное