Арина Ларина.

Справочник по мужеводству

(страница 3 из 21)

скачать книгу бесплатно

Глава 4

– Люд, оторвись, у меня суперидея! – в кабинет влетел менеджер по рекламе Леопольд Бубельчук.

– Лелик, у меня от твоих идей кошмары по ночам, – не отводя взгляда от экрана, процедила Людмила.

– Это от зависти, – убежденно заявил Бубельчук и шлепнул на стол пачку жеваных бумажек. – У меня такой креатив – пальчики оближешь!

– Послушай, я занята.

– Чем? Пасьянс раскладываешь?

Умная мысль, не успевшая воплотиться в тексте, безвозвратно утекла в бесконечность Вселенной. Писать книгу на работе было решительно невозможно. Раньше Люда никогда не замечала, сколько драгоценного рабочего времени сжирает бесполезное общение с сослуживцами. Они приходили со всякими крупными и мелкими проблемами, сплетнями, анекдотами и жалобами.

Пятый год она трудилась на благо фармацевтической компании и доросла от простого диспетчера до офис-менеджера. Должность называлась красиво, но по сути ничего собой не представляла. Людмила стала девочкой для всего, то подменяя кого-то из секретарей, то занимаясь всякими хозяйственными вопросами, то служа буфером между полусумасшедшим рекламщиком и директором. Рекламщика шефу порекомендовали как гения вселенского масштаба, а он поверил. Люда подозревала, что Леопольда просто пытались сбагрить. Она даже периодически ловила себя на мысли, что тоже с удовольствием дала бы Бубельчуку рекомендацию, лишь бы не обсуждать с ним больше рекламные акции и жуть, именуемую Леопольдом «креатифф». Лелик был чрезвычайно горд собой, постоянно напоминал окружающим, что он гений, и даже нашлепал себе визиток, где в качестве должности было указано «креативный директор».

– Борис Степанович сказал показать все тебе, – Леопольд уселся костлявым задом на стол и изогнулся, заглянув в монитор. – Буковки.

Судя по тону, он был разочарован.

– А ты что, надеялся, что я по порносайтам лазаю? – хмыкнула Люда. – Сказано же – работаю.

– Но мне Жук сказал к тебе подойти, – обиделся Бубельчук.

Борис Степанович Жук был не просто директором, он был хозяином, причем с весьма тяжелым характером. Если Леопольда отшить, то он опять побежит надоедать шефу, который и так терпит его из последних сил. Конечно, если Лелика уволят, в офисе будет меньше треска, но под горячую руку могут попасть и другие, в том числе офис-менеджер.

Если смотреть правде в глаза, то офис-менеджер – должность временная. Ну, сколько еще ее продержат в девочках? Год? Два? Пять? А что дальше? Надо искать свою нишу. Современная жизнь несется бешеным темпом, как электричка без тормозов, норовя размазать по шпалам судьбы каждого, кто недостаточно быстро бежит. Сзади подпирали молодые да ранние, впереди плотной стеной стояли менеджеры высшего звена, готовые просидеть на своей должности до Людмилиной пенсии. У них были образование и опыт, у нее только пять лет преданной работы на фирму. Никаких особых перспектив у Людмилы не было, так как ни экономического, ни медицинского образования у нее не имелось. Следовало признать, что она немного ошиблась, бросившись штурмовать не ту карьерную лестницу.

Перепрыгнуть на соседнюю не позволяли объективные факторы.

Самым главным достоинством современной женщины является независимость. В первую очередь – материальная. Все остальные виды независимости являются на самом деле подвидами и проистекают из уверенности в завтрашнем дне, основанном на стабильной работе и зарплате. С некоторых пор Люда перестала считать свою работу стабильной, так как вдруг поняла, что перейден некий возрастной рубеж. У нее было такое чувство, что шла-шла по утоптанной дороге, замечталась, а оглядевшись, поняла, что вокруг лишь мшистые кочки да болотная топь и дорога превратилась в еле различимую тропку. Надо было выбираться.

Тридцатый день рождения Людмила не отмечала, впав в депрессию и временно решив, что жизнь кончена. Через несколько месяцев, встретив симпатичного хоккеиста Диму, она оттаяла, потом хоккеист с горизонта соскользнул, помахав на прощание клюшкой, а позитивный настрой остался. Людмила начала искать выход.

Кто ищет, тот всегда найдет. Если у офис-менеджера возраст играл какую-то роль, то у писателя – нет. В конце концов, одно другому не мешает: если появятся шансы остаться в фирме, то это повод для радости, а вот если в какой-то момент попросят очистить кресло, то должен быть запасной аэродром. Люде казалось, что теперь этот аэродром найден.

– Ладно, – она нехотя свернула документ. Написание книги внезапно оказалось увлекательнейшим занятием, но про обязанности забывать не стоило. – Давай, гений, что у нас на этот раз?

– Мы будем заниматься розницей, ты в курсе?

– Да сто лет уже все в курсе. Ты что, названия для аптечной сети принес?

– Принес, – с некоторым вызовом ответил гений. Судя по тону, шеф его креатив не оценил, поэтому и послал к Люде, чтобы она вправила Бубельчуку мозг и попыталась выжать из его гениальных мыслей хоть что-нибудь полезное.

– Ну, где? Давай в темпе, у меня дел куча, – Люда потянула его бумажки к себе, но Леопольд с воплем дернул их обратно.

– Дуракам полработы не показывают! – взвизгнул он.

– Сейчас как дам в лоб. Степлером, – устало вздохнула Людмила.

– Я в хорошем смысле.

– Разумеется. Я сразу догадалась. Интересно, ты в постели тоже по часу к делу готовишься?

– Тебе правда интересно? – насторожился Леопольд. – В принципе…

– Или ты мне даешь названия, или выметайся, – перебила его Людмила.

– Да просто у меня почерк неразборчивый, – заюлил Бубельчук. – Ты не поняла бы. У всех неординарных личностей проблемы с почерком, ты в курсе?

Люда злобно всхрапнула и начала подниматься.

– Я так, продекламирую, – испугался креативщик. – А ты обкатай в мозгу и скажи, что лучше.

– Обкатаю, – угрожающе пообещала Людмила.

– «Айболитленд»! Представь: логотип с Айболитом, зверюшки, пальма, стилизованная под крест. Вот, – Леопольд осторожно подтолкнул к ней лист, на котором были нарисованы тонконогие уродцы, символизирующие зверей, пальма с тремя листьями, пересеченная толстой чертой наподобие надгробного креста, и носатый дистрофик с бородой.

– Волшебно, – пробормотала Люда.

– Ну, это, конечно, должны еще дизайнеры обработать, я рисовать-то не умею.

– Да я уж догадалась.

– А в целом как?

– Ты шефу показывал? – вопросом на вопрос ответила Люда.

– Ага. Он чаем подавился. Это я некстати зашел, – сокрушенно покачал головой Бубельчук. Люда, как завороженная, смотрела на крохотную сережку, болтавшуюся в его оттопыренном ухе. «Интересно, шеф подавился от смеха или от ужаса?»

– Лелик, давай дальше. Айболит не пойдет. У нас не ветеринарная аптека.

– Зато какое поле для креатива.

– Лелик!

– Ладно, ладно. Еще вариант – «Фармляндия».

– Дальше.

– Но…

– Я сказала – дальше!

– «Оздоровитель!»

– Вытрезвитель, – пробормотала Люда. – Слушай, может, ты с коммерческим обсудишь?

– Он меня уже послал. Знаешь куда? – вспыхнул Леопольд.

– Не надо. Я тоже умею читать слова на заборе, так что лексикой владею. – Людмила тоскливо прикинула, сколько еще идей может оказаться в пачке, которую теребил Бубельчук. Получалось много.

– Нет, не туда. Он меня тоже к тебе послал.

– Зато я теперь знаю, как называется место, где я сижу, – констатировала Людмила. – Лелик, давай в темпе.

– «Неотложка».

– Нет!

– «Зеленый крест!»

– Ужас!

– «Веселый Лекарь!»

– Уйди, а? По-хорошему.

– «Веселая Аптекарша!» – не сдавался Леопольд.

– Бубельчук, если ты к завтрашнему дню не принесешь нормальный список более-менее подходящих названий, я привлеку рекламную фирму, а стоимость заказа вычту из твоей зарплаты!

– «Счастливая таблетка!»

– Вон отсюда!

– Консерваторы, – попятился Леопольд. – Никакого полета фантазии.

– Дверь. С той. Стороны!

Настроение было безвозвратно растоптано аптечным «креативом». Машинально перечитав последний абзац рукописи, Людмила поняла, что в струю ей не попасть. Муза, захлопав крыльями, как вспугнутая ворона, улетела вслед за Леопольдом. Надо было реанимировать творческий потенциал чашечкой кофе. Вздохнув, Люда пошла в приемную.

– Люська, ты где пропадаешь? – Секретарь Оксана расцвела навстречу счастливой улыбкой. Улыбка ей чрезвычайно шла, поэтому девушка улыбалась всем и всегда. Ксюша вообще была украшением приемной, что особенно важно при таком шефе, как Жук. Все назначенные встречи начинались с немыслимым опозданием, поэтому секретарь призвана была разнообразить томительное ожидание гостей. Делала она это мастерски, иногда продолжая общение и после работы. Наличие мужа вовсе не мешало ей заводить многочисленные романы, получая от них моральное и материальное удовлетворение. Людмила уважала умение использовать мужчин, поэтому не осуждала чрезмерную ветреность натуры, а иногда даже прикрывала коллегу в пикантных ситуациях.

– Я работаю, – пояснила Люда, заправив кофеварку.

– Да ладно, – махнула ладошкой Оксана и потянулась. У нее все получалось грациозно и невероятно сексуально. Она просто излучала призыв, позыв и готовность немедленно отреагировать на правильный посыл.

Заглянувший в приемную пожилой охранник потерял дар речи, завороженно уставившись на секретаршу.

– Вы почту принесли, – подсказала Ксюша, удовлетворенно фыркнув.

– Да. Того. Принес, – засмущался дядька и, неловко бросив конверты на стол, торопливо удалился.

– До чего ж все мужики примитивные, – вздохнула Оксана. – Жизнь перестает быть интересной. Никакой тайны, никакой изюминки, никакого сюрприза. У всех красная кнопка на одном и том же месте. И рефлексы предсказуемые, и последствия прогнозируемые. Тьфу!

– И не говори, кума, – рассмеялась Людмила. – Скучно жить.

– Скучно? – наморщила лобик секретарша. – Ты сейчас в простое или есть кто-нибудь?

– В простое, – призналась Люда. Кстати, надо было срочно разнообразить круг общения, так как книгу лучше писать не только на основании накопленного материала, но и под влиянием свежих ощущений. А то вдруг есть что-то еще, чего она не знает. Как в анекдоте: все не перепробуешь, но надкусить следует как можно больше.

– Меня в сауну пригласили. С подружкой. Пойдешь? С таким мужчиной познакомлю – ого-го!

– В сауну? – изумилась Люда. – А не слишком откровенно для первого свидания?

– Да ладно, – хихикнула Ксюша. – С каких это пор ты такая правильная стала?

– Я не то чтоб уж шибко правильная, но хочется не просто помыться, а чтобы романтика, красиво и как-то обставиться.

– Во-первых, помыться тебе не дадут, – Ксюша даже пальцем у виска покрутила, демонстрируя крайнее возмущение подходом к сути мероприятия. – А, во-вторых, хочешь красиво, договорись за два часа до сауны, он тебя в музей сводит, стихи почитает, а потом поедете делом заниматься. И тебе красиво, и для здоровья полезно. Ты ж в простое, а после тридцати это вредно.

– Чем вредно-то? – вздохнула Люда. – Потенция обвалится?

– Морщины будут, – серьезно сообщила Ксюша.

– В каком месте? – изумилась Людмила, едва не расплескав кофе. – Даже пугаюсь предположить!

– На лбу! – расхохоталась секретарша. – От трагических размышлений: где найти и как предложить себя так, чтобы получилось, что не ты предлагаешь, а он просит. У меня тут подружка по Интернету познакомилась, так они оба из себя культурных строят, второй месяц переписываются. Все боятся, что слишком рано для очного знакомства. Она уже на мыло изошла, все ждет, пока он свидание назначит, а этот гусь все стихи ей шлет и про природу и погоду рассказывает. Самое смешное, что мужик местный, так что природа и погода у них одинаковая. Я ей сказала, напиши по-честному, что уже дозрела и скоро портиться начнешь, а эта интеллигентка все слова подбирает. Не хочу, говорит, навязываться. Да мужик небось спит и видит, как уже от стихов к делу перейти!

– Гениально! – прошептала Люда и одним глотком осушила чашку. – Интернет! Это ж Клондайк! Там мужиков, как комаров на болоте!

– Зачем тебе болото, когда я предлагаю реального проверенного мужика, который даже на твоих глазах предварительно помоется. Все проверено, с рекомендациями…

– … лучших собаководов, – завершила мысль Людмила. – Не, Ксюх, я к бане не готова.

– Как знаешь. Было бы предложено.

Глава 5

Вернувшись в кабинет, Людмила первым делом отыскала в сети сайт знакомств и углубилась в изучение кандидатур.

– Так вот где вы все! – восторженно ахнула она, разглядывая иконостас с фотографиями. Молодые и потрепанные, скромные служащие и крупные бизнесмены, высокие и низкие, упитанные и субтильные, все они кучно перечислялись в табличке, предоставляя одинокой девушке неограниченные возможности. Их можно было отсортировать по цвету глаз, наличию или отсутствию волос, по возрасту и даже планам относительно женского пола. Переписка, брак, флирт, интим, дружба… Им можно было подмигнуть, послать цветы, даже послушать их голос!

– Обалдеть, – восхитилась Люда, но радость была преждевременной. Чтобы использовать все достижения технического прогресса, следовало сначала зарегистрироваться.

– Была не была, – отважно решила новоявленная писательница. – Перебьем всех зайцев сразу. Тут и материал для книги, и, глядишь, принц какой-нибудь, мечта на черном «Мерседесе» при галстуке, портфельчике, чувстве юмора и суперменской внешности.

Процесс регистрации оказался на редкость муторным и трудоемким. Обилие вопросов в анкете наводило на воспоминания о нелепых психологических тестах, которыми Люда сама очень любила занимать претендентов на очередную вакансию в фирме.

Для особо тупых на сайте имелись даже варианты ответов. Примерно к середине анкеты Людмила утомилась от перечисления своих запредельных достоинств и решила, что принцу вполне достаточно уже написанного, а подручному писательскому материалу и подавно незачем знать, пьет ли она и возбуждают ли ее носки.

Вырезав в фотошопе свой нетленный образ из прошлогодней новогодней фотографии, Люда благополучно закончила процесс регистрации и приготовилась к наплыву кавалеров. Наплыв, безусловно, должен был иметь место, так как на фото мадемуазель Михайлова была в шляпе снегурочки и с макияжем а-ля «Я с улицы Тверской». Кроме того, она понаставила в анкете столько галок, что охвачены были все мыслимые и немыслимые предпочтения мужчин.

Пока Люда боролась с техническим прогрессом, ей пришло аж четыре сообщения от девушек.

– Однако, – хмыкнула она, безжалостно внеся адресаток в черный список.

Книга ждала. Она манила ровным бисерным текстом, послушно выплывшим на экран монитора, и значимостью результата труда для всего прогрессивного человечества.

Но процесс вновь был нарушен объективными факторами. На этот раз позвонила Даша. Она рыдала в трубку и невнятно ругалась.

– Медовый месяц не заладился? – почти утвердительно спросила Людмила.

– Только не говори, что ты предупреждала! – взвизгнула Дарья. – У меня мало того что не месяц, а всего три дня! Сама знаешь, шеф не дал! Так этот… Этот…

Тут Даша снова зарыдала.

– Я не могу сочувствовать, пока не пойму, в чем дело, – остановила ее истерику добрая подруга. Судя по амплитуде всхлипов, Дарья вошла во вкус и уже начала упиваться собственной трагедией, постепенно забывая причину несчастья.

– Он идет на футбол! – Даша трубно высморкалась и снова зарыдала.

– А поконкретней можно? В чем трагизм?

– Ты что? Не понимаешь? Вместо медового месяца у нас всего три дня. В первый день была свадьба, во второй мы допивали и доедали все, что осталось, а на третий я хотела что-нибудь романтическое, чтобы запомнилось на всю жизнь! А он хочет ехать на тренировку с какими-то мужиками. И не понимает, что я хочу этот день провести с ним!

– Так сходи с ним на футбол, – при всей своей нелюбви к Володе, она никак не могла начать подруге сочувствовать, считая, что причина конфликта высосана из пальца. – Ни у кого такого не было, а у тебя будет. Поймаешь пару мячей на воротах, попрыгаешь на свежем воздухе, позагораешь на виду у всех, он хоть поревнует немного, а то просто гоголем ходит. Как будто это он тебя осчастливил, а не ты его. Кстати, а чего это Вовка вдруг в футболисты подался? Ты же говорила, что он менеджером работает.

– Это хобби, – мрачно сообщила Даша.

– И раньше это хобби было?

– Было.

– И тебя устраивало?

– Так уж лучше в футбол играть, чем в карты или водку пить, – резонно заметила Дарья.

– Вот. Это не я сказала, – обрадовалась Людмила. – А теперь представь, что он на третий день после свадьбы пошел бы пить пиво или вообще – по бабам. Представила? А теперь снова представь, что муж всего лишь собрался для поддержки спортивной формы попинать мяч. Полегчало?

– Нет. А чего это ты за него заступаешься? – насторожилась Даша.

– Дашка, семейная жизнь – это яма, в которую мужика загоняют, как мамонта. Если занять неправильную позицию, то он тебя просто задавит. Уцепись за хобот и держись сверху, иначе долго не протянешь.

– За что уцепиться? – растерялась Даша.

– Да не важно. Что подвернется, за то и цепляйся. Ищи во всем позитив, если хочешь, чтобы он остался твоей добычей, а не наоборот. Хочет футбол – либо не бухти, либо поезжай вместе с ним. Будет ощущение общности интересов.

– Но я не хочу!

– Надо уметь уступать. А в следующий раз он скажет, что не хочет с тобой в магазин или к твоей маме на чай. И что? Будет прав! С какой стати ему тащиться в отдел женского белья, если он его не носит?

– И что? Я могу съездить одна, подумаешь!

– Вот и муж твой может съездить на футбол один, раз ты не играешь. Улавливаешь?

– Нет, я лучше с ним поеду, – вздохнула Дарья. – Вдруг там девицы будут. Мало ли.

– Ты сейчас сэкономила на семейном психологе. Я потом твоему Вовке счет выставлю за сохранение семейной ячейки и нервных клеток, – подвела итог Людмила. – У тебя все?

– Нет. Он хочет ребенка, – Даша снова начала всхлипывать.

– Вот горе-то, – изумилась Люда. – А что, это новость для тебя? По-моему, вполне логическое развитие событий.

– Мне двадцать четыре года! – отчеканила Дарья. – Я еще не жила по-человечески, а он уже собрался посадить меня дома, запереть в четырех стенах, сделать няньку для своих наследников и прислугу для себя!

– О-па.

– Вот тебе и «о-па»! Я еще не нагулялась!

– Обязательно скажи это Вовочке. Он будет приятно удивлен. А то решил, понимаешь, что дело в шляпе, раз кольцо надел. Ха-ха три раза. Сначала рога, потом уже дети. Чтобы все по справедливости.

– Каждый понимает в меру своей испорченности, – прошипела Даша. – Я имела в виду, что хочу мир посмотреть…

– …себя показать…

– Да! Себя показать! По клубам походить! Для себя пожить!

– А то ты до сих пор жила не для себя, – хмыкнула Люда. – Ладно, попробуй с ним договориться. Мужчине нужно требования формулировать четко, и то не факт, что будешь понята правильно. Скажи, например, что тоже очень хочешь ребенка, но года через четыре.

– А он уперся и хочет сейчас!

– Так я ж предупреждала, – не удержалась Людмила. – Не надо было за такого ишака упрямого замуж выходить! Что я тебя теперь – уговаривать должна?

– А кто меня еще уговорит? – безнадежно вздохнула Даша. – Кроме тебя, и пожаловаться некому.

– Ты завтра на работу приходишь?

– Если мячом не пришибут, то да, – обреченно хмыкнула подруга.

– Ага, то есть на футбол ты все же едешь! – торжествовала Людмила. – Не, ну точно – я не ту профессию выбрала. Надо было в психоаналитики идти, сейчас бы деньги лопатой гребла. А то пользуетесь задарма моим недюжинным талантом!

– Я б к тебе за деньги ни в жисть не пришла. Так что ничего ты не потеряла, – порадовала ее Дарья.

– И тебе всего хорошего, – развеселилась Люда. – Гляди, чтобы футболисты тебя не затоптали.

Следом за Дарьей позвонил Рыжиков.

– Милка, что такое «подводка»?

– Подводная лодка?!

– Смешно было бы ожидать от тебя чего-то другого, – ошарашенно пробормотал Женя.

– А ты что, кроссворд разгадываешь?

– Нет. Мне надо. Какие еще варианты?

– Ну, не знаю. Труба какая-нибудь, которая что-нибудь подводит.

– Михайлова, это что-то женское! Куда тебя уносит?

– А-а-а, так это для глаз, – не посрамила гордого звания женщины Людмила. – А тебе зачем, Рыжиков? Тебе не пойдет, даже не старайся.

– Ой-ой-ой, бездна остроумия, – презрительно парировал Евгений. – Я уже давно перестал пытаться произвести на тебя впечатление. Тем более за счет своих красивых глаз.

– А что ты тогда собрался делать с подводкой?

– Использовать по назначению! – рявкнул Женя.

– То есть все-таки краситься? Тогда тушь не забудь! У тебя глазки маленькие и блеклые. Я бы порекомендовала еще зеленые линзы. Будешь неотразим, как мартовский кот.

– Хорошего тебе, Михайлова, дня. А главное – терпения твоим коллегам. Такая стерва под боком – это тяжелое испытание для коллектива.

Рыжиков бросил трубку, а Люда лишь пожала плечами.

Великим писателям не до глупостей. Их ждут великие дела и нетерпеливые читатели, еще не облагодетельствованные сокровищницей знаний в виде новой книги. Приосанившись, Людмила Георгиевна Михайлова вернулась к работе над шедевром.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное