Арина Ларина.

Сердце с перцем

(страница 3 из 21)

скачать книгу бесплатно

Как в такой толпе найти попутчика из Интернета, Лера не представляла.

Было до слез обидно, но оставалась крохотная надежда: он улетел другим рейсом и найдет ее в гостинице, благо название отеля Мачо предусмотрительно дал, а Лерочка послушно купила тур туда же. Или он летит этим же рейсом, и они смогут опознать друг друга в процессе поселения. Надежда умирает последней.


Любой пассажир мог оказаться тем самым, которого Лера так ждала. Более того, Мачо вполне мог занять соседнее кресло. Когда Лерочка поднималась на борт, сердце от волнения билось в горле, словно проглоченная живность, из последних сил отстаивающая свою свободу. Вероятно, так волновались девицы на выданье в стародавние времена.

«Глупо! – разозлилась Лера. – Не этот, так другой, вон полный самолет мужиков. Да еще на пляже сколько их будет! А мне и нужен-то всего один. И то не факт, что нужен. Может, мне вполне хватит моря и рыбок».

Врать самой себе сложно, поскольку от себя мало что скроешь – все как на ладони. Лерочке требовалось совершить некий сумасбродный поступок, чтобы доказать…

Что именно доказать и кому, она так и не смогла сформулировать, но потребность имела место быть. Ей приспичило после правильной и размеренной жизни с Игорем пережить приключение, рискнуть и не эмпирическим, а опытным путем выяснить, что именно ей нужно в жизни и от жизни. С работой все ясно: главбух она незаменимый, талантливый и перспективный, а вот с личным счастьем все оказалось не так просто. Будучи поставленной перед необходимостью осмыслить свои действия в этом направлении, Валерия Харитонова с удивлением поняла, что мыслительная деятельность застопорилась на самом основном: что есть это мифическое счастье и нужно ли оно вообще. Судя по рассказам Крышкиной, попробовать стоило. Хотя бы для того, чтобы потом презрительно морщиться и снисходительно махать ручкой: плавали, знаем.


Если в жизни начинается полоса невезения, то она, как правило, равномерным слоем покрывает все события, словно ржавая вода из прохудившейся батареи. Попутчик из Интернета чудился Лере в каждом половозрелом мужчине. Она утомилась ждать, надеяться и улыбаться. Конечно, можно было убедить себя, что нет ничего страшного в том, что они не встретились. Может, оно и к лучшему. Но лететь в незнакомую страну одной было как-то некомфортно. Немыслимое дело, но из как минимум сотни мужчин, летевших тем же рейсом, ни один не оказался ее соседом. Настроение стремительно портилось. Логика упрямо подсказывала, что шанс найти временного бойфренда для пляжного приключения уже на месте так же ничтожен. Лерочка хорохорилась из последних сил, прекрасно понимая: сама она вряд ли отважится знакомиться первой и свободных кавалеров расхватают более ушлые соплеменницы. Проявлять инициативу, как советовала Ольга, она не сможет. Если виртуально и почти анонимно Лера еще нашла в себе силы навязаться в попутчицы, то предлагать себя кому-то, глядя в глаза, она не сможет, поскольку попытку завязать знакомство на пляже любой представитель сильного пола поймет однозначно и правильно.

Так унизиться Валерия Харитонова не была готова.

Придется довольствоваться тем, на что расщедрится невзлюбившая Лерочку фортуна.


Место у окна досталось раскрасневшейся даме лет сорока пяти. Соседка была примечательна ярко-красным маникюром с хохломской росписью и початой бутылью мартини, цепко зажатой в пухлых ладошках.

– Отдыхать? – хищно гоготнула она и многозначительно подмигнула густо накрашенным глазом. – Я тоже. Мой-то дома остался, на хозяйстве. Давление, понимаешь, ему нельзя в жару. Жаль, не в том месте у него давит, а то бы и я никуда не поехала!

Тетка возбужденно захихикала и проводила томным взглядом пару накачанных юношей, пробиравшихся между креслами:

– Ух, какие! Выпить хочешь?

– Нет, спасибо.

– За что ж спасибо, если пить не будешь? – снова захихикала соседка. – Меня Яна зовут.

Судя по дикции, прикладываться к мартини Яна начала давно. Собственно, не она одна. Народ воодушевленно накачивался спиртным в аэропортовском кафе, пугая Леру размахом веселья. Люди то ли боялись предстоящего полета и топили опасения в алкоголе, то ли просто пользовались случаем гульнуть на полную катушку. Почему-то многие считали отпуск индульгенцией, а звание туриста – обязывающим к соответствующему поведению. Некоторые на борт поднимались с трудом. Стюардессы вздыхали и понимающе переглядывались.

– Хороший рейс, – поделилась наблюдением Яна. – Детей мало, мужиков много. Я каждый год летаю. Главное – меру знать, а то у меня в прошлый раз неудачно получилось.

Лера не решилась уточнять, что именно у соседки было в прошлый раз.

– Ну, надо же! – хорошенькая блондинка из очереди бросила на сиденье рюкзачок и жизнерадостно улыбнулась. – А я думала, полечу с каким-нибудь красавчиком.

– Мы тоже надеялись разбавить коллектив не вами, – подмигнула ей Яна. – Выпьем?

– А как же. – Блондинка покрутила головой, поулыбалась, затем красиво потянулась, поправила грудь и кокетливо нагнулась над соседним рядом кресел: – Вы мне не поможете сумку положить?

Как черт из табакерки над спинками кресел появился белесый здоровяк с массивной цепью на шее и счастливой улыбкой трехмесячного щенка:

– Давайте свою сумочку, красавица! А вы куда едете?

– Мы в Китай, за калькуляторами, – фыркнула Яна. – А вы? Пить будешь… те?

– Он не пьет, – над спинками появилась стервозная физиономия бабищи лет пятидесяти в обрамлении кудрей цвета бешеного баклажана.

– И нечего к чужим мужикам приставать. Своих заведите! – рядом появилась еще одна голова: миловидная брюнетка с тонкими губами и недобрым взглядом. В целом выступление походило на представление в кукольном театре.

– Девушки, девушки, отдыхать едем, зачем ругаться, – примирительно протянула Яна и добавила уже привычное: – Пить будете?

Пить дамы отказались. Здоровяк запихнул сумку блондиночки на полку и обласкал ее долгим тоскливым взглядом. Та в ответ мурлыкнула «спасибо» и медленно махнула ресницами, облизнув губы. Мужчина рухнул обратно в семью, а Лерочка во все глаза уставилась на соседку.

– Юля, – радостно отреагировала та на пристальный взгляд и хитро покосилась в сторону переднего ряда кресел, заговорщицки шепнув: – Как думаете, чем она волосы красит?

– Чернилами или синькой, – прошипела Яна и широким жестом протянула Юле бутылку. – Меня Яна зовут.

– Очень приятно. Я потом, когда стаканчики дадут. – Юля достала из кармана крохотное зеркальце и с удовлетворением проинспектировала лицо. – Не умею из горлышка, вечно обливаюсь, – добавила она, уловив смену настроения щедрой попутчицы.

– А-а-а-а. А то уж я решила, что брезгуешь, – успокоилась та и завозилась, устраиваясь поудобнее.

– О, какие девушки с нами летят, – донеслось сзади. – Вот это сюрприз. Нас двое, вас двое – просто судьба!

В проходе стоял тощий шатен с лицом супермена, давно и успешно сидящего на жесткой диете, – мощный череп, квадратный подбородок с ямочкой и впалые щеки Дракулы. Он игриво поглядывал то на Леру, то на Юлю.

– Нас трое, – тут же влезла Яна.

В глазах супермена метнулся испуг. Судя по замешательству, он решил, что девушки летят с мамой.

– Пить будешь? – развеяла его подозрения Яна.

– Коля, пить будешь?

– Неправильно спрашиваешь. Это констатация факта, а не вопрос, Макс, – отозвался невидимый Коля.

Юля тут же с любопытством заглянула в щель между креслами. Судя по оттопырившейся губке, Коля ей не понравился. Девушка покосилась на Леру и едва заметно поморщилась, после чего ободряюще подмигнула.

– Яна, будем знакомы. – Соседка тут же встала и полезла через девушек. Застряла она уже на Лере, немедленно обвалившись и с жизнерадостным хохотом придавив попутчиц.

– Яночка, вы мне крайне симпатичны. – Коля протянул здоровенную лапу и бережно подхватил бутылку.

– Интересно, кто будет в нашем дружном коллективе шестым? – продолжил диалог Макс, помогая Яне встать и попутно инспектируя ее прелести. Лере стало противно. Со стороны все выглядело дешево и грубо.

«И ведь, наверное, уважаемые на работе и в семьях люди, – подумала она. – А ведут себя, как разнополые хомяки в одной банке. Тьфу! Неужели я этого хотела?»

Нет, безусловно, она хотела не этого. Леру не столько интересовала физиология предстоящего приключения, сколько эффектность. Чтобы было что вспомнить. И не с содроганием, а с удовлетворением, удовольствием и сентиментальной грустью. Но именно вспомнить. Никакие стабильные и долгосрочные отношения Лерочку более не интересовали. Как не интересовали они и большинство одиноких туристов мужского пола. Жаль, но при полном консенсусе намерений найти пару оказалось задачей непосильной.

– По-моему, нам не хватает мужчины для ровного счета, – вклинилась в диалог Юля.

«Потрясающе, – подытожила Лерочка. – Они тут все озабоченные и совершенно этого не скрывают. Просто какой-то подростковый инфантилизм и полнейшее падение нравов».

Но все же ей было не по себе. Как любой умный человек, Лера понимала, что если все окружающие кажутся ненормальными, то впору усомниться в собственной адекватности и соответствии предлагаемым обстоятельствам. Как смольнинская институтка неуместна на панк-вечеринке, так и металлист в заклепках чужд духу дворянского собрания.

Надо было пытаться слиться с коллективом.

– Дайте, что ли, выпить, – вздохнула Лера.

– А чего столько трагизма в голосе? – прыснула Юля. – Лучше сок пей, нечего продукт переводить. О-о-о, похоже, к нам движется последний член коллектива.

Это было сказано с неподдельным разочарованием. К ним целеустремленно приближался носатый очкарик лет сорока с физиономией склочника и зануды.

– Это мое место, – взвизгнул он и попытался схватить расположившуюся на его кресле Яну. Дама, надежно державшая под руку разомлевшего Макса, выдала свое коронное:

– Пить будешь?

– Распитие спиртного на борту запрещено! – очкарик потянул Яну за кофту.

– Раздевает! – пьяно хихикнула та и доброжелательно прошептала: – Я тут уже пригрелась. Давай не бузи, садись на мое место. Там девушки приятные.

– Ну, спасибо, – неожиданно заартачилась Юля. – Мы тоже хотим пригреться.

– Не-не, не хотим, – затрясла головой Лерочка, съежившись под презрительным взглядом скандалиста. – Мне вообще все равно, с кем сидеть.

– А мне не все равно! – уперся очкарик. – Женщина, освободите место!

– Макс, ты пользуешься успехом, – ревниво протянул Коля и загоготал. – Парень с тобой хочет сидеть. Это не есть хорошо.

– Я хочу сидеть согласно билету!

– Будешь орать, я тебя катапультирую, – пригрозил Макс.

Яна почему-то молчала.

– Садитесь к окошку, – дипломатично предложила Лера и привстала. Отсутствие Яниного голоса в диалоге немедленно получило объяснение: пассажирка сладко спала, положив голову на плечо Макса.

– Я не хочу к окошку, – закапризничал очкарик.

– Ты, похоже, хочешь со мной поссориться, – предположил Коля и булькнул остатками мартини, сыто крякнув.

Юля тоже сориентировалась, быстро сообразив, что дефилировать по салону, все время перелезая через недружелюбно настроенного соседа, не получится, и ласково дотронулась до его локтя:

– Я у окна боюсь сидеть. Давайте вы туда сядете, вы же мужчина.

Лера едва не расхохоталась, наблюдая за мгновенной метаморфозой. Скандалист многозначительно выдвинул челюсть, поправил очки и высокомерно взглянул на девушку:

– Ох уж эти женщины. Надо было физику в школе учить. Самолеты просто так не падают.

Юля затрепетала ресницами и кокетливо взглянула исподлобья:

– Да что вы говорите.

– Граждане, садитесь уже и пристегивайтесь, – раздраженно поторопила их стюардесса. – Взлетаем.

– Пойду плед возьму, – вздохнула Юля и пошла следом за бортпроводницей, покачивая бедрами. Фокус удался. Лерочка с легкой завистью констатировала, что вслед блондинке в проход высунулось несколько мужских голов. Она бы так не смогла. То есть повилять тазом еще можно, но чтобы при этом исходили такие волны сексуальности, надо что-то поднастроить внутри. Одно радовало – рядом с такой барышней можно рассчитывать хоть на какое-то знакомство. В тени ее флюидов был шанс подобрать и себе яблочко из райского сада. Во всяком случае, сама Лера позориться и заманивать кавалеров не стала бы. А так – отчего бы и не воспользоваться.


Спать хотелось чудовищно. Глаза слипались, а мерный гул турбин давил на уши, втаптывая организм в беспокойный сон.

Едва только разрешили отстегнуть ремни, Юля немедленно отправилась гулять по проходу. Лера ревниво следила за дефиле сквозь ресницы. Разумеется, уже через пару минут блондинка игриво хихикала в обществе симпатичного парня, нависавшего над ней, как ель над поганкой, и делавшего робкие попытки приобнять собеседницу.

«Неужели мужики до такой степени наивны? – презрительно думала Лерочка. – Да она спит и видит, чтобы за нее подержались, а этот ходит, как павлин вокруг кормушки, и хвостом трясет, вместо того чтобы склевать свою пайку».

– Терпеть не могу доступных женщин, – дыхнул на Лерочку котлетным духом очкарик. Но в его голосе звучало не осуждение, а зависть. Небось сам бы тоже не отказался, да имидж не позволяет.

До недавнего времени у Леры тоже был имидж, который, как выяснилось, ни к чему не обязывал, а лишь создавал надуманные проблемы. Все перевернулось с ног на голову, и теперь вполне можно было признаться хотя бы себе, что она не прочь побыть вот такой вот «блондинкой». Не обязательно доступной – всего должно быть в меру.

Безнадежная неприступность девушек не красит. Лерочка ни в коем случае не желала выглядеть в глазах окружающих, как очкастый сосед, презрительно крививший тонкие губы и исходивший желчью по поводу распущенности современных женщин.

– А я бы не отказалась перекусить. – Юля изящно опустилась в кресло и доброжелательно взглянула на очкарика. Тот задвигал желваками, видимо, подбирая хлесткий ответ, имевший целью сразить девицу наповал.

– Вам пледы принести? – Юля нежно дотронулась до его руки и покосилась на Леру. – А то там сейчас все расхватают.

Атака соседа захлебнулась. От неожиданности очкарик даже приоткрыл рот и машинально кивнул.

– Мне не надо, – смутилась Лера.

Юля снова двинулась по проходу. Уже привычно свесились ей вслед мужские головы. Девушка шла, улыбаясь всем сразу и никому в отдельности.

«Я тоже так хочу. Хотя бы попробовать, – разозлилась Лерочка. – Чем я-то хуже?»

И она многозначительно и томно хлопнула ресницами в сторону соседа. Тот, уже пришедший в себя, злобно фыркнул и уставился в окно.

Общительная Юля умудрилась перезнакомиться за время полета с половиной пассажиров.

– Надо же, – искренне радовалась она. – Мы с тобой в одной гостинице, да еще с нами человек десять. Двое с семьей, а остальные поодиночке!

Лера не сразу поняла, что под термином «человек» барышня имеет в виду исключительно мужчин. Женщин и детей она в расчет не брала по понятным причинам.

– …Классно, когда компания большая. Веселее будет. Ты в первый раз в Египет летишь?

Юля щебетала, не умолкая и не переставая улыбаться. Почему-то это больше не раздражало Леру. Наоборот, она тоже обрадовалась, что рядом будет кто-то, кто сможет облегчить исполнение задуманного. Конечно, реализация собственных планов за счет Юлиной чрезмерной коммуникабельности не есть хорошо, но зато есть шанс сохранить чувство собственного достоинства и одновременно прикрыться чужой «доступностью».


К концу полета утомленный за ночь народ совсем скис. Из самолета туристы выходили совершенно измочаленные и местами раздраженные. Автобус долго пыхтел, почему-то не спеша отвезти пассажиров в здание аэропорта, сквозь открытые двери заползала удушливая жара, впереди маячила неизвестность. Наконец выяснилась причина задержки. Услужливые смуглые аборигены под руки вывели двоих мужчин, один из которых еще пытался переставлять ноги, а второй был абсолютно без чувств. В первом Лера, слабо удивившись, узнала Макса. Второй, вероятно, был Коля. Яну египтяне несли веселее, поскольку она пела и пыталась целоваться.

Публика в автобусе оживилась и начала шутить. Ничто так не радует добропорядочных граждан, как недобропорядочный ближний, выглядящий посмешищем. Несмотря на то что большинство пассажиров тоже были прилично под градусом, способность передвигаться на своих двоих возвышала их в собственных глазах.

– Каждый раз одно и то же, – вздохнула Юля. – А потом по глобусу расползаются мифы о невменяемых русских туристах. Ты давай не зевай. Сейчас как приедем, беги в очередь за визами, а я на контроль. Лучше уж в автобусе ждать, чем в давке париться. Заодно и с народом пообщаемся, пока все по номерам не расползлись.

То ли фраза была длинной, то ли Лера слишком устала и переволновалась, но смысла она не уловила. А переспрашивать было некогда. Самое главное за сознание зацепилось: надо встать в очередь за визами.

Здание аэровокзала потрясало многолюдностью и разноязыким гомоном. Такой давки она не видела даже на узловых станциях метро в часы пик. Закрадывалось подозрение, что в данный момент все отели Египта пустовали, а немыслимая орда отдыхающих, призванных наводнить побережье Красного моря, в одночасье прибыла вместе с Лерочкой.

– Нас ждет незабываемый отдых, – восторженно выдохнула Юля, когда совершенно измученная Лера ввалилась в автобус. Наглый быстроглазый араб требовал доллар за погрузку чемодана в багажное отделение, и она, сгорая от стыда, еле отбилась. Мелких купюр с собой не было, а давать десятку Лерочка пожалела и теперь даже стеснялась смотреть в сторону водителя.

Гид суетился у входной двери, пересчитывал туристов, беззвучно шевеля губами и озабоченно глядя в лист бумаги. Физиономия при этом у него была такая, что Лера даже подумала: уж не вверх ли ногами взмыленный араб держит лист.

– Анастезия? – вдруг просительно выкрикнул гид и вымученно улыбнулся.

Народ захихикал.

Посыпались версии:

– Предлагает нам выпить…

– Хочет, чтобы ему налили…

– Нет, ему наркоз нужен…

– Да просто обезболивающие человек просит…

– Наркотики?

– Анастезия? – снова смущенно проныл араб и добавил: – Чивчако!

– Сам ты «Чивчако»! – неожиданно возмутилась дородная женщина в конце салона. – Шевченко! И не анестезия, а Анастасия!

Пассажиры дружно грохнули.

Гид тоже подобострастно хихикнул, явно не поняв юмора, и зачастил скороговоркой заученный текст. Основной составляющей выступления была мысль о том, что рано утром необходимо прийти на собрание.

– Экскурсии будут впаривать, – понимающе кивнула Юля. – Не пойдем.

– Девочки, и вы с нами, – с соседнего кресла улыбался большеглазый крепкий парень.

«Это вполне может быть он», – вяло подумалось Лерочке. Смугловатый, гибкий, коротко стриженный – он вполне тянул на Знойного Мачо. Она вздохнула и отвернулась, поскольку Юля среагировала быстрее:

– Мы пока не с вами, мы сами по себе. Но шанс у вас есть.

Она тряхнула матово блестевшими волосами и поправила блузку, кокетливо хихикнув.

«Волосы, что ли, перекрасить? – запечалилась Лера. – Почему на блондинок все клюют? Хотя, даже если мелироваться, такая грудь все равно не вырастет».

Она покосилась на пышные прелести, распиравшие Юлину кофточку.

«Не в сиськах счастье», – обреченно резюмировала Валерия Харитонова и прикрыла глаза. Отдых был заранее приправлен горечью неравного соперничества с Юлей.

– Классно, – словно угадав ее мысли, прошептала соседка. – Ты брюнетка, я блондинка – просто классическое сочетание. Все мужики будут наши.

«Все» Лерочке ни в коем случае были не нужны. Ей бы вполне хватило одного, поэтому азарт в глазах попутчицы ее немного напугал. Жажда подвигов бурлила в крови, но с разумной активностью. Сумасбродства сумасбродствами, а переступать черту не следовало. И Лера точно знала, что не переступит.


Одинокие девушки пользовались чрезмерным успехом у официантов, барменов, аниматоров и прочих аборигенов. Лера читала об этом в Интернете, но даже не представляла, насколько все запущено. Флирт на грани приличий был здесь в порядке вещей.

Едва она прилегла с дороги, решив хотя бы часок отдохнуть, в номер ввалился уборщик. Блестя глазами, губами и нервно облизываясь, он сел на кровать рядом с потрясенной Лерой и на ломаном английском сообщил, что, во-первых, его зовут Ахмед, а во-вторых, Египет – страна любви.

– Пошел вон, – оторопело пробормотала Лера и натянула одеяло, в ужасе соображая, сразу закричать или попробовать решить вопрос мирно.

Спасла ситуацию Юля, вихрем влетевшая в комнату и возмущенно ахнувшая:

– Ты что, с ума сошла? Зачем тебе уборщик? Мы лучше найдем!

– Да я просто спать легла, а он… – начала оправдываться Лерочка. Юле она была рада до безумия.

– Ну, конечно, прилетела в Египет и легла спать, – расхохоталась новая подруга. – Давай, подъем!

Она потянула за одеяло, не обращая внимания на радостно скалившегося Ахмеда:

– Валерия, подъем! Я выяснила, где можно позавтракать. Сегодня загорать все равно нельзя, так что будем осматриваться.

– Египет – страна любви, – воодушевленно повторил уборщик, продолжая демонстрировать идеально белые зубы.

– Мы в курсе, – холодно кивнула Юля и добавила: – Зайди через час.

Ахмед отказывался понимать русскую речь, вероятно, надеясь поприсутствовать при Лерином переодевании.

– Бакшиш будет через час. – Юля недовольно нахмурилась.

Скорее всего, «бакшиш» был неким волшебным словом, вроде «сим-сима», поскольку навязчивого уборщика сдуло в мгновение ока.

– Так, что у нас тут. – Девушка по-хозяйски влезла в чемодан. – А гардеробчик ничего. Я думала, ты совсем закомплексованная.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное