Арина Ларина.

Поцелуй с разбега!

(страница 4 из 23)

скачать книгу бесплатно


Руслана оказалась права. «Офисом» то место, куда ее гордо привез в первый день работы Вова, можно было называть с большим натягом. Свернув с проспекта и попетляв по обшарпанным задворкам, его «Ауди» приткнулась к обветшавшему двухэтажному зданию с зарешеченными окнами. Кое-где с него обвалились огромные куски штукатурки, обнажив изъеденный временем кирпич, кромка ржавой крыши кривым изгибом угрожающе нависала над узкими пожарными лестницами, которые в количестве четырех штук лепились к стене сооружения.

– Ну, добро пожаловать! – Вова гордо потер руки и красиво помахал ими в воздухе, изобразив приглашающий жест. Судя по разыгранной пантомиме, Верочке предлагалось штурмовать одну из этих лестниц, покрашенную в отличие от остальных ржаво-серых конструкций в ядрено-зеленый цвет. Такой умопомрачительной зелени Верочка еще никогда не видела: лестница фосфоресцировала и выбивала слезу своим немыслимым оттенком.

– Это офис? – дрожащим голосом решила уточнить она, подсознательно надеясь, что все это какая-то глупая шутка. Во всяком случае, слово «офис» после просмотра многочисленных сериалов про судьбы современных золушек ассоциировалось у юной студентки с кафельно-хромово-стеклянными поверхностями, хирургической чистотой и исключительно вежливыми сотрудниками в костюмах.

Помещение, состоявшее из нескольких комнат и жуткого туалета, больше походило на затрапезную контору по приему вторсырья, словно вырванную из времен социализма и перенесенную почти в центр большого города. Первым, кого они встретили после мучительно долгого преодоления тонких ступеней зеленой лесенки, был затертый мужичонка с редкими волосами, часть которых была собрана в крысиный хвостик, а часть свисала вокруг небритого лица двумя свалявшимися сосульками.

– Познакомься, Верочка, это Игорь, наш коммерческий директор.

– Он? – Соблюсти субординацию не получилось, и с этим коротким вопросом на тактично дышавшего в сторону Игоря вывалилось презрительное недоумение, скрыть которое было выше Верочкиных сил. Если так выглядел коммерческий директор, то знакомиться с остальными членами коллектива было заранее страшно.

Пару раз споткнувшись о загибавшиеся лохмотья линолеума, Верочка дошествовала до своего рабочего места. Для нее так и осталось загадкой, чем именно гордился Володя, победоносно дергая кадыком и щедро описывая дуги то правой, то левой рукой, демонстрируя свое королевство. Вероятно, человек, вложивший всю душу в свое детище, пусть даже такое непрезентабельное и поеденное временем, не видит недо-статков, которые режут взгляд окружающих. Так ребенок с соплями до пупа, топающий ногами и заходящийся в истерике по поводу некупленной лопатки, всегда будет любим родителями, а собранный каким-нибудь умельцем из ошметков аварийных автомобилей жутковатый драндулет будет казаться хозяину оригинальным и вполне совершенным, невзирая на ржавые отметины на крыльях и треснувшее лобовое стекло.

Но Верочка жила в другом мире, и ее юношеский максимализм не признавал полумер.

Офис должен был быть офисом, а не шарашкиной конторой.

Кроме коммерческого директора, по этажу слонялось еще двое мужчин, один из которых оказался добродушным неопрятным толстяком, постоянно отпускавшим пошлые шуточки в адрес новоявленной сотрудницы, а второй был его полной противоположностью – злобная прыщавая жердь с презрительно поджатыми губами.

Когда ему представили Верочку, он гневно хохотнул и, вильнув тощим телом, процедил:

– Ну-ну, рад знакомству.

В короткой фразе было столько яда, что хватило бы на батальон гремучих змей. Вера тут же поняла, что будущий коллега не только не рад знакомству, но и крайне огорчен самим фактом ее появления на территории.

Толстого величали Михаилом, а тощего – Вадиком.

– Вадим Константинович, – уточнил «коллега», еще раз обдав Верочку презрением.

Володя продолжал источать мед и горделиво комментировать процесс, словно водил девушку не по обшарпанной конторе, а по дворцу султана.

– А здесь у нас святая святых, – ткнул он пальцем в железную дверь с глазком. Дверь, выкрашенная в гадостно-коричневый цвет, навевала тоску и выглядела как вход в подвал. Если бы за ней оказались крысы, текущие трубы и плесень, Верочка бы не удивилась. Но после троекратного пинка по металлу, следствием которого стал невообразимый грохот и долгое эхо, трусливо заметавшееся в коридоре, кто-то отпер отвратительно залязгавшие засовы, и дверь тяжело открылась. В маленькой душной комнате высилась невообразимо полная женщина. Наряженная в цветастый балахон с растянутой по поверхности шерстяной кофтой, она была похожа на танк, облитый гуашью. У Верочки зарябило в глазах, а удушающий аромат духов хищно заполз в нос и провалился в горло, начав там возиться и царапаться, как застрявший еж.

– Это наш главный бухгалтер – Марина Владимировна. Марина Владимировна, познакомьтесь, наш новый офис-менеджер Вера.

– Здрасьте, – выдавила главбух, тоже сразу дав понять Верочке, что особой эйфории от ее появления не испытала. – Володя, ее оформлять или пока не надо?

Вопрос был по меньшей мере странным. Вера заволновалась. Это могло означать только одно – ей не доверяли, считая, что долго она на работе не удержится. Самым ужасным было то, что Вова не замахал руками и не заквохтал, мол, что вы, что вы, какие могут быть сомнения, конечно, оформлять! Неопределенно махнув рукой, любимый бормотнул:

– Потом обсудим.

Все было не так. Вера чуть не расплакалась. Даже туалет, наполнявший конец коридора зловонием и шумом бегущей воды, уже не смог потрясти ее воображения.

Верочкино рабочее место находилось в приемной, роль которой исполнял замысловатый аппендикс, отделенный от коридора красивой лаковой дверью, смотревшейся на фоне размалеванных масляной краской стен как бабочка на навозной куче. Сама приемная выглядела сногсшибательно: заросли искусственных цветов, призванных прикрыть все те же «масляные» разводы и потеки на стенах, массивная кожаная тройка бордово-коричневого цвета и ультрасовременный набор офисной мебели, производивший впечатление яйца Фаберже в сорочьем гнезде. Пол оказался покрытым все тем же продранным в некоторых местах линолеумом, только здесь клочки не топорщились, цепляя посетителей за ноги, а были заботливо прибиты разнокалиберными гвоздиками. Окно пряталось за жалюзи.

– Нравится? – довольно хихикнул Вова. – У меня еще круче.

Он так раздувался от гордости, что пришлось идти смотреть это самое «круче». Кабинет начальника выглядел так же странно, как и приемная, – словно на помойку вынесли дорогие вещи и заботливо их там расставили.

– Иди осваивайся. – Володя легонько шлепнул ее, но потом вдруг передумал, дернул к себе и скрасил мутное впечатление от начала первого рабочего дня долгим прочувствованным поцелуем.


Верочка бессмысленно потопталась в приемной, неуверенно покрутилась на стуле и провела пальчиком по столешнице. Розовая подушечка моментально покрылась бурым слоем пыли. Пыль лежала повсюду, выдавая отсутствие уборщицы.

– Володя, – она заглянула в кабинет к любимому, – а кто у вас убирает?

– Не у вас, а у нас. – Он послал девушке воздушный поцелуй. – У нас убираем мы.

После чего сосредоточенно углубился в изучение толстой папки, лежавшей на столе, давая понять, что тема закрыта.

Уточнение «у нас» обнадеживало, но получалось, что убирать должны все-таки не «мы», а она. Не привлекать же директора к генеральной уборке! Похлопав дверцами шкафов, Верочка обнаружила упаковку одноразовых носовых платков и рулон туалетной бумаги. Этого было вполне достаточно для начала. Посмеиваясь про себя, что работа оказалась пыльной, Вера до обеда наводила в кабинете относительную чистоту.

Около двух часов дня в приемную вышел Володя. Верочка оживилась, ей очень хотелось как-то отметить начало трудовой вахты, но любимый неожиданно сообщил:

– Я на переговоры. Если кто будет спрашивать, записывай: кто, откуда, что передать.

И, обмусолив Верочку на прощание своим коронным поцелуем, он отбыл в неизвестном направлении. Девушка тут же почувствовала себя Красной Шапочкой в чаще леса: вокруг слонялись недружественно настроенные сотрудники, кнопастый телефон пугал непонятными надписями на клавишах и валявшейся рядом толстой инструкцией, а компьютер тупо таращился почти пустым рабочим столом, на котором красовались двое накачанных юношей и грудастая блондинка. Блондинка интригующе высовывала язык, кавалеры играли бицепсами, а бедная Верочка вдруг поняла, что работать тягостно и страшно.

Пользоваться компьютером она почти не умела, хотя Володя сказал, что научит и все покажет. Маленький ксерокс мертвым блоком лежал на тумбе, рядом мигал красной лампочкой факс. Все это тревожило и напрягало.

Глава 5

Следующий месяц Верочка посвятила самосовершенствованию. Она накупила книг для начинающих пользователей ПК и методом тыка освоила оргтехнику. Делать было совершенно нечего: сотрудники к директору не заходили, сам Володя где-то постоянно пропадал. В офис никто не звонил, поэтому девушка с удовольствием изучала компьютер. Первым ее достижением стала смена вульгарной полуголой троицы на очаровательного пушистого котенка. Правда, ярлыки программ, слившись по цвету с его серой шерсткой, стали почти незаметными, но это была мелочь.

Обнаружив доступ в Интернет, Верочка решила изучить и его. Наткнувшись на весело подмигивающий квадратик с многообещающей надписью «А сколько стоишь ты?», она попала на сайт вакансий. Надпись «Вы ищете работу?» нашла горячий отклик в ее душе. Ей хотелось доказать Вове, что она способна на большее, нежели протирание юбки в пустой приемной. Верочка искренне не понимала, для чего ему понадобился офис-менеджер, если ни офиса как такового, ни работы не было.

Мама считала, что предоставившийся шанс надо было использовать по максимуму. Раз уж попала в приличное место, то следующая ступенька может быть еще выше. Она даже хотела наведаться к дочери на работу, но Вера, в ужасе представив, что может учинить в ООО «Альбионика» Ярослава Аркадьевна, соврала, что вход только по пропускам. Допускать маму до Володи не хотелось, тем более что она уже возомнила его своим зятем, о чем и рассказывала всем подряд. Попытки Верочки объяснить, что Володе до крупного бизнесмена, как воробью до страуса, и не в деньгах счастье, натыкались на категорическое неприятие Ярославой Аркадьевной столь инфантильного отношения к собственному будущему.

– Муж должен быть в состоянии обеспечить тебе нормальные условия! Иначе он не муж, а жена! – кипятилась мама, гремя сковородками и сердито разбрызгивая воду из кухонной раковины.

– Мама, он не так богат, но…

– Я не для того тебя растила, чтобы краснеть на старости лет! Я недавно встретила Яшкину – ну, ты помнишь, из твоего класса. Так вот, она была в норковой шубе и на собственной машине. Хотя машина конечно, грязная до невозможности. Яшкина всегда была засранкой…

Ту встречу мамы с Яшкиной Верочка помнила. Ярослава Аркадьевна весьма болезненно переживала чужие успехи, особенно когда это касалось Верочкиных подруг. Троечница Яшкина, в недобрый час перебежавшая маме дорогу в своей шубе из дорогостоящей крысы, стала предметом разговоров на ближайшие годы. В зависимости от настроения Ярославы Яшкина то превозносилась до небес за умение устроиться в жизни, то пригвождалась к позорному столбу за приспособленчество и неизвестно каким путем нажитые ценности.


– Мам, он вполне состоятельный…

– Знаю я, в каком месте он состоятельный. Приведи его домой, я должна с ним серьезно поговорить! Ты до сих пор ходишь в позапрошлогодней дубленке! Он что, думает, что я буду одевать его невесту?! Может, твой Вова и свадебные расходы на меня повесит?

– Мамуль, Володя пока не собирается жениться. Мы даже не говорили на эту тему. Так что никаких обязательств передо мной у него нет!

– Ха! Зато у него есть обязательства передо мной! Я тебя родила, ты моя дочь…

– Ага, и он теперь должен тебе за амортизацию! – вспылила Верочка, которую чрезвычайно злили подобные кухонные разборки, опошлявшие романтику первой любви.


Руслана придерживалась другой точки зрения.

– Верунь, он тебя натурально использует. Только как-то странно. Или твой Ромео решил поучить тебя уму-разуму и объяснить, что деньги даром не даются, что их надо заработать? Хотя тоже как-то нелогично. Работать-то он тебя не заставляет. Может, он просто ревнивый и хочет, чтобы твои ноги были все время у него на глазах или под рукой? Вы там, кстати, на работе…

– Ни-ни, ты что!

– А почему он тебя к себе не перевозит, ты не спрашивала?

– У него ремонт, он сам на съемной квартире живет.

– Да-а-а? – Руся даже вскочила. – А почему ты раньше мне об этом не говорила? Ты его паспорт видела?

– Ты что? – Верочка покраснела и округлила глаза.

– Так видела или нет?

– Ну, видела. Он разведен.

– Давно?

– Не знаю, я не посмотрела. А что, там должно быть написано?

Руслана нахмурилась.

– А прописку смотрела?

– Нет, не успела.

– Хорошо. Вернее, плохо. А что ему мешает перевезти тебя на съемную квартиру? Раз туда можно ходить в гости, то и жить там, наверное, тоже можно.

Верочка, которую этот вопрос тоже очень волновал, виновато промолчала. Она уже давно хотела поднять тему совместного проживания, но напрашиваться было как-то стыдно, а сам Володя ничего такого не предлагал, всякий раз после свидания отвозя ее домой к маме.

– Может, он хочет соблюсти приличия, – безнадежно вздохнула она, сама не веря в такой вариант.

– Какие приличия? Разве это нормально – выгонять девушку на ночь?

– Он не выгоняет, он отвозит.

– И тем не менее! Здесь что-то нечисто!

– Ну, он один раз предложил остаться у него, – созналась Верочка, – но это было в самом начале. Я тогда решила пофасонить и не согласилась. Вот. Больше он и не настаивает.

– Он не настаивает! – передразнила Руся. – Так ты настаивай! Никто не говорит про переезд с трусами, книжками и постельным бельем! Можно же иногда просто оставаться на ночь, чтобы утром проснуться рядом с любимым! Или он по ночам превращается в вурдалака и с воем носится по микрорайону? Ты, кстати, спроси, чтобы потом не очень расстраиваться. Поверь моему опыту: шутки шутками, а ведет он себя ненормально.


И опять Руслана оказалась права. Ответ на вопросы, которые все больше натягивали отношения Верочки и Володи, сорвался как пружина, больно хлестнув по самолюбию.

Началось все весьма многообещающе. Однажды утром Володя ворвался в приемную с радостным гиканьем и закружил Верочку по комнате:

– Радость моя, угадай, что у нас случилось?

– Ты беременный, – глупо пошутила Вера. Настроение у нее было не особо радужным, поскольку жердеобразный Вадим Константинович сегодня, не пожелав ответить на приветствие, сделал вид, что вообще не замечает девушку, при этом брезгливо дернув носом, как будто от Верочки пахло не духами, а чесноком.

– Как? – вздрогнул Вова. – В каком смысле? То есть ты на что намекаешь?

– Не пугайся. Шутка. – Вера виновато улыбнулась, но откуда-то изнутри накатывала горькая обида: как он испугался этого слова!

– А-а-а, тогда еще одна попытка!

– Володя, я не знаю. Ну, ты выиграл в лотерею… Нет?

– Почти! К нам едет Марко!

– Здорово! – вежливо согласилась Верочка. – А кто такой Марко?

– Это мешок с деньгами, это перспективы, это как минимум новый коттедж в Репине! Если ему все понравится.

– И что нужно делать? – Единственное, что приходило Вере в голову, это генеральная уборка или вообще косметическая реставрация офиса.

– Я тебе потом все скажу. – Осчастливленный приездом неизвестного мешка с перспективами Володя радостно ускакал в кабинет.

– Потом, – проворчала Верочка. – А если я потом, как Золушка, на бал не успею?!

Как выяснилось позже, бал без Золушки не планировался вообще.

Целую неделю Володя вел себя идеально, пугая Верочку чрезмерным вниманием и постоянными разговорами о грядущем приезде компаньона. Складывалось ощущение, что даже в постели они были втроем. Пуская колечки дыма в потолок, расслабленный Вова вдруг начинал задушевно рассказывать Верочке про Марко, взахлеб расписывая его достоинства.

Когда они ехали в аэропорт, бедной Вере уже казалось, что она недостойна встречать столь важную шишку, которая, по словам Володи, была владельцем «заводов, газет, пароходов». Кроме того, судя по Вовиным отзывам, партнер обладал выдающимися внешними данными и был королевских кровей.

– Дефекты-то у него есть? – робко поинтересовалась Вера, подавленная обилием положительных качеств встречаемого.

– Нет, – убежденно мотнул головой шеф.

Стало еще страшнее. Английский язык медленно, но верно утекал из головы, а заготовленные приветственные фразы таяли, как забытое на плите мороженое.

– Я по-английски не очень хорошо говорю, – на всякий случай обезопасилась она.

– Ерунда, – махнул рукой Вова. – Зато он по-русски чешет, как мы.

– Но, наверное, по этикету положено с гостем говорить на его родном языке?

– Родной у него испанский, так что расслабься и постарайся быть приветливой.

– Ну, это несложно, – опрометчиво заявила Верочка, растянув губки в улыбке.

Быть приветливой с Марко оказалось делом архисложным. Испанец, так поразивший воображение Володи, тут же, прямо с разбега, попытался поцеловать Веру. Та увернулась, но, как показало будущее, ненадолго. Марко оказался лысоватым колобком с сальными маленькими глазками и крепкими пальцами, покрытыми жесткой курчавой шерстью. Этими пальцами он с первого же момента начал хватать Веру за ноги и попу. В первый раз девушка даже решила, что ей показалось, но довольная улыбка и ковбойский вопль Марко говорили об обратном.

Щипался он чрезвычайно больно и с явным удовольствием.

– Володя, он ко мне пристает, – жутким шепотом поведала она любимому, с обожанием разглядывавшему розовощекого Марко.

– Потерпи, пожалуйста, потом все объясню, для дела надо, – бросил он и, отвернувшись, пылко цапнул партнера за пухлую лапу: – Марко, а не пообедать ли нам?

– А не выпить ли нам! – подмигнул ему колобок и щелкнул зубами, глянув на Верочку.

Она вздрогнула и попятилась.

– Это моя сопровождающая? – утвердительно поинтересовался Марко, чтобы снять возможное недопонимание.

– Конечно. – Володя подтолкнул Верочку вперед. Она чувствовала себя так, словно ее тянули, как старую лошадь на колбасный завод. Мысли смешались в клейкую кашу и не желали выстраиваться в логическую цепочку. С одной стороны, Володе, безусловно, нужно было помочь, поскольку на этого пузатого испанца возлагались большие надежды, а с другой… Верочка хотела принимать все героические решения сама. Подвиг переставал быть подвигом, когда герою не оставляли выбора, гоня его на амбразуру танками и пулеметным огнем. Ей было чрезвычайно неприятно, что Володя не ревновал, а, наоборот, поощрял иноземного гостя к столь возмутительным действиям. Если бы любимый переживал, заламывал руки и покрывался пятнами, Верочка чувствовала бы себя великомученицей, а в нынешнем варианте это больше по ходило на работу ассенизатора.

– Ноги – блеск, – прервал ее тягостные раздумья Марко и снова потянулся протестировать конечности сопровождающей на упругость. Он изъяснялся по-русски довольно чисто, но короткими рублеными предложениями, в которые никакая дипломатия не вписывалась. Поэтому получалось не просто грубо, но крайне унизительно.

– Рада, что вам нравится, – довольно раздраженно ответила Вера. Марко стал напоминать ей озабоченного кобелька болонки, сосредоточенно обнюхивающего все юбки и упорно сующего нос, куда не положено.

– На «ты». Надо стать ближе. До вечера. – Испанец блаженно улыбнулся и выкатил глаза. Пантомима была Верочкой не понята, но оставила неприятный ледяной провал где-то в груди: хотелось уточнить намерения. Ей не верилось, что все может объясняться так банально и пошло.

– Буду писать, – посерьезнел Марко.

– Что? – ахнула Вера. Она никак не могла привыкнуть к обрывкам мыслей, выдаваемым гостем. Фраза прозвучала так, словно Марко собирался приступить к исполнению задуманного, не сходя с места.

Но все оказалось не так страшно: испанец ускакал удовлетворять свои физиологические потребности в специально отведенное для этого место.

– Малышка, – жарко зашептал Вова, пользуясь отсутствием дорогого гостя. – Наше будущее в твоих руках. Будь с ним повежливее. Марко прилетел всего на несколько дней, а потом я искупаю тебя в шампанском и увезу на край света!

– На Северный полюс, что ли? – капризно спросила Верочка. – А почему мы должны таскаться с ним, разве без меня вы не обойдетесь?

– Да ты что?! – замахал руками Володя. – Ты будешь его сопровождать, я же должен работать, мне некогда!

– Ка-ак? – Вере стало дурно при мысли, что она останется наедине с похотливым испанцем. – А разве ты не с ним должен работать?

– С ним, с ним, но вечером-то мы не можем бросать его одного! Ты же не сможешь вместо меня подготовить документы! Или сможешь? Тогда я буду его развлекать.

Это предложение звучало как издевка. Естественно, никакие документы Вера готовить не могла. Нужно было срочно посоветоваться с Русланой – ситуация выворачивалась наизнанку, как старый носок, топорщась непрезентабельными лохматыми нитками.

– Учись быть снисходительной к чужим слабостям. Партнер – это святое. Бизнес есть бизнес: чтобы выжить на нынешнем рынке и не быть затоптанным конкурентами, надо идти на компромисс с самим собой! Понимаешь? Если б ты только знала, чем мне пришлось пожертвовать!

Верочка не знала, чем именно успел пожертвовать любимый, и категорически не понимала, что он имел в виду, так витиевато и пафосно выступив.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное