Арина Ларина.

Молодая жена на испытательном сроке

(страница 4 из 21)

скачать книгу бесплатно

– Какими судьбами? – вежливо поинтересовалась хозяйка, вызвав у взмокшей подруги глубочайший шок.

– Что? – Аня обняла только что скинутую с плеч шубу, словно младенца, и прижала к груди, опустившись на тумбу, на которой полчаса назад сидел жених.

– Кофейку хочешь? – гостеприимно предложила Юлька.

– Знаешь, чего я хочу? Я страстно желаю треснуть по твоей деревянной башке! Ты мне скажешь наконец, чем все закончилось?

– Ой! – Юлькины извилины наконец шевельнулись, а потом осветили темное сознание радостным озарением: – Слушай, я про тебя забыла!

Аня обессиленно привалилась к стене и прошептала:

– Хорошо еще, что я не согласилась прятаться на балконе. Это переходит уже все границы. Тебя пора изолировать от общества. Ну, давай, не томи! Что он сказал?

Юлька улыбалась и мечтательно закатывала глаза, наполняя чайник водой:

– Сейчас я тебе все расскажу. Ты не представляешь, что я отколола на этот раз!

Она смущенно хихикнула и вернулась к столу.

– Да уж, моей фантазии не хватит, чтобы угадать твои фортеля. Надеюсь, ты передумала сообщать ему свои глупости! – Аня схватила сушку и начала сосредоточенно ее грызть.

– Оказывается, он уже все знал! – огорошила ее подруга.

– Он что, детективов нанял?! Какая низость! Какая гадость! Он выпытывал все у посторонних людей, вместо того чтобы прямо спросить все у тебя! Откуда такое отвратительное недоверие! – Анька даже топнула ногой от избытка чувств.

– Нет, это я ему все рассказала, только давно, еще перед Новым годом. Это же надо, а я и не помню об этом! – Юлька опять закатила глаза, как объевшийся голубь.

Аня застыла, не сводя с подруги остекленевшего взгляда. Да уж! Такого она точно не ожидала.

– Юль, если он после всего этого не передумал на тебе жениться, то это точно любовь. Или он тоже с большим приветом, что тоже вполне вероятно. Нормальный мужик уже давно несся бы от тебя, петляя как заяц и прижимая уши. Знаешь, ты даже мне надоела со своими придурковатостями. Ладно, проехали. На больных не обижаются. Мне работать надо.

Она ушла, так и не попив кофе. Юлька осталась со смешанным чувством восторга и легкого стыда. Она осознавала, что создает окружающим проблемы, но поступать иначе было выше ее сил, словно кто-то дирижировал ее поведением, заставляя будущую мать и жену совершать необъяснимые телодвижения, как марионетка на ниточках.

Валерий Михайлович, добрый и великодушный шеф, дал ей отпуск. Судя по всему, он решил, что для дела более выгодно отсутствие безумной секретарши в офисе, чем ее наличие. Надо было использовать эту короткую передышку не только для свадьбы, но и для решения своих важных «беременных» проблем. Время до вечернего похода в театр еще было, и она решила посвятить эту пару часов визиту в женскую консультацию.

Первый сюрприз ждал ее при входе. Грозная старуха в синем халате перегородила ей путь шваброй, сунув палку Юльке прямо под ноги.

– Ой, простите, – машинально бормотнула она, пытаясь продолжить путь.

– А по хребту не хочешь? – раздалось сзади.

Ни на мгновение не усомнившись, что это любезное предложение относится к кому угодно, только не к ней, Юлька решительно двинулась к лестнице.

Подол куртки за что-то зацепился. Не оглядываясь, она дернулась и едва не упала от резкого рывка, отбросившего ее назад. Оказывается, к подолу прицепилась та самая старуха. Пошевелив косматыми бровями, бабка оттопырила губу и непонятно крикнула:

– Ну!

Юлька впервые пришла в эту консультацию. Адрес она нашла в телефонном справочнике, и вот теперь судорожно размышляла, а не было ли там опечатки. Вполне возможно, что это и не консультация вовсе, а психоневрологический диспансер, а эта мегера со шваброй – психопатка, и не исключено, что в стадии обострения.

– Извините, я, наверное, ошиблась. Мне не сюда.

Рванув из слабых старческих рук подол, Юлька вылетела через холл на улицу. Убедившись, что никто за ней не гонится, она внимательно прочитала красивую лаковую табличку, похожую на мемориальную доску. Текст не оставлял никаких сомнений. Это была именно консультация, и именно женская! Получалось, что ошиблась бабка, но пусть ей об этом сообщит кто-нибудь другой.

Юлька решительно вошла и огляделась. Психопатка где-то спряталась, все складывалось наилучшим образом. Навстречу, тяжело дыша и переваливаясь, двигалась беременная с огромным животом. Юлька радостно улыбнулась и звонко спросила:

– Извините, я тут в первый раз. Не подскажете, как на учет встать?

– Тут по адресам принимают, идите на свой участок, – пропыхтела женщина, вываливаясь на улицу.

Юлька с трудом переварила информацию. Последняя поликлиника, в которой она была, – детская. Там, кажется, действительно имелись какие-то участки и участковые врачи. Она пошла вдоль стен, обильно украшенных рекламой и маленькими обшарпанными стендиками с информацией. Узнав много новой, но абсолютно бесполезной чепухи, она вспомнила, что где-то должна быть регистратура. Поплутав по совершенно пустому холлу, Юлька нерешительно крикнула:

– Эй, есть тут кто-нибудь?

– Чего орешь, не в лесу! Что надо?

Голос раздался неизвестно откуда и мелкими горошками слабого эха раскатился по гулкому помещению.

– Мне справочное бюро нужно, – растерянно покрутила головой она.

– Ишь ты, бюро! Нету тут никакого бюра! Это медицинское учреждение, здесь только регистратура!

– Хорошо, – покорно кивнула Юлька. – А где регистратура?

– Тут!

«Вот вам здрасьте! – подумала Юлька. – Просто Алиса в Зазеркалье. Где это, интересно, тут?»

Неожиданно распахнулась неприметная дверца, заклеенная плакатами с рекламой слабительного, и из светящегося проема выдвинулась круглая женская фигура, туго обтянутая коротким белым халатиком.

– Сюда иди. Вот народ бестолковый!

Юлька радостно порысила к говорящему колобку, но дверь захлопнулась прямо перед ее носом. Она изумленно затормозила, уткнувшись в глянцевое изображение новомодного лекарства.

«Похоже, они тут все с приветом!» – заволновалась Юлька и попятилась. Рядом что-то зашуршало. Она вздрогнула: среди разноцветных объявлений шевелило ярко накрашенными глазами краснощекое лицо. Над этим дивом была наклеена маленькая табличка с надписью «Регистратура».

– Здравствуйте! – обрадовалась Юлька, нагнувшись к амбразуре. – А у вас тут сумасшедшая ходит.

– У нас тут все сдвинутые, – кивнула голова, дрогнув жесткими блондинистыми кудряшками. – Нормальные за такую зарплату не работают.

Юлька вежливо улыбнулась, не зная, как поддержать беседу в нужном ключе.

– А я беременна! – глупо улыбаясь, порадовала она невидимую регистраторшу.

– Вам посочувствовать или поздравить? – равнодушно поинтересовался голос из окошка.

– Мне бы к врачу.

– А, понятно. Участок какой?

– Это я у вас хотела спросить, – напряглась Юлька. Если эта тетка не знает, какой у нее участок, то кто же тогда знает?

Но регистраторша неожиданно вполне доброжелательно спросила адрес и назвала фамилию доктора.

– Спасибо вам! – воодушевленно воскликнула Юлька.

– Не за что. Все равно талонов нет, а запись только по пятницам, с восьми утра.

– И до скольки? – глупо спросила Юлька.

– Да минут за пятнадцать все расхватают, – хохотнула тетка.

Вспомнив мамины уроки, Юлька сложила губы трубочкой и проникновенно зашептала прямо в окошко:

– А нельзя платный талон?

– В смысле, на платный прием?

– Нет, я хочу купить именно талон, – неуверенно сказала Юлька, стараясь сохранить в голосе доверительные нотки.

Неаккуратно выщипанные брови пошевелились, глаза под ними резко подобрели, и регистраторша почти ласково сказала:

– Ну, у меня остался один платный талон, дополнительный. Пятьдесят рублей. Без очереди по нему нельзя. Но там все равно, кто по записи, в живой очереди стоят. Так что займешь и встанешь. Сейчас карточку тебе сделаем.

Через десять минут Юлька уже радостно скакала вверх по лестнице. На площадке между этажами сидела в засаде давешняя психопатка.

– Куда, зараза! – заорала она, растопырив руки.

Юлька чуть не свалилась вниз, в последний момент схватившись за гнутые пыльные перила.

– Совсем стыд потеряли. Небось дома в сапожищах не шляешься, паразитка! А ну пшла в гардеробу разуваться!

Все встало на свои места. Лепеча извинения, Юлька задом начала отступать.

В гардеробе, за густым лесом вешалок с одеждой виднелась сгорбленная фигурка в синем халате. Похоже, гардеробщица спала. Юлька нерешительно потопталась, повозилась с курткой, наконец негромко кашлянула. Никакой реакции на все ее действия не последовало.

– Извините, – прошептала она, боясь нарушить хрупкий сон старушки и повредить ее старческую психику.

– Не ори, – квакнула старуха, не оборачиваясь. Поскольку она продолжала сидеть как изваяние, Юлька заподозрила, что на стуле муляж, а сама бабка где-то прячется.

– Мне бы сдать…

– Погодь!

Юлька не на шутку заинтересовалась, что же такое происходит. Внезапно «муляж» резко выпрямился и сообщил:

– Все, поженились они и уплыли на белой яхте. А Мурильо в тюрьме теперь сидит. Хорошая книжка, жаль, короткая.

– Да что вы говорите! – вежливо заметила Юлька, подумав, что отдел кадров в этой консультации явно неровно дышит к слабоумным и неадекватным. – Вот, куртку возьмите, пожалуйста. А бахилы у вас можно купить?

– У нас нет, а в аптеке можно! – любезно сообщила бабка, унося куда-то вглубь Юлькину одежду.

– А аптека где?

– В соседнем доме.

– Как? – ахнула Юлька.

– Так.

– Тогда отдайте, пожалуйста, одежду. – Воевать с агрессивной уборщицей ей не хотелось. Лучше сбегать в аптеку, чем пытаться проскочить мимо той церберши.

– Во народ! – изумилась бабулька. – Сами не знают, чего хотят. То возьми, то верни!


Народу в аптеке оказалось немного. Попытка сунуться вперед всех, со словами «я только спросить», успехом не увенчалась. Дородная мадам, противотанковым заграждением застывшая у окошка, слегка качнувшись в Юлькину сторону, едва не завалила Юльку, уже готовую озвучить свой вопрос про бахилы.

– Тут всем только спросить, – рыкнула мадам и неожиданно резко согнулась, гаркнув в пустоту завитринного пространства: – Эй, вы там что, заснули, что ли? Сколько можно ходить?

Через минуту из-за шкафов с достоинством выплыла не менее габаритная сотрудница аптеки:

– Нету. Может, что другое возьмете?

– Безобразие! – взвизгнула тетка, пытаясь поглубже ввинтиться в окошко и, видимо, дотянуться до расстроившего ее фармацевта.

– Осторожно, дама, застрянете, – меланхолично предупредила ее аптекарша. – Кстати, возьмите что-нибудь для похудения.

– Возмутительно! Хамство какое! – взвилась толстуха. – На себя посмотри!

Парни, стоявшие сзади, тихо захихикали.

К их огромному сожалению, тетка в окошке не застряла, а благополучно вывернулась и утопотала на улицу.


Когда очередь дошла до Юльки, она уже настолько увлеклась чтением всевозможных названий лекарств, что слово «бахилы» начисто улетучилось у нее из головы.

– Слушаю вас, – вежливо повторила аптекарша и слегка пригнула голову, чтобы разглядеть онемевшую покупательницу.

– Мне… это… как это…

В голове колыхалась объемная пустота. Такого с ней еще не было. Растерянно поморгав, Юлька вздохнула, пытаясь собраться с мыслями. Но простенькое название, словно «лошадиная фамилия», безвозвратно улетучилось из ее головы и затерялось где-то на цветастых аптечных полках. Вспоминались самые невероятные названия, зацепившиеся за сознание то ли здесь, в аптеке, то ли дома во время просмотра рекламных роликов.

Если бы они лежали где-нибудь на витрине, то можно было бы просто ткнуть пальцем, и все проблемы разрешились бы сами собой. Но бахил на витрине не было. Более того, Юлька, безумно зля своей немотой топтавшуюся сзади очередь, никак не могла подобрать подходящие слова, чтобы начать объяснения.

– Немая, что ль? – сурово прошамкала кряхтевшая сзади старуха.

– Понавылезало вас, инвалидов, на нашу голову, – тут же поддержал ее злобствующий мужской тенорок.

– Да, – тявкнула бабка, но мысль развить не успела, поскольку мужик бодро продолжил:

– Достали эти пенсионеры! В транспорт не войти, в магазине без очереди лезут, поликлиники все заполонили!

– Да не инвалидка она, а просто с приветом! – вернула всех к теме молодая девица. – Гоните ее оттудова! Стоит, мычит, а люди торопятся!

– Сама с приветом, – обиделась Юлька. – Мне эти, резиновые, синие.

– Синих нет, – догадалась аптекарша. – Есть прозрачные, телесные и розовые. Есть с запахом, с пупырышками…

– С пупырышками, – эхом повторила Юлька. – А зачем? Чтобы не скользили?

– Ой, не могу! Ну, точно – убогая! – заржала девица.

– Девушка, – оживился мужик, ругавший пенсионеров, – подождите меня, не уходите, я вам потом сам все объясню.

– А этот за виагрой стоит, точно, – начал вторить разбитной девице не менее веселый парень.

– Девушка, вам какие?

– Нам все равно! – рассердилась Юлька. – Нам только на один раз поносить, так что без разницы.

– Зря вы так неэкономно, барышня. Можно постирать и по второму кругу, – заливался парень.

– Ничего, мне средства позволяют, я на следующий раз новые куплю, – огрызнулась Юлька.

– Сколько? – устало спросила аптекарша.

– Одну пару.

– Я щас умру, – гоготала девица, – она их парами берет!

– Для надежности! – подвизгивал парень. Похоже, они нашли друг друга.

– Зря смеетесь, – назидательно сообщил дядька, которого заподозрили в покупке виагры. – По ГОСТу на них может быть порядка двух дырок, так что стопроцентной гарантии нет! Правильно девушка делает!

Аптекарша тем временем смотрела на хлопающую глазами покупательницу с возрастающим недоверием:

– В упаковках только по три! Или берите два по одному.

Юлька тихо закатила глаза и подумала, что день явно не заладился.

– По три, это как? Это для кого по три? Третий зачем? – терпеливо спросила она.

– Затем, зачем и второй! – Меланхоличная тетка за прилавком начинала медленно выходить из себя.

– Но ноги-то только две! – Юлька перестала что-либо понимать, а парень с девицей уже сложились пополам от хохота.

Аптекарша изогнулась и высунулась из своей стеклянной норы:

– А при чем здесь ноги?

– Не скажите, – размечтался мужик. – Ноги здесь…

– А на что я их, по-вашему, надевать буду?

Теперь даже бабка начала мелко хихикать.

– А, так вы себе берете! – понимающе кивнула аптекарша.

– Бахилы! – внезапно вспомнила Юлька. Она радостно посмотрела на всех. Мгновение все молчали, после чего очередь вместе с фармацевтом грохнула так, что прохожие за окном начали останавливаться и удивленно вглядываться сквозь стекло, пытаясь обнаружить источник веселья.


Через пятнадцать минут Юлька снова влетела в уже ставший родным и знакомым холл и сразу направилась к гардеробу.

– Опять пришла? – равнодушно спросила бабка.

Юлька решила не вступать в диалог и молча улыбнулась.

Талон, за который она заплатила пятьдесят рублей, представлял собой неровно оторванный кусочек бумажки, на котором стояла надпись: «12 каб. Курко».

«Вряд ли там много народу, до вечера успею», – решила она и побежала по этажу. У нужного кабинета скучала немыслимая очередь. Разновозрастные женщины выглядели так, словно собрались здесь голодать в знак протеста и готовы провести перед белой дверью не одни сутки.

– Кто последний? – спросила Юлька, отчетливо понимая, что стоять здесь она не будет. Если дожидаться своей очереди, то можно опоздать не только в театр, но и на собственную свадьбу, которая состоится послезавтра.

– Вы по карте или как? – оживленно поинтересовалась полная женщина, сидевшая у самого входа, и уставилась на Юльку, нехорошо блестя глазами. Тетка была похожа на тигрицу, готовящуюся к прыжку. Остальная очередь тоже подобралась и не очень доброжелательно осматривала вновь прибывшую.

– По карте, – кивнула Юлька, не вникнув в суть местного сленга. Для убедительности она потрясла карточкой, выданной ей в регистратуре в виде бонуса к оплаченному номерку.

– А, – сразу успокоилась тетка. – Это не карта, а карточка. Вон за блондинкой будешь, – и она ткнула малиновым ногтем в сторону миниатюрной блондиночки, приветливо улыбнувшейся Юльке белоснежными зубками.

– Кто по карте последний? – Высокая смуглая девушка, появившаяся из-за угла, обвела присутствующих строгим взглядом. Очередь угрюмо молчала.

– Надоели! – неожиданно взвизгнула ярко накрашенная девица. – Прут без очереди, не пущу! Сейчас я иду, полдня тут парюсь. Беременные через одного.

– Не ори! – не осталась в долгу беременная. – Иди, кто тебе мешает! Будешь выступать, в глаз получишь. Мне нервничать нельзя.

Юльке всегда казалось, что после таких слов как раз и должны начинаться драки, но крашеная неожиданно успокоилась, удовлетворенно привалившись к стене.

– После нее я пойду, – сообщила беременная, которой нельзя было нервничать, таким жутким голосом, что никто не посмел ей возразить.

Неопытная в таких делах Юлька, приняв молчаливую безысходность ситуации за доброе расположение окружающих к будущим матерям, неуверенно сообщила:

– А я тоже беременная.

– Да? – ожила худая рыжая тетка, сидевшая напротив. – А карта у тебя есть?

– Я пришла на учет становиться, – гордо сообщила Юлька. Ей казалось, что все должны обрадоваться вместе с ней такому важному событию.

– Ну ни фига себе! – взвизгнула бабка, до этого мирно дремавшая, опираясь сморщенным личиком на трость с причудливо изогнутым набалдашником. – Может, я тоже беременная! Я же без очереди не лезу!

– Точно! – подала голос упитанная брюнетка, пошевелив коротенькими ножками в желтых пушистых тапках. – Совсем совесть потеряли. Я с работы отпросилась, а она тут из себя беременную строит!

– Молодежь совершенно обнаглела. В наше время такого разврата не было! – сурово провозгласила сухопарая мадам с профессорской внешностью.

– Да если она сейчас пролезет на учет вставать, она ж там на час, а то и больше застрянет. Гоните ее! – взвизгнула симпатичная шатенка, порываясь встать со своего места.

Продолжения Юлька дожидаться не стала. Она молча скачками рванула к выходу. Было жалко пятидесяти рублей, и терзало абсолютное непонимание происходящего: почему одной беременной никто не возразил, а ее чуть не побили.

«Неужели вся разница в размере живота? Глупость какая. Но до чего же народ стал злобный, – размышляла Юлька, торопливо покидая консультацию. – Ладно, не судьба. В следующий раз схожу».


На встречу с итальянцами она собиралась пойти в синем платье, подаренном родителями на Новый год. Оно казалось Юльке счастливым, потому что она была именно в этом платье, когда Сергей объяснился ей в любви.

Визит в консультацию, конечно, слегка подпортил ей настроение, но, посмотрев на себя в зеркало, Юлька повеселела. Наверняка итальянцы будут говорить ей комплименты, а Сергей будет гордиться. Если только, как обычно, она сама все не испортит.

Сергей радостно чмокнул ее в щеку, одобрительно прошелся взглядом по платью и сказал:

– Ты неотразима.

Они глухо стукнулись лбами, одновременно потянувшись к висевшей на вешалке дубленке.

– Юль… – Сергей растерянно посмотрел на нее. – Я помогу. Я всегда подаю женщинам верхнюю одежду. Понимаешь, так принято…

Она уловила только одно: были какие-то бабы, которым он подавал одежду. Настроение испортилось. Понятно, конечно, что до нее Сережа встречался с девушками, но думать об этом было крайне неприятно, поскольку богатая Юлькина фантазия дорисовывала картины их общения, с огромной скоростью развивая перспективу и утыкаясь в счастливую старость с неизвестной соперницей в окружении внуков.

Она молча подергалась, не попадая руками в рукава, и, насупившись, обозрела себя в зеркале. Теперь она нравилась себе намного меньше. Тем более что платье нелепо торчало из-под дубленки. Кроме того, ее осенила еще одна свежая мысль. Обычно Юлька все тщательно планировала, делая скидку на различные неблагоприятные обстоятельства и человеческий фактор. В результате она всегда ждала от жизни самого худшего, и когда результат получался не столь удручающим, как в ее первоначальных планах, она искренне радовалась и временно ощущала себя счастливой. Гормоны беременности, носившиеся по ее организму и завязывавшие нити сознания и подсознания в узлы и бантики, начисто лишили ее этой похвальной привычки. Вот и теперь она с тоской поняла, что сейчас придется влезать в старые сапоги, имевшие самый что ни на есть омерзительный вид, а сменную обувь в виде туфелек брать с собой. Сергею точно будет за нее стыдно. Представив, как вся русско-итальянская делегация топчется вокруг нее в ожидании, пока Юлька сдерет с себя стоптанные сапожки с пятнами присохшего янтарного клея, которым она периодически закрепляла подметки, она моментально прониклась к себе острой жалостью, смешанной с презрением. Надо было не на альфонса Костика деньги тратить, а купить нормальную обувь.

Сергей уловил резкую перемену в ее настроении:

– Что-то не так?

– А что, тебя все устраивает?

Он удивленно посмотрел на раздраженную невесту:

– Поясни.

– Внимательней посмотри на меня, – вконец обозлилась Юлька.

Сергей послушно оглядел ее с ног до головы, словно циркулем шагая взглядом по ее фигуре. Решив, что он обязан что-то найти, будущий муж неуверенно промямлил:

– Живот чуть-чуть виден… Да?

– Где? – ужаснулась Юлька и опустила глаза. То место, где у нормальных женщин бывает живот, было просто плоским, а в раздетом виде радовало глаз впалым изгибом, как у голодающих детей Поволжья. – Ты что? Издеваешься? На одежду посмотри. Я похожа на бомжиху!

– Давай завтра купим тебе другую, – покладисто согласился будущий муж, абсолютно не понимавший, что именно ее не устраивает, но побоявшийся уточнять подробности.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное