Михаил Арцыбашев.

Куприян

(страница 6 из 6)

скачать книгу бесплатно

XVI

Переночевав в яме, полной осыпавшихся листьев, Куприян целый день сидел в лесу, у болота, на условленном с Васькой месте.

День был солнечный и какой-то прозрачный. Солнце светило тихо и не грело, а только золотило желтые листья и паутину, длинными нитями протянувшуюся повсюду по траве, по опалым листьям, по деревьям. Легкие пряди ее тихо летали в воздухе, и казалось, что весь лес насквозь проткан золотыми нитями. Небо было ярко-голубое и тоже прозрачное. По временам высоко над лесом слышались какие-то звуки. Тогда Куприян подымал голову и видел чуть-чуть мреющую в голубом просторе стаю журавлей. Их заунывное курлыканье было единственным звуком, который слышал Куприян.

«Ишь ты, – думал Куприян, – летят… хорошее дело! Лети себе, куда хочешь… ни земли пахать, ни коней красть, ни податей платить… хорошо!»

Около полудня над болотом вышел волк и, чутко насторожившись, постоял по ту сторону просеки. Куприяну были видны его втянутые ребра и облезлые ляжки, на которых мотались клочки шерсти. Волк постоял, понюхал и, высоко поджимая свои худые ноги, поскакал в чащу.

«Наш брат, – усмехнулся Куприян. – Тоже поймают – спуску не дадут… а вся вина, что жрать надо».

Куприяну стало грустно и скучно.

Он уже с тоской поглядывал в ту сторону, откуда должен был появиться Васька. Но там все так же неподвижной стеной стоял лес, медленно и бесшумно роняя кружащиеся листья. Паутина продолжала тянуться золотыми нитями.

Куприян то ложился, то вставал.

Солнце стало клониться к западу, и по всему лесу протянулись косые стрелы от лучей. Над болотом стал мерещиться туман.

Наконец Куприян не выдержал и встал.

«Ну его к черту! – с досадой плюнул он. – Этак и с голоду помрешь. Завяз где-то, черт… жди его теперь».

Он помялся еще немного.

«Матрена наказывала к вечеру прийти, – подумал он, – пора идти… пока доберусь».

Он вспомнил, как до приезда Егора он, бывало, вечером пробирался к Матрене в избу. И ему вдруг стало жаль, что уж не вернется это время. Потом он припоминал, как «жалела» его Матрена, и вспомнил, как он грубо с ней обошелся в последнюю встречу.

«И что это на меня нашло?.. Разве она чем виновата? Такая уж участь наша горькая… А, должно, в последнее мы с ней сегодня повстречаемся, – подумал Куприян. – После вчерашнего мне в село ни ногой… Старшина своей тройки не забудет, да и поп… Уходить надо! Двинем с Васькой под Одест. Васька говорит, места вольные. – А там – когда опять вернусь?.. Может, и не вернусь, а коли и приведется, – забудет баба-то».

Куприян тряхнул головой и покривился.

«Хоть попрощаться-то хорошенько…»

Солнце как-то вдруг погасло в лесу; сразу стало холодней, и туман явственно потянул с болота.

«Не дождаться Васьки», – подумал Куприян, потоптался в нерешительности и вдруг быстро и твердо направился по знакомой тропке к селу.

XVII

Матрена целый день была сама не своя.

Утром к ней забежала солдатка Палашка и, вызвав ее на огород, чтобы не слыхал Егор, поведала ей с прикрасами все ночные события.

– И такой он, Куприян, отчаянной жизни человек, – тараторила Палашка, – сам скачет по улице, сам и кричит: «Ловите Куприяна!» Старшина теперь его живьем бы съел, а поп чуть, говорят, не помер… Отчаянный!..

У Матрены в сердце так сразу и захолонуло.

Первая мысль у нее была послать к Куприяну, чтобы не приходил сегодня.

Когда Палашка ушла, она вышла на улицу выглядывать Анютку. Анютка, игравшая с девочками около церковной ограды, сама увидела ее издали и прискакала на одной ножке, болтая локтями.

– Здравствуй, тетка Матрена! – просюсюкала она.

Матрена боязливо оглянулась вдоль по улице.

– Куприяна видела? – тихо спросила она.

– Вчерась видела.

– Сказала?

– Сказала. Обещал беспременно… «Скажи, – говорит, – приду».

Матрена еще раз оглянулась по улице.

– Ты бы, Анютка, сбегала до него. Скажи, чтоб не приходил.

Анютка вытаращила глаза.

– Чтоб не приходил? – переспросила она.

– То-то ж. Скажи, Матрена говорила, чтоб не ходил, а то мужики очень серчают, так чтоб худо ему не было. Скажешь?

– Скажу.

– Ну, беги…

– Сичас, – просюсюкала девчонка и проворно затопала босыми пятками к избе Гунявого.

Матрена вздохнула, поглядела ей вслед и пошла в избу.

Егор с утра ушел к винной лавке, где он теперь был постоянно. Маленький Федька спал в чулане. Матрена месила тесто и плакала.

Начала она плакать так, сразу, сама не зная отчего. Стало на сердце тяжело, и слезы закапали в тесто.

Она боялась за Куприяна и в то же время жаль было ей не видеть его. И мысли у нее все были грустные и безотрадные.

«Уйдет он, чай, теперь, – думала Матрена, – нельзя ему тут оставаться, а я одна останусь…»

Матрена заплакала сильней.

– Ни от кого-то я ласки не увижу… Егор только водку пить да за волосы таскать… Пошла бы да и утопилась, коли б не Федька. Федьку жалко… И ему не жить: забьет Егор. Вчера как толкнул-то! Ку-упря мой… желанный! всхлипнула она громко.

Под окном кто-то осторожно стукнул.

Матрена выглянула.

– Нету дяденьки Куприяна, – просюсюкала Анютка.

У Матрены опять захолонуло в сердце.

– Как так?

– Дедушка Федор говорит – и ночевать не приходил: с вечера ушел и не приходил. Матрена молчала.

– А у винной, тетенька, мужики кричат, – сообщила девчонка, – все дяденьку Куприяна поминают, грозятся страшно!.. Я мимо бегла, так подслушала… И дяденька Егор таматка…

– Пьяный? – машинально спросила Матрена.

– Не… только сердитый такой, что и-и!.. Матрена опустилась на лавку и потупилась.

– Ну что ж, я пойду, – сказала Анютка, – я, тетенька Матрена, к лавке сбегаю, послушаю… таково мужики стра-ашно грозятся, у-у!..

– Иди, – прошептала Матрена.

Анютка убежала.

Целый день Матрена места себе не находила. Иногда она выходила на крыльцо и прислушивалась к голосам мужиков, горланивших у винной лавки.

Егор не приходил до вечера.

К вечеру Матрена чисто убрала избу, уложила Федьку и, накинув на голову большой платок, вышла на огород.

XVIII

Куприян был уже под осиной.

Он пробрался задами и никого не встретил, кроме Фомы Болото, который, пьяный и лохматый, попался ему на выгоне.

Он узнал Куприяна, но ничего не сказал и, шатаясь, пошел своей дорогой.

Было еще рано и совершенно светло, но светло каким-то обманчивым светом: вблизи было все видно, как днем, издали сливалось в общую массу.

– Здравствуйте, Куприян Васильевич, – застенчиво проговорила Матрена, подходя к нему.

– Мотря, – тихо ответил Куприян, – не серчаешь, желанная?

Матрена вспыхнула и расцвела.

– Не… не серчаю я…

Куприян ее обнял.

– Вам, Куприян Васильевич, грех меня обижать, – заговорила Матрена, – потому я вас оченно почитаю и всегда…

– Я это понимаю, а только горько мне, так-то наше дело выходит, – ответил Куприян грустно.

– Вам теперь на село ходить нельзя, Куприян Васильевич… оченно мужики серчают.

– Пущай, – махнул рукой Куприян, – я их не очень-то боюсь, а что мне уйти отсюда следует, так это верно.

Он тряхнул головой.

На глазах у Матрены показались слезы.

– Куда же вы уйдете? – спросила она.

– Под Одест Васька зовет… Да я бы пошел, если бы не такая наша доля… чтобы в разлуке.

– От Бога все, Куприян Васильевич, – со слезами в голосе вздохнула Матрена.

– Да уж там… А так жить душа не стерпит… Оба молчали.

Небо все больше и больше темнело и зеленело с одного края.

– Не поминай, значит, лихом! – сказал Куприян. Матрена заплакала.

– Бог вам на помощь, Куприян Васильевич, а я вас всегда… Может, когда вспомните, дедушке Федору письмо для меня пришлите… Куприян отвернулся.

– Когда же вы?..

– Сегодня ночью и двинемся, – неровным голосом ответил Куприян.

У Матрены ноги подкосились. Она присела на бугорок и сильнее заплакала.

– Ну, что же ты… Мотря! Ты не плачь, – заговорил Куприян. – Может, еще и свидимся.

– Нет уж, – прошептала Матрена. В это время ворота двора сильно скрипнули. Матрена и Куприян сразу подняли головы. От дома по дорожке бежал Егор Шибаев с толстой жердью в руках.

– Ой, Боже мой! – вскрикнула Матрена, закрывая лицо руками.

Куприян съежился и оглянулся вокруг.

XIX

Фома, шатаясь и ругаясь, побрел с выгона по селу. Около винной лавки его окликнул Семен.

– Эй, Фома… шапку пропил! – закричал он. Фома остановился.

– Похоронил, что ль, старуху? – спросил Семен.

– Не… пробормотал Фома. Мужики засмеялись.

– Впрок солить ее хочешь, что ли? глупо зубоскалил Семен.

Фома тупо улыбнулся.

– Негодящий мужик, – вздохнул лысенький Битюгов.

– Народ, – отозвался Егор, – у него жена померла, а он натрескался… пьянчуга!..

Фома вдруг обиделся.

– Ну ты, солдат, – с пьяным задором отозвался он, – не на твои деньги пью, так тебе какое дело?

– Ну, проваливай, – строго возразил Егор Шибаев.

– Чего проваливай, – не унимался Фома, – а до моей жены тебе дела нет… померла, так не твоя печаль… Ты за своей смотри.

Егор Шибаев встал.

– Ну, ну!.. – угрожающе проговорил он.

Битюгов придержал его за рукав.

– Плюньте вы на него… известно, пьяный человек болтает, сам не знает…

– Нет, знаю, – угрюмо возразил Фома.

– Что ты знаешь? – багровея и приступая к нему, прохрипел Егор.

– А то и знаю, что к твоей бабе Куприян-конокрад пошел и сейчас там.

– Что врешь, пьяная голова? – вступился Касьян Рыжий.

– Ничего не вру… сам видал сейчас… на задах встретил. Прямо к нему на огород попер.

Егор Шибаев посинел.

– Братцы, – тоненьким голоском вдруг заговорил он, – подсобите…

Фома покачивался и ухмылялся.

– Поди, поди… он тебе еще нос расквасит, – насмешливо бормотал он.

– А и то, мужики, что ж ему спущать-то! – поддержал Касьян Рыжий.

– Переломать ему ребра, чтоб знал, как коней уводить.

– К начальству приставим!

– Иди, что ль!..

– Вали!

– Держи его! – закричал уже кто-то пьяным голосом.

Мужики повалили к избе Егора, по дороге выдергивая палки из плетней.

– Заходи из Семенова огорода! – командовал Битюгов.

– Ладно, не учи, – отвечали мужики, разделяясь на две партии. Одна часть пошла через двор Егора, другая повалила Семеновым огородом.

Когда Егор Шибаев увидел издали Куприяна с женой, у него потемнело в глазах, и он рысью побежал к ним по огороду.

Куприян сразу увидел опасность и огляделся вокруг.

Егор, с налитыми кровью глазами и перекошенным ртом, тяжело бежал по дорожке. – А… – только мычал он.

За ним бежали Битюгов и Семен.

– Держи! – кричали они Егору.

Куприян вдруг бросился навстречу Егору и со всей силы ударил его сапогом в живот.

– Ой-ой! – закричал Егор плачущим голосом, роняя палку и сгибаясь в три погибели. – Держи-и!..

Битюгов налетел на Куприяна, но поскользнулся и упал. Семен попятился назад.

– Беги, Купря… ой, Господи! – голосила Матрена.

Куприян бросился бежать по огороду, прыгая через грядки.

«Эх, хоть бы Васька…» – подумал он.

Наперерез ему бежали мужики из Семенова огорода.

– Упустили… держи! – кричали они.

Куприян бежал изо всех сил, слыша, как сзади бегут Битюгов и Егор, оправившийся от удара.

«Не догонят», – задорно подумал Куприян.

Но в это время что-то ударило его по ногам и попалось под ногу. Куприян споткнулся и упал, едва успев подумать:

«Пропал!..»

– Вот так… держи! – крикнул Касьян Рыжий, бросивший ему под ноги палку.

В ту же минуту Куприян вскочил на ноги, но сзади на него навалился Егор.

Куприян хватил его локтем в лицо, но страшный удар по голове сшиб его самого с ног. У него все закружилось в глазах. Падая, он ударился лицом о чье-то колено, вскочил и опять упал, вцепившись пальцами в чей-то зипун. Удары посыпались на него градом. Кто-то со всей силы ударил его тяжелым сапогом в грудь, и что-то горячее хлынуло у него изо рта. Куприян закричал тоненьким голоском и, выпустив захваченную полу зипуна, встал на четвереньки, чувствуя, как кровь течет у него по лицу и заливает глаза.

«Голову разбили…» – смутно мелькнуло в его сознании, и он снова упал.

Сквозь рев, удары, ругательства и сопение возившихся с ним мужиков он услышал еще голос, как ему показалось, Федора Гунявого, но на голову ему обрушилась с страшной силой какая-то гора, и земля попала ему в рот…

Над ним образовалась спутанная куча зипунов, лаптей, сапогов, поднимающихся и опускающихся кулаков…

Федор Гунявый, Мозявый, сотский Шпрунь и другие мужики действительно бежали со двора, от церкви, услышав пронзительный крик о помощи Матрены и рев пьяных, бешеных голосов. Им удалось растащить мужиков, возбужденных, красных и потных, с оборванными полами и бородами, но Куприян лежал ничком, подогнув голову, и уже не шевелился. Волосы его слиплись от крови и грязи.

Мужики, тяжело дыша, смущенные и испуганные, стояли вокруг.

– Ишь ты, – недоумело пробормотал Касьян Рыжий.

– Ах ты, грех-то какой! – ударил об полы Битюгов, оторопело рассматривая убитого. – Как же это так?

– Звери, не люди, – горько пробормотал Гунявый.

Вечером Васька узнал об этом и весь вечер плакал навзрыд, а потом напился и стал грозиться сжечь село.

– Один конец! – сквозь зубы кричал он. – Куда пойдешь? Где она, жисть-то?

– Молчи, заводский! – спокойно и сурово сказал Гунявый.

1902

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное