Антон Орлов.

Сильварийская кровь

(страница 3 из 36)

скачать книгу бесплатно

После того как территория, в прошлом принадлежавшая темным эльфам, отошла к людям и превратилась в южную провинцию Королевства Траэмонского – провинцию Манжелиста, получившую имя по названию руин древнего поселения на берегу моря, – напоминание о былых временах, надменно торчавшее над аннексированной местностью, не единожды пытались разрушить различными способами, но нимало не преуспели.

В конце концов траэмонские власти смирились с неистребимостью Белой арки и, дабы сохранить лицо, объявили ее историческим памятником, не подлежащим сносу. Это произошло еще при королеве Марисиэнне. Остроумное решение очередного консорта. Вдвойне остроумное: оно не только послужило оправданием тому факту, что этот застрявший в реальности осколок дивно прекрасного нечеловеческого сна до сих пор существует, но и поспособствовало улаживанию отношений с темными эльфами, которые к тому времени оправились после разгрома, учиненного объединенными силами людей и светлых эльфов, и вновь начали заявлять о себе как о силе, с которой надо считаться.

Гилаэртис, их новый вождь, занявший место убитого светлыми эльфами Эгнандора, поначалу проявил себя гибким и практичным дипломатом, и все на него нарадоваться не могли, пока не вылезла наружу правда о его плане по восстановлению численности сильварийских эльфов. Тех после войны осталось хорошо если три-четыре десятка, и люди тут были ни при чем. Люди всего лишь хотели прибрать к загребущим рукам плодородные земли между Кочующей грядой и Сильварией – нынешнюю провинцию Манжелиста. Геноцид своим темным сородичам устроили светлые эльфы из Роэндола. По какой причине? Ответ знают только они сами, а задавать вопросы эльфам – занятие такое же неблагодарное, как писать вилами по воде или ловить пляшущих солнечных зайчиков.

Уцелели те, кто рискнул уйти в глубь чаролесья и сумел там выжить. Два столетия спустя – для эльфов это не срок – они вернулись, но их было слишком мало, чтобы отвоевывать у Королевства Траэмонского свою исконную территорию. Поселились в Сильварии, время от времени появлялись в человеческих городах, вели себя неагрессивно. Создавалось впечатление, что они смирились с судьбой и хотят за неимением лучшего влиться в человеческое общество.

Против этого мало кто протестовал. Во-первых, их осталась жалкая горстка, и к тому же среди них не было ни одной эльфийки: то ли неведомое заболевание, то ли проклятие, посланное магами светлых эльфов вдогонку вырвавшимся из капкана беглецам, выкосило всех женщин. При таких условиях они не могли считаться жизнеспособной диаспорой, и выбор у них был невелик: или тихо угасать, оставаясь замкнутой малочисленной группой, или перемешаться с людьми. Во-вторых, у них водились деньги. Золотые и серебряные монеты диковинной чеканки, изъятые, вероятно, из затерянных в чаролесье сокровищниц давно сгинувших цивилизаций. Сильварийцы обменивали их на траэмонские дубры и везде были желанными гостями.

Впрочем, некоторые возражали. Говорили, что от эльфов всегда жди какой-нибудь пакости, крупной или мелкой, по обстоятельствам, а если ничего такого до сих пор не произошло – это вдвойне подозрительно и все еще впереди.

Пакость через некоторое время случилась, но интересы людей она не затрагивала.

Как, наверное, и следовало ожидать, погиб при странных обстоятельствах владыка светлых эльфов, руководивший истреблением народа Гилаэртиса. Тот признал, что это работа сильварийцев, и своего личного участия не отрицал – еще бы хваленая эльфийская гордость позволила ему остаться в тени! При этом он добавил, что сводить счеты с людьми не собирается, ведь миновало почти двести лет, и тех, кто действовал в этой войне заодно со светлыми эльфами, давно уже нет в живых, и многое за эти годы переменилось.

Насчет перемен он был прав: Королевство Траэмонское и Светлый Роэндол за это время вступили в фазу расхождения интересов – или, выражаясь без политеса, вконец перегрызлись, так что постигшее роэндолскую верхушку несчастье для траэмонской верхушки оказалось даже кстати.

Гилаэртис заверил, что его подданные не будут предпринимать против людей враждебных действий («не считая вынужденной самообороны в случае какой-нибудь частной провокации…»), а в Сильварии они займутся истреблением вредоносной нечисти, которая досаждает жителям окраинных городов и деревень.

Выходило, что население Королевства Траэмонского от соседства темных эльфов кругом в выигрыше: те живут себе в чаролесье, никого не трогают, окрестную территорию от упырей и других оглоедов бесплатно охраняют. Многие завели постоянных любовниц, навещают их от случая к случаю, на хозяйство и на подрастающих детей денег дают не скупясь. Все куда благопристойней, чем у иных людей.

Некоторые скептики упрямо не верили очевидному. Что-то здесь не так. Ну, просто не может быть, чтобы здесь не крылось никакого подвоха!

Подвох обнаружился чуть позже. Лет эдак через двадцать после возвращения темных эльфов. От них ожидали поползновений вернуть территорию или каких-нибудь магических неприятностей вроде мора или засухи, но того, что они затеяли, никто не предвидел.

Прошло еще полтора века. Темных эльфов стало больше. Не настолько больше, чтобы обрел остроту территориальный вопрос, но тем не менее… Они появляются, когда хотят, в человеческих городах, даже в самом Траэмоне, требуют от людей соблюдения условий уговора – теперь уже требуют! Избавиться от них… Многие не возражали бы, но это невозможно. Лезть за ними в чаролесье равносильно самоубийству, а они чувствуют себя там, как дома.

Фраза, приплывшая из чужого мира во время очередного затмения снов: «Все, что не убивает нас, делает нас сильнее».

Те, кого чаролесье не смогло убить, кое-что приобрели взамен своих разрушенных замков и утраченной роскоши. Они сумели там прижиться и вдобавок овладели разновидностью магии, которая победившему Роэндолу не знакома, так что теперь их в сильварийских дебрях не истребить.

Ходят слухи, что они ведут тихую варварскую охоту на роэндолских магов: выследив и поймав очередную жертву, вырезают в качестве трофея сердце, или печень, или два-три позвонка, или что-нибудь еще. Никто не знает, насколько правдивы эти жуткие рассказы, но все сходятся на том, что такие зверства пристали скорее троллям или гоблинам, чем эльфам, пусть даже одичавшим.

Так все и тянется по сей день. Траэмон помирился с Роэндолом, и светлые эльфы внесли свою лепту в разрешение проблемы. Вообще-то человеческие проблемы их не волнуют, и у них имеется с полдюжины философских теорий на тему, почему эльфы ни в коем случае не должны помогать людям, но этот случай они сочли особым и сделали исключение – хотя бы ради того, чтобы насолить Гилаэртису. Обереги. Те самые противоэльфийские обереги, из-за отсутствия которых Марека регулярно останавливают на улицах полицейские наряды, Траэмон покупает у них.


– Арка вся в радугах. Фрешта, помнишь, что это означает?

– Какие радуги? – тоном человека основательного, который не станет в игрушки играть, отозвался Фрешта.

– Эльфийские радуги на Белой арке. Ты их не видишь, но должен знать, что это признак… Ну-ка, вспоминай, Раймут при мне читал тебе лекцию.

«А я вижу!»

Марек не стал сообщать об этом вслух, чтобы не дать Фреште шанса перевести разговор на другие рельсы. Тот озадаченно хмурился, выпятив нижнюю губу: степенный мужчина, который не бросает слов на ветер и на всех поглядывает свысока, в два счета слинял, уступив место туповатому школьнику, не выучившему урока. Видимо, в служебной иерархии «Ювентраэмонстраха» Шельн занимала более высокую ступеньку, поскольку он даже не пытался протестовать против незапланированного экзамена. А может, ума не хватало для протестов… Марек улыбнулся, не беспокоясь о том, что Фрешту его улыбка взбесит.

– Где радуги? – спросила Дафна. – Ничего не вижу…

– Для этого надо обладать таким зрением, как у меня.

Шельн опередила Марека, готового подсказать: «Да вот же, на арке!», и он снова промолчал.

«Значит, мы с Шельн их видим, а Фрешта и Дафна – нет».

Он порадовался тому, что у него такое острое зрение, и немного пожалел Дафну, в то же время с удовольствием наблюдая за физиономией своего недруга в зеркале заднего вида: очевидно, потуги вспомнить урок успехом не увенчались.

Машины впереди тронулись. Увеличив давление пара в котле, Фрешта покатил следом за ними.

– А что это за признак, если не секрет, госпожа Шельн? – вежливо поинтересовалась Дафна.

Она была девочкой воспитанной, но любознательной – иногда эти качества шли рука об руку, иногда конфликтовали. Лунная Мгла отреагировала на вопрос благосклонно:

– Не секрет, наоборот – из тех вещей, о которых не следует забывать.

Шпилька в адрес Фрешты. Встретив в зеркале его угрюмый взгляд – мол, погоди, доулыбаешься, – Марек еще шире ухмыльнулся. Здорово, что Шельн посадила его в лужу!

– Радуги на созданных эльфами скульптурах означают, что в городе сейчас находится кто-то из эльфийских владык. Поскольку светлая Эгленирэль вряд ли почтит своим присутствием заштатный человеческий городишко, а повелителям заморских эльфов здесь тем более делать нечего, вариант только один – в Кайну пожаловал Гилаэртис. Фрешта, прими к сведению. Хорошо, что Раймут напился и не поехал, он бы непременно с ними сшибся.

Креух со вчерашнего дня запил. Марек, заглянувший, как обычно, навестить Лунную Мглу, слышал его бормотание, доносившееся из недр павильончика: инспектор обещал какой-то Ольде, что обязательно найдет и приведет домой Рика, и просил ее не умирать. Потом Шельн прикрыла дверь, и слов стало не разобрать – только невнятные горестные звуки, напоминающие скулеж свирепого, но в данный момент очень несчастного брошенного пса.

Марек ушел оттуда в растревоженном настроении, словно соприкоснулся с чем-то непоправимым. Еще и море в сумерках протяжно вздыхало, накатывало на песок с тяжелым плеском, и в голову лезли мысли о смерти, навеянные пьяным монологом Раймута Креуха. Но все это было вчера, а сегодня Марек приехал в Кайну – в хорошей компании, если не считать Фрешты. И нет ему дела ни до каких эльфов, он не их добыча.

Оставив паромобиль на глинистом пустыре, преображенном на время праздника в стойбище машин, они влились в толпу, заполонившую улицы городка. Так и держались вчетвером. Фрешта хотел поколотить Марека, чего не скрывал, а Марек хотел расквасить физиономию Фреште, чего до поры до времени не афишировал. Вдобавок оба в меру своих способностей волочились за Шельн. Кроме того, Марек отвечал за Дафну, а та была здесь в первый раз (впрочем, как и он сам) и опасалась заблудиться, поэтому не отходила от остальных дальше чем на три-четыре шага. Эти невидимые нити связывали их, не позволяя разбрестись в разные стороны и провести время, как заблагорассудится. Разве что Лунная Мгла в любой момент могла уйти, ничего не потеряв.

Разлитое в небе золотистое вино постепенно темнело, приобретало экзотический оттенок, какого не увидишь севернее Кочующей гряды – сиреневый с изумрудной прозеленью. На этом фоне плавали клубы дыма: костров по всей Кайне горело великое множество; кроме официальной церемонии на площади перед ратушей, все желающие жгли самодельные чучела Старого Царя у себя во дворах, заодно бросая в огонь ненужный хлам – на счастье.

Иные из горожан на время праздника превратили свои дворики в харчевни. Ворота настежь, под открытое небо выставлены столы, стулья и табуреты, хозяева чем богаты, тем и угощают завернувших поужинать прохожих. Многие добирались издалека, в дороге успели проголодаться, а кайнианским трактирам и кофейням не справиться с таким наплывом посетителей.

Одна из импровизированных закусочных попалась им по дороге. Посреди двора расстелен ветхий, местами протертый до дыр узорчатый ковер, аппетитно пахнет выпечкой, сияет до блеска начищенный пузатый рукомойник.

Шельн и Фрешта сразу уселись на свободные места за старомодно громоздким квадратным столом. Марек зазевался: показалось, что в меркнущем небе над двором пролетело, тяжко хлопая крыльями, что-то большое, но когда он поднял голову, там уже никого не было, а прошмыгнувшая с улицы парочка заняла два оставшихся места.

– Эльфы – чудной народ, им бы все цветочки собирать, поссать забудут и штаны намочат, – хохотнул Фрешта, уже успевший влить в себя две бутылки пива, припасенные еще в Халеде.

– Марек, не надо, не обращай внимания, – шепнула Дафна. – Пойдем, вон там сядем.

Она кивнула на скамейку возле изгороди, отделяющей дворик от огорода. Там и устроились. Хозяйка принесла сырные лепешки, символизирующие солнце, и крепко заваренный чай, благоухающий яблоками и цветами.

– Не стоит на таких обижаться, он же на голову больной. Не связывайся, испортишь себе праздник.

– А ему – экстерьер, – мрачно пообещал Марек. – Я думал, ты захочешь встретить Равноденствие в столице.

– Если честно, я оттуда сбежала. Все надоело. Моя лучшая подруга в четвертый раз выходит замуж, причем за моего же дядю, который в три раза ее старше! Не хочу на это смотреть. Завтра я поеду обратно, а пока побуду здесь. А то ходить среди них, улыбаться как ни в чем не бывало… Им же нет дела до того, что она сама об этом думает и чувствует!

Ее лучшая подруга – это отдельный разговор. Дружили они с шестилетнего возраста, причем лидером в этой дружбе, судя по всему, была Дафна. Невзирая на. И самое странное то, что Элше, опять же невзирая на, против такого распределения ролей не возражала.

Поужинав, направились в ту сторону, куда двигалось большинство. Народу в Кайну понаехало самого разного. Нарядно разодетые люди гуляли группами, пары и одиночки попадались редко: при таком наплыве чужаков лучше держаться среди своих соплеменников.

Тролли возвышались над толпой могучими чешуйчатыми глыбами. Лесные гномы в тяжелых башмаках и мешковатых пятнистых куртках с капюшонами-колпаками, щуплые, в отличие от своих подгорных сородичей, зато верткие и проворные, шныряли в толпе, как в лесу. Гоблины, подвижными смышлеными физиономиями напоминающие мартышек, отирались около переполненных заведений с вывешенными на дверях табличками «Гоблинам кофе не наливаем» и жадно принюхивались к плывущим оттуда ароматам. Известно ведь, что кофе на них действует, как валерьянка на кошек: угостишь гоблина кофе – и потом держись! Стайки бледных водяниц с вечно влажными волосами и гибких смуглоликих дриад. Козлоногие фавны с блестящими от пота голыми торсами, поросшими курчавой шерстью. Наверняка есть тут и оборотни самого разного толка, но этих не отличишь от людей, а вот эльфов Марек пока ни одного не заметил, поэтому выкрик «Эй, ты, эльфяра позорный!» заставил его с любопытством заозираться в поисках адресата.

– Ты, чё зенки лупишь, к тебе обращаются!

Сбоку, в тупиковом переулке, чуть в стороне от фонаря, расположилась теплая компания гоблинов с термосами и кружками. Диковато отсвечивают в темноте белки глаз. Благоухает кофе тройной крепости. Обладатель нагловатой обезьяньей рожи выдвинулся из потемок и заступил дорогу Мареку, слишком поздно сообразившему, кто здесь «эльфяра позорный».

– Неча ходить по нашему городу, усек с первого раза?

– Чего надо?

Отодвинув в сторону Дафну, Марек принял боевую стойку, но тут между ним и агрессором скользнула Шельн:

– Во-первых, он не эльф, а человек. Во-вторых, он со мной.

Марек видел ее со спины: коротко подрезанные светлые волосы, безупречно гладкие, отсвечивают слабым сиянием (наверное, какой-то особенный крем или бальзам), царственная осанка, белая атласная блузка с воротничком-стойкой. В ее ленивом мелодичном контральто не было угрожающих ноток, но что стало с гоблином! Тот разинул рот, несколько раз моргнул, съежился и, наконец, согнулся в неуклюжем подобострастном поклоне:

– Извините, высокая госпожа, обознался… Не хотел, не серчайте!..

Звякнула поставленная на булыжник кружка. Из потемок донесся хриплый возглас:

– Кто там нашего Гныра обижает?!

На свет выполз еще один гоблин. Короткие, до колен, штаны из облезлой собачьей шкуры, в кулаке зажат нож с широким кривым лезвием.

– Тебе кофеин в голову ударил? – все тем же ленивым, но теперь слегка удивленным тоном осведомилась Шельн. – Ну, смотри, если мы с тобой встретимся не здесь , а там , пожалеешь об этом!

Первый гоблин пихнул его в бок и что-то шепнул на ухо. В ответ заостренное складчатое ухо нервно дернулось, а его хозяин на секунду-другую окаменел – вылитая статуя с обескураженной миной, потом тоже отвесил низкий поклон. Нож, прощально блеснув в желтом свете фонаря, исчез в потайных ножнах за поясом.

– Пошли, – как ни в чем не бывало позвала Шельн.

На Марека эта сценка произвела ошеломляющее впечатление. Что за дела могут быть у Лунной Мглы с какими-то гоблинами? Словно компания опустившихся бывших слуг повстречала королеву в изгнании… И ведь они натурально перетрусили, хотя их было пятеро или шестеро.

А вот и знаменитый Драконий каскад: просторная, как площадь, набережная Каянхи, перекрытой плотиной в четыре ступени, и на каждом уровне вода обрушивается вниз из распахнутого зева громадной драконьей морды, высеченной из камня.

Толпа здесь была еще гуще, чем на окрестных улицах. Завывали волынки, плакали флейты, ярко светили фонари на увитых растрепанными цветочными гирляндами столбах. Потасовки и танцы начинались стихийно и сами собой сходили на нет, за порядком никто не следил.

Марек подумал, что по сравнению со столицей все здесь мелкомасштабно, несмотря на бурное протекание праздника.

Шельн лавировала в толпе уверенно, увлекая за собой остальных. Парапет набережной изгибался вереницей полукруглых балкончиков, с одного из них как раз снялось общество фавнов – франтоватых, с позолоченными рожками и в ярких галстуках на голое тело.

– Идем сюда! – Лунная Мгла впихнула своих спутников на балкончик, опередив семейство лесных гномов. – Подождите меня здесь. Кое с кем поздороваюсь и вернусь. И сделайте одолжение, не деритесь, не забывайте, что с вами девушка. Фрешта, понял?

– А я ничё, – ухмыльнулся Фрешта.

– Надеюсь, ты не хочешь, чтобы я на тебя обиделась?

– Я же сказал, ничё, – повторил он уже без ухмылки.

Она исчезла. Фрешта откупорил бутылку пива и демонстративно повернулся спиной: раз так, плевать я на вас хотел. Марек и Дафна облокотились о парапет. Из разинутой драконьей пасти хлестала вспененная вода, а там, где она растекалась, пытаясь уподобиться черному зеркалу, плескались нагие водяницы. Вокруг покачивались цветы, пустые бутылки, мелкий мусор, но бледные водяные девушки скользили по кругу в ритуальном танце, не обращая внимания на инородные предметы.

– Кто она такая? – тихо спросила Дафна.

– Шельн? Работает в страховой компании.

Марек запнулся, обнаружив, что он, если разобраться, ничего не знает о Лунной Мгле. Не повторять же сплетни о том, что она бывшая гетера из веселых кварталов.

Над крышами по ту сторону Каянхи взметнулся огненно-розовый куст. Не успел погаснуть, как рядом распустился фиолетовый, потом золотой… На пятом или шестом залпе Марек вздрогнул, как от скользящего ледяного прикосновения к позвоночнику.

Секундой позже он понял, что на него кто-то смотрит в упор, и оглянулся, готовый… в общем, готовый действовать по обстоятельствам. Множество лиц, озаренных цветными сполохами: народ любуется праздничным фейерверком, заказанным и оплаченным магистратом города Кайны.

Ощущение чужого взгляда исчезло.

Что это было? И раньше случалось, что Марек чувствовал чье-либо внимание спинным хребтом еще до того, как замечал заинтересованную личность, но эти ощущения никогда не бывали настолько сильными. Как удар серебристой ледяной молнии… На том конце находится очень опасное существо, в этом он был уверен.

Мешанина лиц, человеческих и не очень. Еще и темнота, сотрясаемая световыми вспышками. Попробуй, угадай, кто из этого столпотворения несколько мгновений назад так на тебя уставился, словно хотел взглядом содрать кожу и выяснить, что под ней спрятано.

С фейерверком в Кайне было негусто. Всего-то дюжина залпов. Не то что в столице, где по праздникам все небо на час-другой превращается в сверкающую мозаику.

– Видали? Красотища-то какая неописуемая!

– Ма, а чего Нгракли поймал и съел крыску, а мне не дал…

– Куда прешь, как тролль безглазый?!

– А кому лепешки с нектаром вечной молодости!..

– Узнаю, кто сделал, – самого туда законопачу, шутники, огр вас задери, помойку нашли…

– Королева алых бутонов и коралловых гротов, как вас, простите, зовут?

– С фавнами не знакомлюсь.

– Вата медовая, ракушечки карамельные!..

– Видишь, ты проспорил. Это не мираж, он настоящий. Что-то невероятное… Неужели на нем нет оберегов?

– Эй, Старбо, так что ты там про свою рыбу толковал, перед тем как начали пулять? Скажешь, вот такая была рыбина – ага, конечно…

– Не, она была вот такая, длиной в полруки… Но это оказалась рыба-зомби!

– Брешешь…

– Трактат «Скажи нет еде», переписан от руки всего в пяти экземплярах! Тайные магические рецепты избавления от пищевой зависимости!

– А вот вата медовая, сама тает во рту!..

– Пиво – это вода. Я хочу нажраться по-настоящему. Я что, многого хочу?

– Дорогу благородной госпоже норг Дипрамут!

– Амулеты от сглаза!.. Сильные амулеты, два последних осталось, отдаю за полцены!..

– Тогда я ему говорю: знаешь, козлик мой ненаглядный, или ты здесь на всем готовом, или с ней…

– Мы обращались с петициями неоднократно, помойку надо было ликвидировать, пока там не поселился этот гребаный огр, а вы это мэру нашему объясните!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное