Антон Орлов.

Желтые небеса

(страница 8 из 42)

скачать книгу бесплатно

Поглядев на рыбацкие хижины с односкатными крышами, темные на фоне туманного зеленовато-серого моря, на скучные белесые скалы, на две длинные мачты, лежавшие на каменистой земле за палатками, он отправился к себе. Машина была почти готова к броску через океан. Бригада плотников возилась с наружной обшивкой. В свете прикрепленных к поперечным балкам прожекторов преображенный бронекар выглядел весьма впечатляюще. Пахло свежей древесиной, краской и рыбой – раньше в сарае была коптильня.

Мартин забрался в кабину, включил анализатор, достал из чемоданчика пакет с письмом. Сунул его в контейнер для образцов и уставился на экран. Послание было тщательнейшим образом проверено, однако никакого подвоха не обнаружилось – ни яда, ни опасных бактерий. Алзонская синтетическая бумага фирмы «Адэ». Лидонская черная паста № 125. Обычные для Кадма микрокультуры. И все.

Насвистывая, Мартин уже без всяких предосторожностей извлек конверт из анализатора и распечатал.

«Ты выгадал отсрочку, но от меня не уйдешь. Я еще увижу тебя раздавленного! За то, что вы со мной сотворили. Мою душу растоптали ногами, меня убили, и я не знаю, что было потом, пока не попал сюда. Ты не помнишь, как я просил, чтобы ты меня спас, а ты не захотел помочь. Я-то теперь все вспомнил. Эта Галактика будет под моей пятой, а за ней и другие галактики, и я всех найду. Роковой Ужас, который обрушился сегодня на твое обывательски-уютное жилище (Мартин приподнял брови: очевидно, здесь имеется в виду издыхающий цефалопод?) – всего лишь предвестье того Ужаса, который по моей воле сотрясет ваш никчемный мир!

Я помню свою смерть. Вы пришли втроем – она, ты и тот накачанный аристократический ублюдок, который хотел изрубить меня на куски. Вы были озверевшие. Ты сказал, что меня за то, что я сделал, пристрелить мало. Никто не понял величия моего Поступка. Она меня убила, а ты стоял рядом и не возражал, хотя я обещал заплатить, если вмешаешься. У меня не было денег, но я же тебе их обещал! Ты сам виноват, что навлек на себя мою справедливую кару. Никто не может представить, было что-то невыносимо кошмарное, хуже обычной смерти. Она почти дотла выжгла мою душу своим ледяным черным огнем, но я уцелел как несомая ветром песчинка и попал сюда. Смотрю – ты теперь тоже здесь и вовсю процветаешь. Но это уже недавно. А сначала я два раза был дебилом, пока опять не родился нормальным. В этом виноваты вы все! И я бесконечно страдал, во мне до сих пор живет старая боль.

Четыре стандартных года назад мы прилетели на Кадм, потому что хотели найти тут золото, а нашли ЭТО. И ЭТО вернуло мне память о прошлом и наделило меня Всемогуществом. Трепещите, скоро я займу то место, которое всегда было моим по праву! Грядет Новая Пора Человечества!»

Мартин отложил листок, задумчиво потер подбородок. Бред параноика, ничего больше… ЭТО – фаянийские наркотики? Скорее всего.

Внутренняя дверь приоткрылась, в кабину заглянул один из агентов, Кимус – худощавый человек средних лет, с изогнутыми светлыми бровями, что придавало его лицу обманчиво-удивленное выражение.

– У тебя юмор висельника, Мартин.

Ты нацепил эту штучку по случаю предстоящего путешествия?

– Какую штучку?

– Вот эту.

Кимус показал на брошь, приколотую к его лацкану, Мартин успел про нее забыть.

– Подарок бывшей любовницы, – объяснил он неохотно. – Мы с ней сегодня расплевались.

– И правильно сделали, раз она дарит тебе такие сувениры.

Мартин отцепил брошь, потрогал пальцем самую крупную из коричневатых жемчужин.

– Ты не в курсе, что она символизирует?

– В курсе, – кивнул Кимус. – Предопределенное свыше несчастье, вроде внезапной смерти или тяжелого увечья. Например, тебе на голову свалится кирпич, только не случайно, а по велению высших сил. Знак жертвы. Мы всю эту символику наизусть выучили, перед тем как сюда внедриться.

Мартин беззвучно выругался: прояви он чуть побольше смекалки, еще в Торговом Городке сообразил бы, что Корнела затеяла грязную игру!

Кимус ушел. Во второй раз перечитав письмо, Мартин состроил недовольную гримасу. Наконец-то он получил послание, в котором анонимный враг удосужился сообщить, при каких обстоятельствах они сталкивались раньше… Масса интересных подробностей. И он бы наверняка вспомнил этого типа, если б не одна неувязка. Маленькая, но существенная: в жизни Мартина Паада не было даже отдаленно похожего эпизода. Свихнувшийся преступник перепутал его с кем-то другим.

Глава 6

Двухмачтовое судно держало курс на запад. Как и многие современные чадорийские корабли, оно совмещало в себе парусник и пароход. Сейчас паруса были убраны, зато из трубы валил дым, и судно резво рассекало слепящую дорожку, двигаясь прямо на оранжевое солнце Кадма, повисшее над горизонтом. Правда, шло оно слишком быстро для чадорийского парохода… При ближайшем рассмотрении можно было заметить еще кое-что: у него почти отсутствовала осадка, а высокий пузатый корпус бросал вызов и теории кораблестроения, и здравому смыслу – такая штуковина должна завалиться набок максимум на пятой минуте после спуска на воду. Тем не менее судно не тонуло и с каждой минутой приближалось к цели – скрытому за горизонтом материку Валвэни. Экипаж в лице Мартина Паада пил пиво на капитанском мостике. Был мертвый штиль, тронутые нежной позолотой перистые облака словно приклеились к вечернему небу. Если верить локатору, никто за ними не прятался. Водная равнина тоже не таила никаких опасностей: для того, чтобы напороться на рифы, нужна какая ни на есть осадка, а откуда она возьмется у корабля, который идет на магнитной подушке?

Корпус этого единственного в своем роде судна вместе с мачтами, парусами, надпалубными постройками и внушительной трубой представлял собой сплошную бутафорию. Деревянный футляр, надетый на бронекар. Шлейф дыма обеспечивала спрятанная в недрах трубы дымовая граната. «Антисканер-206-Z», новейшая лидонская модель, сводил на нет любые попытки исследовать судно невизуальными способами. Мартин не торопился с выводами, но все говорило за то, что ему удалось-таки обвести вокруг пальца воздушные патрули. По крайней мере сейчас его никто не сопровождал. Усмехнувшись, он подставил лицо полному солоноватых брызг ветерку, возникавшему за счет быстрого движения вперед. Окружающее пространство как будто застыло, если не считать сползающего к горизонту солнца. Компьютер предсказывал близкую бурю, но бронекару она не страшна… другое дело, что не хотелось бы раньше времени лишиться маскировочной обшивки.

Мартин покинул Сирф на рассвете. Агенты ЛОСУ должны были после его отплытия отправить на лидонский звездолет доклад о криминальной деятельности на Кадме неизвестного преступника, и Мартин надеялся, что кто-нибудь да заинтересуется «подвигами» этого парня. Жаль, самому некогда с ним разобраться. Допустим, Джавао Марчангри и Корнела бан Кунарда сами напросились: есть такая порода людей, которые только и ждут, чтобы какой-нибудь лидер одурачил их, лишил последних остатков внутренней свободы и повел за собой – неважно куда. Как правило, чем одиозней лидер, тем больше фанатизма проявляют ведомые. Их проблема. Но искалеченный Валтей Митгегри пострадал ни за что, и кто-то должен за это заплатить.

Небо на юго-западе, еще несколько минут назад однородно-золотистое, набухло темной кляксой. Вот он, шторм. Дождавшись, когда темное разрослось, а штиль сменился волнением, Мартин открыл люк и спрыгнул на крышу бронекара. Тут, внутри, было тесно, сыро, гудели двигатели, бурлила внизу вода. Сквозь щели в деревянном корпусе проникали солнечные лучики – световые точки на тусклой броне. Мартин на четвереньках добрался до кабины, спустился, цепляясь за привинченные к внутренней стороне корпуса металлические скобы, и, повиснув напротив дверцы, приложил большой палец к замку. Дверца открылась. Плюхнувшись в кресло перед пультом, он дал команду загерметизировать бронекар. Теперь его связывали с внешним миром только сенсоры и видеокамеры, выведенные на корпус.

На экране он видел лохматое выцветшее небо, взбаламученный океан. Солнце исчезло, а вскоре сгустилась тьма, и Мартин переключил монитор в инфракрасный режим. Светящиеся цифры в нижнем правом углу сообщали информацию о скорости ветра, атмосферном давлении, температуре воды и воздуха, магнитных аномалиях, рельефе дна, высоте волн. Скорость ветра слишком велика, чтоб ее игнорировать, отдельные порывы достигают ураганной силы. Если бы бронекар мог погрузиться под воду, как субмарина… Такого варианта конструкторы не предусмотрели. Включив взлетно-посадочные двигатели, как основные, так и резервные – на всякий случай, Мартин поднял машину повыше и завис, борясь с ветром: двигаться вперед не было никакой возможности. Хорошо еще, если не снесет… Не будь на орбите инопланетных патрулей, он ушел бы в верхние слои атмосферы, но при нынешнем раскладе этого лучше не делать. Глядя с прищуром на экран, Мартин попытался представить, как выглядит его средство передвижения со стороны: несуразный пароход-двухмачтовик, парящий над взбесившимся океаном… Вот так и рождаются легенды о кораблях-призраках!

Шторм стих после полуночи. Посадив бронекар на магнитную подушку, Мартин выбрался на палубу проверить свое хозяйство. Обе мачты исчезли, от бушприта остался метровой длины огрызок. Жестяная труба накренилась и вдобавок была сильно помята – видимо, на нее упала мачта. Он вытащил наверх сумку с инструментами и за полчаса привел трубу в порядок: пусть судно потеряло право считаться парусником – в распоряжении Мартина остался вполне приличный пароход, и никто не сможет сказать, что это не пароход, пока не рассмотрит вблизи… Ну, а рассматривать свое детище вблизи он никому не позволит. Самое главное, корабль должен выглядеть так, чтоб у воздушных патрулей не возникло повышенного интереса, ведь они, если заинтересуются, в два счета раскусят его маскировку.

Завершив работу, Мартин некоторое время любовался морем. Беспокойно плескались темные блестящие волны, вода местами флуоресцировала, маленькая красноватая луна висела в зените, почти не давая света. Потом спустился в кабину, включил локатор: наверху никого. Бронекар лег на прежний курс и помчался вперед на ионной тяге, наверстывая упущенное. Лишь когда начало светать, Мартин снизился и перешел в режим движения на магнитной подушке. Установил в трубе новую дымовую гранату (прежняя потерялась во время шторма), а сам прилег вздремнуть в кресле перед пультом. Компьютер должен был разбудить его, если произойдет что-нибудь непредвиденное. И разбудил, спустя два часа.

Услыхав тревожный звуковой сигнал, Мартин рывком сел. Моргая спросонья, впился взглядом в экраны: погода хорошая, никто не нападает… А впереди, посреди пустого океана, высилась правильная округлая арка тридцатиметровой высоты. Идеально очерченная, цвета слоновой кости, покрытая сероватыми разводами. Оба конца уходили под воду. Компьютер определил ее как «неопознанный объект, предположительно опасный». Бортовой монитор давал отличное качество изображения, и Мартин мог разглядеть мельчайшие детали: арка влажно блестела в лучах утреннего солнца, по ней перетекали снизу вверх и опять сверху вниз еле заметные утолщения… Эта штука живая! Локатор сообщил о присутствии впереди по курсу большой плотной массы. Во время своего прошлого визита на Кадм Мартин ознакомился с трудами наиболее известных чадорийских естествоиспытателей, но нигде не встречал упоминаний о таких существах. Зато моряки в портовых кабачках Кардубы, Зитана и Фаяно, захмелев, рассказывали о монстрах, обитающих в океане, он досыта наслушался этих баек. Значит, не врали…

Скрепя сердце Мартин поднял бронекар в воздух. Ему очень хотелось задержаться здесь подольше. Хотелось спустить за борт дистанционно управляемые боксы с видеокамерами и датчиками, хотелось надеть гидрокостюм и посмотреть, как выглядит это создание под поверхностью океана… Некогда. На всякий случай засек координаты, хотя вряд ли оно будет терпеливо ждать, пока Мартин Паад закончит свои дела в Валвэни и вернется обратно.

Когда бронекар приблизился, арка содрогнулась и ушла под воду. На том месте, где она торчала, взметнулась туча брызг. Мартин вновь посадил машину на вспененные серо-зеленые волны. Имея в виду, что животное может атаковать бронекар, он не хотел тратить драгоценное время на драку, но коренной обитатель Кадма и сам не пожелал с ним связываться.

Завтракая, он с возросшим любопытством следил за картинками на обзорных экранах, однако ничего подобного больше не увидел. Вскоре сгустился туман, экраны затянула белесая пелена. Мартину это было на руку: он поднял машину и полетел на ионной тяге. Отличная погода… После полудня бронекар опять выскочил в зону нормальной видимости, пришлось приводниться и сбавить скорость. День был облачный, ветреный. Постояв немного на мостике и промокнув до нитки, Мартин спустился вниз, выпил большую кружку крепкого горячего кофе, вновь просмотрел материалы об участниках лидонской экспедиции, которыми снабдило его ЛОСУ. Потом вызвал на экран карту самого большого из трех кадмийских материков и долго изучал ее, хмурясь. Необъятная территория. Искать тут группу из шести человек – это еще хуже, чем искать иголку в стогу сена. ЛОСУ умеет ставить задачки.

Ночью – новый рывок. Штормов больше не было, бронекар покрыл порядочное расстояние, и под утро, когда посветлевшее небо приобрело янтарный оттенок, линия горизонта на экране переднего обзора превратилась в толстую неровную полосу. Валвэни.

Поднимая тучи песка, неуклюжее судно вылетело на пляж в небольшой уединенной бухточке. Похожие на крабов многоногие создания бросились врассыпную, грузные птицы с куцыми оранжевыми хохолками, встревоженно вереща, взмыли в воздух. Мартин понимал их реакцию: если б он сам стал свидетелем такого события, он бы тоже слегка опешил. По крайней мере, в первый момент. С бухтой ему повезло – судя по обилию живности, люди здесь редкие гости.

После плотного завтрака Мартин, орудуя ломом и топором, освободил бронекар от деревянного футляра. Море оставалось спокойным, по небу плыли редкие облака. Со стороны материка обзор заслоняли испачканные птичьим пометом скалы. Отсюда пятьсот с лишним километров до Эгтемеоса – международного космопорта, который был построен десять стандартных лет назад и функционировал до тех пор, пока Кадм не закрыли для посещений. Не исключено, что выжившие участники экспедиции находятся там. Это единственное общеизвестное место встречи для потерявшихся в Валвэни инопланетян. Мартин решил начать поиски оттуда. Уже перевалило за полдень, когда он окончательно расправился с маскировкой и покинул бухту. На песке осталась лежать куча изрубленных досок, чуть поодаль валялась выкрашенная черной краской жестяная труба. Хрупкие кадмийские крабообразные нерешительно подбирались к ней, шевеля глазами на тонких стеблях.

Бронекар катил по бездорожью, справа и слева расстилались сглаженные пейзажи в желтоватых тонах. Поросшие кустарником равнины, округлые холмы, иссеченные трещинами глинистые проплешины. Зона солончаков. Здешняя растительность, жесткая, блеклая, с мощной корневой системой, упорно боролась за выживание, вытягивая соки из скудной почвы. Зверей Мартин почти не видел, лишь изредка среди кустарника мелькало что-то юркое, окрашенное под стать окружающей среде.

Потом появилась дорога. Неширокая, пыльная, она протянулась с юга на север. Мартин пересек ее и продолжил путь на запад. Вскоре начали попадаться водоемы, фруктовые рощи, загоны для скота, огороды, деревни – если можно назвать деревней систему нор и туннелей, пронизывающую недра холма. Каждый из таких холмов щетинился выведенными на поверхность вентиляционными трубами и был окружен частоколом. Глина в этих краях слишком рассыпчатая, на кирпичи не годится. Лишь изредка можно найти хорошую, вязкую – она идет на гончарные изделия. Дерева здесь тоже слишком мало, чтоб оно могло играть роль основного строительного материала. Из него делают внутренние перекрытия, двери, мебель. Мартин знал, что полы внутри жилых холмов дощатые, а земляные стены задрапированы толстыми коврами. Воздух там тяжелый, спертый, несмотря на вентиляцию. Вот так и живут валвэнийцы, предки которых прилетели сюда на межзвездных кораблях.

Через десяток-другой километров пришлось выехать на проселок – вся остальная территория была либо возделана, либо занята небольшими огороженными пастбищами, а Мартин не хотел осложнять жизнь местным крестьянам, распугивая их скот. Густонаселенный район. Похоже, что в округе не осталось ни одного необитаемого холма. Гладь прудов пересекали деревянные мостки, посреди полей торчали вышки со смотровыми площадками – темные силуэты на фоне заката. А народу было маловато: присматривали за скотом подростки-пастухи, на вышках дежурили сторожа да сидели дряхлые старики возле распахнутых дверей, и Мартин недоумевал – куда же все подевались? – пока проселок не слился с другим и он не увидал впереди, на дороге, толпу. Мужчины и женщины в шароварах и подпоясанных широкими кушаками длиннополых халатах (одежда тех и других отличалась только расцветкой – женщины носили более яркую, с пестрой вышивкой) двигались в одном направлении. Мартину поневоле пришлось сбросить скорость, не было никакой возможности объехать шествие – по обе стороны от дороги стеной стояли деревья с изжелта-зеленой листвой и гроздьями больших темных плодов. Он пристроился в хвосте. Крестьяне с опаской оглядывались на бронекар, но молчали.

Изучив обстановку, Мартин сделал вывод, что это не народные волнения: никто здесь не размахивал ножами и вилами и не распевал революционных песен. Но и на праздник не похоже. Люди шагали молча, целеустремленно. Справа открылся еще один проселок – заполненный прозрачным янтарным светом пустой коридор меж двух фруктовых садов, уходящий на северо-запад, но Мартин не стал сворачивать: он был заинтригован.

Толстая броня машины приглушала внешние звуки, поэтому протяжные завывания, доносившиеся издалека, он уловил не сразу, вначале ему сообщил о них компьютер. Через некоторое время Мартин и сам услыхал их. Близкие по частоте к инфразвуку, относительно негромкие, монотонные, они наводили тоску. Будь они на несколько тонов пониже, за порогом обычного человеческого восприятия – и народ разбежался бы, а сейчас люди продолжали двигаться к их источнику, хоть и испытывали дискомфорт. Поморщившись, Мартин включил акустическую защиту. Пока бронекар тащился за толпой со скоростью пешехода, он успел перекусить и свериться с картой: впереди находится один из Х-объектов – реликт, созданный предположительно негуманоидной кадмийской цивилизацией. До него около двух километров. Похоже, как раз туда все и направляются.

Внезапно садовые массивы расступились, открывая выход на коричневато-желтую равнину. Посреди равнины высился холм, наверняка рукотворный – мало того, что он имел идеально правильную форму, его вдобавок опоясывали окруженные перилами террасы. Там толпились люди. На плоской верхушке холма было установлено странное сооружение из надутых мешков, тонких трубок и шипастых спиральных раковин – тот самый инструмент, из которого трое музыкантов в ослепительно-белых одеяниях извлекали заунывные звуки. Задействовав оптику бронекара, Мартин с минуту разглядывал эту штуку на экране.

Солнце скрылось за холмом, оконтуривая его размытым сияющим нимбом. Позади, на востоке, небо уже начало приобретать кофейный оттенок. Вдалеке виднелись еще холмы – неизвестно, обитаемые или нет. Судя по тому, какая тут высохшая глинистая почва, дальше опять начинаются пустоши, непригодные для земледелия. А левее первого холма торчало спиралевидное сооружение пятнадцатиметровой высоты, снизу доверху издырявленное отверстиями разной величины. Гигантская воронка, расширяющаяся к небесам, острием вонзенная в землю – под углом, с заметным наклоном. Выбеленный солнцем костяк ископаемой твари. Вот первая мысль, которая приходила в голову стороннему наблюдателю, и она была не такой уж ошибочной: исследования показали, что эти реликты по своей структуре близки к костной ткани, только намного прочнее. Человеческая промышленность аналогов не знала. Видимо, древние кадмийцы применяли биотехнологию: выращивали объект (постройку? механизм?), а потом удаляли мягкие ткани. Либо же эта штука формировалась как коралл. Для чего предназначались Х-объекты, выяснить до сих пор не удалось. Все говорило о том, что ими давно уже никто не пользуется, однако приборы фиксировали рядом с ними слабые колебания гравитационного, электрического и магнитного полей, а компьютеры начинали давать сбои. Вовремя вспомнив об этом, Мартин затормозил на почтительном расстоянии от Х-объекта, хотя мог бы подъехать ближе, обогнув толпу.

На вершине холма появился обрюзгший мужчина в пламенеющем на солнце венце. Музыканты, оставив в покое свой инструмент, опустились на колени. Собравшиеся люди тоже опустились на колени, и Мартин смог увидеть то, что прежде заслоняли их спины: привязанного к столбу у подножия холма человека, до колен обложенного вязанками хвороста. Мужчина в венце поднес ко рту пестро раскрашенный рупор. Убрав акустическую защиту, Мартин включил синхронный перевод: клокойский язык, один из множества языков Валвэни. Бортовой компьютер идентифицировал его за десять секунд, из динамика полился приятный женский голос:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Поделиться ссылкой на выделенное