Антон Орлов.

Желтые небеса

(страница 2 из 42)

скачать книгу бесплатно

Мартин осмотрел три просторные комнаты: хрустальные люстры, позолоченные лепные розетки на потолке, обитая блестящим атласом мебель. Лакированные стенные панели разрисованы цветами и птицами по черному фону, половицы тоже покрыты пестрым орнаментом. В углу – зеркало в резной раме. Увидав свое отражение, Мартин усмехнулся: и без того крупный, широкоплечий, в бронированном скафандре он выглядел устрашающе массивным. Кстати, скафандр пора снять… Оставшись в полевом комбинезоне с множеством оттопыривающихся карманов, Мартин достал приемник и запеленговал радиомаяк бронекара: машина на юго-западе. Хорошо, если в лесу. Довольно хмыкнув, он продолжил изучение апартаментов. Окна закрыты металлическими ставнями со сложной системой запоров. Хотя для кого она сложная, а для кого и нет. Третий этаж – это несерьезно. Другое дело, если б его поселили на тридцатом… Он сможет покинуть помещение, как только пожелает. Но не сейчас. Сейчас ему нужна информация и, самое главное, полезные контакты.

В последней комнате одну из стен целиком закрывала портьера из пурпурной парчи. Решив, что там лоджия, Мартин отдернул ее – и на шаг отступил. На него уставились искаженные мукой болезненно-бледные лица; изможденные люди в лохмотьях, стоя на коленях, тянули руки к зрителю. Каждый персонаж тщательно выписан, с другими не спутаешь. «Те, Кто Страдает Рядом», – прочитал Мартин название на табличке, прикрепленной к раме картины. Бесспорно, это полотно создал большой мастер, способный вызвать у зрителя эмоциональный шок… но зачем его здесь повесили? С задумчивой миной рассмотрев картину, Мартин задернул портьеру. Очень смахивает на психологическую обработку… Надо поскорее разобраться, что такое Кардуба. Телевидения на Кадме нет, остаются печатные издания.

Дверь была заперта, но, когда Мартин постучал, открыли сразу. Он объяснил охранникам (сами они именовали себя «почетным караулом»), что ему нужно. Через час в номер принесли несколько подшивок газет и кучу книг. Мартин за это время успел поужинать и принять душ. Потом засел за чтение, стремительно скользя глазами по строчкам и выхватывая самое существенное, иногда замедляя темп и прочитывая отдельные абзацы с особым вниманием. К тому времени, как снаружи, за ставнями, начало светать, у него сложилось достаточно ясное представление о том, что творится в Кардубе. И еще он понял, что увяз. По уши.

Глава 2

Гиченгли нанес ему визит после обеда (для Мартина это был ранний завтрак) вместе с другими членами Высшей Коллегии. Почетному гостю предложили прогулку по Анерьялу, но Мартин заявил, что сначала надо съездить за его машиной. В конце концов решили совместить то и другое, и кортеж белых автомобилей с золотистыми эмблемами тронулся в юго-западном направлении. При свете дня Мартин увидел, что улицы тут вымощены булыжником, а металлические ставни на окнах домов выкрашены серой, розовой или желтой краской, под цвет штукатурки. Сейчас большинство ставен было приоткрыто. Машин попадалось довольно много, кое-где блестели рельсы.

На одной из улиц кортеж разминулся с местным образчиком общественного транспорта: покрытая чешуей понурая животина в обвешанной колокольчиками сбруе мерно переставляла ноги-колонны, волоча за собой громыхающий на стыках вагон с пассажирами.

– Кулум, – пояснил Гиченгли. – Они гадят, когда хотят, прямо посреди улицы. Приходится держать целый штат уборщиков с тачками. Вы до сих пор не предложили нам ничего более совершенного! Скажем, какой-нибудь полностью автоматизированный экскрементоликвидатор… Сегодня после банкета вы получите список наших потребностей, господин Паад, – он давно уже готов, там несколько сот пунктов. Я надеюсь, вы завтра же возьметесь за работу, без проволочек. Вы и так в течение девяти лет ничего не делали…

Мартин хмуро слушал. Вчера он счел мэра наглым болтуном с непомерными претензиями, но теперь знал, что это не совсем так. Гиченгли – человек своего мира, выразитель доктрины кардубийских Служителей. А доктрина у них такая: сильные и способные ДОЛЖНЫ служить тем, кто обделен силой и способностями. Вроде бы все правильно, помогать ближнему – это хорошо, никто не спорит. Но у кардубийцев этот тезис возведен в абсолют, отказ от «исполнения долга сильного» приравнивается к уголовному преступлению и карается тюремным заключением, принудительными работами… «Один неверный шаг – и я за решеткой, – подытожил Мартин. – Человеческий ум еще не рождал такой идеи, которую нельзя довести до абсурда и вконец испакостить».

Миновав заводские пригороды – из труб валил дым, черный, серый, бурый, лиловый, в небе плавала хмарь тех же оттенков, – кортеж выехал на грунтовое шоссе. Впереди темнел лес. Гиченгли призывал почетного гостя обратить особое внимание на плачевное состояние кардубийской промышленности, вовсю загрязняющей окружающую среду, а Мартин высматривал в небе боты: вот один, а вон там второй, третий… Патрулирование воздушного пространства ведется непрерывно.

У опушки дежурили полицейские с мотоциклами, похожими на гигантских блестящих насекомых. Они отсалютовали кортежу. Гиченгли велел шоферу притормозить.

– Взяли? – спросил он, распахнув дверцу.

– Еще нет, ваше святейшество, – отрапортовал офицер. – Но мы обложили его со всех сторон, не уйдет.

Кивнув, мэр повернулся к Мартину:

– Как вы собираетесь искать свою машину, господин Паад?

– Едем по пеленгу. Она где-то здесь, недалеко. А кого ловят?

– Молодого отщепенца, не желающего исполнять свой долг, – Гиченгли слегка поморщился. – Он, видите ли, хочет сидеть за кульманом и конструировать механизмы, а не служить в полиции, в то время как природа наделила его великолепно развитой мускулатурой. Надумал сбежать за границу, в Зитан. Ничего, с вашей помощью мы закроем границы…

– А что, у вас служба в полиции для всех обязательна?

– Она обязательна для тех, кто обладает подходящими физическими данными. В полиции, в храмовой гвардии или на границе, у этого негодника был хороший выбор. Среди молодежи слишком много лоботрясов.

– Здесь! – перебил Мартин, внимательно следивший за показаниями приемника.

Кортеж опять остановился. По обе стороны от дороги высились деревья в неровных наплывах серой коры, с их ветвей свисали пучки длинной темной хвои. Все пространство между стволами забивал густой перепутанный подлесок.

– Я скоро вернусь, – еще раз сверившись с прибором, бросил Мартин и нырнул в заросли.

Помимо накопленного за годы путешествий опыта, он обладал рефлексами, напрямую внедренными в его мозг древним компьютером Австралийского Тренажера, и потому за долю секунды определял, где раздвинуть ветки, где пригнуться, а куда лучше не лезть. Информация, позволявшая ему ориентироваться, по своей структуре не отличалась от той, которую Мартин усвоил обычным способом; она не управляла им – это он использовал ее, когда возникала нужда.

Сзади доносились приглушенные возгласы:

– Где он?!

– Господин Паад!

– Идите за ним, вдруг он улетит!

«Прямо сейчас не улечу, – спугнув паука величиной с кулак и продравшись через паутину, усмехнулся Мартин. – Другие „небесные братья“ меня сразу подстрелят… Да и скафандр надо забрать, вдруг он еще пригодится».

Капсула с бронекаром лежала на свежей прогалине, в окружении поваленных деревьев. Мартин подсоединил к ее замку специальное устройство и ввел код. Створки со скрежетом раздвинулись. Открыв дверцу кабины, он уселся в кресло перед приборной панелью, запустил тестирование. Все исправно. Бронекар на малой тяге выплыл наружу. Закачались задетые днищем метелочки высокой темной травы. Оставив пустую металлическую скорлупу посреди бурелома, машина поднялась по вертикали и стремительно скользнула по направлению к шоссе, сбривая верхушки хвойных деревьев. Можно только гадать, успели или нет воздушные патрули заметить этот маневр. По крайней мере, стрельбы не последовало. А бронекар, выдвинув колеса, мягко опустился на грунтовую дорогу рядом с головным автомобилем кортежа.

– Господин Гиченгли! – распахнув дверцу, окликнул Мартин.

– Вы уже здесь, господин Паад? – мэр Анерьяла промакнул платком лоб. – Да-да, хорошо, сейчас мы всех соберем… А то они решили, пока есть время, прогуляться по лесу…

Он что-то шепнул стоявшему рядом офицеру, и тот во всю глотку заорал:

– Идите сюда! Наш почетный гость вернулся!

Потревоженные деревья до сих пор раскачивались. Из кустарника выбирались встрепанные полицейские, отправленные в погоню – не обладая навыками Мартина, они не успели уйти далеко. Спрыгнув на дорогу, Мартин критически оглядел бронекар: если в ангаре на базе ЛОСУ, по контрасту с техникой современного дизайна, тот производил странное впечатление, то сейчас, рядом с кардубийскими машинами, смотрелся вполне солидно, совмещая характерные черты чадорийского стиля (затейливые медные ручки, деревянные накладки с резным орнаментом на дверцах, гирлянда кисточек, прикрепленная к верхней кромке лобового стекла) и функциональность (более обтекаемые, чем у здешних угловатых автомобилей, формы, неброская серо-зеленая окраска). Снаружи он выглядел, как длинный фургон с четырьмя парами массивных колес. Колеса могли втягиваться, тогда бронекар двигался на магнитной подушке либо в режиме магнитоплана. Рассчитан он был на десять пассажиров. Вопрос: как перебросить эту махину в Валвэни? Ответа Мартин пока не знал.

– Прошу вас, господин Гиченгли! – пригласил он мэра.

Тот забрался в кабину, с интересом озираясь, изредка осторожно прикасаясь пальцем к той или иной детали. Мартин занял кресло пилота. Гиченгли, повернувшись к окну, подал знак, и кортеж тронулся в обратном направлении. На экране заднего обзора Мартин видел, как неловко и медленно разворачиваются кардубийские машины; ему пришло на ум сравнение с перевернутой на спину черепахой.

– Вы обязательно дадите нам все это! – вымолвил наконец мэр, широким жестом обведя кабину. – Единый повелел сильным опекать слабых, это его перст привел вас на Кадм…

Мартин между тем размышлял, стоит ли предложить ему взятку? Так, на всякий случай? В конце концов решил повременить.

– А до меня в Кардубе не появлялись небесные братья?

– Появлялись, – вздохнул мэр. – Несколько раз. Но никто из них не спешил исполнить свой долг перед нами!

Возможно, тут внедрены чужие наблюдатели, про себя отметил Мартин, надо быть настороже… Чего доброго, бронекар подорвут. А вслух спросил:

– Кто это был?

– Было несколько визитов, одинаково пустых и бесполезных для нас. Визитеры утверждали, что среди звезд много независимых миров, не подчиненных единой власти…

– Так оно и есть, – подтвердил Мартин. – Они говорили, откуда прибыли?

– Сейчас припомню… Алисона или Альжона…

– Алзона?

Гиченгли попытался повторить, но сочетание «лз» никак ему не давалось. Наконец он сдался.

– Да, именно как вы сказали. Ал-л-ль… Альжонцы побывали у нас лет шесть тому назад. Потом еще были представители Прада и Лидоны. Все они вели себя, как торгаши, а не как могущественные небесные братья! Когда мы потребовали помощи, они спросили, чем мы будем за нее расплачиваться. Коллегия Служителей ответила, что мы по праву ждем безвозмездной помощи. Тогда они затребовали подробное письменное обоснование, с цифрами и доказательствами. Несмотря на то, что мы были шокированы, Коллегия подготовила нужный документ, но пришельцы сочли его недостаточно убедительным. По их мнению, Кардуба находится не в таком бедственном положении, чтобы рассчитывать на гуманитарную помощь! И все, больше мы их не видели.

– Вот прохвосты! – неискренне посочувствовал Мартин. – А еще кто был?

– Представители Денора, – мэр нахмурился. – Они начали невоспитанно смеяться, когда мы изложили им священную доктрину о долге сильного и праве слабого. И улетели, тоже ничего для нас не сделав.

– Вам повезло, что улетели. – Мартин отвернулся к боковому окну, пряча ухмылку. – Уж эти ребята показали бы вам, что почем! Жаль, не видел я их физиономий, когда вы излагали свою доктрину.

– На них были шлемы с серебристыми решетками перед лицами, – сокрушенным тоном сообщил Гиченгли. – Доктрина о долге и праве неоспорима, так что их смех был крайне неуместен… Прискорбно, что среди небесных братьев тоже встречаются отщепенцы.

Мартину доводилось сталкиваться с олигархами Денора. Те считали, что у них, сильнейших, есть права – и у всех остальных тоже есть кое-какие права, но лишь постольку, поскольку олигархи позволяют им эти самые права иметь. Кардубийская доктрина все их представления о жизни выворачивала наизнанку; Служителям и правда крупно повезло, что денорцы развеселились, а не возмутились.

– Почему вы улыбаетесь? – с подозрением спросил мэр.

– Я… ну, меня позабавило, какие они оказались непонятливые, не смогли ухватить суть вашей доктрины.

– Так это достойно сожаления, а не смеха! К нам прилетали также представители Белта, Земли и Корвеи. Эти вели себя индифферентно, как туристы на экскурсии. А вы из какого мира, господин Паад?

– Я сам по себе.

Пожалуй, не стоит сознаваться, что он с Лидоны. А народу здесь много побывало… Наверняка даже больше, чем Гиченгли перечислил.

– В течение последних двух лет никто больше не появлялся, – добавил мэр. – Вы первый.

«Официально – никто, – про себя поправил Мартин. – А неофициально тут небось полно таких, как я… Только им удалось высадиться без шума».

Около часа кортеж кружил по городу. Строгие, упорядоченно застроенные районы чередовались с кое-как слепленными старыми кварталами, островками хвойных лесопарков, погруженными в дымное марево заводскими территориями. Промелькнула обширная и почему-то хорошо охраняемая свалка за изгородью из колючей проволоки. Потом снова потянулись широкие улицы с магазинами, фонарями на толстых металлических колоннах и рельсовыми путями.

– А зачем помойку стеречь? – полюбопытствовал Мартин.

– Вы про нашу городскую свалку? Туда иногда выбрасывают ценные промышленные отходы, обломки поделочных камней… Чтобы не расхищали.

– Зачем же тогда выбрасывать?

– Потому что все это никому не нужно, – мэр поглядел на Мартина изучающе, словно вдруг засомневался в его умственных способностях.

– Так зачем стеречь, если не нужно?

– Чтобы никто не пришел и не взял, – терпеливо, как дураку, объяснил Гиченгли. – Нельзя позволять людям незаконно обогащаться.

«Во логика у мужика!» – восхитился Мартин.

– Господин Паад, я надеюсь, вы решите для нас проблему уничтожения мусора, этот пункт есть в списке. Тогда мы сможем высвободить приписанное к свалке полицейское подразделение для других нужд.

Снаружи продолжали сменять друг друга фрагменты кардубийской столицы. Мартин вспомнил о том, что Кадм как человеческая колония старше Лидоны. Но вот что интересно: в техническом отношении он не только отстал от других миров – откатился назад, словно первые высадившиеся здесь колонисты растеряли все свои знания, а их потомки так и не преуспели, пытаясь заново открыть утраченное. Что им помешало? Мартин предполагал, что тут не обошлось без исконных обитателей Кадма, однако это были всего лишь зыбкие подозрения. Так или иначе, а Кардуба, Зитан и Фаяно по уровню своего развития соответствовали европейским странам древней Земли на рубеже XIX–XX веков – и это самые продвинутые кадмийские государства, об остальных и того не скажешь. Быть может, пропавшая экспедиция сумела найти ответ на этот вопрос? Но чтобы его узнать, для начала надо найти саму экспедицию.

Гиченгли обращал внимание Мартина то на один, то на другой из проплывающих мимо объектов, комментируя увиденное, как гид на обзорной экскурсии: наша знаменитая мостовая из желтого камня (видите, какая изношенная?), школа для одаренных детей (с протекающей крышей), главная больница Анерьяла (в которой не хватает койко-мест), жилые дома (заметьте, без водосточных труб), фонтан, построенный двести лет назад (в прошлом году поломался и с тех пор не работает).

– Вы – здешний мэр, правда? – вкрадчиво спросил Мартин, когда собеседник сделал паузу.

– Да, я мэр Анерьяла, – непонимающе сдвинув кустистые седые брови, подтвердил Гиченгли.

– Тогда какого… простите, почему вы до сих пор не решили эти проблемы?

– Господин Паад, я решал все проблемы, и с честью решал, пока не прилетели вы! – он обвиняюще ткнул пальцем в Мартина. – Не лично вы, а вы все – наши небесные братья! Мы, Служители, на протяжении веков несли эту ношу и служили своему народу. Могу вас заверить, крыши и мостовые мы ремонтировали вовремя! Это вы, явившись сюда, начали уклоняться от исполнения своего долга. Раз вы могущественней нас и раз вы, как сами утверждаете, происходите из той же колыбели, что и мы, вы должны взять на себя большую часть работы, в этом заключается божественная справедливость. Мы знаем, какие у вас корабли, какие машины, какие возможности…

– Ясно, значит, фонтан можно не чинить, – буркнул Мартин. – Дядя сделает.

– Какой дядя?.. – оторопело моргнул Гиченгли. – Фонтан почините вы! Хорошо бы приурочить его открытие к празднику Откровения Единого, он ведь находится как раз на пути традиционного шествия… Взгляните налево – у статуи, которая поддерживает балкон, отбит локоть.

«И надо же настолько быть рабом своей идеологии!.. Впрочем, в каждом мире – свои нелепости, хоть и не везде они так мозолят глаза».

Сделав этот вывод, Мартин переключился на более насущные вопросы. Нужно поскорей отсюда смываться… только без переполоха, без погони. Прокрутив в уме три различных варианта, он остановился на самом первом: исчезнуть с банкета.

По небу растеклось кофе. Вспыхнули фонари, отбрасывая на рельсы скупые блики. Дома тянулись сплошным темным массивом, лишь кое-где в зазоры между ставнями сочился свет. Кортеж повернул обратно, к зданию на холме. Мартин запарковал бронекар на площадке перед подъездом.

– Банкет будет здесь?

– Нет, в мэрии, – ответил Гиченгли, многозначительно поглядев на полевой комбинезон гостя. – Вы, наверное, хотели бы переодеться?

– Хотел бы, – согласился Мартин. – Сейчас достану выходной костюм.

Выпустив мэра из кабины, он открыл скользящую дверь и прошел в жилой отсек. Одежда лежала в каюте, в одном из встроенных шкафчиков. Мартин выложил лишнее из карманов комбинезона, оставив кое-какие нужные мелочи, и выбрался наружу. Запер бронекар, включил охранную систему.

– Я переоденусь в номере, – сказал он мэру. – Хочу принять душ, я мигом.

Это был всего лишь предлог, чтобы забрать из номера скафандр. Комбинезон Мартин аккуратно скатал и запихнул внутрь. Остановился перед зеркалом: чисто выбритый, в белоснежном вечернем костюме с черными лампасами и черным жабо, он выглядел вполне светским человеком… разве что переброшенный через плечо громоздкий скафандр портил впечатление.

– Куда вы это несете? – удивленно спросил Гиченгли, ожидавший его в холле вместе с другими высокопоставленными Служителями.

– Заброшу эту штуку в машину, – объяснил Мартин. – Чтоб под ногами не валялась, а то вдруг ко мне гости придут?

Бронекар стоял в окружении кадмийских автомобилей, как гиппопотам в крольчатнике. С холма открывался вид на город: неясные темные очертания, опутанные бусами фонарей. Над горизонтом красноватым леденцом висел серпик луны. Спрятав скафандр, Мартин опять включил охранную систему и сел в машину Гиченгли. В этот раз он почти не слушал рассуждения мэра. Все его внимание было сосредоточено на дороге: он вычерчивал в уме схему, фиксировал ориентиры, прикидывал насчет времени и расстояния. Изредка односложно поддакивал. Спустя сорок минут машина Гиченгли выехала на площадь перед мэрией – Мартину показывали это здание днем: изрезанное арочными проемами и нишами для скульптурных украшений, облепленное розетками и карнизами, оно не имело на своей поверхности ни одного более-менее обширного ровного участка. Даже на поблескивающих в темноте металлических ставнях вздувались выпуклости, образуя сложные узоры. По ту сторону мощенной булыжником площади высился храм Единого. Кроме залов для священных церемоний, там находились, на верхних этажах, кабинеты Служителей. Мартин уже знал, что здешняя религия донельзя бюрократизована. Неудивительно, раз Коллегия Служителей является одновременно и духовной, и светской высшей властью и все государственные чиновники по совместительству Служители.

Притормозив, шофер дал задний ход, потом вновь послал машину вперед коротким рывком – чтобы дверца, возле которой сидел Мартин, оказалась вровень с алой дорожкой, спускающейся с крыльца мэрии.

– Выходите, господин Паад, – пригласил Гиченгли. – Эти люди встречают вас, небесного брата!

Когда Мартин, про себя чертыхнувшись, вышел, грянуло многоголосое песнопение. Очевидно, религиозный гимн. Он шел к сияющему желтому входу сквозь живой коридор; с обеих сторон, выбиваясь из доминирующего звукового потока, летели возгласы:

– …Больше электричества!..

– …Нужны ваши лекарства!..

– …Наказать преступников!..

– …Не хватает!..

– …Дорогу размыло!..

– …Кошку свою мне под дверь научила гадить!..

– …Привезите нам такие же!..

Уворачиваясь от рук, которые пытались схватить его за одежду, Мартин взбежал по ступенькам и оказался в ярко освещенном беломраморном вестибюле. Люди, ожидавшие его здесь, вели себя намного сдержанней, а толпу с улицы сюда не пускали рослые охранники в униформе с вышитыми золотом сложными символами. Следом вошел мэр со своими приближенными.

– Все кардубийцы возлагают на вас большие надежды! – изрек Гиченгли. – Трогательная встреча, не правда ли?

«Дал бы я тебе в зубы за эту встречу!» – дипломатично согласившись, подумал Мартин.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Поделиться ссылкой на выделенное