Антон Иванов.

Тайна адмиральской дачи

(страница 3 из 13)

скачать книгу бесплатно

Еще раз оглядевшись, Вовка юркнул за автомат и протиснулся к панели. Записка была зажата в правом кулаке. Миг – и мальчик вернул ее на место. Затем перевел дух и попятился в обратном направлении.

Он уже почти вылез наружу, когда его резко рванули за плечи.

– Ты что там делаешь? – послышался грубый окрик.

Вовка пробкой вылетел из пространства между стеной и автоматом. Сильные руки немедленно развернули его. Мальчик съежился. Над ним навис тот самый парень в кожанке, с которым только что беседовал хозяин игорного заведения.

– Ты чего там возился?

– Жетон упал. Вот! – мальчик показал один из своих жетонов.

– И все? – уставился на него с подозрением тот.

– А чего мне там еще делать? – прикинулся простачком Вовка.

– А ну, выворачивай все карманы! – приказал детина.

«Слава богу, записку успел засунуть, – с облегчением подумал Вова. – Теперь у меня ничего нет, кроме жетонов и носового платка».

Он продемонстрировал парню нехитрое содержимое карманов.

– Теперь в темпе вали отсюда, – сказал грозный «секьюрити».

– Я вообще-то играть пришел, – немедленно заупрямился Вовка.

– Тебе что сказано? – сдвинул брови и без того не слишком ласковый собеседник.

Вовка решил не испытывать судьбу и скрылся за дверью. Теперь ему оставалось только следить за посетителями. Конечно, лучше было бы остаться для этого в зале, но выбирать не приходилось. Вовка устроился возле окна. Теперь он мог одновременно наблюдать и за входом, и за происходящим в зале. Похоже, сегодня игровые автоматы особенной популярностью не пользовались. Минуло полчаса. Зал оставался пустым. Наконец изнутри показался охранник хозяина. Вовка мигом исчез за углом. Сталкиваться второй раз с этим типом ему совсем не хотелось. Охранник пересек улицу. Там стоял изрядно побитый «форд».

– Давай, давай, уматывай поскорее, – бормотал себе под нос Вовка.

Детина словно послушался и, подняв столб пыли, укатил. Мальчик покинул укрытие, однако в зал входить не торопился. Следовало поберечь жетоны до той поры, когда появится хоть один посетитель…

Дима и Маша, к десяти часам разделавшись с завтраком, хотели уже бежать за Петькой, когда зазвонил телефон. Бабушка потянулась за трубкой.

– Да, да, Наташа! Здравствуйте! – поприветствовала она собеседницу.

Близнецы переглянулись. На проводе была подруга Анны Константиновны – Наталья Владимировна Коврова-Водкина.

– Пошли, а? – чувствуя, что разговор затянется надолго, поманила Маша из-за стола брата.

Тот послушно поднялся.

– Мы до обеда у Петьки, – двигаясь к выходу, проговорила Маша.

– Подождите-ка, – остановила близнецов бабушка. – Вы мне сейчас понадобитесь.

Внуки с тяжелыми вздохами вновь опустились на стулья.

– Ну, конечно, Наташа, – продолжала разговор Анна Константиновна. – Сейчас я вам книгу пришлю с Машкой и Димкой. Хорошо, что они еще не успели куда-нибудь убежать.

– Влипли, – проворчал Дима. – Теперь раньше чем через час не вырвемся.

– Перестань каркать, – шикнула Маша. – Сунем Ковровой-Водкиной книгу и сразу за Петькой.

– Помяни мое слово, что-нибудь нас там обязательно задержит, – продолжал бубнить брат.

Старуха Коврова-Водкина была одной из достопримечательностей Красных Гор.

Восемнадцатилетней девушкой она вышла замуж за престарелого ученого-мистика Аполлинария Коврова, который публиковал свои труды под псевдонимом Аполлон Парнасский. Семейное счастье с ним у Натальи Владимировны длилось недолго. Мистический старец умер. Погоревав, юная вдова сочеталась браком со знаменитым хирургом Водкиным. С тех пор она и носила двойную фамилию. Вадим Леонардович скончался несколько лет назад. После этого Наталья Владимировна, которая, по словам Анны Константиновны, и в молодости отличалась большой эксцентричностью, стала воспринимать окружающий мир совсем уж своеобразно. Например, иногда ей казалось, будто она живет не на даче, а в имении. А однажды она поделилась с Анной Константиновной воспоминанием, как ее в детстве укачивал перед сном российский государь-император. Вообще-то Наталья Владимировна и впрямь была чуть ли не царского рода. Однако появилась на свет уже после революции и никакого императора видеть, разумеется, не могла. В последнее время к странностям характера Ковровой-Водкиной прибавилась некоторая глухота, которая тоже в значительной мере препятствовала объективному восприятию действительности. Впрочем, к Маше, Диме, Петьке и Насте Коврова-Водкина относилась вполне благосклонно. В особенности ее пленил Петька, который прошлым летом в интересах расследования одолел один из мистических трудов Аполлона Парнасского.

Анна Константиновна повесила трубку.

– Много времени это у вас не займет, – обратилась она к внукам. – Отнесете несчастной старухе книгу. Ей зачем-то потребовалась «Критика чистого разума» Канта.

Близнецы фыркнули.

– Нехорошо смеяться над старостью, – строго посмотрела на них бабушка.

Внукам стало еще смешней. Коврова-Водкина и Анна Константиновна были почти ровесницами. Но бабушка всегда называла ее «несчастной старухой». И еще внуки часто слышали от Анны Константиновны, что «Наташа – это ее крест».

Выдав Диме солидных размеров том, Анна Константиновна удалилась работать в бывший кабинет профессора Серебрякова.

– Пошли скорее, – поторопил Дима сестру.

Десять минут спустя они уже подходили к крыльцу дачи Натальи Владимировны. Из раскрытого кухонного окна доносилась громкая песня про танкистов. Близнецы переглянулись. Это пела Татьяна Филимоновна – приходящая домработница Ковровой-Водкиной. Каждому в Красных Горах было известно, что Филимоновна прошла всю войну снайпером и брала с войсками Берлин. В мирное время личная жизнь ее не сложилась. Служа много лет в доме Ковровой-Водкиной, она бдительно охраняла жизнь и имущество любимой хозяйки и постоянно ждала от судьбы подвохов и неприятностей.

Едва ребята поднялись на крыльцо, песня о танкистах смолкла. Дверь слегка приоткрылась. В щели показался ствол пистолета.

– Татьяна Филимоновна! Это мы! – спешно предупредили ребята.

Шутить с Филимоновной было опасно. При малейшем подозрении она открывала шквальный огонь по противнику. Несколько обитателей Красных Гор уже поплатились за свою халатность. Приходящая домработница, несмотря на преклонные годы, сохранила твердую руку и меткий глаз. Правда, пистолет у нее был газовый, но у пострадавших, если им верить, все равно остались неизгладимые впечатления.

– Кто это вы? – с подозрением переспросила Татьяна Филимоновна.

– Дима и Маша Серебряковы! – крикнули близнецы.

Ствол исчез. Дверь открылась.

– Проходите, – освободила проход массивная Филимоновна. – Водкина вас ожидает.

Наталья Владимировна величественно восседала в гостиной.

– О! Молодежь! – поднялась она из глубокого старинного кресла навстречу близнецам.

На ней было длинное платье из черного шелка. Седые волосы свеже подсинены. На шее золотая цепочка с очками.

– Проходите и располагайтесь, – по-актерски поставленным голосом сказала Коврова-Водкина. Поговаривали, что в молодости она играла в одном из столичных театров.

– Наталья Владимировна, мы спешим, – Дима постарался как можно скорее вручить ей книгу.

– Никаких постоим! – с пафосом возразила Коврова-Водкина. – В моем доме гостям должно быть удобно и уютно.

– Вот несчастье, – тихо посетовала Филимоновна, вошедшая вместе с близнецами в гостиную. – Ведь какая женщина умная и великая, а со слухом совсем никуда.

– Садитесь, садитесь, – тем временем распоряжалась Наталья Владимировна.

– Они спешат! – попробовала помочь ребятам домработница.

– В сад? – возмущенно переспросила хозяйка. – Сколько раз, моя милая, вам повторять? Не встревайте со своими советами! Мне совершенно не хочется в сад. Там сейчас слишком жарко. И моим юным друзьям будет гораздо удобнее здесь. Лучше подайте чаю.

– Мне что, – махнула в сердцах рукой Филимоновна. – Разбирайтесь сами.

И, чеканя по-военному шаг, она удалилась из гостиной.

– Замечательный человек, но характер ужасный, – немедленно поделилась Наталья Владимировна с близнецами.

– Говорил же: влипнем, – едва слышно произнес Дима.

– Во что влипнем? – посмотрела на него с большим интересом хозяйка дома.

Димка с досадой поморщился. Общаясь с Ковровой-Водкиной, никогда нельзя было предугадать, что она расслышит, а что – нет.

– Димка пошутил, – торопливо ответила Маша.

– Я тоже от этой погоды совсем без сил, – поддержала ее Коврова-Водкина.

– Вот ваша книга, – положил Дима на журнальный столик Канта.

– Обожаю немецкую классическую философию! – обрадовалась Наталья Владимировна. – Помню, как мы с несчастным Аполлинарием читали друг другу Канта вслух по ночам… Кстати, а где Петруша Миронов?

– Дома, – ответил Дима.

– Как жаль, – покачала головой Коврова-Водкина. – Мне с ним нужно посоветоваться по поводу одного таинственного дела. Но, в общем-то, я могу и вам рассказать.

Ребята насторожились. Однажды они уже распутали преступление, которое было связано с дачей Ковровой-Водкиной. Кто знает, вдруг Наталья Владимировна и впрямь заметила что-нибудь подозрительное. Ради такого можно было немного и задержаться. Тем более сейчас всего одиннадцать. Зал игральных автоматов скорее всего даже еще не открылся.

– Слушаем вас, Наталья Владимировна, – отчетливо проговорил Дима.

– Дело очень таинственное, – начала с заговорщицким видом Наталья Владимировна. – Я бы давно обратилась к нашему мальчику Арнольдику, но он, как вы знаете, на две недели уехал в командировку.

Ребята кивнули. Арнольдик – это третий муж дочери Ковровой-Водкиной – Светланы. Он ездил вместе с юными детективами в автомобильную поездку по городам Подмосковья. И, к полной неожиданности для них, помог им во время последнего расследования. С тех пор Наталья Владимировна любила повторять, что «их мальчик» не только крупный ученый-химик, но и подающий надежды детектив.

– В общем, Арнольдик помочь мне сейчас не в силах, и я обращаюсь к вам, – продолжала с торжественным видом Наталья Владимировна. – Дело в том, что какой-то неизвестный доброжелатель уже пятый день подряд оставляет у нас на крыльце по замечательной свежезабитой курице.

Близнецы разочарованно переглянулись.

– Напрасно вы так, – уловила их настроение хозяйка дома. – Я просто обязана выяснить имя своего благодетеля. Пусть, если ему так угодно, приносит своих кур и дальше. Но только за деньги. Мне бесплатных подачек не надо.

– Ясно, Наталья Владимировна, – изобразила заинтересованность Маша. – Мы постараемся выяснить.

Димка ерзал на стуле. Пока они тут прохлаждаются с Ковровой-Водкиной, преступник, может быть, уже явился за посланием. Надо было как можно скорее уходить. Тут, на счастье ребят, зазвонил телефон. Наталья Владимировна начала с кем-то длинный разговор. Выскользнув из гостиной, близнецы пробрались к входной двери. Теперь главное было тихо открыть замок. Иначе Филимоновна всполошится и, чего доброго, вернет их до выяснения обстоятельств в гостиную. Впрочем, домработница, видимо, занимаясь готовкой, громко затянула «Синий платочек». Вряд ли она услышит щелканье замка.

Маша с большими предосторожностями отомкнула замок. Внезапно дверь снаружи кто-то с силой потянул на себя. Дети от неожиданности отпрянули. В следующий миг в переднюю, тесня их в коридор, вихрем ворвался Степаныч с двустволкой.

– Стоять! – рявкнул он. – Все арестованы до дальнейшего выяснения обстоятельств.

Дети застыли на месте. Степаныч был облачен в видавший виды синий милицейский китель и милицейскую фуражку. Он одевался подобным образом только в двух случаях. На День милиции. Или когда в поселке происходили, по его мнению, события чрезвычайные. До Дня милиции было еще далеко. «Значит, что-то случилось», – одновременно подумали близнецы.

– В чем дело, Иван Степанович? – попытался выяснить Дима.

– Молчать! – рявкнул бывший заслуженный работник органов правопорядка. – Руки вверх! – направил он на ребят двустволку. – Следовать за мной!

Ребята повиновались. Держа их под прицелом, Степаныч велел отворить дверь в кухню. Дима исполнил приказ. Филимоновна, продолжая петь, ощипывала курицу.

– Прекратить работу! – громко и коротко распорядился доблестный сторож. – Всем оставаться на своих местах!

Филимоновна вздрогнула. Песня оборвалась на полуслове. Курица выпала из ее рук на пол.

– Ты чего, Степаныч, совсем озверел? – посмотрела домработница на сторожа.

Она было нагнулась за курицей.

– Попрошу к вещественным доказательствам не прикасаться! – мигом пресек ее попытку Степаныч.

– Какие еще доказательства? – с оторопелым видом пробормотала Филимоновна.

– А вот такие! – схватил Степаныч полуощипанную курицу.

Ребята заметили, что на оставшихся перьях птицы чернеет какая-то загогулина.

– Степаныч, ты что? – негодовала домработница.

– Лицом к стене! – скомандовал Степаныч. – Руки за голову.

От входной двери послышались быстрые шаги, и в кухне возник коренастый, коротко стриженный Петька.

– Ищу вас, ищу, – обратился он к близнецам. – Хорошо, бабушка ваша сказала, что вы здесь и…

Тут, наконец, заметив Степаныча, мальчик осекся.

– Иди-ка сюда, Миронов, – поманил его пальцем сторож. – Уверен: без твоего соучастия тут не обошлось.

– Без какого соучастия? – удивился Петька.

– Соучастия в факте кражи моих личных кур! – заорал Степаныч.

– Кур? – вытаращил глаза Петька.

– С целью последующей перепродажи хозяйке данного дома, – уверенным голосом продолжал бывший заслуженный работник органов правопорядка.

– Какой перепродажи? – возмутилась Татьяна Филимоновна. – Этих кур нам с Водкиной каждое утро приносит благотворительная организация.

– Организация? – сардонически усмехнулся Степаныч. – Будет вам всем организация. Называется следственный изолятор.

Тут доблестный сторож случайно ткнул Филимоновну двустволкой в спину.

– Помогите! – заверещала та. – Убивают!

– Кого убивают? – появилась в кухне Коврова-Водкина. – Ах, это вы, милостивый государь, – гневно взглянула она на Степаныча. – Интересно бы знать, по какому праву вы врываетесь в мой дом?

Коврова-Водкина недолюбливала сторожа Красных Гор с той самой поры, когда он, увидав первый раз Арнольдика, принял того за агента иностранной разведки. В результате тогда еще не муж, а жених дочери Ковровой-Водкиной провел целый час в конторе поселка под присмотром Степаныча.

– А ну, опустите ружье! – решительно ухватилась Коврова-Водкина двумя руками за стволы.

Степаныч под ее напором несколько сник.

– Все свободны! – немедленно провозгласила Наталья Владимировна. – Бастилия разрушена.

– А как же быть с фактом кражи? – смешался Степаныч. – Этим знаком отмечены только мои куры, – продемонстрировал он хозяйке черную загогулину на перьях полуощипанной птицы.

– Это мы дуры? – не расслышав, воскликнула в гневе Коврова-Водкина.

– Нет-нет, что вы! – испугался Степаныч. – Я не про дур, а про факт кражи моего личного имущества.

– Вон! – закричала Коврова-Водкина.

– Он говорит, эта кура его, – крикнула Филимоновна прямо в ухо хозяйке.

– Самозванец! – картинно простерла к Степанычу правую руку Наталья Владимировна.

– Эта кура моя! – стоял на своем сторож.

– Если вы еще раз посмеете меня назвать дурой, я на вас подам в суд за оскорбление личности! – разъярилась Наталья Владимировна. – И уж во всяком случае не присваивайте себе роль какого-то благородного человека, который меня пятый день снабжает свежезабитыми курами.

– Я вас не снабжаю, но птица моя! – избегая упоминать о курах, крикнул Степаныч. – Отвечайте, сколько с вас этот благотворитель берет? И нет ли его среди нас? – окинул сторож пытливым взглядом Филимоновну и троих ребят.

– Нисколько он не берет, – ответила приходящая домработница.

– Нет, Татьяна Филимоновна, вы забыли, – немедленно возразила Коврова-Водкина. – Наш чудесный благотворитель кур оставляет не возле ворот, а на крыльце.

– Ах ты, господи, – бросила в сторону Филимоновна. – Совсем ничего не слышит.

– Какое крыльцо? Какие ворота? – взревел Степаныч. – Эта птица украдена у меня!

– А ну, отдавай! – придя в себя после первого потрясения, рванула Филимоновна из рук Степаныча курицу. – Говорят же тебе: благотворительный фонд нам прислал!

Степаныч крякнул, но курицу не отпустил. Между ним и приходящей домработницей завязалась схватка.

– О, времена! О, нравы! – драматически заламывала руки Коврова-Водкина.

Трое друзей, воспользовавшись замешательством, выскользнули на улицу и кинулись к воротам. Лишь выйдя за пределы участка Ковровой-Водкиной, они чуть замедлили шаги.

– Ну и попались, – пробормотал Дима.

– Степаныч уверен, что это мы у него кур воруем, – сказала Маша. – А потом перепродаем Ковровой-Водкиной.

– А интересно, на самом-то деле, кто виноват? – задумчиво проговорила Маша.

– Наверное, Филимоновна, – выдал версию Димка. – Она же снайпер. Подкарауливает их в засаде. Потом чик – и готово.

Едва представив себе Филимоновну, подкарауливающую кур Степаныча, ребята покатились от хохота.

– На фиг ей кур воровать? – давился от смеха Петька.

– Экономия-то какая, – ответила ему Маша. – И Водкина сыта, и деньги целы.

– И Степаныч проучен, – подхватил Дима.

– Ладно. Пошли, – несколько успокоился Петька. – Игорь с Настей нас ждут в шалаше. Сейчас их возьмем и – в Задоры…

Вова какое-то время толкался у входа в игорный зал. Появился посетитель. Это был мужчина лет сорока. Мальчик пропустил его вперед. Затем вошел следом. Мужчина, наменяв жетоны, устроился возле автомата как раз рядом с тайником. У мальчика перехватило дыхание. Опустив жетон, он, даже не глядя, во что играет, неотрывно следил за мужчиной.

Прошло минут десять. Мужчина, так и не подойдя к тайнику, вышел из зала. Зато к автомату приблизилась компания из трех человек. Два парня и девушка. Один побежал к кассе. Другой остался с девушкой возле автомата. Чуть погодя парень с жетонами начал играть. Его приятель вел себя довольно странно. Болтая с девушкой, он, словно бы невзначай, медленно пятился к тайнику.

Вовка, прячась за своим автоматом, не выпускал компанию из виду. Парень и девушка уже стояли почти вплотную к тайнику за панелью. «Неужели, и правда, они?» – подумал мальчик.

– Ты что тут болтаешься? – раздался вдруг недовольный голос.

Вовка обернулся. Его пристально разглядывал хозяин заведения.

– Я… играю, – полез Вовка в карман за жетоном.

Хозяин по-прежнему буравил его маленькими, близко посаженными глазами. Ему запомнилось, что Вовка тут был вчера перед самым появлением рэкетиров.

– Странно, – покачал головой хозяин. «Явно что-то вынюхивает», – добавил он про себя.

Вовка ни одного жетона не обнаружил. Следя за первым мужчиной, он, сам того не заметив, потратил их. Денег тоже не оставалось.

– Или играй, или проваливай, – с еще большим подозрением поглядел хозяин на мальчика.

– У меня еще один жетон точно есть, – Вовка делал вид, будто ищет в карманах. Парень и девушка уже стояли вплотную к тайнику.

– Ну-ка, давай отсюда, – начал хозяин теснить Вовку к выходу. – Найдешь жетон, тогда и вернешься.

Миг – и Вовка оказался за дверью. Он бросился к окну и попробовал разглядеть, что делают подозрительные посетители. Но тут же понял: тайника снаружи никак не увидишь. Мальчик взглянул на часы: половина двенадцатого. Куда, интересно, ребята запропастились? Теперь надежда была только на них.

Глава III
Таинственный посетитель

Когда пятеро друзей, наконец, подошли, Вовка растерянно топтался у входа.

– Ну, как дела? – спросил Петька.

– Упустили! – отмахнулся с досадой младший мальчик.

– Как? – расстроились остальные.

– Обыкновенно! – выпалил мальчик.

– Давай-ка отойдем, – поманил всех в сторону Петька. – Теперь, Вовка, рассказывай.

– Трое. Два парня и девушка. Возле автомата. Один играл. Другой к тайнику. А меня хозяин! – выпалил Вовка.

– Кто к автомату? Причем тут хозяин? – Петька озадаченно потер лоб. – Немного медленней и понятней нельзя?

– Можно, – кивнул головой Вовка.

Сделав над собой большое усилие, он принялся медленно рассказывать обо всем, что произошло с момента открытия игорного зала.

– Значит, они ушли? – переспросил Петька.

– Не ушли, а уехали, – внес полную ясность Вовка. – Светло-серые «жигули» третьей модели. Я номер запомнил: «я 2297 Мо».

– Молодец, – похвалил Командор. – В крайнем случае отыщем эту машину с помощью Шмелькова.

– Если номер настоящий, – сказала Настя.

– А почему ты вообще так уверен, что они записку из тайника взяли? – вмешался Игорь.

– Вечно ты со своими сомнениями, – проворчал Димка.

– Чего сомневаться, – затараторил Вовка. – Стояли, стояли. Все ближе и ближе. Потом раз – и уехали.

– Стояли или взяли? – уточнил Петька.

Вовка задумался. Затем с некоторым смущением произнес:

– Где ж мне точно через окно увидеть.

– Вот именно, – торжествующе проговорил Игорь.

– Сам бы тут постоял, – разобиделся Вовка. – Жетоны кончились. Хозяин гонит. От вас ни слуху ни духу. Хоть милостыню на жетоны проси.

Остальные засмеялись.

– Не обижайся, – хлопнул Вовку по плечу Командор. – Ты молодец. Теперь для нас главное выяснить, действительно ли эти трое взяли записку.

– А чего же они там делали? – вновь возмутился Вовка.

– Могли просто играть, – ответила Настя.

– Одного игра интересовала, а другого – девушка, – выдвинула свою версию Маша. – Вот он с девушкой и отошел подальше.

– Правильно, – подхватил Игорь. – Плевать они хотели на этот тайник.

– Сейчас проверим, – двинулся Петька к двери.

Ребята вошли внутрь. Игорь направился менять жетоны. Остальные сгрудились возле нового автомата, который сейчас был свободен.

– Дождетесь Игоря и начинайте играть, – распорядился Командор. – А я полез.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное