Анри Шадрилье.

Тайна Медонского леса

(страница 4 из 19)

скачать книгу бесплатно

VIII
РАЗНЫЕ ИЗВЕСТИЯ

За завтраком Поль Медерик просматривал утренние газеты. Читая «Фигаро», он остановился на следующих строках, помещенных в отделе новостей.

«Париж – город удивительный, в нем ежедневно происходят драмы, перед которыми бледнеют произведения современных романистов. Недаром сказал Бальзак: «Каждая улица Парижа имеет свой роман». Но теперь и улиц стало мало – на сцену выступает лес. Весь город говорит о смерти заезжего американца, который прямо с пароходной пристани отправился в Медонский лес и там застрелился. Все свое состояние он оставил молодому студенту, который не подозревал даже, что самоубийца – его родственник! Узнал он это от адвоката, которому покойный поручил исполнить свою последнюю волю».

«Это еще что такое? – подумал Медерик. – Человек, умерший в Медонском лесу… Мне сдается, что это противник Марсьяка».

Отправившись к Викарио, который жил в гостинице на улице Лафайет, он положил перед ним газету. Испанец пожал плечами и улыбнулся.

–?Напрасная тревога, – сказал он Медерику. – Эта новость принадлежит к разряду тех, которые вы называете…

–?Вы думаете, что это ловко пущенная утка?

–?Конечно.

–?Однако, любезнейший Викарио, нам с вами хорошо известно, что в этом сообщении есть значительная доля правды.

–?Появление этих строк на страницах «Фигаро» уже служит доказательством. Переходя из уст в уста, истина была искажена и разукрашена яркими подробностями. К тому же вам давно известно, что противник Марсьяка оправился от полученных ран и уехал из Парижа. Я вам говорил об этом по крайней мере десять раз, а вы все придумываете какие-то беды и опасности.

–?Вам сообщил все эти подробности Марсьяк, не так ли?

–?Да, он писал мне из Лондона.

–?Из Лондона?

–?Да, вот подлинные слова из его последнего письма: «Извещаю вас, друг мой, что человек этот не умер. Спасенный от смерти моими стараниями, он уехал из Парижа через три дня после дуэли. Но, несмотря на это, я считаю нелишним прокатиться в Лондон, взглянуть, так ли густы его туманы, как прежде. Я увожу с собой Сусанну. Примите уверения…» и так далее. Удивляюсь только, почему вы заставляете меня повторять вам одно и то же! – пожал он плечами.

–?Любезный Викарио, больше никогда не вмешивайте меня в свои дела и не зовите секундантом, – ответил Медерик.

–?Не сердитесь и не мучайте себя понапрасну, – засмеялся испанец.

Но Медерик не успокоился – он отправился в редакцию «Фигаро», где прежде работал журналистом.

–?Я пришел просить вас о маленькой услуге… – начал он. – Меня очень интересует известие о самоубийстве в Медонском лесу, и я хотел бы узнать, из какого источника получены эти сведения. Вы можете сообщить мне это?

–?С удовольствием. Мы пришлем данные по вашему адресу. Если история вымышленная, редакция, конечно, не скроет этого от вас. Если же она основана на достоверных фактах, вам придется справиться о ней в полицейской префектуре. Всю информацию подобного рода нам сообщает полиция.

Медерик зашел и в префектуру.

Там ему сообщили, что в Медонском лесу в течение уже трех месяцев не было ни убийств, ни самоубийств и что известие, помещенное в «Фигаро», не имеет под собой никакого серьезного основания.

–?Из этого следует только то, что и самому префекту доставлены неверные сведения. Я сам знаю не больше его.

Вечером Медерик получил записку от одного из редакторов «Фигаро», в которой тот сообщал, что известие о самоубийстве в Медонском лесу заимствовано из газеты «Нувель де Пари».

–?Из той газеты, в которой я работаю? – удивился журналист. – Ну, это уж слишком невероятно!

В редакции «Нувель де Пари» Медерик узнал, что известие доставлено одним из новых сотрудников издания, Альфонсом Геденом.

–?Тем самым, который недавно напечатал «Оду» в честь весны?

–?Тем самым.

–?Что это за личность?

–?Это молодой человек приятной наружности, развитый, начитанный. Он должен зайти к нам сегодня вечером. Два дня тому назад он был здесь, такой довольный, веселый.

Половина дня была потеряна, а ключ к загадке все еще не найден. «Посмотрим, что покажет вечер!» – подумал журналист.

Наконец, настал вечер. Геден действительно пришел в редакцию. Знакомство завязалось быстро: сотрудники одной и той же газеты знакомятся без долгих церемоний. Да и к тому же юноша был, что называется, в ударе и только обрадовался возможности пооткровенничать.

–?Пожалуйста, расскажите мне обо всем поподробнее, – попросил Медерик. – Это роман, настоящий роман… Любопытно послушать, как вам выпала такая удача.

–?Все произошло очень просто. Несколько дней назад я получил письмо, в котором меня пригласили в контору или в какой-то справочный кабинет по важному делу, касающемуся лично меня. «Не надуете, подлецы! – подумал я. – Это ловкие проделки одного из моих кредиторов!» Надо вам сказать, что у меня их немало, – улыбнулся рассказчик. – Я был настолько уверен в этом предположении, что ответил на приглашение коротко и ясно: «Напрасный труд. Денег у меня нет». Но этим дело не кончилось. На следующее утро я получил новое послание от упомянутого юриста. Да вот, не желаете ли прочесть сами.

«Милостивый государь, крайне сожалею о том, что вы не сочли нужным воспользоваться нашим приглашением. Речь идет не об уплате денег, а, напротив, о получении. Отказываюсь дать вам необходимые разъяснения письменно, могу объяснить все только на словах».

–?Что бы вы сделали на моем месте? – спросил юноша.

–?Отправился бы к этому доброму человеку.

–?Я так и сделал.

–?Какие же он вам дал разъяснения?

–?Он сообщил, что какой-то заезжий американец, богач, застрелился в Медонском лесу в день своего приезда в Париж и перед смертью завещал мне все свое огромное состояние. Последнюю свою волю чудак выразил в письме, но письмо по какой-то непонятной и совершенно неизвестной мне причине сгорело, сохранился только обрывок конверта, действительно адресованного мне.

–?Все это очень странно, – сказал Медерик.

–?Содержатель конторы говорил мне то же самое. «Об этом событии, можете быть уверены, будут трубить все газеты».

–?И вы полагаете, что этого клочка бумаги достаточно для того, чтобы вас признали наследником умершего американца?

–?Господин Николя по крайней мере говорил мне, что этот обрывок обеспечит полный успех дела. Он даже выдал мне аванс – сто франков. Каждый согласится с тем, что ловкий, опытный сутяга не станет попусту сорить деньгами. Он уверен в том, что получит их обратно.

–?Вы говорите, господин Николя? Это его имя?

–?Да, имя того юриста, живущего на улице Вавен, номер сто десять.

–?Странно!

–?Что же тут странного?

–?Вчера вечером один мой знакомый, офицер, рассказывал в ресторане, что на днях его пригласили в это самое бюро, но зачем и для чего, так и осталось для него тайной.

–?Что вы!

–?Могу вас уверить, что это правда. Юрист разыскивает какого-то Мартена.

–?Мартена? Но моя фамилия Геден. Мартена он, вероятно, разыскивает по какому-нибудь другому делу. Впрочем, на обрывке конверта, который он мне показывал, стоит только окончание фамилии, а ведь оба имени имеют одно и то же окончание. Действительно странно. Что бы это могло значить?

–?Только то, что дело не чисто.

–?Подшутил он, что ли, надо мной? Да нет, не может быть! Говорю вам, он дал мне деньги. Вот чертовщина! Решительно не могу ничего понять!

–?Бросьте! – сказал Медерик. – Самое главное, что вы не в убытке.

И разговор перешел на другую тему.

Разумеется, все эти сведения не могли удовлетворить Медерика. На следующее утро он отправился в контору Николя на улице Вавен и застал только хозяина.

–?Милостивый государь, – начал Медерик, – совершенно случайно я узнал, что вы разыскиваете некоего Мартена, чиновника, служащего в комиссии похоронных процессий. Вы сами сказали об этом моему хорошему знакомому, офицеру Мартену, которого вызвали к себе по ошибке. Чиновник Мартен – это я, и я пришел сюда, чтобы узнать, зачем я вам понадобился.

Застигнутый врасплох, Николя совершенно не знал, что ответить.

–?Мартен… постойте…

–?Просмотрите хорошенько бумаги, поищите, – сказал журналист. – Возможно, речь идет о каком-нибудь наследстве… возможно, у меня был родственник, умерший в Медонском лесу.

Николя привстал со стула и пристально поглядел на Медерика. В эту минуту он не испытывал ни страха, ни удивления – его просто заинтересовал этот с неба свалившийся клиент, этот новый Мартен. «Вот так история! – подумал он. – И какой любопытный субъект!» Овладев собой, Николя проговорил совершенно хладнокровно:

–?К сожалению, никак не могу припомнить дела, по которому вы были вызваны в мое бюро, но, если вам угодно немного подождать, мой секретарь должен скоро вернуться, и он, конечно, найдет ваше дело среди своих бумаг.

–?Похоже, что толку будет мало, – пробормотал себе под нос недовольный Медерик.

«Кто бы это мог быть?» – между тем спрашивал себя Николя. Появление Фрике разрешило загадку.

–?Господин Николя, – начал парнишка, входя в комнату и не замечая Медерика, – в воскресенье на бегах…

Но Николя жестом указал ему на нового посетителя. Взглянув на Медерика, Фрике даже припрыгнул на месте и, нисколько не скрывая своего восторга, радостно закричал:

–?Наконец-то хоть один явился! Это добрый…

–?Журналист? – спросил Николя.

–?Он! Он самый!

На этот раз удивился Медерик.

–?Вы меня знаете? – спросил он.

–?Я не знаю вас, – ответил Николя, – но знал, что вы придете, я предвидел это. Ваше посещение вызвано статейкой Гедена. Фрике знает вас, сударь, спросите у него, прав ли я.

Медерик терялся в догадках, не в силах что-либо понять. Было ясно лишь одно: история про американца – искусная ловушка, и эти люди поймали его на словах «Медонский лес» и «умерший». Следовательно, им что-то известно.

–?Я не знаю, кто вы такие, – ответил он, – потому предпочитаю оставить без внимания все ваши хитрости и уловки. Вы говорите, что этот молодой человек меня знает. Возможно, что это правда, но я не имею с ним ничего общего.

–?Ах, сударь! – с горечью воскликнул Фрике. – Я считал вас добрым и великодушным. Я думал, что вы не откажите нам в помощи, в содействии. Хорошо! Я скажу вам всю правду. Знайте, что неделю назад я был в лесу во время дуэли. Я все знаю, я все видел. Мой приемный отец приютил раненого у себя и теперь обвиняет меня в убийстве. А мне необходимо доказать свою невиновность!

«И к тому же я ищу сюжет для драмы», – подумал Николя.

Искренность, звучавшая в словах юноши, поколебала недоверчивость журналиста.

–?Вы все еще сомневаетесь, не верите… – продолжал Фрике. – Так поезжайте со мной в Кламар, и вы убедитесь, что я говорю истинную правду. Вам покажут раненого.

Медерик согласился. По дороге Фрике поведал ему обо всем, что им с Николя удалось сделать. Им оставалось только узнать имя того, кто ранил незнакомца, но Медерик не счел нужным назвать это имя. Чувство самосохранения подсказывало, что ему следует быть осторожным и не вмешиваться в это дело. В Кламар он ехал единственно из желания узнать поскорее, что стало с раненым, чтобы раз и навсегда покончить с этим беспокоившим его вопросом.

Вскоре они приехали к Лефевру. Старик сидел у окна. Фрике еще издали крикнул своему благодетелю:

–?Вы требовали доказательства, месье Лефевр, оно у меня в руках!

–?Убирайся к черту со всеми твоими доказательствами! – нетерпеливо отмахнулся от него Лефевр.

–?Но, сударь, где же ваш раненый? – осторожно осведомился Медерик.

–?Раненый! Он умер и уже похоронен.

–?А его имя? Знаете ли вы его имя? – спросил Николя.

–?Разве мертвые называют свои имена? – ответил Лефевр и молча откланялся непрошеным гостям.

Те обменялись растерянными взглядами и отправились обратно в Париж. «Умер! – повторял про себя Медерик. – А Викарио не далее как вчера уверял меня, что он поправился и уехал отсюда».

–?Что теперь делать? – вопрошал Фрике.

–?Искать и найти, кого следует, – ответил ему Николя.

–?Умер… – пробормотал Медерик. – А префект ничего не знает. Хороша полиция!

IX
БЕГА В ВЕНСЕННЕ

С тех пор как парижское общество прониклось страстью к лошадям, появилась и страсть к бесчеловечным пари. Все, от мала до велика, спорили друг с другом на скачках, и потому не было места более оживленного, чем лошадиные бега.

В местечке Венсен толпилась разношерстная публика. Там можно было встретить и настоящего вельможу, истового любителя лошадей, и простого работника, мастерового, который ставил последний заработанный франк на ту или другую лошадь. У самого барьера ипподрома стоял Буа-Репон, нетерпеливо ожидавший возвращения Викарио. Испанец отважился перешагнуть заветную преграду, чтобы обстоятельно расспросить жокея о шансах на успех своего фаворита. Медерик расхаживал в толпе, раскланиваясь направо и налево, встречая на каждом шагу знакомых, расточая любезные улыбки дамам, пожимая руки приятелям и помечая что-то в своей записной книжке для фельетона.

Карлеваль стоял возле одного из экипажей, разрисованных вензелями, которые представляли собой непонятные каракули для непосвященных и служили источником дохода для посвященных. Отставной биржевик Карлеваль заманивал новых клиентов. Агентство, к которому он принадлежал, еще не пользовалось известностью, и надо было сделать так, чтобы публика видела: богатые олухи вкладывают в него свои деньги, тогда и остальные решатся сделать то же самое. Толкался здесь и бездельник Флампен с ящиком странного вида сигар собственного производства.

–?Сигары! Сигары! – выкрикивал он гортанным голосом.

На противоположном конце ипподрома миниатюрная молоденькая девушка с вызывающим взглядом красивых голубых глаз пробиралась между плотно сдвинутыми рядами зрителей, предлагая желающим пышные розы и душистые фиалки. Это была уже знакомая нам Этиоле. После потасовки на улице Гласьер Виржини разошлась со своим любовником, и это заставило Флампена, и без того точившего зуб на Фрике, окончательно возненавидеть парнишку. Ему была мила и дорога не сама Этиоле, а ежедневный доход, который она приносила. Теперь Флампен, не привыкший ни к какому труду, вынужден был сам зарабатывать себе на кусок хлеба насущного. В толпе не было видно ни Марсьяка, ни Фрике, ни Николя.

Наконец, раздался звонок, приветствуемый радостными криками сгоравших от нетерпения зрителей. Послышались ржание и топот лошадей. Все затаили дыхание. Забег начался. Прошло несколько минут тревожного ожидания. Как ураган пронеслась первая группа. Победителем объявили Мазепу.

–?Вот несчастье! – воскликнул Викарио. – А я ставил на Феблоу, англичанина…

–?Проиграл длинноногий англичанин! Провалился! – кричал Флампен. – Кто желает французских сигар и химических спичек, тоже французского производства?

–?Вы много потеряли? – спросил у Викарио вполголоса Буа-Репон.

–?Да, проиграл два луидора, – так же тихо ответил тот.

–?А что делает Карлеваль?

–?Да ничего.

В эту самую минуту раздался голос Карлеваля, кричавшего изо всех сил:

–?Кто хочет за Тамерлана семь? Даю за Тамерлана семь!

–?Господа, цветочков не угодно ли? – приятно ласкал слух голосок молоденькой продавщицы.

–?А-а! Милашка Этиоле! Плохую ты выбрала минуту, фонды наши совсем упали, – рассмеялся Буа-Репон.

–?Купите фиалок! Они принесут вам счастье.

–?Ты думаешь? Ну, так давай, давай нам свои счастливые цветочки!

–?А где ваш приятель, красивый брюнет, который всегда давал мне луидор за каждую розу?

–?Как! У нас есть такой щедрый приятель? – удивился Буа-Репон.

–?Ах, бог мой! – нетерпеливо передернул плечом Викарио Пильвейра. – Разве вы не знаете? Марсьяк! Он обожает эту красотку, находит в ней поразительное сходство с кем-то из прежних своих знакомых. Господин этот теперь в Лондоне, дитя мое, – ответил он цветочнице.

–?Ах, как жаль, что его не будет! – вздохнула она и, пожелав им успеха, пошла дальше.

Если бы Викарио и Буа-Репон были менее поглощены своим финансовым кризисом, они заметили бы, что во время разговора молоденькая продавщица то и дело вертелась во все стороны, разыскивая кого-то в многолюдной толпе. Тут выехали новые скакуны.

–?Ах! Будь у меня деньги, я непременно поставил бы на Феллаха, – проговорил Пильвейра.

–?Видите, сударь, насколько различными бывают мнения, – заметил с улыбкой молодой человек, стоявший позади его. – А я верю в успех Тамерлана.

–?Полагаю, что вы ошибаетесь, милостивый государь, – заметил Викарио. – Вот увидите, на первом же повороте ваш Тамерлан останется позади!

Испанец улыбнулся, что еще больше раззадорило незнакомца.

–?Десять луидоров за Феллаха! – произнес Викарио.

Феллах пришел первым.

–?Не всегда же удача будет на вашей стороне, – произнес молодой человек, обращаясь к своему счастливому сопернику. – Вы, конечно, дадите мне реванш и позволите поставить десять луидоров на Веселого?

–?С удовольствием. А я поставлю на Ток-Тока.

Вооружившись лорнетом и вытянув шею, пылкий незнакомец тревожно следил за лошадьми.

–?Накидываю еще пятнадцать! – закричал он, увидев, что Веселый вырвался вперед.

–?Сколько угодно! – хладнокровно ответил Викарио.

Ток-Ток вдруг понесся, как стрела, опередил всех и через минуту выиграл приз. Неопытный любитель аккуратно расплатился, и Викарио с удовольствием опустил в свой пустой кошелек двадцать пять луидоров.

–?Удивительный субъект! – пожал плечами Буа-Репон.

Забавный юноша продолжал горячиться, как нарочно, выбирая самых плохих лошадей, и в конце концов проиграл своему сопернику солидную сумму – двести пятнадцать луидоров. Уплатив испанцу сто шестьдесят пять, незнакомец принялся любезно извиняться, что не может тотчас отдать остальные деньги.

–?Попрошу вас или подождать до завтра, или поехать ко мне сейчас же.

Можно пойти на уступку и позволить человеку, только что уплатившему немалую сумму, отдать оставшиеся деньги позже. И потому Викарио Пильвейра ответил ему самым любезным тоном:

–?Как вам будет угодно, милостивый государь.

–?Тогда прошу в мой экипаж, – предложил молодой человек.

–?Помилуйте! Я могу подождать и до завтра!

–?Куда мне прислать деньги?

Викарио подал ему свою визитную карточку, незнакомец поспешил предложить свою.

«Викарио Пильвейра, гостиница «Сарагоса», улица Лафайет», – прочел проигравший.

–?Как я вижу, вы тоже иностранец? – спросил он.

На карточке незнакомца было написано: «Родриго де Нанжери. Гранд-отель».

–?Итак, до завтра, месье Пильвейра, – сказал Нанжери. – Еще раз прошу меня извинить.

Викарио любезно поклонился. В то время, когда отъезжала карета господина Нанжери, маленькая цветочница подошла к испанцу.

–?А ведь твои фиалки действительно принесли мне счастье! – воскликнул Викарио. – Вот тебе луидор за твои счастливые цветочки. Не жалей, что сегодня здесь нет Марсьяка. – Испанец был явно доволен собой.

Этиоле кокетливо присела.

–?Ты, кажется, знаешь молодого лакея, который служит у Нанжери? – с интересом спросил Пильвейра.

–?Как же, сударь! Это Жан. Мы воспитывались вместе в Пре-Сен-Жерве.

–?Давно он служит у этого господина?

–?Около года, сударь. Отец господина Нанжери привез Жана в свой замок. Он хотел, чтобы у его сына был лакей-парижанин. Но почему вы расспрашиваете меня об этом?

–?Да просто так…

Возвращаясь вместе из Венсена, приятели весело рассуждали о неожиданной прибыли.

–?Славный малый этот Нанжери! – говорил Викарио. – Надо заняться его образованием.

–?Послушайте, Викарио, сколько вы дадите мне из выигранных денег?

–?Берите сколько вам нужно, любезный Буа-Репон, какие могут быть между нами стеснения! – пожал плечами испанец.

В то время как ловкие плуты катили по дороге к Парижу, Флампен встретил маленькую Этиоле близ Венсенского леса.

–?Ты не хочешь помириться со мной? – пристал он к ней.

–?Нет! Все кончено!

–?Берегись, Этиоле! Я долго помню зло и постараюсь отомстить Фрике. Это он во всем виноват!

X
«…ЕН …ЬЕР»

Молодой Нанжери был слишком неопытен, чтобы не попасться в ловко расставленные сети Викарио Пильвейра. Испанец искал сближения со своим новым знакомым и, конечно, должен был добиться своего. Сближение началось с завтрака, за которым Нанжери передал деньги Викарио. Не желая оставаться в долгу, испанец через два дня поспешил ответить таким же роскошным завтраком. Были приглашены и дамы. Нанжери приударил за одной из них. Она оказалась подругой красавицы, которую посещал Пильвейра. Это обстоятельство еще больше сблизило новых приятелей.

Нанжери так щедро расплачивался, так сорил деньгами, знакомясь с Парижем и его соблазнами, а Викарио был таким веселым, занимательным собеседником, знакомил своего нового приятеля с такими приятными молодыми людьми, умел так разнообразить его удовольствия, что время летело быстро и незаметно. Новообретенный друг выжидал только благоприятного случая, чтобы ощипать птенца, так кстати подвернувшегося под его ловкую, умелую руку.

Прошло две недели. Однажды утром Нанжери заехал к своему приятелю.

–?Я сегодня же должен уехать из Парижа! – объявил он испанцу с сожалением.

–?Как! Так неожиданно…

–?Я получил телеграмму от отца.

–?О! Значит, что-нибудь серьезное?

–?Мне еще не известно, в чем дело, но отец вызывает меня немедленно, и я не смею ослушаться его.

–?Вы уедете, конечно, ненадолго?

–?Постараюсь вернуться при первой же возможности. Но у меня есть к вам маленькая просьба, месье Пильвейра.

–?Сделайте одолжение, готов служить вам чем могу.

–?Я боюсь, как бы отец не задержал меня дольше, чем следует, – как ни хорош замок Нанжери, он никогда не сравнится с веселыми парижскими бульварами.

–?Понимаю вас, друг мой, прекрасно понимаю…

–?Я сумею избавиться от непрошеных забот и попечений моего достойного родителя. Скажу ему, что, получив телеграмму, я собрался в дорогу в тот же день, не успев ни о чем распорядиться, не захватив ничего с собой, и потому мне необходимо вернуться в Париж как можно скорее, что у меня, наконец, есть дела, требующие моего присутствия. Я действительно не беру ничего с собой.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное