Анри Шадрилье.

Тайна Медонского леса

(страница 3 из 19)

скачать книгу бесплатно

–?Ничего! То есть решительно ничего не выходит! Все похоже на давно уже прочитанный роман, на сыгранную когда-то роль, – сетовал Николя.

Тук-тук – послышалось за дверью.

–?Войдите! – крикнул Николя.

На пороге появился Фрике. Захлебываясь, он принялся рассказывать о дуэли, о вмешательстве Лефевра, о подозрении, которое тяготеет теперь над ним, бедным, ни в чем не повинном Фрике. Дослушав до конца, Николя сказал, потирая руки:

–?Да это же пролог!

–?Какой пролог? – спросил рассказчик.

–?Пролог моей драмы! – ответил Николя.

–?Какой еще драмы? – опять полюбопытствовал Фрике.

–?Поймешь позже, – успокоил его приятель. – Сейчас нужно как можно скорее разыскать виновника… это необходимо для первого акта.

–?Но это еще более необходимо для меня.

–?Ты знаешь имена этих господ?

–?Ни одного!

–?Ну, а имя того секунданта, который так благосклонно отнесся к твоему незнакомцу?

–?Журналиста?.. Да, он действительно назвал свое имя, но я, черт меня подери, забыл его.

–?Ты узнал бы этого человека?

–?Без сомнения! Так же хорошо, как и того, который вынимал бумажник.

–?Что еще тебе известно?

–?У меня есть обрывок конверта. Смотрите, вот эта бумажка служила пыжом для одного из пистолетов.

–?Но здесь лишь несколько букв.

–?Я понял так: «ен» – окончание имени, как например: Мартен, Рабурден, Фалампен…

–?Прекрасно!

–?«Ьер» – окончание какой-нибудь улицы, например, Пуассоньер…

–?Хорошо! Дело идет на лад.

–?Но куда было отправлено это письмо, мы не знаем.

Николя жадным взглядом рассматривал бумажку, словно сожалея, что она не может заговорить, и вдруг радостно закричал:

–?Это письмо адресовано в Париж, милый мой мальчик, в Париж!

–?Вы полагаете?

–?И притом не по почте.

–?Как вы это узнали?

–?А вот смотри. Видишь эту поперечную черту?

–?Вижу.

–?Это подчеркнуто какое-то наскоро написанное слово, имя адресата или номер его квартиры. Эта небрежность указывает, во-первых, на близкие отношения между тем, кто писал, и тем, кому писали, а во-вторых – на то, что писавший торопился. Отправляя письмо с посыльным или со слугой, но не по почте, не надо было ставить: «Париж», «городская почта». Но каковы бы ни были отношения между этими людьми, какую бы роль ни играл этот конверт, тебе в любом случае надо разыскать человека, которому он был адресован.

–?Я и сам так подумал, – ответил Фрике. – Но что я могу сделать один?

–?Очень многое, дружок Фрике, – заметил Николя.

–?Но согласитесь, месье Николя, что вдвоем можно сделать гораздо больше. Вы человек опытный, сколько драм переиграли, вам нетрудно раскрыть злодея и в этой драме. Помогите мне, Николя.

–?Глупый мой мальчик, в драмах, в которых мне приходилось играть, с первой же сцены можно было угадать развязку. А вот в этой я решительно ничего не могу угадать.

–?Надо искать, месье Николя.

–?Ясно только то, что преступление подготовлено несколькими лицами.

–?Видите, вы уже начинаете распутывать этот узел, месье Николя! – обрадовался Фрике.

–?Главное затруднение будет заключаться в удостоверении личности раненого, или убитого, так как его бумаги украдены противником!

–?Надеюсь, нам удастся справиться и с этим затруднением, – заметил Фрике.

–?Можно, конечно, попытать счастья, дело заманчивое… Что ж, я согласен помочь тебе.

–?Ну наконец-то!

–?Давай по порядку.

Во-первых, надо основательно заняться конвертом – в нем пока вся сила.

–?Но ведь невозможно созвать посыльных со всего Парижа и выведать у них, кто именно отнес письмо на улицу, оканчивающуюся на «ьер», господину «ен».

Приятели расхохотались.

–?Постой, – сказал Николя, раскрывая карту Парижа, – надо проглядеть названия всех улиц на «ьер». Вот: Гласьер, Гран-Шомьер, Шартьер, Сурдьер, Гран-Бательер, Лаферьер, Мишодьер, Мольер, Траверсьер, Пениньер, Врильер, Круа-Буассьер, бульвар и предместье Пуассоньер.

–?И как же мы приступим к поискам? – спросил Фрике.

–?Будем искать Мартена или Маршена. Только ударение надо делать на последнем слоге, говорить как можно невнятнее, чтобы привратник мог расслышать только «ен», и, если у него найдется жилец, носящий фамилию с таким окончанием, он укажет нам его квартиру.

–?Вот что еще я придумал, месье Николя. Вы дадите мне несколько официальных писем, и я буду выдавать себя за вашего поверенного, – захохотал Фрике. – Не опозорю же я своего патрона. А заманив господина «ен» в нашу контору, мы сумеем выпытать у него все, что нам нужно.

VI
ОХОТА

Покидая улицу Вавен, Фрике и Николя находились в отличном расположении духа. Разыскивать по всему Парижу человека, ни имя, ни местожительство которого не известны, действительно забавно и оригинально. Приятели решили обойти ближайшие улицы – Гласьер, Шартьер и Гран-Шомьер.

–?Здесь живет господин Маршен? – спросили они как можно бессвязнее у болтливого привратника в одном доме.

–?А чем он занимается? – поинтересовался тот.

–?Не знаем. Нам надо передать ему письмо.

–?Маршен… Погодите!.. На втором этаже живет Бернар. Вам, может быть, нужен Бернар?

–?Нет-нет!

–?Тогда спросите рядом.

В соседнем доме их приняли за воров, дальше за нищих, затем за агентов тайной полиции. Обойдя всю улицу Гран-Шомьер, они нашли только одно подходящее имя – Альфонс Геден, бывший студент, написавший водевиль для театра и хвалебную песнь весне. На всякий случай друзья оставили ему письмо такого содержания:

«Париж, 20 сентября 1868 г.

Милостивый государь! Покорнейше прошу вас пожаловать завтра в 3 часа в мою контору по весьма важному делу, касающемуся лично вас. Николя, поверенный и ходатай по судебным и тяжебным делам, улица Вавен, 110».

–?Едва ли Геден окажется тем, кто нам нужен, – заметил Фрике.

–?В шахматной игре необходимы пешки, – пожал плечами приятель.

–?Я не умею играть в шахматы, – возразил Фрике.

–?Начало по крайней мере довольно удачно, – сказал Николя. – Теперь нам придется расстаться, – добавил он.

–?Я останусь в этом квартале, – сказал Фрике. – Надо обойти улицу Гласьер.

–?Едва ли ты найдешь там кого-нибудь.

–?Почему вы так полагаете?

–?Потому что, судя по твоему рассказу, эти люди не могут жить в таком бедном квартале.

–?Да вы сами же говорите, что нельзя ничем пренебрегать.

–?Конечно, конечно. Действуй, милый Фрике, действуй здесь, а я отправлюсь на правый берег. Когда покончишь с улицей Гласьер, пройди через Пасси на улицу Круа-Буассьер, затем отправляйся на улицу Пениньер, а центральным кварталом займусь я сам.

–?Договорились! Желаю вам успеха, месье Николя!

И приятели разошлись в разные стороны. Фрике направился на улицу Гласьер, где проживали исключительно представители рабочего класса. Тощие физиономии пьяниц, бледные, болезненные лица молодых девушек попадались ему на каждом шагу. Порок и разврат нашли себе здесь обильную пищу и вербовали себе слуг главным образом в этой части Парижа.

Проходя мимо убогой, грязной гостиницы, Фрике услышал свое имя.

–?Эй! Фрике! – раздался знакомый голос.

–?А! Это ты, Флампен.

–?Чего ты тут болтаешься?

–?Да так… просто гуляю.

–?Небось старый хрыч опять намылил тебе голову?

–?Месье Лефевр? Да.

–?Ты вырос, Фрике, преобразился, превратился в настоящего мужчину.

–?Еще бы! Мне восемнадцать лет. А ты вот нисколько не изменился – все такой же…

–?Бродяга, – подсказал мужчина и захохотал во все горло.

Флампен был безобразен и гадок. На нем лежала печать самых низких животных страстей и пороков. У него был громадный слюнявый рот с толстыми, бледными губами, который изрыгал лишь площадную ругань и грязные, скабрезные остроты. Нахально вздернутый нос, казалось, каким-то собачьим чутьем выискивал наживу и легкую добычу. Глубоко запавшие глаза не то серого, не то зеленовато-коричневато цвета еще издали примечали свою жертву.

Фрике недолюбливал Флампена и потому не особенно обрадовался этой встрече.

–?Что поделываешь, как поживаешь, Флампен? – спросил он его только ради того, чтобы что-нибудь сказать.

–?Я? Живу с Виржини.

–?Какой такой Виржини?

–?Да разве ты не знаешь маленькую Этиоле?

–?Не знаю и не понимаю, чем ты занимаешься.

–?Да говорю тебе, что я занимаюсь этой девчонкой! – воскликнул Флампен, топнув ногой и вытаращив глаза на своего прежнего товарища.

–?А-а! Ну, это, конечно, другое дело.

–?Легка на помине! – усмехнулся Флампен, указывая на дверь грязной харчевни, из которой вышло тщедушное бледное существо.

–?Это твоя жена? – удивился Фрике.

–?Ну да!

–?Но она же еще ребенок!

–?Как это? Ей уже шестнадцать лет, мой милый.

В сердце Фрике невольно шевельнулась жалость к этому маленькому, хрупкому созданию, которому веселая публика дала странное прозвище Этиоле. По привычке он приподнял фуражку и поклонился девушке.

–?А ведь твой приятель гораздо благовоспитаннее тебя, Флампен, – сказала она, бросив благодарный взгляд на Фрике; она не была избалована вниманием и вежливостью своих кавалеров.

–?Он кланяется тебе только потому, что не знает тебя, – заметил Флампен, пожав плечами.

–?Неправда, – прервал его Фрике, – я кланяюсь каждой женщине, потому что она женщина, а такой хорошенькой девушке, как мадемуазель Этиоле…

Флампен не слушал. Подскочив к Виржини, он ударил ее по лицу и грубо рявкнул:

–?Эй ты, замухрышка, чего встала? Давай пошевеливайся!

Но и маленькая Этиоле не осталась в долгу: она ответила своему обидчику градом пощечин и пинков. Слабое создание отчаянно работало и руками, и ногами.

–?Как ты смеешь ее бить! – вскрикнул Фрике.

–?Но ведь она моя жена! – едва смог выговорить Флампен, отбиваясь от сыпавшихся на него ударов.

Он считал, что имеет полное право бить и унижать свою жену когда ему вздумается. На месте происшествия собралась толпа любопытных.

–?Велика штука, что он ударил эту девчонку! И стоило поднимать шум из-за такого пустяка! – неслось со всех сторон.

Фрике поспешил удалиться. Прогулка Николя была не менее интересной. На улице Сурдьер с ним произошла удивительная история. В доме номер 35 он задал привратнику заранее придуманные вопросы.

–?Здесь живет господин Маршен?

–?Господин Баратен? – поспешно ответил привратник. – Четвертый этаж, в дверь направо. Позвоните два раза… и ступайте скорее, потому что господин Баратен уже давно ждет вас.

–?Что вы говорите?..

–?Я говорю, что этот господин приказал мне пропустить вас, не теряя ни минуты и не задерживая пустой болтовней. Господин Баратен желает принять сегодня только вас, для всех других людей его нет дома.

–?Только меня? – удивился Николя.

–?Точно так, сударь.

«Что за ерунда? – думал Николя, взбираясь на площадку четвертого этажа. – Тут какое-то недоразумение. Ну, да уж куда ни шло, пойду посмотрю, что все это значит».

Николя позвонил два раза. Старческий дребезжащий голос ответил ему:

–?Наконец-то! Я устал вас ждать, мой юный друг… Шутка сказать – пятнадцать лет!..

Дверь отворилась.

«Забавно!» – подумал Николя, переступая порог загадочной квартиры.

VII
ВОДЕВИЛЬ ПЕРЕХОДИТ В ДРАМУ

Когда наши приятели встретились снова, Фрике был задумчив, а Николя озабочен. Что же могло произойти у этого Баратена? Может быть, мы узнаем обо всем позже, в настоящий момент уважим скрытность Николя. Не без некоторого страха он ждал следующего дня. В три часа к нему должны были прибыть четыре посетителя: студент Геден, обойщик Ревершен, капитан Мартен и банкир Нурреден.

–?Какими же сказками мы будем потчевать этих господ? – осведомился Фрике.

–?Я еще и сам не знаю, – ответил Николя. – Ну, да утро вечера мудренее. Пора спать, Фрике.

На следующее утро Николя поднялся рано. Надо было превратить жилую комнату в кабинет – и вот на столах и под столами, на стульях и на диванах появились кипы якобы деловых бумаг. Наконец, цель была достигнута, и жилище Николя совершенно преобразилось. На самом видном месте возвышалось старинное бюро со всеми необходимыми принадлежностями, а рядом с ним был поставлен письменный стол секретаря Николя.

Фрике оделся в старый костюм своего приятеля и с самым сосредоточенным видом уткнул нос в кипы наваленных на столе бумаг. Николя не преминул воспользоваться своими знаниями и опытностью актера и искусно загримировался. Он взбил себе хохол a ля Луи Филипп и наклеил баки, придававшие его физиономии весьма внушительный вид. В каждой морщине на лбу, в каждой складке платья виден был строгий законовед. Большие очки и высокий белый галстук довершали искусно придуманный туалет.

–?Нам с тобой надо условиться вот о чем, милый Фрике, – сказал Николя своему мнимому клерку. – Если ты в одном из четырех посетителей узнаешь какого-нибудь господина из Медонского леса, то сейчас же углубись в чтение бумаг.

–?Прекрасно. Но, если эти личности окажутся совершенно мне незнакомыми, я могу вмешаться в вашу деловую беседу, месье Николя?

–?Можешь.

–?Знаете, мне пришла в голову превосходная идея! – радостно вскрикнул Фрике, разворошив кипы бумаг и журналов.

–?Что ты хочешь сделать?

–?Смотрите!

Фрике схватил спичку и принялся поджигать бумаги.

–?Безумец, ты сожжешь весь дом! – перепугался Николя. – Объяснишь ли ты мне, наконец, зачем ты это сделал? – Он нетерпеливо топнул ногой.

Фрике разинул было рот, чтобы объяснить свой странный поступок, но тут у входной двери прозвенел звонок.

–?Ах, черт возьми! – засуетился он и бросился отворять дверь.

–?Господин Николя? – резко спросил вновь вошедший.

–?К вашим услугам, – ответил тот.

–?Я капитан Мартен.

–?А-а! Хорошо. Сейчас…

–?Вы известили меня письмом о каком-то важном деле…

Друзья тревожно переглянулись: Фрике не стал читать бумаги, и Николя тут же смекнул, что капитан не участвовал в дуэли.

–?Вы господин Мартен? Капитан зуавов?[4]4
  Зуав – солдат французских колониальных войск, формировавшихся из жителей Северной Африки и добровольцев-французов.


[Закрыть]

–?Капитан гвардейских егерей, – поправил тот.

–?Да… да… – с озабоченным видом проговорил Николя. – Где переписка по тяжбе Мартена? – нетерпеливо обратился он к клерку.

–?Какая тяжба? У меня нет никакой тяжбы! – сердито заявил капитан.

–?Прошу извинить… но по делу…

–?У меня нет никаких дел! Что за глупая мистификация!

–?Мне крайне неудобно… Но похоже, что мой секретарь потерял эти важные бумаги, и теперь…

–?Я их не брал, – покачал головой Фрике, готовый рассмеяться.

–?И к тому же, откровенно говоря, я не уверен, сударь, вас ли именно касается это дело. Мы разыскиваем некоего Мартена.

–?Но Мартенов в Париже целые сотни, черт возьми! – горячился капитан.

–?В том-то и дело! – вздохнул Николя.

–?В полку гвардейских егерей нет другого капитана Мартена, – продолжал тот.

–?Гвардейских егерей… – глубокомысленно протянул Николя. – Мартен, которого мы ищем, служит в гражданском ведомстве.

–?Милостивый государь, как вы посмели беспокоить гвардейского офицера из-за каких-то пустых, ничем не подтвержденных догадок? Что за чертова контора! – пожал плечами капитан и вышел из комнаты, со всей силы хлопнув дверью.

Фрике, наконец, дал волю душившему его смеху. Николя принялся шагать по комнате.

–?Этот проклятый офицеришка просто не дал мне вздохнуть. А ты, вместо того чтобы помочь, только хохочешь, – укоризненно проговорил он, посмотрев на приятеля.

–?Но ведь стоит только взглянуть на вас! – опять покатился со смеху Фрике.

Новый звонок – новый посетитель. В комнату вошел обойщик Ревершен.

–?Вы вызывали меня, господин Николя?

–?Вы, конечно, уже догадались, по какому делу я пригласил вас сюда?

–?Далек, признаюсь, далек от всяких догадок на этот счет.

–?Ну, как не догадались? Должников-то, я думаю, у вас немало!

–?Как не быть! – вздохнул обойщик.

–?Есть, вероятно, и такие, на которых вы уже давно махнули рукой, – продолжал Николя. – Ну, я должен вам сообщить, что мне поручено свести с вами счеты по одной довольно крупной расписке, которая была вам выдана много лет тому назад господином… господином… погодите, я сейчас скажу вам фамилию этого господина.

Николя никак не мог придумать имени выдуманного им человека.

–?Я захватил с собой кое-какие счета, – продолжал обойщик. – Я на них уже не рассчитываю, поэтому могу продать их по двадцать за сто.

–?Но по двадцать вам будет обидно, – заметил Николя. – Благодаря моему содействию вы сможете получить хоть что-нибудь. Итак, вы согласны, сударь, довольствоваться двумя третями причитающейся вам суммы, отдав мне оставшуюся треть?

Фрике недоумевал, но тем не менее с восторгом следил за каждым словом своего приятеля. Отставной комедиант попал в свою сферу и был действительно неподражаем! Ревершен подумал и ответил:

–?Хорошо! Я дам вам тридцать три процента. Сейчас я вручу вам все эти истлевшие расписки и обязательства.

Николя был в восторге. «Что за милый догадливый субъект!» – подумал он. «А-а! Вот в чем дело, – догадался, наконец, Фрике. – Ему нужны имена клиентов Ревершена!»

–?Теперь поговорим обстоятельно, – продолжал делец. – Мой секретарь даст вам подробные сведения…

Но Фрике поднес платок к глазам и начал тихо всхлипывать.

–?Что с тобой? – повернулся к нему патрон.

–?Не лишайте меня последнего куска хлеба и не прогоняйте меня, месье Николя! – бормотал Фрике, притворно заливаясь слезами. – Да… бумаги этого господина…

–?Ну?

–?Ну, вы же знаете, какое несчастье постигло нас сегодня утром, месье Николя…

–?Да-да! Огонь, угрожавший пожаром.

–?Бумаги сгорели.

–?А банковские билеты?

–?Их постигла та же участь.

–?Ах ты, презренный негодяй!

Дело принимало такой оборот, что мнимый ходатай по судебным делам, казалось, готов был уже поколотить своего подчиненного, но сердобольный Ревершен вовремя вмешался. Сцена была разыграна так искусно, что и более опытный и проницательный человек мог легко попасть в ловушку. Разозлившийся не на шутку патрон уступил, наконец, настоятельным просьбам пострадавшего клиента и несколько успокоился.

–?Но вы, надеюсь, сохранили или по крайней мере запомнили имя должника? – строго спросил он у пристыженного клерка.

–?К сожалению, нет! – вздохнул Фрике. – Когда я входил в кабинет, все бумаги были уже в огне, и мне не удалось спасти ни одного листочка. Я успел вытащить только клочок конверта с адресом господина Ревершена. Вот он, месье Николя. «Улица Пениньер, г. Ревершен».

Лица обоих дельцов сияли победным блеском, но, углубленный в рассматривание поданного ему клочка бумаги, обойщик ничего не заметил.

–?Мне крайне прискорбно, что вам приходится терпеть убытки из-за небрежности моих служащих, – извинился Николя, – но, если вам угодно, сударь, мы можем сейчас же сделать приблизительный расчет.

–?Нет и нет! – замахал руками сговорчивый клиент. – Успеем еще! А пока вам надо собрать необходимые справки, привести все в порядок – тогда и сочтемся. А почерк этот мне знаком, очень знаком, – прибавил он, внимательно разглядывая обожженный обрывок конверта. – Надо дома сравнить.

–?Мой секретарь может пойти с вами, сударь. Сравнив почерк, вам, может быть, и удастся найти хотя бы одного кредитора.

Полчаса спустя Фрике, успокоенный Ревершеном, вернулся к Николя со следующими драгоценными сведениями, написанными рукой самого обойщика: «Сравнив почерк обрывка конверта с почерком неуплаченной расписки некоего Викарио Пильвейра, улица Тревиз, нахожу между ними большое сходство».

–?А ведь мы, кажется, напали, наконец, на след, дружок Фрике! – торжественно провозгласил Николя. – Однако нельзя терять ни минуты. Пока ты был у обойщика, сюда приходил конторщик Нурредена. Я заявил ему, что ты направился к его патрону и что вы, вероятно, разошлись по дороге.

–?Что же мне нужно сказать Нурредену?

–?Скажи, что мы просим сведений насчет состоятельности и благонадежности некоего Викарио Пильвейра, вексель которого нам предлагают в уплату.

Вот каков был ответ кассира банкирской конторы Солимана Нурредена: «Подпись Викарио Пильвейра не имеет никакого значения. Это третий поручитель по векселям Карлеваля, выданным на имя Буа-Репона. Наша контора имеет этих векселей на двенадцать тысяч франков, и все они не оплачены. Карлеваль объявлен на бирже банкротом. Местожительство Викарио неизвестно».

–?Ну, что ты можешь сказать обо всем этом, дружок Фрике? – победоносным тоном спросил Николя.

–?Все же этого слишком мало, месье Николя.

–?Фрике! Мы с тобой разыграли сцену с обойщиком не хуже актеров «Комеди Франсез».

–?Чудак этот Ревершен. Да, а что наш студент, месье Николя?

–?Альфонс Геден? Пока еще не приходил.

–?У этого бедняги, конечно, куча кредиторов, его и не заманишь к поверенному по судебным делам!

–?Постой, постой! Он, кажется, пишет в какую-то газету?

–?Да, он пишет в «Нувель де Пари».

–?Мы можем извлечь из этого огромную пользу.

–?Какую?

–?А вот поживешь – узнаешь. А теперь необходимо разыскать Викарио Пильвейра. Собирайся опять на охоту!

–?Теперь я по крайней мере знаю, где не надо искать этого гуся, – сказал Фрике.

–?Где же это? – полюбопытствовал Николя.

–?Среди порядочных и честных людей – там ему не место.

В этот день наши приятели пообедали с большим аппетитом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное