Анна Некрасова.

Эзумрит

(страница 3 из 19)

скачать книгу бесплатно

   Хозяева, проводив Сурта виноватым взглядом, застыли в тягостном молчании.
   – Жаль его, – вздохнула Хида и первой потянулась к мясу. – Жена была непутевая, и сын непутевый!
   – А почему у него жена была непутевая? – с любопытством спросила Лавидия.
   – Рано тебе об этом знать! – прикрикнула на нее мать.


   После ужина Тамея отправилась гулять. Солнце клонилось к закату, расцвечивая небо розовыми бликами. Земля, нагретая за день, казалась теплее воздуха. Деревня привычно бурлила: где-то визжали и смеялись дети, громко спорили молочница Берония и жена пахаря Рула – Лека, в загоне протяжно мычали даданы.
   Тамея, не заходя в дом, окликнула Року с улицы. Подруга выскочила на крыльцо, поспешно повязывая на лоб синюю ленту.
   – Зачем тебе это? – удивилась Тамея.
   – Отойдем подальше! – с таинственным видом шепнула Рока.
   Ноги сами собой понесли их к реке. Рока всю дорогу возбужденно тараторила:
   – Ты не представляешь, что я изобрела! Нам не будет равных на Празднике поясов! А как прошло сватовство? Пату отказали?
   – Отказали, – не желая вдаваться в подробности, проговорила Тамея.
   – И правда, зачем я спрашиваю?
   На берегу девушки уселись на еще не остывшие камни. Тамея оглядела водную гладь – Руи нигде не было видно. За рекой высилась черная громада Тмироса, четкие силуэты его башен вонзались в небо на горизонте.
   – Слушай, – начала Рока, – я придумала краску! Розовую, блестящую! Смотри!
   Она развязала ленту, под которой оказалось пятно розового цвета.
   – Посмотри получше! – потребовала Рока, подставляя лоб Тамее. – Видишь, как она переливается? И это вечером, а ты бы видела, как она сияет на солнце!
   – Думаешь, если мы выкрасим себе лбы в розовый цвет, это будет красиво? – усомнилась Тамея.
   – Ну почему лбы? – нетерпеливо воскликнула Рока. – Ты только представь наши розовые губы и щеки! Дэвика и Агга удавятся от зависти!
   Волнение подруги передалось Тамее. Пожалуй, эта краска действительно может сделать из них первых красавиц не только Хутти, но и Тохты и Сохоты!
   – А сейчас-то ты почему лоб выкрасила, а не губы или щеки?
   – Да бабушка заставила, – отмахнулась Рока.
   – Зачем? – изумилась Тамея.
   – А кто ее знает? Но это не важно! Главное, что твой Дал не сможет глаз от тебя отвести!
   – А твой Торин от тебя, – улыбнувшись, добавила Тамея. – Слушай, а разве у тебя есть это стекло? Помнишь, Дэвике и Агге из Наллехи привозили такое необыкновенное стекло? Забыла, как называется. Они еще подрались из-за него и разбили.
   – Зеркало, что ли?
   – Ну да, зеркало! В воде ведь цвет не увидишь.
   – Так я на бабушкиных пятках разглядела! Представь…
   – Подожди, а зачем бабушка разрисовывала пятки твоей секретной краской? – округлила глаза Тамея.
   – Ну, вообще-то, должна была получиться мазь от трещин, – нехотя пояснила Рока.
   – Но тогда это уже никакой не секрет.
Все увидят краску на пятках Онсиды.
   – Не увидят, бабушка ее свела. А мне велела ходить так, пока я не получу настоящую мазь от трещин.
   – Да, бабушка с тобой сурова, – посочувствовала Тамея.
   Рока снова повязала лоб лентой.
   – Ты не представляешь, как мне надоело варить эти бесконечные лепестки и корешки! – вздохнула она. – Однажды я нашла у бабушки книги, которые отдал Сурт…
   – Сурт? – От удивления Тамея даже привстала с камня.
   – Да, только это тайна! Книги принадлежали Рохайде, и Сурт не хотел, чтобы кто-нибудь узнал об этом. Сколько там интересного написано! Например, про ветродуй. Оказывается, если сорвать с ветки третью почку, разжевать и положить под язык, а потом закрыть глаза и замереть, то обратишься в почку ветродуя. Стоит только пошевелиться, заговорить или открыть глаза, как тут же снова превратишься в себя. Только бабушка отобрала у меня эти книги и спрятала. – Рока вздохнула. – Говорит, ни к чему мне знать о сомнительных зельях.
   – Наверное, это опасно, – сказала Тамея. – Превратишься в почку, а я тебя нечаянно раздавлю. А если мальчишки пронюхают, их же потом вообще не найдешь. Но когда-нибудь бабушка наверняка отдаст тебе эти книги, – заверила она.
   – Нет, не отдаст. – Рока махнула рукой. – Они же магические!
   – Откуда у Рохайды магические книги? Разве она была колдуньей? – Тамея задумалась. – Странно, прошло столько лет, а в деревне так и не узнали, кто ее убил.
   – В тот день, когда нашли ее тело, пропала моя мама. Говорят, что мама и Рохайда дружили, – тихо проговорила Рока и надолго замолчала.
   Тамея пожалела, что завела этот разговор.
   – Может, Рую позвать? – предложила она, чтобы отвлечь подругу от грустных мыслей. – Ты не слышала ее последнюю историю про Прика? Пусть расскажет, это очень интересно!
   – Нехорошо смеяться над бедняжкой, – упрекнула Рока, однако губы ее растянулись в улыбке.
   Тамее и в самом деле сделалось немного совестно, но ей так хотелось развеселить подругу! Она зашла по колено в реку и легонько пошлепала ладонью по воде. Через несколько секунд из воды показалась Руя.
   – О, вы пришли! – обрадовалась она. – Что принесли?
   – Руя, у нас были гости и съели все лепешки, – соврала Тамея. – Завтра обязательно принесу.
   – А у тебя тоже были гости? – Руя посмотрела на Року.
   – Да, у меня в гостях была Тамея и съела все до последней крошки. – Рока весело подмигнула подруге.
   Они долго сидели у реки. Наблюдали, как заходило солнце, как по небу рассыпались звезды, как засветились окна на башнях Тмироса. Руя еще раз с удовольствием рассказала о домогательствах Прика.
   Наконец, когда глаза Роки и Тамеи стали слипаться, а Руя завела восьмую историю, удивительно похожую на предыдущие семь, девушки засобирались домой. Пробираться сквозь заросли капельника пришлось чуть ли не на ощупь. По всей деревне уже зажгли солнечник. Мягкий, уютный свет лился и из окон домов. Махнув друг другу на прощание, девушки разошлись в разные стороны. Тамея проскользнула в дом. На столе в кухне стоял кувшин, заботливо прикрытый тряпочкой. Тамея уже напилась молока, когда из-за занавески выглянула заспанная Хида.
   – Пришла? – недовольно проворчала она. – Ну, ложись спать! Тебе завтра на работу!
   Ночью Тамее снилась Харла. В реке, громко хохоча и отфыркиваясь, плескалась Онсида, а на берегу сидел Сурт. На его плечо вскарабкался толстый трох и все пытался схватить Сурта за шею. Тамея хотела было предупредить Сурта об опасности, как вдруг он улыбнулся и показал пальцем на свои пятки. Они были ярко-розового цвета! «Это моя секретная краска!» – заговорщицки произнес Сурт. Тамея протянула руку к его плечу, чтобы стряхнуть троха, и тут трох заговорил человеческим голосом: «Там, проснись!»
   Тамея с трудом открыла глаза. У кровати с пучком солнечника в руках стояла Хида. За окном была непроглядная тьма.
   – Там, проснись! – Мать потрясла ее за плечо. – Вы сегодня вечером были на реке? Пата не видели? К нам Сурт пришел.
   Тамея, почувствовав неладное, быстро вскочила и оделась. Во дворе, потупив голову, стоял Сурт. За оградой топтались Дэвика, Агга, Зайн и Торин.
   – Пат по вечерам всегда дома сидит, – стараясь казаться спокойным, проговорил Сурт. – А сегодня он дождался, когда я вернусь от вас, и куда-то ушел. Дэвика и Агга видели, как он направлялся к реке. Уже полночь, а его все нет. Там, ты дружишь с водяной дивой, спроси ее, может, она что знает о Пате?
   – Конечно, – сразу же согласилась Тамея. – Дайте мне факел!
   Они поспешили за калитку. От своего дома, слегка прихрамывая, к ним торопился Луд.
   – Надо разделиться, – сказал старейшина, подойдя ближе. – Девушки, ступайте к реке, поговорите с Руизрой и попробуйте поискать вдоль берега. Зайн, Торин – вы в лес, покричите там. Сурт, ты иди в поле и на луг. А я еще раз обойду деревню.
   По тропинке Тамея шла первой, за ней едва поспевали Дэвика и Агга.
   – Если бы ты не отказала, Пат бы не пропал! Наверняка его утопила твоя мокрохвостая подружка! – зло говорила в спину Тамее Дэвика.
   – Заткнись! – на мгновение оглянувшись, прошипела Тамея.
   – Подождите меня! – донесся до них крик, и из темноты выскочила запыхавшаяся Рока. – Я с вами!
   Когда вышли к реке, Тамея, как обычно, похлопала ладонью по воде. Через некоторое время серебристая лунная дорожка покрылась рябью, и из воды высунулась голова Руи.
   – Что случилось? – прожурчала водяная дива. – Вам срочно понадобилась рыба?
   – Руя, у нас парень пропал! Ты его не видела? – сурово спросила Тамея.
   – А что вы мне принесли?
   – Я принесу тебе большую дубину, если ты сейчас же не ответишь!
   – Да только в воде тебе ни за что меня не поймать! – развеселилась водяная дива.
   Тамея попыталась успокоиться.
   – Руя, – серьезно сказала она, – ты должна мне помочь, иначе я никогда больше не принесу тебе лепешек! И девушки не принесут! Правда?
   – Правда! Правда! – в один голос подтвердили Дэвика, Агга и Рока.
   – Был какой-то парень в реке, но сейчас его нет, – протянула Руизра.
   – Ты его видела? – спросила Тамея.
   – Мне не обязательно видеть, чтобы знать, что в воду кто-то заходил!
   – Руя, признайся по-хорошему, ты его утопила? – Тамея почувствовала, как у нее похолодело в груди.
   – Не трогала я его! – обиделась водяная дива.
   Тамея повернулась к девушкам:
   – Думаю, Руя не станет врать. Нужно поискать на берегу. Дэвика и Агга, идите в ту сторону. – Тамея указала вправо. – А мы с Рокой туда. – Она махнула влево.
   Девушки разбрелись по берегу. Тамея и Рока выкликали Пата, то и дело заглядывая в прибрежные кусты. Дойдя до того места, где кустарник переходил в настоящий лес, они повернули назад. Дэвика и Агга уже поджидали их. Руя побоялась выходить из реки.
   – Нашли что-нибудь? – спросила Тамея.
   – Ничего, – покачала головой Дэвика.
   – Ступайте в деревню, может, там есть новости. А мы с Рокой еще поищем, – распорядилась Тамея.
   – Если Пат нашелся, мы пришлем кого-нибудь сообщить вам! – крикнула Дэвика уже из зарослей капельника.
   Подруги еще раз прошлись по берегу. Обеих бил озноб, но не от ночной прохлады, а от страха и предчувствия беды. Сестры приходили несколько раз. Вся деревня была поднята по тревоге, но Пата так и не нашли. Рассвет девушки встретили на берегу, сидя на привычном месте, тесно прижавшись друг к другу. Руя плескалась в воде неподалеку. Факелы давно погасли, но Рока и Тамея не решались уйти.
   – Это я виновата! – твердила Тамея.
   – Глупости! – возражала Рока. – Другим парням тоже отказывали, но никто не бежал топиться.
   И только когда холодный серый туман окутал оба берега Харлы и подруги вконец продрогли, они поднялись с камней.
   – Подождите! – остановил их возле кустов капельника крик Руи. – Идите сюда.
   Тамея и Рока поспешно вернулись к воде. Из тумана выскользнула большая черная лодка. На корме сидел рыбак из Тмироса, а на носу, закутанный в темный плащ, ссутулился Пат. Рыбак остановил лодку. Пат рассеянно огляделся, скинул плащ и прыгнул в воду. Тмиросец тут же замахал веслами и растаял в тумане, а Пат, словно ничего не видя перед собой, побрел мимо девушек к кустам. Из глаз Тамеи брызнули слезы.
   – Пат, – тихо позвала она.
   Парень остановился и потухшими глазами посмотрел на нее.
   – Что, ты передумала? – без надежды спросил он.
   – Нет, но…
   Он опустил голову и пошел дальше.
   – Пат, подожди! – срывающимся голосом крикнула Тамея. – Я согласна!
   Не оглядываясь, он махнул рукой и скрылся в зарослях капельника.
   – Рока, ты свидетель. Я просилась к Пату в жены, он не взял, – пробормотала Тамея и вдруг затряслась – то ли от смеха, то ли от плача.
   Сильное душевное напряжение сменилось приступом безудержного хохота вперемежку с бурными слезами. Рока растерянно смотрела на подругу и терла лоб. Только теперь она ощутила, как сильно чесалось секретное пятно, из нежно-розового превратившееся вдруг в зеленое с фиолетовыми разводами. Тамея увидела лоб Роки и зашлась в новом приступе хохота.
   – Рока, мы обязательно намажемся твоей краской! Обязательно! – хрипела она, согнувшись пополам.
   В деревне царило радостное возбуждение. Усталые, осунувшиеся лица хуттинцев то и дело озарялись улыбками. Во дворе Тамею поджидала Хида. Темные круги под глазами выдавали, сколько волнений пережила она за эту ночь. Ведь если бы Пат не объявился, винили бы их семью. Онсида в ожидании внучки стояла, опершись на калитку. Она казалась постаревшей на полвека.
   – Иди домой. Я сведу пятно, – глухо сказала Соха, встретив Року.
   – Бедная Онсида, – тихо пробормотала Хида, уверенная, что Тамея ее не слышит. – Нынешняя ночь напомнила ей время, когда так же искали Турию.
   Тамею так и подмывало расспросить мать, что она знает об этом случае, но язык не ворочался от усталости, а ноги едва донесли ее до кровати. Спала Тамея на этот раз без снов, а в полдень ее разбудила Хида.
   – Дочка, – ласково сказала она, – я знаю, что ты еще не отдохнула как следует, но деревне нужна рыба.


   Тамея закинула сеть на спину и побрела к реке. Глаза от солнца болели и слезились. Над водой, сверкая серебристыми крылышками, носились тризики, легко колыхался ветродуй, и только брошенные на берегу факелы, как шрамы на коже, напоминали о минувшей ночи. Тамея подобрала их и зашвырнула далеко в кусты. На душе сразу стало легче. Раздевшись и подхватив сеть, она медленно вошла в воду. Не успела Тамея окунуться, как рядом возникла голова Руи.
   – Что ты мне принесла? – спросила речная подруга.
   – Ой, Руя, мы еще не завтракали! Мама печет лепешки, после обеда принесу. – Тамея вымучила улыбку.
   – Но ты обещала! – раскапризничалась Руя.
   – Говорю тебе: лепешек пока нет. Я сама еще ничего не ела! – Не выспавшись, Тамея чувствовала себя раздраженной. – Если не хочешь, можешь не помогать мне с рыбой!
   Она забросила сеть, но замах получился слабым, и сеть плюхнулась совсем близко. Руя тут же бесшумно скользнула в глубину, и вскоре девушка вытащила из реки большой улов. На берегу она связала концы сети так, что получился огромный куль, перекинула его через плечо и понесла в деревню. Крупные рыбины отчаянно бились у нее за спиной.
   – Не забудь про лепешки! – донесся ей вслед истошный вопль Руи.
   Тамея высыпала улов на траву у своего дома и, выбрав самую жирную рыбину, бросила ее в корыто с водой. Пока она развешивала сеть для просушки, почти всю рыбу, оставленную за оградой, уже разобрали хуттинские хозяйки.
   – Ну что, Тамея, тебе на редкость повезло, – послышался вдруг дребезжащий голос. – А если бы Пат не вернулся, как бы ты людям в глаза смотрела? Глянь, какая краля выискалась, чуть парня не сгубила!
   За изгородью, руки в боки, стояла Арда.
   – Арда, ты почему рыбу у Дэвики и Агги не берешь? Зачем сюда притащилась? – недовольно спросила Тамея.
   – К ним, конечно, ближе, только девчонки еще не вернулись. Им ведь не помогают, как некоторым! – Арда усмехнулась.
   – Ты рыбу взяла? Вот и проваливай!
   После обеда, завернув в широкий лист три лепешки, Тамея снова отправилась к реке. Счастью Руи не было предела. Тамея похлопала подругу по скользкому холодному плечу и улеглась спать в тень под кустами капельника. Руя пристроилась рядом и, глотая лепешки, принялась рассказывать историю, которую не успела закончить накануне. Под мелодичное журчание ее голоса Тамея спала долго и почти без снов. Только один раз ей привиделось, будто из реки выполз огромный полосатый червь и, уставившись на нее желтыми глазами, сказал: «Я люблю тебя, Руизра!» Тамея вздрогнула и проснулась.
   – А я и говорю: «Жаль, но я не могу ответить на твое чувство. Тот, кого я полюблю, будет совершенно особенный!» – говорила водяная дива.
   – Если ты будешь такой разборчивой, – потянувшись и зевнув, сказала Тамея, – останешься одна!
   – А ты не боишься быть слишком разборчивой? – спросила Руя. – Или ты думаешь, я не поняла, почему вчера этот мальчик пришел топиться?
   Тамея не ответила.
   – Я его видела, – вдруг призналась Руя. – Но я его и пальцем не тронула! Парня выловили рыбаки из того города. – Руя указала на Тмирос. – Потом он попал к старику, высокому такому, с длинными белыми волосами и белой бородой. Он колдун.
   – Колдун? – встрепенулась Тамея. – А добрый или злой?
   – Не знаю.
   – Главное – он не причинил вреда Пату, – задумчиво пробормотала она.
   Сильный голод вынудил Тамею вернуться в деревню. В воздухе носились запахи тушеной, жареной и вареной рыбы. С пастбища, словно оранжевая река, величаво ступая и отмахиваясь хвостами от надоедливых насекомых, возвращались даданы. Впереди стада не менее величаво вышагивал старый пастух Берк. Позади, перекинув длинные прутья через плечо, брели братья Зайн и Шур, оба высокие и крепкие, с выгоревшими почти добела волосами.
   – Пусть праздник, Там! – завидев ее, хором поздоровались юноши. – Придешь вечером на плешь?
   Плешью в деревне называли пустырь за околицей, где устраивались танцы под незатейливые мелодии, которые наигрывал на дудочке Шур.
   – Обязательно придем! – Из-за кустов морщиницы показалось веселое лицо Роки. На ее лбу виднелся бледно-зеленый контур сведенного пятна.
   – Я зайду за тобой, – бросила Тамея подруге и поспешила домой.
   Хида подала восхитительную рыбу, которую запекла на углях, завернув в листья радужника.
   После ужина, когда Тамея в своей комнате пыталась деревянным гребнем пригладить спутанные волосы, Лав прибежала от молочницы.
   – У дадан молоко кислое, – сообщила она, со стуком поставив пустой кувшин на стол.
   – Как кислое? – удивилась Хида.
   – Так. Начали доить. Нуам, как обычно, выпросил у матери кружку молока, а оно кислое. Взяли у остальных – тоже кислое!
   – Ай-ай-ай, – покачала головой Хида. – Заболели, видно, чем-то.
   – Ага, – подтвердила Лав. – Тутрен за Сохой послала.
   – Чем же вас кормить? – озадачилась Хида. – Прибежите после гулянок голодные!
   – Свари яйца, – выглянув из комнаты, предложила Тамея.
   – В самом деле! Лав, сбегай-ка, принеси по два вам с сестрой.
   Тамея, заплетая косу, слышала через распахнутое окно, как мать во дворе рассказывала отцу, что даданы заболели и без молока будет туго.
   – Говоришь, кислое? – Перласа, похоже, это известие встревожило. – А яйца? Яйца таток проверила? – На этот раз сомнений не оставалось: отец сильно взволнован.
   Тамее показалось, что мать тихонько ахнула.
   Девушка выскочила во двор. Побледневшая Хида взяла у Лав яйцо и безжалостно разбила его о камень. По воздуху разнеслось зловоние.
   – Фу, – сморщила нос Лавидия. – Что это?
   Хида и Перлас с тревогой переглянулись.
   – Оно что, протухло? – не унималась Лав. – Но этого не может быть. Яйцо было еще теплое, когда я достала его из-под татки с зеленым крылышком!
   Хида молча разбила еще одно яйцо – та же нестерпимая вонь. Она размахнулась третьим.
   – Не надо, – остановил ее Перлас. – Остальные тоже, скорее всего, тухлые.
   – Татки тоже заболели? – спросила Тамея и отчего-то почувствовала себя очень глупой.
   – Девочки, – неожиданно строго сказала мать, – гулять сегодня не пойдете!
   – Почему? – возмущенно взвизгнула Лав.
   Хида не ответила и лишь хмуро добавила:
   – Особенно ты, Там.
   – Я?! – изумилась Тамея.
   Она еще могла предположить, что не пустят Лавидию, но ее, старшую, к которой уже женихи сватаются!..
   – Подожди, Хида, – вмешался Перлас. – Может, ничего страшного не случилось. Это было давно, и нас никак не касается.
   – Вот как?! – взорвалась Хида. – Может, и не касается! Но когда в прошлый раз так же скисло молоко у дадан и протухли все яйца, то вскоре пропала Турия и убили Рохайду! И жуткий старик искал Там… – Она прикусила язык.
   – Что Там? – навострила уши Тамея. – Ты про меня говоришь?
   – При чем здесь ты? – раздраженно бросила мать. – Там, я хотела сказать, в лесу!
   – Ладно, Хида, не рви незрелый плод! – сказал Перлас. – Поди, все еще обойдется.
   – А что обойдется? – Лавидию распирало любопытство.
   Мать ушла в дом, в сердцах хлопнув дверью.
   Лавидия попробовала выведать что-нибудь у отца, но и тут ее постигла неудача. Впрочем, одного ей все-таки удалось добиться: несмотря на запрет матери, Перлас отпустил обеих дочерей гулять.
   Возле загона собралась почти вся деревня. Хуттинцы, облепив забор, на верхушке которого сидели дети, переговаривались вполголоса. Онсида ходила между животными, осматривала их глаза, уши, заглядывала в рот. Рока следовала за бабушкой, по ее просьбе подавая то пузырек, то мешочек. Даданы выглядели вполне здоровыми и довольными.
   Тамея протиснулась сквозь толпу и окликнула подругу.
   – Бабушка говорит, что это магия, и притом черная, – шепнула ей Рока.
   – У нас яйца таток протухли, – так же шепотом сказала Тамея.
   – Не только у вас – во всей деревне!
   Глянув на старших сородичей, Тамея заметила, что все они, как и ее мать с отцом, были очень встревожены. В необычном недуге животных хуттинцы видели плохой знак, но каких именно напастей ожидать, никто не знал. И все со страхом вспоминали ужасные события, произошедшие в их деревне в прошлый раз, когда у дадан внезапно скисло молоко, а у таток протухли яйца. Вдруг до Тамеи долетело имя Турия, она навострила уши. Похоже, судачили Арда и Лека.
   – Тогда еще старик по деревне бродил, помнишь? – вполголоса говорила Лека. – Страшный такой, с длинными космами.
   – Помню, – сказала Арда. – В то время и появилась у нас эта оранжевая вертихвостка.
   – Тамея, что ли?
   Тут Арда заметила Тамею, которая, забыв об осторожности, вытянула в их сторону шею.
   – Ты чего подслушиваешь? – набросилась она.
   – А ты болтай меньше! – огрызнулась Тамея.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное