Анна Малышева.

Каждый любит, как умеет

(страница 7 из 35)

скачать книгу бесплатно

Наташа как-то была на стоянке в гостях. Посещение было неудачное, потому что в домик охранников в то же самое время попыталась сунуться Светка. Наташа мгновенно поняла, чем занимается эта белобрысая пигалица. Она будто окаменела и предпочла не задерживаться. Андрею пришлось очень долго доказывать, что Светка приходила именно к Рэму.

– Ну, как пейджер? – поинтересовалась Наташа. Известие о Рэме ее ничуть не интересовало.

– Работает, – сдержанно ответил Андрей. – А почему тебя это интересует? Кстати, могу дать номер.

Ее голос зазвенел, в нем так и слышалось недоверие:

– Так пейджер не отключат? В самом деле? Он теперь как бы твой? Откуда ты это знаешь?

Она записала номер и не упустила возможности уколоть парня:

– Все равно это ненадолго, так что не стоит и записывать. Ты помнишь, что у меня сегодня короткий день?

В субботу ее сберкасса закрывалась в три часа. Андрей только сейчас вспомнил об этом. Вспомнил он и о Лене, и об Олеге, и о деньгах… И ему захотелось хоть несколько часов пожить нормальной жизнью. Своей прежней жизнью, но только более красивой.

– Так ты свободна? – переспросил он. – Тогда я тебя приглашаю в кафе.

– В кафе? – оживилась она. – А в какое?

– Да в какое захочешь.

– Нет, ты серьезно? – Она все еще не верила. – Только не в «Макдоналдс», ладно? В нормальное кафе. Где есть официанты, свечи, музыка. И чтобы ты не пил там пива!

– Так я ничего, кроме пива, не пью! – возразил он. В конце концов, девушка сдалась. Но это была ее единственная уступка.

Они встретились как обычно, на Тверской, у памятника Пушкину. Наташе так было удобней – ее сберкасса располагалась неподалеку, в переулках возле Малой Бронной. Сегодня девушка особенно тщательно нарядилась. Прозрачная блузочка, короткая белая юбка, туфли на огромной платформе – почти как у Светки. Андрею показалось, что Наташа по такому случаю вымазала на себя очередную порцию крема для искусственного загара. Она была просто коричневой, как мулатка. Серые глаза совсем выцвели на фоне темного лица. Парень немного оторопел, но все же поцеловал подругу:

– Здорово выглядишь!

– Ты просто давно меня не видел, – она стрельнула глазами по сторонам, – какое впечатление она производит на прохожих. – Пойдем? Знаешь, моя заведующая посоветовала мне классное кафе. Это здесь рядом, пять минут ходьбы. У памятника Высоцкому.

Они медленно пошли по бульвару. Жара была невыносимая, и Андрея клонило в сон. Это время суток он обычно проводил в постели. Девушка висла у него на руке и о чем-то рассказывала. Он почти не вслушивался, пока до него не донеслись слова:

– Если Рамиль уволится, поговори насчет Димы, ладно?

– Стоп, при чем тут Рэм? – Андрей прогнал сонную одурь.

– Так ты не слушал? – обиделась она. – Ладно, потом объясню. Мы пришли.

Кафе было оформлено в ковбойском стиле. На стенах висели седла со стременами, сапоги со шпорами, куча шляп, черно-белые фотографии начала века, изображавшие сцены из техасской жизни.

Андрей ознакомился с меню наискосок. Он с детства привык считать каждую копейку, но теперь ему было как-то все равно. Наташа делала заказ, каждую секунду поглядывая на Андрея. Ей явно не верилось, что кавалер сможет расплатиться по счету. Себе Андрей заказал мясо, салат и коктейль с текилой – на нем настояла Наташа. У него не было никакого желания спорить с ней и попросить себе пива.

– Здорово тут, – Наташа проводила взглядом молоденькую официантку в синей кепочке и голубой блузке.

– И народу не слишком много.

За соседним длинным столом гуляла шумная компания. С виду – служащие одной фирмы. Мужчины в деловых костюмах уже изрядно выпили, сняли с себя, что могли, вплоть до галстуков, и теперь хохотали на все кафе. Андрей морщился каждый раз, когда слышал взрыв смеха – у него начинала болеть голова. Наташа попросила у него сигарету и еще раз восторженно осмотрелась по сторонам.

– Что ты сказала про Рэма? – спросил Андрей. – Я не совсем понял.

Она выложила ему свой план. Если бы Андрей не обмолвился, что Рэм разбил две машины, она бы не стала говорить. Но раз такое дело, то… Короче, у заведующей ее сберкассы есть сын. Учиться сын не хочет, а то бы мать его давно пристроила на хлебное место. Одним словом, этот Дима – не парень, а горе. Зато почти не пьет и вполне надежен. Так вот эта заведующая ищет для него хорошее место. Наташа рассказала ей про стоянку, про тамошние заработки, про чаевые… И Клара Павловна очень-очень заинтересовалась.

– Ну и в чем дело? – хмуро спросил Андрей, выслушав эту простую историю.

Наташа подождала, когда уйдет официантка, которая как раз закончила подавать на их столик. И мягко сказала:

– Ты понимаешь, если б я устроила ее Димку на работу, она бы мне тоже помогла. Я бы продвинулась, она бы мне премии выписывала почаще. А то, понимаешь, у меня же никаких надежд нет. Никакого роста!

– Рэм не собирается увольняться. А тебе вредно ходить в такие места, как это. Становишься честолюбивой. – Андрей положил нож и вилку. У него пропал аппетит.

– А ты не честолюбивый? – девушка слегка пожала плечами и поправила прическу. – Кстати, с чего это ты раскошелился? На чай получил?

Андрей закурил и уставился в маленькое окошко. Настроение испортилось окончательно. Он пил свой коктейль – чистый апельсиновый сок, да и только. Наташа молча ела и больше не пыталась его поддеть. Наконец парень стал посматривать на часы.

– Куда-то торопишься? – спросила Наташа. – У тебя появились дела?

– Просто пора спать. Я еще не ложился после дежурства. – Он подозвал официантку и рассчитался.

На улице Наташа сама взяла его под руку:

– Не обижайся за Рамиля. Я хотела, как лучше.

Думала, что его теперь уволят… Зачем тебе напарник со стороны? Димка – лучший вариант.

– Его не уволят, он уже расплатился, – вырвалось у Андрея.

Больше она не спрашивала ни о чем. Просто шла рядом, глазея по сторонам, убивая комаров на коричневых голых руках. Затащила Андрея в парфюмерный магазин и принялась нюхать духи. Время от времени она протягивала ему пробку от духов и просила сказать, нравится ли запах.

– Вот этот ничего, – сказал он, понюхав очередную пробку. – Что это?

– «Поэм» от «Ланком», – шепнула Наташа. – Прелесть духи. Сладкие. Что ты улыбаешься?

А улыбался он потому, что вспомнил, от кого пахло точно так же. У Лены были такие же духи или очень похожие.

– Давай, я тебе куплю, – предложил он. – Я тебе еще ничего не дарил.

Когда они вышли на улицу, ее сумочка потяжелела – там лежал большой флакон парфюмерной воды «Поэм». Наташа пританцовывала на ходу. Казалось, на земле ее удерживают только массивные платформы. Время от времени девушка изумленно поглядывала на кавалера и замедляла шаг.

– Ясно, что тебе покоя не дает, – Андрей остановился, чтобы достать сигареты. – Хочешь знать, откуда у меня лишние деньги?

Она попыталась отнять у него пачку:

– Ты сегодня ужасно много куришь!

– Так хочешь знать, откуда у меня бабки? – допытывался он.

У Наташи забегали глаза. Это выглядело и смешно, и неприятно. Он чуть не рассмеялся и сразу вспомнил Рамиля. Тот оживлялся точно так же, когда дело касалось денег.

– Я взял эти бабки взаймы у одного нехорошего человека, – шутливо объяснил Андрей. – Придется отдавать, и очень скоро. Так что деньги не мои.

– А зачем ты их взял? – с трудом спросила Наташа. Глаза у нее погасли и остановились.

– Чтобы выручить Рэма.

– Ты с ума сошел?! Этого… Этого… – она едва справилась с собой. – Так, наверное, еще и под проценты взял?!

Андрей качнул головой:

– Нет, без процентов. Что ты так волнуешься?

– Да ты просто болван! – Она больше не делала попыток взять его под руку. – Не представляешь себе, сколько жутких историй творится вокруг таких займов! Я каждый день про это слышу – как кто-то деньги взял, а потом квартиры лишился! Ты дал расписку? Что там написано?

Ее волнение немного утешило Андрея. Все-таки кто-то за него переживает. И если Наташа переживает просто за то, чтобы потенциальный жених не лишился квартиры, то и тогда это приятно.

– И зачем ты повел меня в кафе… – продолжала она расстраиваться. – И эти духи – на фиг они мне?

– Я думал, ты только об этом и мечтаешь, – заметил он. Они уже подошли к метро. – Кафе, подарки, цветы… Вот цветы забыл купить.

Наташа чуть не плакала. Он и не ожидал, что девушка так расстроится. На миг он обругал себя дураком – как ни поверни, а она-то ни в чем не виновна. Виноваты Лена, Рэм и он сам, а больше никто. Кончилось тем, что он купил ей цветы в киоске возле метро и проводил до самого дома.

– Зайди ко мне, – впервые попросила она. – Познакомишься с мамой, с отцом.

– Сейчас? – замялся он. – Нет, я не готов. Давай в другой раз. Я куплю торт, постригусь, что ли… А то кто я? Босяк со стоянки. И что это сегодня с тобой случилось?

Она прошептала, что ничего не случилось. Просто они два дня не виделись, и она скучала. Сказала, что очень жалеет о своих словах насчет Рэма. И вообще, о многом теперь жалеет.

– С ума сойти! – Андрей слушал ее и не узнавал. – Ты меня просто потрясла. А я-то чем тебя потряс? Тем, что деньги занял? Но их у меня не так уж много, не надо так впечатляться.

Он совсем ее не жалел. И удивлялся, сколько же она может терпеть. Он готов был высмеять ее фальшивый загар, ее претензии на элегантность, ее страстное желание казаться богаче, чем есть… И вдруг остыл. «За что я на нее набрасываюсь? – в который раз подумал парень. – Красиво жить не запретишь. Пусть старается, как может. Ничего страшного тут нет. Так почему я над ней издеваюсь?» Ответ пришел сам собой: «Потому, что не люблю ее и она мне не нужна».

– Когда ты позвонишь? – Она все не решалась войти в подъезд. Стояла, прижав к груди букет розовых пионов. В глазах – нечто странное – тоска, страх, ожидание.

– Не волнуйся так, – сказал он как можно мягче. – Позвоню на днях.

– На днях?

– Завтра, завтра, – он опять начинал раздражаться. Взглянул на часы и присвистнул: – Бог ты мой! Семь! Через пять часов мне на работу, а я не спал ни минуты. Все, пока.

Андрей повернулся и пошел к метро. Вслед ему донеслось запоздалое прощание:

– Я буду звонить тебе на пейджер!

Он махнул рукой и, не оборачиваясь, побежал. Несколько дней назад такая встреча с девушкой произвела бы на него впечатление. По крайней мере, он стал бы прикидывать – влюблена она или нет? Сейчас ему было все равно. Осталось только одно чувство – сожаление, что так бездарно потрачено время. Выспаться ему снова не удалось – несколько раз будил пейджер. Каждый раз, просыпаясь от мелодии «Подмосковных вечеров», Андрей собирался выключить его. И каждый раз не решался это сделать. «Чего ради держать эту дрянь включенной? – спрашивал он себя. – Ради Лены? Нужна она мне… Ради Рэма, Наташи? Кого ради?»

Но знакомые ему как раз не звонили. Зато за этот вечер ему перезвонили обе клиентки, на которых возлагал надежды Рамиль. Одна из них не подписывалась и не оставляла никаких координат. Связаться с ней было невозможно. Зато другая оказалась более настойчивой. Андрей читал ее послания и видел, что повторяется старая история – то же самое было с Леной. Клиентка переходила от раздражения к просьбам, от просьб к угрозам и наконец решительно потребовала встретиться на квартире у сыщика как можно скорее.

– Да что же – до сих пор неизвестно, что он умер?! – Андрей вылез из постели. Сон пошел насмарку, заснуть уже не удавалось. Его раздражали и чем-то пугали эти послания, адресованные мертвецу. Но для звонивших он был жив, и Андрей как будто был за это в ответе. Последним ударом стало очередное послание Виталия. Взволнованный клиент уведомлял сыщика, что позвонить нужно немедленно. И Андрей не выдержал. Он уселся перед телефоном и набрал номер, который сообщил ему Виталий. Тот откликнулся сразу, назвав свою фамилию. Голос был напряженный и почти неузнаваемый:

– Слушаю, Пятков.

– Это Андрей, я от Олега, – напомнил о себе парень. – Он просил связаться с вами.

– А сам он где? – нервно перебил Пятков.

– Он пока что не вернулся. Работает где-то в области. – Андрей решил не отступать от старой легенды. Больше всего ему хотелось выяснить, как придется возвращать Пяткову деньги. Пока это было невозможно. Значит, нужно ждать и копить. Говорить клиенту, что дело затягивается. А когда сумма будет собрана, вернуть деньги и отобрать свою расписку. Другого выхода Андрей не видел.

– Что значит, работает?! – Пятков мгновенно вышел из себя, видно, нервы были на пределе. – А я не работаю?! А я денег не плачу?! Вы ему передайте, что так дело не пойдет! Вчера еще должен был отдать мне документы, а чем он занимается в Жуковском?!

– Я разве говорил, что он в Жуковском? – удивился Андрей.

– А где же?

Возникла пауза. Собеседники явно не поняли друг друга. Наконец Пятков заявил:

– А сами вы чем заняты? Без Олега не можете шагу ступить? Он же мне сказал, что все готово, черт возьми! Что документы уже у него! Их еще нет? Или он не решается передать?!

– Знаете, – Андрей наконец решился. – Я свяжусь с ним. Попробую еще раз. И перезвоню вам по этому номеру, договорились?

Пятков ответил кратким выразительным словом – вся вежливость с него вмиг слетела. И разговор оборвался. У Андрея вдруг пересохло во рту. «А если документы и вправду уже готовы? – подумал он. – И находятся на квартире у сыщика? Может так быть или нет? А может, там есть не только эти документы? Что-то еще? Значит, я могу честно рассчитаться с Пятковым… Если только найду то, что ему было нужно».

Он еще успел позвонить Рамилю и застал того дома. Ничего не объясняя, Андрей попросил его выйти на дежурство одному. Обещал, что подъедет позже. Рамиль опять ни слова не возразил. Но по его голосу было ясно, что он задумался – такое ли уж выгодное дельце ему подвернулось с этим займом?

…За прошедшие сутки в квартире сыщика как будто ничего не изменилось. Только тополиного пуха стало еще больше. Андрей уже не боялся оставить тут свои отпечатки – их было предостаточно. Он искал бумаги везде, где только мог – в кухонных шкафах, в мусорном ведре, на антресолях. Сразу было видно, что в квартире никто постоянно не жил. Тут совсем не было продуктов – даже заварки не нашлось. Не было и бумаг, за исключением нескольких прошлогодних газет. Закончив обыск, Андрей обессиленно упал на диван. Возможно, на этом же месте недавно лежал труп, но теперь ему было все равно. За прошедшие сутки он спал всего пару часов. А накануне – немногим больше. Временами он вообще переставал что-либо соображать, и все подергивалось туманом. Он лежал и все время помнил, что надо ехать на работу, что необходимо перезвонить Виталию Пяткову и выяснить, на каких условиях придется возвращать деньги. Потом он уже ни о чем не вспоминал. Диван как будто покачнулся под ним, и действительность исчезла.

Он провалился в сон всего на полчаса, а ему показалось, что уже наступило утро. Андрей с трудом разлепил веки и взглянул на часы.

– Господи, ну и дурак! – Он встал и покачнулся, – ноги плохо повиновались, голову будто ватой набили. – Как можно тут дрыхнуть…

Он в последний раз оглядел квартиру. Обыскивать было уже нечего. Андрей перевел взгляд на диван…

Такой диван стоял в комнате его отца. Старый советский диван-кровать с грубой зеленой обивкой. Предполагалось, что диван-кровать имеет внизу отсек для постельного белья и подушек. Но ни одна подушка туда не влезала, и отец засовывал в деревянный ящик вместо постели старые журналы – «Огонек», «Работницу», «За рулем». Из-за накопившейся периодики диван стал тяжеленным, и его с трудом можно было сдвинуть с места.

Андрей приподнял одну половинку дивана и заглянул вовнутрь. Опустился на колени, все еще придерживая увесистую конструкцию. Зафиксировать ее как-то иначе было невозможно, и парень выгребал бумаги из ящика одной рукой. Наконец все содержимое оказалось на полу. Диван с грохотом закрылся.

– Вот это архив, я понимаю, – пробормотал он, ползая на коленях и собирая с пола вороха бумаг. Некоторые бумаги были уложены в картонные папки и завязаны тесемками. Другие валялись, как попало. Если в этом архиве и была какая-то система, то Андрей ее не уловил. Но сейчас ему было не до системы. Он собрал бумаги в толстую стопку. Она весила килограммов шесть. Рассматривать было недосуг, но он все же обратил внимание на то, что некоторые бумаги испачканы чем-то коричневым, вроде какао. И только, упаковав их в старую газету, он понял, что это были за пятна. Напоследок Андрей еще раз поднял диван. На обратной стороне сиденья виднелись темные пятна. Андрей провел по ним рукой – пальцы остались сухими. Теперь он верил Лене все больше.

– Похоже, сыщик умер на своем архиве, – пробормотал он. – Тогда и мне стоит смываться.

Для очистки совести Андрей выглянул на балкон – это было единственное место, которое не обыскивалось. Собственно, искать тут было негде – балкон оказался пуст, просто поразительно пуст. На нем не было никакого старого хлама, банок с заготовками, санок и лыж. Не было даже бельевых веревок. Зато здесь лежал камень.

Андрей с удивлением осмотрел эту бетонную глыбу – то ли фрагмент перекрытия, то ли кусок бордюра. Глыба была сантиметров шестьдесят в длину, тридцать в ширину и тридцать в высоту. Такую вещь в городской квартире парень видел впервые. Он смотрел и никак не мог сообразить, зачем эта штука понадобилась хозяину. А может, Олегу? Пощупал глыбу и убедился, что это обыкновенный бетон, с торчащими прутьями арматуры. «Я все делаю по-идиотски! – ругнулся про себя парень. – В комнате горит свет, а я выставился на балконе, всем на радость!» Он вернулся в квартиру, подхватил пакет с документами и ушел, тщательно заперев дверь.

Андрей с самого начала не хотел рассказывать Рамилю, где он побывал и с какой целью. А увидев друга, еще больше укрепился в этой мысли – все новости де ржать при себе. Рамиль встретил его с нездоровым оживлением:

– Не передумал насчет дамочек? А то, давай, я все сделаю сам!

– Рэм, я это больше не обсуждаю, – отрезал Андрей. Он прошелся по стоянке, просмотрел регистрационный журнал, налил кофе. Началась обычная рабочая ночь. С той разницей, что сегодня Рамиля было просто не узнать. Он фальшиво посвистывал, без конца входил и выходил, всячески мельтешил перед глазами. Андрей упорно молчал, глядя в газету.

– Что ты там вычитаешь? – наконец не вытерпел Рамиль. – Давай обсудим наши дела.

– Давай, – Андрей не поднял на него глаз. – Вообще-то я уже все понял. Ты решил ограбить всех клиентов Олега.

– Не заводись, – посоветовал тот. – Кто тебе этот Олег? Друг, родственник? Ты его даже не знал. А клиенты у него еще остались. И многие хотят с ним расплатиться.

– Рэм, тебе мало того, что ты уже получил? – Андрей не выдержал и сложил газету. – Три тысячи баксов – хороший кусок. Тем более что без отдачи. Ведь ты не отдашь этих денег. Тебе их негде взять. Расписку давал я, и расплачиваться придется мне.

– Надо найти тех баб, которые ему звонили, – Рамиль, казалось, ничего не слышал. – С бабами всегда легче договориться. Они с тебя расписок не получат. В конце концов, я сам могу их обработать.

Он говорил еще долго. Андрей услышал, что если выпало счастье, то надо им пользоваться до конца. Что, сидя на стоянке, они никогда не заработают даже половины того, что теперь можно получить за один час. Что можно дать фальшивые расписки, если уж это будет необходимо.

– Замолчи! – Андрей не мог больше этого слушать. – Когда я тебя устроил на эту работу, ты был счастлив! Теперь тебе захотелось сменить занятие? Решил, что окажешься умнее всех! Если мы займемся этим, то загремим в тюрьму! Или получим пулю от кого-то из клиентов! Ты кем себя вообразил?! Олег умер, умер! Я был там сегодня и видел кровь! Может, он был умнее тебя, а его все-таки грохнули!

Дверь домика знакомо скрипнула – ребята никак не могли собраться и смазать петли. Из темноты возникли обесцвеченные локоны и грубо раскрашенное лицо. Глупая улыбка, размазанная алая помада…

– Пошла вон! – заорал Андрей. – Тебя тут не хватало, сучка! Иди, умойся!

Но Светка продолжала просовываться в щель. Она цеплялась за дверной косяк, оседая все ниже, и все так же глупо улыбалась. Наконец ее пальцы разжались, и девушка упала. Ее голова оказалась на полу, а ноги на лестнице. Такой пьяной Андрей никогда ее не видел. Он трясся от ярости – его разозлил Рамиль, а пьяных он вообще терпеть не мог.

– Вставай, зараза! – Он подскочил к девушке и попытался ее поднять. – Убирайся отсюда, вонючка уличная!

Рамиль первым почуял неладное. Он подошел и тоже взял Светку за плечо. Потом отпустил.

– Смотри, – шепнул он, указывая на пол. Там расплывалось небольшое озерцо крови. Теперь и Андрей увидел, что у Светки на лице была вовсе не помада. Ребята втащили девушку в домик и перевернули ее на спину. Она лежала на спине, и ее цыплячья грудь прерывисто, неровно поднималась и опадала. Глаза были закрыты, лицо и шея измазаны кровью.

– Вон, вон… – Палец Рамиля потянулся к горлу девушки. Там виднелся небольшое кривой разрез. Оттуда толчками поступала кровь – все более темная и густая.

– Нужно вызвать «скорую»… – у Андрея перехватило дыхание. – И перевязать ее… Рэм!

Он кинул другу два широких бинта из аптечки и бросился к телефону. Рамиль неумело наложил повязку. Света не открывала глаз, и было неясно – в сознании она или нет. Только когда ее увозили, девушка попыталась что-то сказать. Она пришла в себя и лихорадочно оглядывалась по сторонам, будто пыталась что-то найти. Потом сипло вымолвила какое-то слово. Но что она имела в виду, никто так и не понял.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное