Андрей Воронин.

Могила тамплиера

(страница 23 из 27)

скачать книгу бесплатно

   – Пятьдесят два года. Бизнесмен. Неплохо поднялся на оптовых поставках рыбы и морепродуктов. Преуспевает, хотя какое-то время назад у него был довольно тяжелый период. Вдовец, имеет взрослую дочь, которая живет отдельно... – Он опять хихикнул. – В высшей степени отдельно. В Соединенных Штатах, сами понимаете, Америки. Организатор и бессменный руководитель рыцарского клуба "Тамплиер"...
   – Именно рыцарского? – перебил Слепой. – Так и называется?
   – Именно так, – покосившись на него в зеркало, подтвердил "Валдис". – А что, это имеет значение? Я уверен, что все верно, но могу уточнить, если желаете...
   – Не стоит, – сказал Глеб. – Вы правы, это действительно не имеет значения.
   – Живет в загородном доме, – продолжал "Валдис" слегка обиженным тоном, как будто недовольный тем, что его перебили. – Дом большой, выстроен в этаком, знаете ли, псевдосредневековом, якобы готическом стиле – такой, в общем, баронский замок в миниатюре, да... Живет один, с женщинами контактирует редко, и еще реже случается, чтобы он почтил какую-нибудь даму своим вниманием больше одного раза. Складывается впечатление, что он к ним равнодушен и встречается с ними только для... ну вы понимаете. Для удовлетворения естественной потребности организма. В склонности к гомосексуальным контактам не замечен. – Он хихикнул. – Как говорят у нас, в России, не пойман – не вор. Но я могу уточнить...
   – Не надо, – устало сказал Глеб. – Это неважно.
   "Странно, – думал он в это время. – Странно, что он живет один. Впрочем, отбить у приятеля женщину и жить с ней до старости – не совсем одно и то же. Для некоторых именно это и важно – отбить, завладеть предметом собственной зависти. А что потом с этим предметом делать, порой бывает решительно непонятно. Каманин говорил, что Круминьш украл у него женщину и бизнес и едва не убил его самого лет пять-шесть назад, так? Что ж, за пять лет можно сто раз разбежаться, особенно когда между вами стоят такие вот воспоминания..."
   – Коллекционирует предметы старины, – продолжал между тем водитель. – Но настоящим коллекционером его не назовешь, потому что интересуется он не просто антиквариатом, а только предметами, которые хотя бы теоретически могли в прошлом являться имуществом ордена тамплиеров.
   – Непростая задачка, – заметил Глеб.
   – И недешевое удовольствие, – поддакнул "Валдис". – Физически очень силен, находится в превосходной форме. Прекрасно владеет мечом. В клубе его уважают, чуть ли не боготворят, называют Гроссмейстером, иногда Мастером. Гроссмейстер – это что-то вроде официального титула, а Мастер – вроде прозвища. Домашнего, ласкового. Ну, как служащие иногда обращаются к своему работодателю: босс, хозяин, шеф...
   – А ОН?
   – Что, простите?
   – ОН. Так его не называют?
   – Гм... – Сняв руку с руля, "Валдис" почесал переносицу.
Он явно не до конца понял вопрос. – Ну, вообще-то, "он" – местоимение мужского рода. Так можно назвать любого мужчину, говоря о нем в третьем лице. Простите, я как-то не совсем...
   – Неважно, – перебил Глеб. – Это все?
   – В общем, да.
   Захотелось спросить: "Вот это у вас и называется – "узнать о человеке все"?" Но Сиверов снова промолчал. В конце концов, сказанного было достаточно. Да и времени у этого "Валдиса" было в обрез. Даже если Федор Филиппович связался с ним сразу же после того, как впервые услышал от Слепого фамилию Круминьш, "Валдису" все равно пришлось провернуть чертову уйму работы в короткий срок.
   – Его адрес, телефон, фотографии и схему, на которой отмечен дом, вы найдете в перчаточном ящике, – закончил "Валдис". – Если вас не затруднит, уничтожьте все эти бумаги сразу же, как только перестанете в них нуждаться.
   – Разумеется. Спасибо, вы отлично поработали. – Глеб напрягся, отгоняя одолевавшую его свинцовую дрему, идобавил: – Вы превосходный работник, Валдис. Я впечатлен. Так много информации, и за такой короткий срок" Я передам нашему общему знакомому самые лестные отзывы о вас.
   – Благодарю, – сказал "Валдис". По голосу чувствовалось, что он польщен.
   За разговором они миновали окраину Риги и теперь мчались по шоссе, которое плавно изгибалось между пологими склонами поросших соснами дюн. Слева от дороги то и дело возникали веселые, утопающие в зелени коттеджи под красными черепичными крышами, а справа время от времени вспыхивало отраженное поверхностью воды утреннее солнце. Над макушками искривленных ветрами сосен, паря на широко раскинутых крыльях, кружили чайки. В машине работал кондиционер, но Глебу все равно чудился соленый, йодистый запах моря и аромат разогретой солнцем сосновой смолы. Он подумал, что Круминьш неплохо устроился: это было отличное место и для жизни, и для смерти. Впрочем, умирать всегда невесело, но рано или поздно все равно приходится. Он подавил очередной зевок. Сегодня настала очередь Ивара Круминьша платить по счетам. Неважно, что посланный за ним ангел смерти не выспался и еле-еле борется с зевотой: когда настанет время действовать, он придет в себя, даже не прилагая к этому сознательных усилий.
   Впереди, на левой обочине, показался яркий навес автобусной остановки. Машина вошла в очередной поворот, и из-за дюны вынырнул еще один точно такой же навес, установленный справа. "Валдис" включил указатель поворота и затормозил. "Тойота" съехала на обочину, подняв в воздух облако пыли, которое тут же подхватил и развеял дувший с моря ровный, тугой ветер. Он раскачивал верхушки сосен и заставлял чаек совершать сложные маневры, чтобы удержаться на избранном курсе.
   – Здесь я вас покину, – сообщил водитель. – Вернусь в город автобусом.
   – Еще раз спасибо. С вами очень приятно работать, – сказал Глеб и, помня, что соловья баснями не кормят, протянул через спинку сиденья пухлый незапечатанный конверт. – Это вам.
   "Валдис" принял конверт, не преминув заглянуть под клапан, поблагодарил, распрощался и вылез из машины.
   – Оставьте ее в аэропорту, – напомнил он.
   Слепой закурил, глядя, как он уходит. "Валдис" остановился у края проезжей части, пропустил с шумом промчавшийся мимо грузовик, посмотрел налево, потом направо и наискосок, быстрым шагом пересек шоссе, направляясь к остановке. Сиверов докурил сигарету, открыл дверцу и, выбравшись наружу, пересел за руль. Запах снаружи был точно такой, как ему представлялось: соленый, йодистый, смолистый, восхитительный. Глеб захлопнул дверь, потряс головой, разгоняя сонную одурь, и полез в перчаточный ящик: настало время поближе познакомиться с клиентом.


   Пистолет у блондина был знатный, музейный; разглядев тонкий, без кожуха, ствол и затвор непривычной, можно сказать, уникальной конструкции, с детства неравнодушный к оружию Арбузов без труда опознал в этой пушке знаменитый «парабеллум 08», он же «люгер», стяжавший себе громкую славу и широкую популярность в двух мировых войнах. Это обстоятельство старший сержант отметил про себя не задумываясь – просто определил марку оружия, как, увидев в толпе негра, определяешь, что это именно негр, а не кореец или тунгус.
   На что-то еще, кроме простой констатации факта, что блондин держит в руке девятимиллиметровый парабеллум, времени попросту не хватило. Преступник явно не был настроен шутить или вступать в какие-то переговоры. Арбузов отчетливо, словно при большом увеличении, увидел, как напрягся, сгибаясь, лежавший на спусковом крючке палец; Ковров, на которого был нацелен пустой девятимиллиметровый глаз пистолетного дула, подался в сторону, одновременно потянувшись к кобуре. Сержант тут же понял, что это бесполезно: промахнуться, стреляя с трех шагов по такой мишени, как прапорщик Ковров, невозможно. Это была не мысль, а что-то вроде вспышки, и Арбузов понял, что уже через секунду останется с вооруженным психом один на один.
   Пистолет щелкнул, прямо как детская игрушка; если бы блондин при этом крикнул "бах!", впечатление, что они тут просто играют в войну, было бы полным. Он, однако, просто передернул шарнирный затвор своего немецкого чудища и еще раз нажал на спуск. Старый пистолет снова дал осечку, и блондин с силой отшвырнул его в сторону. Парабеллум с лязгом ударился об асфальт, проехал, вертясь волчком, метра два на боку и исчез в узкой щели между краем перрона и вагоном электрички. Арбузов с огромным облегчением услышал, как он вторично лязгнул обо что-то там внизу, и снял ладонь с клапана кобуры.
   – Вот это ты правильно решил, – сказал блондину прапорщик Ковров, делая шаг вперед. – Ложись-ка, браток, на землю...
   Он не договорил. Блондин даже не подумал ложиться лицом вниз и класть руки на голову. Не дослушав того, что хотел сказать ему прапорщик, он присел, положил на колено гитарный чехол, мгновенно открыл замки и откинул крышку. В следующий миг чехол полетел в сторону; пистолет в руке Коврова появился в ту самую секунду, когда длинное, сужающееся к концу прямое лезвие ослепительно блеснуло в лучах утреннего солнца.
   – Бросай ору... – начал было Ковров, но договорить не успел.
   Блондин опять прыгнул, но на этот раз не назад и не в сторону, а вперед, прямо на пистолет, который, как с прежней фотографической отчетливостью видел Арбузов, до сих пор стоял на предохранителе. Старший сержант замечал каждую деталь; происходящее воспринималось им не как непрерывное, плавное действие, а как серия четких цветных слайдов, сменяющих друг друга на экране его парализованного внезапно накатившим ужасом сознания. Его почти не напугал парабеллум, но этот меч... Арбузов, слава богу, работал не в трамвайном парке и не на стройке, уровень информированности у него был как-нибудь повыше, чем у дворника или даже мелкого чиновника окружной управы. Не так давно ему доходчиво, с демонстрацией фотоснимков, объяснили, что и как делает блондин той штуковиной, которую повсюду таскает за собой в гитарном чехле, и с тех пор картинка, представившаяся ему в вечер смерти Телешева – как преступник угрожает ему, вооруженному сотруднику милиции, каким-то дрючком для свиней, – больше не вызывала у него смеха. А теперь он видел все наяву. Старший сержант? буквально оцепенел, не в силах пошевелиться, будто скованный жестоким морозом; пожалуй, он не смог бы ничего сделать, даже если бы блондин угрожал мечом лично ему, а не Коврову. Так и стоял бы, дожидаясь, пока его вспорют наискосок, от бедра до ключицы, как того беднягу, Телешева...
   Все происходило в бешеном темпе, и это заставило растеряться даже бывалого Коврова. Прапорщика подвела глубоко въевшаяся в сознание привычка во всем и всегда неукоснительно следовать законам и инструкциям. В руке у него был пистолет, но пользоваться им надлежало по правилам: сначала сделать устное предупреждение, потом дать предупредительный выстрел в воздух и уже только после этого открывать огонь на поражение. Блондин же не дал ему времени даже на то, чтобы снять пистолет с предохранителя; он действовал стремительно и точно.
   Сверкающая полоса отточенного до бритвенной остроты железа, описав полукруг, взмыла в синеву утреннего, еще не успевшего затянуться сизым дневным маревом неба и тут же молнией ринулась вниз. Ковров отпрянул, по-детски заслонившись левой рукой. Тяжелый клинок с леденящим кровь шелестом рассек воздух и по инерции ушел вниз, уводя руку блондина назад, за спину. Арбузов не сразу понял, что произошло, а потом в глазах у него потемнело: на асфальте перрона, растопырив пальцы, лежала отсеченная сантиметров на десять выше запястья рука в сером форменном рукаве.
   Лицо Коврова мгновенно сделалось мертвенно-серым. С тупым недоумением глядя на обрубок предплечья, из которого вдруг фонтаном ударила темная кровь, прапорщик опустился на колени. Блондин пошире расставил ноги, приняв позу дровосека, и точь-в-точь как дровосек двумя руками отвел меч назад и вбок с явным намерением снести Коврову голову. Арбузов хотел зажмуриться, но не смог сделать даже этого; он продолжал стоять и смотреть, как убивают его напарника, и перед глазами у него были одновременно две картинки: одна – реальная, на которой Ковров стоял на коленях, заливая свою одежду и заплеванный асфальт перрона хлещущей из обрубка руки кровью, а другая – воображаемая, и даже не столько воображаемая, сколько проникшая в сознание из очень недалекого будущего. На этой второй картинке голова Коврова, кувыркаясь, взлетала выше вагонных крыш, как выбитый вратарем футбольный мяч, а безголовое туловище мешком валилось на асфальт, окатывая все вокруг потоками крови. Сержант ни чуточки не сомневался, что увидит все это буквально через долю секунды, но тут грохнул выстрел.
   Пуля ударила блондина в лоб на сантиметр выше переносицы, остановив смертоносный замах меча. Прапорщик Ковров впервые в жизни нарушил устав, открыв огонь на поражение без предписанных инструкцией реверансов. Они с блондином упали практически одновременно – блондин на спину, так и не выпустив своей железяки, а Ковров на бок, мучительно скорчившись и зажимая под мышкой правой руки кровоточащий обрубок левой. И только когда это произошло, а вокруг затопали и загорланили набежавшие транспортные менты, старший сержант Арбузов пришел в себя и обнаружил, что стоит, нелепо растопырив конечности, с пустыми руками, что его форменные брюки мокры, а вокруг правого ботинка по асфальту медленно расплывается желтоватая лужа.
   Когда прапорщик Ковров, выглядевший на больничной койке каким-то непривычно плоским, как спущенная оболочка аэростата, давал показания по поводу этого эпизода, он ничего не сказал о поведении напарника, ограничившись коротким: "Не помню". Всем было понятно, что это ложь, но выглядела она вполне правдоподобно, и ее с чистой совестью занесли в протокол. Собственно, в показаниях Коврова на эту тему не было необходимости: спешившие на подмогу патрульным сотрудники транспортной милиции наблюдали происшествие во всех подробностях, хотя и с приличного расстояния. Чтобы лишний раз не марать и без того не отличающийся стерильной чистотой милицейский мундир, делу не стали давать законный ход, ограничившись намеком – правда, таким прозрачным, что Арбузов понял его, несмотря на врожденную тупость. Он написал рапорт, который был подписан едва ли не раньше, чем старший сержант поставил точку. С этой минуты Арбузов перестал быть старшим сержантом и вообще сотрудником столичной милиции.
   По слухам, он вернулся в родной райцентр, где некоторое время слонялся без дела, а затем, не найдя другого занятия, по знакомству вернулся в органы. Говорят, он даже сделал карьеру, дослужившись до старшины, но вскоре был уволен за регулярное появление на службе в состоянии совершенно свинского опьянения. Впрочем, верить слухам нельзя.
   Придя в себя на больничной койке, Ковров вспомнил о мобильном телефоне, по которому разговаривал убитый им преступник, и даже сумел заставить медиков дозвониться до отделения милиции Рижского вокзала. Увы, это ничего не дало: примерно через час после происшествия на перроне, когда там уже навели порядок и даже смыли с асфальта кровь, обитавший на вокзале слабоумный бомж Васятка, заглянув в мусорную урну в поисках какой-нибудь поживы, обнаружил выброшенный кем-то мобильный телефон. Умом Васятка был сущее дитя; часа полтора он играл с телефоном, наслаждаясь мелодичным попискиванием нажимаемых клавиш и радостно крича "алло!" в молчащую трубку. Потом он попался на глаза одной солидной даме по имени Клавдия, которая торговала на вокзале беляшами и чебуреками самого сомнительного и даже подозрительного вида. Клавдия, хоть и кормила пассажиров собачатиной, была женщина добрая, а главное, разумная. Разум подсказал ей, что такая дорогая игрушка полоумному ни к чему, а доброта не позволила просто отобрать у Васятки телефон, ничего не дав взамен. Поэтому бомжу был презентован чебурек, а торговка получила за это новенький мобильник, который два дня спустя подарила на день рождения своему двенадцатилетнему племяннику. Буквально на следующий день телефон у него отобрали какие-то взрослые хулиганы – так он, во всяком случае, утверждал. У родителей потерпевшего было подозрение, что сопляка никто не грабил, а телефон свой он продал и деньги спустил в зале игровых автоматов. Чем кончилось разбирательство в семейном кругу, неизвестно. Главное, что след мобильного телефона, по которому блондин незадолго до смерти разговаривал с Гроссмейстером, затерялся окончательно и бесповоротно.
 //-- * * * --// 
   «Валдис» проявил себя как довольно компетентный и умелый шпион, но вот в архитектуре он, как выяснилось, разбирался очень слабо. Дом Ивара Круминьша ничуть не напоминал замок, тем более средневековый, а едва уловимый готический акцент ему придавали разве что темно-красный кирпич, островерхая черепичная кровля с высоким и нешироким фронтоном да узкие, с частым переплетом, стрельчатые окна. Дом действительно был большой, но походил скорее уж на протестантскую церковь, да и то не очень. Один его торец был до самого верха густо увит диким виноградом: стены не было видно совсем, а для окон в сплошном зеленом покрывале хозяину пришлось прорезать аккуратные прямоугольные отверстия. Строение было просторное, возведенное со вкусом и размахом, свидетельствовавшими о приличном состоянии владельца, но по сравнению с варварской роскошью особняков на Рублевке смотрелось бледновато.
   Дом стоял в глубине широкого, просторного двора, расчерченного дорожками в обрамлении живых изгородей, которые, по мнению Глеба, уже начали нуждаться в стрижке. Газон был идеально ровный и свежо зеленел; перед закрытыми воротами гаража на прогретом солнцем бетоне подъездной дорожки стоял темный "мерседес", сверкая отполированным лаком бортов. Участок был отделен от улицы невысокой кованой оградой, представлявшей собой довольно незатейливую композицию из мечей и копий. Копья смотрели вертикально вверх, а мечи, наоборот, вниз, и их крестовины соединялись концами с декоративными завитками под наконечниками копий. Через равные промежутки в этот железный частокол были вкраплены щиты, на которых Сиверов узнал эмблему ордена тамплиеров – два всадника на одном коне. Глядя на эту ограду, он немедленно вспомнил вычитанное в какой-то книге описание похожего забора, на самом деле представлявшего собой замаскированный арсенал: когда пришло время, люди расхватали его части, которые мигом превратились в их руках в мечи и копья. Или это было в фильме?..
   Приглядевшись внимательнее, он усмехнулся: мечи были сделаны из полос обычного листового железа, копья – из стальных прутьев, и все это было намертво скреплено друг с другом заклепками и сварными швами. Словом, перед Сиверовым была просто ограда, правда очень красивая и наверняка дорогая. "Оптовые поставки морепродуктов, – вспомнил Глеб. – По словам "Валдиса", несколько лет назад дела у Круминьша шли плохо, но потом он как-то выправил ситуацию. Надо полагать, не без помощи денег, украденных у Каманина".
   Слепой взял лежавшую на соседнем сиденье коробку, развязал ленту и не без труда развернул скрепленную полосками прозрачного скотча цветастую бумагу. Внутри оказалась подарочная коробка из-под зефира в целлофановой упаковке, которая выглядела точь-в-точь как заводская. "Чтоб тебя", – пробормотал Сиверов, представив, каково ему пришлось бы, если бы пистолет понадобился срочно. Ободрав целлофан и разорвав бумажные ленточки, которыми крышка коробки была прикреплена к донышку, наконец-то добрался до содержимого.
   В уютном гнездышке из самой обыкновенной ваты лежал револьвер – здоровенный, как в кино про ковбоев, "смит-вессон" модели 29, самый мощный из существующих в мире револьверов. Глеб знал, что дульная энергия этого почти полуторакилограммового чудища на тридцать процентов превосходит данный показатель у ближайших соперников; в переводе на простой язык это означало, что этот чудовищный револьвер способен прострелить навылет толстую дубовую доску, а заодно сломать стрелку кисть силой отдачи. Сорок четвертый калибр, патроны "магнум"... шесть штук в барабане и еще шесть – тут же в коробке, россыпью.
   – Болван, – добавил Глеб к уже сказанному, имея в виду "Валдиса".
   У него возникло подозрение, что этот обтерханный деятель украл револьвер там же, где и машину, уж очень дорогая и непрактичная была пушка. А может, он всерьез считал, что Круминьш, раз уж до сих пор играет в рыцарей, не снимает латы, даже когда ложится спать? Тогда, конечно, дополнительная убойная сила не помешает... Ах, чтоб тебя, идиота!.. И этот длиннющий ствол... Куда, спрашивается, Глеб должен его засунуть?
   Открыв бардачок, Сиверов раздраженно швырнул туда револьвер. Коробка, оберточная бумага, лента и даже рваная целлофановая обертка отправились следом. "Кр-р-ретин!" – проворчал Глеб, подумав при этом, что "Валдис" не зря просил его не открывать коробку при нем – понимал, наверное, что московского гостя такой подарочек вряд ли обрадует.
   Идти в дом с этой штуковиной было решительно нельзя. Если случится невозможное и Круминьш окажется ни в чем не виноват, он сразу же вызовет полицию. Черт, да он просто не откроет дверь, издалека углядев под одеждой визитера эту противотанковую пушку! Дверь придется высаживать, а высадив, сразу стрелять, поскольку Круминьш уже доказал, что мужчина он серьезный и без боя не сдастся. Выстрел из этой мортиры поднимет на ноги весь поселок, полиция прибудет через минуту-другую, и времени на поиски энклапиона у Глеба, таким образом, не останется. Даже если Круминьш настолько глуп, что хранит его на виду...
   "Как сумеем, так и сыграем", – подумал Сиверов, открывая дверцу и выбираясь из машины. Со стороны моря по-прежнему тянуло ровным прохладным ветром, на задних дворах аккуратных коттеджей негромко шумели, покачивая темно-зелеными кронами, искривленные штормами сосны. Глеб в последний раз огорченно вздохнул, а потом пожал плечами: что делать, случается и такое. Одно было хорошо: инцидент с револьвером так его разозлил, что он окончательно проснулся и чувствовал себя готовым голыми руками свалить хоть африканского буйвола.
   Слепой остановился перед украшенной геральдическим щитом с орденской эмблемой калиткой и нажал на кнопку укрепленного на каменном столбике электрического звонка. Звонок был оборудован переговорным устройством; положив ладонь на круглое навершие одного из служивших прутьями калитки мечей, Глеб стал ждать ответа. Вместо ответа он услышал щелчок открывшегося замка и почувствовал, как калитка под его рукой подалась внутрь.
   Сиверов двинулся по вымощенной каменными плитами дорожке меж двух рядов живой изгороди. За волнистым, цвета темного янтаря, стеклом входной двери мелькнуло какое-то светлое пятно; из этого следовало, что Круминьш уже добрался домой с железнодорожного вокзала. Впрочем, это мог быть кто-то из прислуги, оставленный присматривать за домом в отсутствие хозяина.
   Дверь открылась. Перед ним стоял Круминьш собственной персоной – такой же, как на переданных "Валдисом" фотографиях, разве что одетый по-домашнему, в просторную светлую блузу без ворота и потертые старые джинсы. Вблизи он выглядел немного старше, чем на фотографиях, и, припомнив показания псковских свидетелей, соседей покойного Мигули, Глеб подумал, что перепутать его с тридцатипятилетним можно было только в темноте и с очень пьяных глаз. Ну, так ведь свидетели и сами этого не скрывали...
   Круминьш был высок и явно очень силен, но не грузен, хотя сильные, обладающие большой мышечной массой люди в его возрасте обычно теряют юношескую стройность. Волосы у него были светлые, на висках и надо лбом густо перевитые серебряными нитями, серо-зеленые глаза смотрели из-под густых бровей без особой теплоты, но и без ожидаемой Глебом настороженности. Этот тип либо обладал железными нервами, либо настолько обнаглел, что мысль о возможном преследовании даже не приходила ему в голову.
   Он что-то спросил по-латышски. Сиверов отрицательно покачал головой и, послав хозяину самую обезоруживающую из своих улыбок, сказал:
   – Простите, я не знаю латышского.
   Даже после этого заявления Круминьш не проявил признаков волнения. Он едва заметно усмехнулся и, чуть помедлив, с сильным латышским акцентом произнес по-русски:
   – Значит, полноправным гражданином Латвии вам не стать. Чем я могу быть полезен?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное