Андрей Воронин.

Могила тамплиера

(страница 12 из 27)

скачать книгу бесплатно

   Но в голове, как на грех, крутилась одна-единственная, да и то достаточно идиотская фраза: "Может, выпьем за знакомство?" Журналист понимал, что выглядит до крайности глупо и своим молчанием прямо на корню губит все дело, однако заставить себя открыть рот и заговорить все равно не мог. Тут ему пришла в голову спасительная мысль: ба, да это ж, наверное, профессионалка! Обычная шлюха, и притом не первой молодости. Пик карьеры позади, вот она и подбирает за более молодыми коллегами крошки, подклеивая одиноких мужиков по второразрядным кафе и барам...
   Мысленно унизив незнакомку, поставив ее на колени (за углом коридора, у двери в мужской туалет, на грязном кафеле, жарко дышащим, густо накрашенным ртом к расстегнутой ширинке), Дубов немного успокоился. Увы, спокойствия его хватило ненадолго: подняв глаза и взглянув незнакомке в лицо, чтобы проверить свое предположение, он понял: да черта с два, никакая это не проститутка. Во-первых, проститутки так не выглядят даже в кино, а во-вторых, елки-палки, их не надо занимать разговорами: атакуя потенциального клиента, они заговаривают первыми и трещат без остановки, стараясь привлечь внимание к своим сомнительным прелестям. А эта сидит молча, смотрит с каким-то веселым любопытством и улыбается – не открыто, а так, едва заметно, самыми кончиками губ, немного насмешливо, но ни в коем случае не зло, а, наоборот, тепло и как будто даже выжидательно. "Жутко красивая женщина, – подумал Дубов. – Кого это она мне напоминает? Актрису какую-то, что ли?"
   – Выпьете что-нибудь? – понимая, что и дальше молчать и пялиться на незнакомую женщину просто невозможно, и отчаявшись придумать что-либо хоть чуточку более умное, спросил он.
   – С удовольствием. – Теперь ее улыбка расцвела, раскрылась, как цветок. – Затем, собственно, и пришла. А вы что же, совсем меня не узнаете?
   – Ам-мня, – произнес Дубов.
   Это был не самый интеллектуальный и содержательный ответ, однако на большее Леха в данный момент оказался попросту не способен.


   С отвращением отшвырнув в дальний угол дивана ворох смятой газетной бумаги, Глеб встал и, нашаривая в кармане сигареты, вышел в лоджию. Через открытое окно кухни падал яркий свет; оттуда тянуло вкусными запахами, слышалось бормотание включенного телевизора, негромко звякала посуда: Ирина готовила поздний ужин, и можно было ожидать, что скоро его позовут за стол. Сиверов закурил и, облокотившись о перила, стал смотреть в неровно простроченную цепочками и пятнами электрических огней темноту. Тепло светились разноцветные прямоугольники окон в доме напротив, асфальт перед подъездами был залит ровным, голубовато-зеленым светом ртутных фонарей; мокрая после недавнего дождика проезжая часть улицы, как зернистое темное зеркало, отражала розоватое сияние мощных, установленных на чугунных опорах светильников и летящие белые огни фар проносившихся автомобилей.
Вдали над крышами высотных домов вспыхивали и переливались разноцветные сполохи рекламы; по черному бархату ночи медленно проползла цепочка светлячков – по метромосту прошел поезд.
   Глеб курил, стараясь не думать о деле. Газеты разные, фамилии авторов разные, а стиль-то одинаковый! И тема везде одна и та же – энклапион, и в связи с этим старый как мир вопрос: куда все-таки храмовники, эти крестоносные бандиты, подевали чашу Святого Грааля? На первый взгляд может показаться, что это едва ли не самая главная тема из тех, что волнуют сегодня широкую общественность. Как будто добрая половина московских репортеров, начитавшись Дэна Брауна и его многочисленных подражателей, в одночасье помешалась на Святом Граале и ни о чем другом говорить, писать и думать просто не может. Некоторые газеты – солидные, уважаемые! – не то чтобы прямо утверждают, но прозрачно намекают, что магистр ордена тамплиеров вместе с выбитой на древнем энклапионе шифровкой оказался в наших краях неспроста. Дескать, спрятаться от короля Филиппа Красивого он мог где угодно и нечего ему было бежать в такую даль, да еще и с энклапионом на шее. Короче, если энклапион – это что-то вроде карты, то почему бы не предположить, что именно она и привела магистра в Псков? Может быть, он умер, так и не добравшись до цели, а может, потому и прожил на одном месте до самой своей смерти, что идти ему никуда уже не требовалось. Может, он все-таки нашел, что искал? А наши обормоты, как всегда, не ведая, что творят, еще долго после его смерти пользовались священным сосудом как обыкновенной кружкой – пили из нее мед с брагой или просто воду, держали на грязной полке или в каком-нибудь ларе с приданым, а то и просто выкинули на помойку – с них станется, на то и славяне. И теперь лежит эта легендарная чаша, которой касалась рука самого Христа, где-нибудь под трехметровым слоем каменистой псковской землицы (по этому случаю предлагается срыть город Псков к чертовой матери до основания и превратить в один огромный археологический раскоп, ведь дело того стоит), а то и пылится в витрине захолустного краеведческого музея. Или, того хлеще, школьного. А? Каково?
   Другие газеты были скромнее и осторожнее в предположениях, но в целом все это здорово напоминало масштабную кампанию по формированию общественного мнения – хорошо продуманную, быструю и напористую. Оставалось лишь догадываться, сколько в это дело было вбухано денег. Зачем это понадобилось, понятно – чтобы продать энклапион подороже. Все эти публикации были нацелены не на широкую читательскую аудиторию. Весь этот звон для коллекционеров и помешанных на Средневековье богатеньких Буратино, располагающих суммой, достаточной для того, чтобы приобрести уникальную вещь.
   Дубов был наиболее подходящим кандидатом на роль главного пиарщика "энклапионного" проекта. В Москве любая бездарь точно знает, что почем, и ни за что не упустит возможности сорвать с заказчика лишний цент. А провинциал будет вкалывать как проклятый за сущие гроши, да еще и благодарить, что дали возможность так классно подзаработать. И нос свой любопытный совать куда попало провинциал тоже не станет из опасения потерять эти фантастические, по его понятиям, заработки. А Дубова Гена Быков, помнится, назвал стоеросовым деревом-Словом, псковского журналиста надо было искать, и притом быстро. У Глеба уже начали появляться кое-какие мысли по поводу того, как это сделать, но тут из кухни его позвала Ирина. Сиверов бросил окурок в темноту, проследил, свесив голову через перила, за его полетом и негромко сказал ярким ночным огням огромного города:
   – Дубов, ты где? Не прячься, дурак, все равно я тебя найду. И молись, чтобы я нашел тебя первым...
 //-- * * * --// 
   Разумеется, журналист не слышал обращенных к нему проникновенных слов Глеба Сиверова. В то самое время, как они произносились, Алексей Дубов сидел за столиком в уютном семейном кафе и в полном ошеломлении взирал на свою собеседницу, которую, как она считала, должен был узнать, но по-прежнему решительно не узнавал.
   Дубов неловко кашлянул в кулак.
   – Ну, так как же? – продолжая улыбаться, явно находя ситуацию забавной, спросила незнакомка. – Так-таки и не узнаете?
   В ее речи слышался едва уловимый акцент; половину согласных она произносила твердо, не смягчая, так что "не узнаете" у нее звучало почти как "не узнаетэ" – не совсем так, но почти. У Дубова промелькнула дикая мысль, что именно этот пикантный акцент мешает ему понять, кто же это такая.
   – Право же, не знаю... – забормотал он. – Теперь, когда вы сказали... мне кажется". Да нет... Казните меня, режьте, но – нет! А...
   – А вот я вас сразу узнала, – сказала незнакомка. – Вы Алексей Дубов, верно?
   – Э... Ну да. А откуда, собственно...
   Улыбка у нее была такая, что журналист даже перестал разглядывать грудь. Тут очень кстати принесли напитки; Дубов решительно отодвинул совершенно неуместное при сложившихся обстоятельствах пиво и за неимением иного выбора предложил соседке по столику водки. Та отказалась, подарив ему еще одну мимолетную улыбку, и попросила официантку принести сухого вина.
   – А вы пейте, – сказала она Дубову, – не стесняйтесь. Мужчины должны пить водку и есть мясо. Обожаю смотреть, как они это делают.
   Леха послушно налил себе водки, подумав при этом, что дамочка наверняка не замужем. Только незамужняя женщина может заявить, что ей нравится смотреть, как мужики пьют водку. Да где! У нас, в России, где от водки бед едва ли многим меньше, чем от войны...
   – Мысленно с вами, – сказала она, когда Дубов неуверенно отсалютовал ей рюмкой. – Хотя раньше, помнится, мы были на "ты"...
   Журналист едва не поперхнулся. "Да что за черт? – подумал он. – Издевается она надо мной, что ли?"
   – Нет, Дубов, – с неожиданной фамильярностью, скрашенной, впрочем, все той же теплой, ослепительной улыбкой, сказала незнакомка, – ты все-таки редкая свинья. Ну не узнает! – с комическим возмущением воскликнула она, обращаясь к невидимой аудитории. – Ни в какую! Ну, вспоминай же! Ну!
   – Ммм...
   – Ну, Псков. Школа... – Она назвала номер школы, в которой учился Алексей. – Ну?..
   – Эээ...
   – Ну что ты блеешь? Не заставляй меня, пожалуйста, краснеть. Получается, будто я навязываюсь, а это, знаешь, не в моих правилах.
   Вот этому поверить было очень даже легко. Да, такие женщины обычно никому не навязываются; отшивать прилипчивых ухажеров – это да, это их суровые будни...
   – Эх, ты, – сказала она с грустью. – Мы учились в параллельных классах. Ты в "Б", а я в "А". Я была в тебя немножко влюблена...
   – Правда? – неуместно оживился Дубов. Выпитая натощак водка уже давала о себе знать, и это запоздалое признание в любви вызвало в нем живейший отклик. – Елки-палки! – воскликнул он. – Это ж сколько времени даром пропало!
   Шутка была дурацкая, но встретили ее с пониманием: женщина улыбнулась, хотя и немного грустновато.
   – Да, – сказала она, – времени прошло много. Так много, что ты меня даже не узнал. И до сих пор не узнаешь.
   – Да ладно! – отрицая очевидное, с горячностью воскликнул Дубов. – На память-то я, слава богу, не жалуюсь, она у меня профессиональная".
   – Я читала все твои статьи, – сказала женщина, избавив его тем самым от необходимости выпутываться из собственного вранья и назвать наконец ее имя, которого он, естественно, до сих пор не вспомнил, – там, в Пскове.
   – Польщен, – снова соврал Дубов и, чтобы скрыть неловкость, поспешно хватил еще одну рюмку водки. Говоря по совести, он бы предпочел, чтобы она его заметок никогда в глаза не видела. Ай-яй-яй, неловко-то как!.. А может, она все-таки дура? Недаром же говорят, что женская красота и ум несовместимы... А?
   Красотка тем временем села боком к столу, облокотившись на него одной рукой, и положила ногу на ногу, выставив их наконец-то напоказ. Дубов немедленно залюбовался открывшимися его зачарованному взору чудесами живой природы, отлично понимая, что сидящая напротив него женщина совершенно трезва и, следовательно, знает, что делает, но решительно отказываясь принимать это обстоятельство в расчет. Ну да, она его дразнит, и что с того? Какая к черту разница?..
   И потом, недаром же говорят, что старая любовь не ржавеет. Может быть, случайно наткнувшись на Дубова в этом занюханном кафе, она, взрослая, опытная, наверняка пользующаяся огромным успехом женщина, решила наконец-то осуществить давнюю детскую мечту? А почему бы, собственно, и нет? И хорошо, что столько времени прошло. Нет, ей-богу, хорошо! Тогда, в золотые денечки ранней юности, вся эта любовь кончилась бы пшиком – неумелые, слюнявые поцелуи, бесплодные и оттого мучительные обжимания по углам... А если бы даже дошло до дела, то, господи, что бы было? Унизительно долгая возня с застежкой лифчика, пыхтение, кряхтение, сопение, а в результате – запачканная липкой дрянью одежда, в самом лучшем случае – небольшое бурое пятно на простыне, куча хвастливой болтовни, очень много стыда и никакого, черт его подери, удовольствия.
   Зато теперь!..
   Дубов представил, как это может получиться теперь, и от накатившего возбуждения с ним едва-едва не случилась та самая липкая неприятность, о которой он только что подумал.
   Но только как же ее все-таки зовут?
   – Лена, – неожиданно ответив на его невысказанный вопрос, представилась женщина. – Лена Егорова. Эх ты, Лешка-картошка!
   – Ах, Лена! – радостно, на все кафе заорал Дубов. – Господи! Лена! Леночка, да как же я тебя не узнал?! Боже мой! Сколько лет, сколько зим! Вот же идиот! Да как же я мог забыть?!
   Издавая эти бессвязные вопли, он старательно перебирал в памяти имена и лица. "А" класс, сборище сынков и дочек школьных учителей и партийных боссов городского и районного калибра, он помнил едва ли наполовину, и никакой Лены Егоровой среди тех, кого он помнил, хоть убей, не было. Но в данный момент это не имело никакого значения: во-первых, помнил он, как выяснилось, далеко не всех, а только тех, кто по окончании школы остался в родном городе и время от времени попадался ему на глаза. А во-вторых, тему "помню – не помню" уже пора было закрывать. Что, спрашивается, он должен был сказать этой крепкой, как наливное яблочко, и соблазнительной, как смертный грех, телке, которая сама буквально вешалась ему на шею? "Отвяньте, дама, я вас впервые вижу"? Ага, щас, только галоши надену.
   Излив восторги, Дубов налил себе еще стопочку и выпил – исключительно в лечебных целях, для успокоения расходившихся нервов. При этом обнаружилось, что водка вся вышла (а что такое, если разобраться, сто пятьдесят граммов?), и Леха, поймав пробегавшую мимо официантку, заказал еще, а заодно поинтересовался, когда же, наконец, даме (Лене Егоровой, напомнил он себе) принесут заказанное вино.
   – Дубов, Дубов, – сказала Лена, когда отпущенная на волю официантка с недовольной миной уплыла куда-то за кулисы, – эх ты, Дубов... Ты же все равно меня не помнишь.
   Журналист с огорчением отметил про себя, что она вовсе не такая дура, как ему хотелось бы.
   – Ну ладно, – покаянно понурившись, сказал он. – Ну, прости. Не помню! Ума не приложу, как я мог забыть такую сногсшибательную женщину!
   – Это как раз объясняется очень просто, – оставив прежний, слегка занозистый тон, тепло, совсем по-домашнему сказала Лена. – Во-первых, я тогда была никакая не женщина и уж никак не сногсшибательная... Гадкий утенок, вот кем я была. Знаешь, я из тех женщин, которым годы идут на пользу...
   – Я рад, – непроизвольно вырвалось у Дубова. – В смысле, да, ты права.
   – Спасибо. И потом, на всю жизнь запоминаются обычно те, с кем ты вырос, с кем познакомился еще в детском саду и вместе пошел в первый класс. А я приехала в Псков в восьмом...
   Дубову показалось, что он что-то такое припоминает, но он не был до конца уверен.
   – Отец у меня был военный, – продолжала Лена, – литовец из Шяуляя...
   – Вот не думал, что Егоров – литовская фамилия, – не к месту сострил журналист.
   – Я взяла фамилию матери. Этот подонок нас бросил.
   – Извини, – сказал Дубов и за неимением водки все-таки хлебнул пива.
   "Пиво поверх водки – это я зря, – с запоздалым раскаяньем подумал Леха, одним мощным глотком приканчивая бокал. – Не подумавши я это".
   – Не за что извиняться, – сказала Лена.
   Теперь Дубов понял, откуда у нее этот непривычный, но милый акцент.
   Тут наконец принесли заказанную им свинину по-домашнему, а также новую порцию водки (Дубов слегка удивился, обнаружив, что заказал, оказывается, целых пол-литра) и вино для Лены. Он налил себе и ей, чиркнул зажигалкой, заметив наконец, что она уже какое-то время помахивает в воздухе незажженной сигаретой, с удовольствием выпил и стал есть. Нравится тебе смотреть, как мужик жрет, – смотри на здоровье. Главное, не мешай, не отвлекай от процесса. Потому что жратва – это топливо, без которого ни один моторчик на свете работать не станет. В том числе и тот, который тебя в данный момент интересует... Надеюсь, что интересует, иначе к чему весь этот треп?
   – Ешь, ешь, не отвлекайся, – вторя его мыслям, сказала Лена и затянулась сигаретой. – Голодный мужчина – не мужчина.
   Это прозвучало достаточно прозрачно и зазывно, но в Дубове не к месту и не ко времени взыграл дух противоречия.
   – Вторую мировую войну, – сказал он, жуя, – выиграли мужчины, которые постоянно недоедали.
   Лена пригубила вино.
   – Те, с кем они воевали, тоже далеко не всегда были сыты, – сказала она. – А ты что же, собрался с кем-то воевать?
   Дубов неопределенно покрутил перед собой вилкой с насаженным на нее куском мяса. Воевать? А что, почему бы и нет? "Я на тебе, как на войне, а на войне, как на тебе", – вспомнилось ему.
   Он прожевал кусок, как водой, запил его водкой и ответил:
   – Допустим. А тебе не хочется сразиться?
   – О, – сказала она со своим нежным прибалтийским акцентом, – я бы на твоем месте хорошенько подумала, прежде чем бросать вызов. Имей в виду, я – опасный противник.
   – Ой, – жуя и запивая, сказал Дубов. – Ой-ой-ой. Хотелось бы на это посмотреть.
   Лена сломала и погасила в пепельнице длинный окурок и сейчас же закурила снова.
   – Доедай, – внезапно изменившимся, низким и хрипловатым голосом сказала она, – и пойдем. Посмотреть, да? Хорошо, ты на это посмотришь.
   – Ой-ой-ой, – торопливо сгребая вилкой остатки еды, повторил Дубов. – Смотри, красивая, как бы тебе самой не пришлось ойкать.
   – Обожаю ойкать, – сообщила Лена. – А еще громко стонать и вскрикивать. У тебя хорошая звукоизоляция?
   – Великолепная, – сказал Дубов.
   Это была очередная ложь, но какое это сейчас имело значение? Ноги, думал он, поспешно допивая водку. И еще грудь. А еще... Вот уж действительно ой-ой-ой...
   – Поехали, – решительно сказала Лена, когда он наконец расплатился.
   – Пошли, – поправил журналист, вставая и тяжело опираясь о спинку стула. – Тут всего полтора квартала, ни одна сволочь не повезет... Ты дойдешь?
   – А ты?
   – О-го-го! – воинственно воскликнул Алексей Дубов и смело устремился навстречу своей незавидной судьбе.
   С пьяной галантностью открыв перед гостьей дверь подъезда, он обернулся – просто так, без всякой видимой причины, чисто автоматически. По асфальту подъездной дорожки шагал какой-то длинноволосый блондин, неся в левой руке одетую в пластиковый чехол гитару.
   – Удачи, менестрель! – крикнул ему переполненный положительными эмоциями Дубов и отсалютовал зажатой в кулаке бутылкой шампанского. Другая бутылка лежала за пазухой, тяжело оттягивая рубашку.
   "Менестрель" прошел мимо, даже не обернувшись, и вскоре окончательно растворился в темноте обсаженного старыми липами ночного двора.
   – Скорей, – обдав жарким дыханием, шепнула Лена.
   Ее рука скользнула к его джинсам, и Дубов, окончательно забыв обо всем на свете, нетерпеливо увлек ее в полумрак подъезда.


   От моросившего вечером дождя к утру не осталось и следа. Небо очистилось, промытая листва свежо зеленела, а утреннее солнце светило, казалось, ярче обычного, как будто его тоже до скрипа отмыли каким-то моющим средством. О вчерашнем ненастье напоминали только пятна непросохшей влаги, темневшие вдоль бордюров и в трещинах асфальта, но вскоре и они исчезли, окончательно уничтоженные солнечными лучами.
   Воскресный день обещал быть по-настоящему жарким, и провести его было решено на природе – у воды и по возможности вдали от больших скоплений народа. "Мизантропия – бич современности", – мрачным, замогильным голосом изрек по этому поводу Глеб, на что Ирина возразила, что настоящим бичом современности является не мизантропия, а огромные толпы жующих, пьющих, галдящих и отчаянно мусорящих москвичей, от которых нигде не спрячешься. Спорить с этим было трудно, да и незачем: победа в таком споре означала бы отдых на вытоптанном, как коровий выгон, густо замусоренном травянистом берегу мутного пригородного водоема. Поэтому спорить Глеб не стал, заметив лишь, что "вдали от шума городского" Ирине не перед кем будет щеголять своим южным загаром, а заодно и купленным на курорте, ни разу не надетым купальником. "Как это не перед кем? – изумилась она. – А ты?" Вопрос таким образом был окончательно решен, и Сиверов молча полез на антресоли за пляжной сумкой.
   Собственно, он не имел ничего против отдыха "вдали от шума городского" – толпы на московских улицах уже успели ему порядком поднадоесть, хотя из отпуска они с Ириной вернулись совсем недавно. Он даже знал, куда ее повезет, и надеялся, что ей там понравится.
   Сложнее всего, как и следовало ожидать, оказалось вырваться из города. Глеб и Ирина, увы, были не оригинальны в своем желании провести выходной вдали от суеты и непрерывного мелькания чужих лиц перед глазами. Терпеливо переползая от светофора к светофору в самой гуще громадной, растянувшейся на километры пробки, в раздраженном нытье клаксонов, многоголосом рокоте перегретых движков, в облаках бензиновой вони и душном смраде раскаленного асфальта, Сиверов от души сочувствовал обитателям больших городов – в том числе, разумеется, и себе самому. Стремясь хоть ненадолго очутиться вдали от опостылевших людских толп, они неизбежно попадают в еще худшие, куда более густые, плотные и агрессивные толпы, которые сами же и создают. То, что творится на дорогах и вокзалах в начале и конце каждого уикенда, смахивает даже не на эвакуацию, а на всеобщее паническое бегство из города, обреченного на скорую и неминуемую гибель. И какая же это, в сущности, нелепая, противоестественная затея – строить многомиллионные мегаполисы, которые, окрепнув и набрав силы, начинают разрастаться стремительно и неконтролируемо, как раковая опухоль!
   За Кольцевой дело пошло веселее: светофоров тут не было, а какая-нибудь крупная авария, без которой не обходится ни один выходной и которая на некоторое время закупорила бы даже загородное шоссе, еще, по всей видимости, не успела состояться. Или, наоборот, состоялась, но давно, с самого утра, и дорогу уже успели очистить от смятого, как ненужная газета, рваного, искореженного до неузнаваемости железа.
   Сравнение разбитого автомобиля с мятой газетой направило мысли Глеба в привычное русло. Вчера вечером, перед тем как лечь спать, он позвонил Федору Филипповичу и поделился своей идеей о том, что к изучению касающихся пропавшего энклапиона газетных публикаций следует привлечь аналитический отдел. Потапчук ворчливо поздравил его с пробуждением умственных способностей и сообщил, что у него, генерала ФСБ, упомянутые способности неплохо развиты с самого детства – иначе, сами понимаете, он никогда не стал бы генералом. Посему, добавил он, аналитики с газетными публикациями уже работают. Результаты обещали представить на рассмотрение только в понедельник, потому что сначала нужно было доставить из Пскова подшивку тамошнего "Экспресса" с материалами Дубова для сравнения. "Так что, – заключил он, – завтра можешь быть свободен. Не хочу, чтобы ты тратил время на пустую работу".
   Глеб, хоть и был почти на сто процентов уверен, что "энклапионную" тему муссирует именно Дубов, не стал возражать. Наметившийся у него план поисков беглого псковского щелкопера, во-первых, еще требовал детальной проработки, а во-вторых, предусматривал посещение некоторых учреждений, которые по воскресеньям не работают. А раз так, то и оставаться в этот день в строю не имело смысла. Не станешь же, в самом деле, бегать по улицам и приставать к прохожим: простите, а вы, случайно, не знакомы с журналистом Алексеем Дубовым? Не подскажете, как его найти? Нет? Жаль, извините. Девушка! Девушка, постойте! А вы...
   – Ты меня опять не слушаешь, – прокурорским голосом объявила Ирина.
   – Ничего подобного, – возразил Сиверов. – Три звезды.
   Он перестроился в крайний правый ряд, съехал на полосу торможения и свернул на проселок.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное