Андрей Смирнов.

Повелители волшебства

(страница 7 из 34)

скачать книгу бесплатно

   – Повелитель Кабанов.
   Дэвид так и не понял – шутка это или нет.
   Молчаливые человекоящеры оказались телохранителями и наставниками фехтования одного из Лордов, клыкастый великан – представителем целого поселения таких же, как он, клыкастых великанов, которым что-то там нужно было от графа Киррана. А вот что касается сидевшего по левую руку от Дэвида заросшего волосами карлика, то он был всего-навсего лишь домовым, материализованным кен Эселем во время лабораторного опыта полувековой давности.
   Оруженосцы веселились вовсю. Молодые люди сыпали остротами, девушки смеялись, вино лилось рекой, блюда уничтожались одно за другим. Слуги уже устали делать перемены. Чуть спокойнее было на возвышении, но никакого четкого регламента не было и там – кто-то уходил, кто-то приходил, Лорды, которым надоедало сидеть за столом, снова занимали диванчики и кресла, или выходили на балкон подышать свежим воздухом. Кое-как общество организовывалось, когда объявлялся очередной танец, и сразу после него, когда многие возвращались к столу – промочить горло бокалом вина.
   Хотя в начале вечеринки все вели себя более-менее прилично, обильные возлияния скоро дали о себе знать. Жареная индейка, которую только что принесли слуги, вдруг залаяла, грузно поднялась на ноги и попыталась взлететь. Взлететь у нее не получилось, потому как у шутника, который управлял индейкой, неожиданно подломились все четыре ножки стула. Рэдрик, девушка напротив и еще два молодых ученика переглянулись и дружно захохотали. Разгневанный телекинетик поднялся с пола, грозя всем четверым всевозможными карами и лютой местью.
   Было еще несколько подобных шуток. Дэвид смеялся вместе со всеми, но параллельно он раздумывал, как ему следует повести себя, если одна из таких подколок будет направлена против него. Ответить должным образом он еще не мог, заводить с кем бы то ни было серьезную ссору не хотел, но еще меньше хотел становиться объектом шуток какого-нибудь колдуна-недоучки. К счастью, решать эту дилемму ему приходилось только мысленно, поскольку в реальности, кажется, никто и не собирался веселиться за счет новичка.
   Все было замечательно и даже более чем, потому как Дэвид вскоре познакомился с самой очаровательной девушкой, которую он когда-либо видел. Блондинка, зеленое платье с разрезом от бедра, идеальная фигура, аристократический овал лица, огромные зеленые глаза, милая и доброжелательная улыбка… Девушка сама заговорила с ним – подошла сзади и положила руку на плечо.
   – Привет, – сказала она. – Я тебя раньше здесь не видела. Как тебя зовут?
   – Это… – попытался вмешаться Рэдрик.
   Блондинка обратила на него взгляд своих изумрудных глаз.
   – Он ведь сам за себя может ответить, – с очаровательной улыбкой произнесла она. И снова повернулась к Дэвиду:
   – Не так ли?
   Брендом кивнул.
«Опекунство» Рэдрика уже становилось назойливым.
   – Конечно. Я Дэвид Брендом.
   Блондинка снова улыбнулась и как будто бы невзначай погладила рукав его рубашки.
   – Я – Кремен. Не хочешь потанцевать со мной?
   – С удовольствием.
   Когда они уходили, Дэвид заметил, что Рэдрик всерьез чем-то обеспокоен. Может, он сам ухаживал за этой девицей? Да, наверняка. Только вот она выбрала не Рэдрика. Да, совсем не Рэдрика. Дэвид довольно улыбнулся. Он обнял девушку и закружился с ней в танце.
   Похоже, Рэдрику предстоит смириться с неожиданным ударом судьбы.
 //-- * * * --// 
   …В тот вечер, конечно, между ними ничего не было. Осторожная разведка, проведенная кен Апреем, подтвердила слова Киррана о разборчивости Алианы. При необходимости он умел становиться обаятельным, но одного обаяния тут было мало. Впрочем, Лэйкил и не рассчитывал, что победа, как спелый плод, сама упадет к нему в руки.
   Стратегию поведения он выработал довольно быстро. Разборчивость и добропорядочность одновременно были ее уязвимым местом, поскольку, будучи существом нравственно чистым и во многих отношениях невинным, Алиана не была склонна подозревать в двойной игре людей, окружавших ее. Она не была глупа, обмануть ее, воспользовавшись ее доверием, мог далеко не каждый мерзавец или проходимец. Но мерзавец изобретательный, вроде Лэйкила, мог вполне. Она умела чувствовать людей, и дело тут было не в колдовстве, нет. Всего лишь некоторое количество опыта, знание физиогномистики и развитый интеллект. И поэтому, беседуя с ней, Лэйкил постоянно твердил себе: «Она хороший человек. Я ей доверяю. Я хорошо к ней отношусь». И искренне пытался в это поверить.
   Его усилия не пропали даром. Если ты хочешь, чтобы тебе доверяли, – откройся сам. Доверие, если знать, как его использовать, может быть мощным оружием.
   Они о многом успели поговорить в тот вечер. Иногда в их диалог включался кто-нибудь еще, и тогда Лэйкил с легкостью переходил на тон более светский, рассказывал что-нибудь смешное или занимательное. Он умел становиться изящным кавалером, хотя и не слишком любил эту роль. Он о чем-то поспорил с Повелителем Облаков и выиграл спор.
   Все, что он позволил себе во время их первой встречи, – обнять Алиану за талию во время танца. Несколько раз он ловил на себе насмешливый взгляд Киррана, но не обращал на него никакого внимания. Посмотрим, думал он, будет ли Кирран так же веселиться, когда ему придется признать свое поражение.
   Они обсудили много тем – и серьезных, и не очень. Алиана заговорила о морозной пряже, Лэйкил ответил, что знаком с этим искусством. Алиана была удивлена.
   – Я полагала, этим занимаются только те, кто, так или иначе, связан с ледяной стихией…
   – Отнюдь, миледи. Правда, я давно не практиковался в искусстве, но у меня в замке сохранилось несколько работ. Хотя они вряд ли смогут заинтересовать настоящую ледяную колдунью… Я не слишком хорошо рисую в трех измерениях.
   – В трех измерениях?.. – Она негромко кашлянула, приложив ладонь к губам. – Вообще-то я рисую только в двух…
   Лэйкил кивнул. Не просто кивнул, а с подчеркнутым уважением.
   – Вы предпочитаете классику? Достойный выбор. Скажите, вы работаете дома или и в этом вопросе придерживаетесь традиций – раскрашиваете окна онемевшим горожанам?
   – Нет-нет… – Она покачала головой. Видимо, ей, как и многим другим ледяным магам, становилось неприятно, когда теплая погода или глупые люди разрушали результаты ее трудов. – Я предпочитаю работать в одиночестве и рисую не на окнах, а на зеркалах. Их много в моем замке.
   – Было бы любопытно взглянуть на них.
   – Вообще-то я их никому не показываю…
   – Жаль… – Лэйкил чуть склонил голову.
   – …но для вас сделаю исключение. А вы… вы покажете мне, как плести морозную пряжу в трех измерениях?
   И она пригласила его на следующий вечер в гости. Лэйкил позволил себе мысленно улыбнуться.
   – Думаю, для нас обоих было бы небесполезно обменяться опытом… – Мимоходом он взглянул в зал. – О черт!.. Извините, Алиана. Я вернусь через минуту.
 //-- * * * --// 
   …Во время танца Кремен прижималась к нему и шептала разные вещи, которые мужчине приятно слышать в любом возрасте, даже если он слишком стар, чтобы попытаться осуществить их.
   Дэвид чувствовал себя просто превосходно. Теперь он знал, что сможет сделать с этим миром все, что захочет. Он ощущал себя каким-то… особенным, не таким как все. Впрочем, он и был особенным – хотя бы потому, что пришел из другого мира. Кажется, эта девушка – Леди, но из всех здесь присутствующих она выбрала именно его, Дэвида Брендома. И пусть сегодня он сидит за нижним столом, ничего, завтра этот граф Кирран будет считать за честь видеть его в своем доме. Дайте только время…
   Танец закончился. Договариваясь о времени встречи – Кремен приглашала его к себе – они вернулись к столу. И тут…
   …чья-то жесткая рука оторвала Кремен от Дэвида и поволокла в сторону. Он рванулся следом…
   Взгляд Лэйкила пригвоздил его к месту.
   Как удар под дых. Весь его боевой запал неожиданно улетучился. Глаза Лэйкила не метали молнии, не выражали гнева или ярости. Это был совершенно пустой, лишенный каких бы то ни было эмоций, холодный взгляд. Дэвид уже однажды видел это выражение – во время их первой встречи, когда Лэйкил стоял над ним и раздумывал, убить его или оставить в живых? Или, точнее, – не раздумывал…
   – Сядь на место, – сказал граф своему оруженосцу. И тогда Дэвид…
   И тогда Дэвид пошел к столу и сел. Молча. Лэйкил обернулся к блондинке, локоть которой по-прежнему крепко сжимал. Брезгливо разжал руку.
   – Кремен, – негромко сказал он, и тон его не предвещал ничего хорошего, – мне кажется, ты хочешь со мной поссориться.
   Блондинка удивленно распахнула свои изумрудные глазки.
   – Лэйкил? Да что с тобой?..
   – Кремен, убери эту смазливую рожу. Сейчас же. Или, может быть, ты надеешься захомутать меня ?
   Плоть потекла, как расплавленное масло. Длинные белокурые волосы исчезли, изменился покрой одежды.
   – Лэйкил, – недоуменно пожало плечами бесполое существо, стоявшее перед графом, – я вовсе не хочу с тобой ссориться.
   – А мне кажется, хочешь. Ты что, не видел, что этот человек пришел со мной?
   Кремен покачал головой.
   – Видел, но… Такой наивный, милый мальчик. Я думал, ты привел его, чтобы мы могли, как следует поразвлечься. Помнишь, как на юбилей Киррана ты приволок брызжущего слюной генерала?.. Мы здорово посмеялись тогда, а потом ты мне его подарил. Я думал, ты и на этот раз…
   – Генерал – это генерал. Это и был подарок – тебе, Киррану, кому угодно, кто захотел бы получить его. А вот это, – он кивнул в сторону землянина, – мой оруженосец и ученик. Улавливаешь разницу?
   – Ну не будь таким злым, – заныл Кремен. – Я ведь не нарочно, а ты меня так расстраиваешь. Разве я нарочно? Ну, в самом деле, разве я нарочно?.. Да не нужен он мне!..
   – Рад это слышать. В следующий раз, когда я кого-нибудь приведу, будь любезен, спроси у меня сначала, что это: гость или подарок.
   Кремен замахал руками.
   – Хорошо, хорошо. Только не говори со мной таким тоном. Я совсем не хочу с тобой ссориться. Ты ведь сам знаешь: я за любовь.
 //-- * * * --// 
   …Когда блондинка превратилась в лысое существо неопределенного пола, Дэвид почувствовал себя так, как будто его треснули по голове. И не пыльным мешком, а хар-р-рошей кувалдой.
   – Что… это ?
   – Лорд Кремен, барон кен Гэплиш, – ответил Рэдрик. – Ты что, не слышал о нем раньше?.. Ах, да, ты же из другого мира…
   – Он что – мужик?
   Рэдрик пожал плечами.
   – В зависимости от обстоятельств. Мы говорим «Лорд» и «барон», хотя с тем же правом можно было бы сказать «Леди» и «баронесса». Но надо же как-то обозначать его… ее.
   – Что за… – Дэвид с трудом удержался, чтобы не сплюнуть. Поцелуй, который в конце танца подарила ему блондинка, теперь жег губы. – Тьфу! Ну повезло, – на педика нарвался!
   – Строго говоря, Кремен вовсе не голубой, – возразил оруженосец Киррана, – если бы он захотел переспать с тобой, вряд ли бы ты нашел в нем что-нибудь, что отличало бы его от женщины. К тому же ему двести с лишним лет, и никому уже в точности не известно, какого пола он был при рождении. Может быть, это женщина, которая время от времени принимает мужской облик. Я не знаю. Я знаю только одно. Пока что еще никто из тех, кого он приглашал к себе в замок «погостить», не вернулся обратно.
   – Что он с ними там делает? – хрипло спросил Дэвид.
   Рэдрик пожал плечами.
   – Не знаю. Может быть, производит какие-то опыты. Может быть, превращает во что-нибудь. Слухи разные ходят. Некоторые говорят, что барон людоед, но я думаю, что это выдумки… Эй, эй, Марилена! Хватит кипятить вино в моем бокале!.. Я тебе сейчас крысу под юбку засуну…
 //-- * * * --// 
   Веселье продолжалось до позднего вечера, потом гости постепенно стали расходиться по домам. Лэйкил попрощался с хозяином, поклонился Алиане и сделал знак Дэвиду: пора.
   Они вышли на балкон. Прохладный ветер заставил Дэвида поежиться.
   «У них что, не принято телепортироваться прямо из обеденного зала? – недовольно подумал он. – А что?.. Вполне может быть. Вроде как у нас принято выходить через дверь, а не через окно, даже если ты живешь на первом этаже…»
   На соседней башне захлопали тяжелые крылья. Дракон зевнул, выдохнув сноп рыжего пламени. Леди Элия, свесившись с седла, нетерпеливо хлестнула его тросточкой по шее.
   Лэйкил произнес заклинание возвращения. Свет объял их и через несколько мгновений выбросил у Главного Сплетения Тинуэта. Похоже, сейчас у кен Апрея не было желания любоваться красотами волшебной дороги.
   – Спокойной ночи, Дэвид. – И граф направился в сторону своих апартаментов.
   – Подожди.
   Лэйкил обернулся.
   – Ты хочешь поговорить о Кремене? Давай в другой раз. Да и говорить тут не о чем… Это наша жизнь, Дэвид. Просто жизнь.
   – То есть у вас считается нормальным вот так запросто…
   – Нет, – отрезал Лэйкил. Глаза его холодно блеснули. – У нас считается ненормальным покушаться на чужую собственность, когда мы собираемся вместе, чтобы поболтать и повеселиться. Именно поэтому я чуть не прибил Кремена. И не надо делать такое обиженное лицо. Тебя коробит слово «собственность», но пока ты остаешься моим учеником, в определенном смысле – пусть даже только номинально, ты будешь моей собственностью так же, как моя земля или этот замок. В противном случае, в следующий раз у меня не будет права защитить тебя. Мы это уже обсуждали перед тем, как отправиться к Киррану.
   – Да-да. – Дэвид кивнул. – Я хотел поговорить как раз об этом… об этой беседе, а не о Кремене. Помнишь, ты говорил, что волшебство – это искусство, а не наука?..
   – Я говорил о том, что его можно воспринимать и так, и так, но для тебя будет лучше, если ты научишься смотреть на магию как на творческую деятельность, а не просто как на набор удобств. По крайней мере, все нормальные волшебники воспринимают волшебство таким образом. Кстати, магию часто так и называют – Искусством. С большой буквы.
   – Да. Я понимаю. – Он снова кивнул. – Теперь понимаю.
   – Да неужели? – хмыкнул Лэйкил.
   Дэвид не стал обращать внимания на его тон.
   – Когда мы были у Киррана, – стал рассказывать он, – Рэдрик хотел запустить крысу под юбку одной девице… ну, понимаешь, она вскипятила вино у него в бокале… неважно. Так вот, я видел, как он создает эту крысу. Он делал это не на столе, естественно. Не на глазах у всех, а тайком… на стыке наших с ним стульев. Это заняло у него секунд тридцать. Потом он еще столько же времени потратил, чтобы прорисовать детали – навести блеск в глазах, сделать шерстку пожестче, то-се… Понимаешь, – Дэвид поднял перед собой руки и заговорил чуть более взволнованно, – он ведь с самого начала знал, что Марилена тут же ее прихлопнет. Прихлопнет сразу, как только почувствует, что что-то прыгает по ее ноге и норовит забраться… ну, в общем, понятно куда. Скорее всего, она даже не увидит эту крысу. Так и случилось. И все равно Рэдрик очень тщательно создавал ее. Даже сделал несколько седых волосков. Ему просто нравилось возиться со всем этим.
   Лэйкил хотел что-то сказать, но Дэвид выставил перед собой ладони.
   – Пожалуйста, дай мне закончить. Я спросил у него: она что, живая? Нет, говорит, это иллюзия, фантом. Хочешь потрогать? Какая же, спрашиваю, это иллюзия, если ее можно потрогать? А он говорит: осязательная. А также зрительная, обонятельная и слуховая. И выпустил крысу Марилене под юбку…
   Дэвид на мгновение замолчал, а потом заговорил снова.
   – Понимаешь, я ведь видел, как он ее творил… В самом конце она стала такой, что и не отличишь от настоящей. Даже потрогать можно. Но вначале… Он как будто бы рисовал. Без кисти и карандаша, прямо в воздухе. Я ведь уже говорил тебе, что был на Земле художником. Я работал, я делал то, что мне закажут и так, как закажут, я получал за это деньги, иначе не прожить… Но… – Он запнулся. – Когда я смотрел на Рэдрика, я вдруг кое-что вспомнил. На лице у него было написано такое вдохновение от собственной работы… Я… Когда я только начинал рисовать, я делал это не ради чего-то. Я дела я это для себя. Мне это нравилось. Это уже потом все превратилось в набор приемов, которые веселили публику. Но в самом начале, садясь за стол, я забывал обо всем на свете. Мне становилось на все наплевать. Может быть, то, что я тогда делал, не было настолько же качественно и профессионально , как потом, когда я набрался опыта, но… но это было мое . Мне это нравилось… Ты это имел в виду?
   Лэйкил улыбнулся. Легонько хлопнул ученика по плечу.
   – Ты понял, – сказал он.
 //-- * * * --// 
   …Если его «учитель» и признал, что он кое-что понял, ничего от этого в жизни Дэвида не изменилось. Лэйкил целыми днями пропадал неизвестно где. Даже к ужину он теперь появлялся далеко не всегда. Похоже, его кормили в каком-то другом месте. С утра пораньше он обычно собирался в Академию – покопаться в архивах вместе с мастером Олито. Но где он бывал днем и вечером? Этого Дэвид не знал…
 //-- * * * --// 
   – …Надо уметь проигрывать красиво, – заявил Кирран кен Эсель, усаживаясь в кресло напротив Лэйкила. – Нет желания отдать мне мой выигрыш и мирно забыть об этой истории?
   Разговор происходил через три дня после заключения пари, в библиотеке замка Киррана. Замок, обычно переполненный гостями, казался без них пустынным и тихим.
   – А у тебя? Я-то уверен, что выиграю спор.
   – О! – Кирран приподнял бровь. – Есть успехи?
   – В некотором роде. Но я не собираюсь обсуждать эту тему.
   – Мой мальчик, – Кирран откинулся на спинку кресла и вытянул ноги. – Я навел кое-какие справки и могу открыть тебе один секрет: у нее есть любовник.
   – Я знаю. Она упомянула об этом еще в первый вечер.
   – Вот видишь, она явно хотела дать знать, что тебе ничего не светит. Да, и, по словам Карениона, выходит, что они вместе уже пять лет и расставаться не собираются.
   Лэйкил зевнул.
   – Это все, что тебе рассказал Туманчик?
   – А что такое?
   – А рассказал ли он тебе, что ее любовник – демон?.. Нет? Вижу по твоему лицу, что не рассказал.
   Кирран едва не поперхнулся вином.
   – Демон? Ты не шутишь?!. Ну и ну! Кто бы только мог заподозрить в ней склонность к зоофилии?..
   – К демонофилии.
   – Какая разница… – отмахнулся Кирран и еще раз недоверчиво покачал головой. – А ведь такая милая девушка…
   – Не будь слишком консервативным. Кроме того, этот… Рувиэль, кажется, его зовут… он не из низших.
   – Вольный Демон?
   – Самое меньшее. А, скорее всего – принадлежит к правящей касте подземного мира.
   – Ого! – Кирран поскреб подбородок. – Но все равно странно: что может быть общего у Демон-Лорда и ледяной колдуньи?
   – Учи диалектику, мой друг. Борьба и единство противоположностей.
   – Если ты такой умный, почему не хочешь сдаваться? – Кирран хитро прищурился. – Если противоположности едины, не понимаю, какие у тебя могут быть шансы.
   – Ты забываешь про борьбу.
   Кирран улыбнулся.
   – Они в ссоре?
   Лэйкил неопределенно повел плечами.
   – Ты хоть видел этого Демон-Лорда? – продолжал любопытствовать хозяин замка. – На что он похож?
   – Не видел, не знаю. Она не слишком много о нем говорила, но, как мне кажется, в последнее время они почти не встречаются.
   – Да, Лэйкил, признаю, умеешь же ты залезать людям в душу!
   – Ошибаешься, Кирран. С моей стороны было бы тактической ошибкой поднимать эту тему на вечеринке. Алиана сразу бы насторожилась. Нет, она сама заговорила об этом.
   – Сама? – изумился Кирран. – Сама вот так вот запросто призналась, что спит с демоном? Но зачем? Не думал, что она принадлежит к тому типу людей, которые любят шокировать окружающих…
   – Ты спрашиваешь, зачем? Это же очевидно. Она тоже кое-что знает о том, как надо налезать в душу. Уверен, Алиана сказала это только затем, чтобы посмотреть, как я отреагирую.
   Хозяин замка кивнул.
   – Проверяла на вшивость? Хотела узнать, расист ты или нет?
   – Ну да.
   – И ты притворился белой овечкой?
   – Так ведь я и в самом деле не расист.
   Кирран только покачал головой.
   – Куда только катится мир…
   – И не говори, – подхватил Лэйкил. – Кстати, ты вроде бы обещал моей сестре какого-то слона. Она просила напомнить при случае.
   Кен Эсель вздохнул.
   – Все-таки не забыла… Признаться, я хотел приберечь слона для ее Дня Рождения.
   – Ммм… Я что-нибудь придумаю. Скажу, что забыл спросить.
   – Ага, и Лайла вызовет меня через зеркало… Ладно, на День Рождения будет что-нибудь другое. Подожди минутку. – Кирран встал и вышел из библиотеки.
   Ждать пришлось дольше, чем минутку. Очевидно, Кирран не сразу вспомнил, в какой части замка оставил животное.
   Лэйкил заскучал. Он даже стал просматривать корешки книг в надежде отыскать какую-нибудь вещицу, отвлекшую бы его на время. Наконец появился кен Эсель. В руке он нес средних размеров клетку, такие обычно делают для певчих птиц. Правда, в данной клетке сидел шестиногий розовый слон.
   Ростом всего сантиметров двадцать в холке, слон оказался настолько толстым, что смахивал на набитую ватой игрушку. Тем не менее, он был вполне живой и настоящий.
   Когда Кирран установил клетку на столе, слон посмотрел на них с Лэйкилом и вопросительно загудел. Негромко.
   Лэйкил секунд пятнадцать разглядывал его через решетку. Слон – тоже через решетку – разглядывал волшебника.
   – И где ты только нашел такого уродца? – спросил кен Апрей. И вздрогнул, потому что слон неожиданно издал несколько резких возмущенных звуков – нечто среднее между дудением и громким испусканием газов.
   – Учти, он почти все понимает, – предупредил Кирран. – А что до того, где я его взял… места надо знать, мой мальчик.
   – Очень смешно.
   – На самом деле, – признался Кирран, – мне подарил его твой дядя, когда мне было года на четыре меньше, чем сейчас твоей Лайле. Так что я, можно сказать, возвращаю его в лоно семьи.
   – Дядя… Теперь понимаю… – протянул Лэйкил. – Да, у дядюшки всегда было любимым занятием сотворение чего-нибудь совершенно сумасшедшего.
   Услыхав такое оскорбительное заявление, слон надулся, покраснел, яростно наморщил хобот и издал уже совершенно неприличный звук.
   – Эй, не зли его! – встревожено сказал Кирран.
   – Не буду. Но если тебе подарил его мой дядя, то почему же ты возвращаешь его?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Поделиться ссылкой на выделенное