Андрей Смирнов.

Повелители волшебства

(страница 2 из 34)

скачать книгу бесплатно

   – Бедняга, – посочувствовал ее отцу Дэвид. – Хорошим людям в наше время живется нелегко… Вы с братом не пытались обратиться в участок вашего района? Если копы отправили его на Остров Мира, вас должны были известить об этом.
   Лайла усомнилась:
   – Не думаю, что копы могли отправить его куда-нибудь. Я ведь тебе уже говорила: мой папа – волшебник! Он за одну секунду может поднять в воздух и перевернуть вверх тормашками сто тысяч копов.
   Дэвид усмехнулся. Грустно усмехнулся, с сожалением.
   – Ты действительно веришь в то, что только что мне сказала? – спросил он негромко.
   Лайла потупила глаза.
   – Ну, может быть, не сто тысяч, – призналась она. – Но десять-двадцать копов – наверняка.
   Они сидели у закрытой железной двери и думали каждый о своем: Дэвид – о том, что бы он сказал своему ребенку о Правителе Каннинхейме (если бы таковой ребенок у него был); Лайла – о количестве копов. Но мышление ребенка куда как более живо, чем мышление взрослого. Лайла успела подумать о полудюжине самых разных вещей, пока Дэвид додумывал все ту же мысль о Правителе Каннинхейме.
   – Знаешь… – нарушила молчание Лайла. – Я думаю, что ты был прав, назвав вашего правителя нехорошим человеком. Вряд ли добрый правитель станет приказывать сажать в тюрьму тех, кто не считает его добрым.
   – Спасибо за поддержку, – усмехнувшись, поблагодарил Дэвид. – Буду сидеть здесь и думать: как здорово, что я был прав. Буду гнить на Острове Мира, и наслаждаться собственной правотой.
   – А, теперь я понимаю!.. Остров Мира – это что-то вроде каторги?
   – Вроде.
   Лайла задумалась. Встала. Сцепив руки за спиной, прошлась по камере. Дэвид наблюдал за ней. Девочка была чем-то обеспокоена. Колебалась.
   Наконец она приняла решение.
   – А хочешь, я приглашу тебя в гости? – спросила она.
   Дэвид улыбнулся. Назойливая, как все дети. Но сердце у нее доброе. Он решил сделать ей приятное. Сыграть в ее игру.
   – Да, хочу. Конечно, хочу.
   Она вздохнула. Повесила голову.
   – Только я не смогу оставить тебя у нас. Тебе придется вернуться до того, как придет Лэйкил.
   – Твой брат не любит гостей? – Дэвид продолжал улыбаться краешками губ.
   Лайла сморщила нос.
   – Почему-то он не любит только моих гостей. А вот своих… своих он запросто приводит! – закончила она обвиняюще.
   – Мне это знакомо. Мои родители считали, что по выходным устраивать вечеринки имеют право только они.
   – Ну что, пошли?
   – Ну, пошли. – Дэвид и не думал подниматься.
   Лайла полезла в карман и вытащила на свет отличную подделку под бриллиант.
Просто первоклассную подделку. В том, что это подделка, не могло быть никаких сомнений. Ведь кем бы ни был ее папа, вряд ли бы он позволил своей дочурке таскать в кармане бриллиант размером в тысячу карат, правильно? Таких камушков на всем белом свете – раз-два и обчелся.
   – Хочу домой, – требовательно сказала Лайла бриллианту. – Немедленно. Еще… еще хочу забрать с собой этого человека. Так что не закрывай Дверь, пока он не пройдет. Договорились?
   Само собой, фальшивый бриллиант ничего не ответил.
   А вот дальше произошло то, что выбило из головы Дэвида все мысли и заставило дико выпучить глаза.
   Мнимый бриллиант начал светиться. Сразу и ярко, но от его света глазам не становилось больно.
   Это был необычный свет. Казалось, он накапливается в комнате. Через несколько мгновений Дэвид понял, что свет, сгущаясь, стремится принять вполне определенную форму.
   …Большой прямоугольник, начинавшийся от пола и едва не касавшийся низенького потолка тюремной камеры, быстро набирал яркость.
   – Это что еще за хренотень?! – выдавил Дэвид.
   Кажется, Лайла его не услышала. Дождавшись, пока свечение стабилизируется, она обернулась к Дэвиду, бросила: «Ну, пошли!» – и шагнула в сияющее пространство.
   Дэвид сглотнул. Какое-то время он просто тупо смотрел на эту штуку. Потом все-таки решился приблизиться к ней. Он подходил осторожно, мелкими шажками, будучи готовым, в случае чего, тут же отскочить назад.
   Штука вела себя спокойно.
   Добравшись до прямоугольника, Дэвид стал рассматривать его вблизи, но так и не понял, из чего же на самом деле тот состоит. Если это свет, что же являлось его источником? Теперь, когда девчонка вместе со своим бриллиантом исчезла неизвестно куда?..
   Кстати, о девчонке. Она действительно исчезла? Или нет? Сверкающее геометрическое чудо перегораживало камеру ровно посередине, и потому то, что творилось на другой стороне, Дэвид видеть не мог. Впрочем, слева между стеной и краем прямоугольника оставался небольшой зазор, в который, если постараться, можно было осторожно просунуть голову…
   Нет, ее там не было. И в самом деле, пропала.
   Что же это все-таки за штука? В тот момент, когда Дэвид уже почти решился потрогать ее, из свечения высунулась голова Лайлы.
   – Чего ты копаешься? – недовольно буркнула девочка. – Знаешь, как трудно поддерживать Дверь столько времени? Или… Ты что – боишься?!
   – Аааа… Эээ… Нет. Я… То есть… Я хотел сказать…
   Из сияния появилась рука Лайлы, ухватила Дэвида за рубашку и потянула к себе.
   …Вот так он впервые и оказался в другом мире: оборванный, грязный, ошеломленный, с открытым ртом, тупо таращась по сторонам.
   Они стояли в высоком зале со сводчатым готическим потолком. Где-то в полумраке, теряясь среди стрельчатых арок, таилось несколько дверей. Зал был освещен. Только вот чем, неясно: окон в помещении не имелось, а в здоровенных, в рост человека, канделябрах, расставленных тут и там, не теплилась ни одна свеча. Стены отблескивали серебром.
   Судорожно озираясь по сторонам, Дэвид заметил, что светящаяся дверь, через которую прошли они с Лайлой, исчезла. Зато за своей спиной Дэвид обнаружил другое явление, не менее любопытное: широкий белый луч, падавший из самой высокой точки сводчатого потолка вертикально вниз, ровнехонько в центр зала. Вокруг этого места на полу было начертано с полдюжины концентрических кругов и множество мелких символов. Ни один из них не показался Дэвиду знакомым.
   Внутри головы колотилась одна-единственная мысль: «Девчонка ничего не выдумывала».
   Потом к ней присоединилась другая, не менее банальная: «Этого не может быть».
   Лайла потянула Дэвида за рукав.
   – Пойдем. Это главный зал Тинуэта. Тут нет ничего интересного.
   Дэвид попытался взять себя в руки и сказать хоть что-нибудь умное:
   – Эээ… Где… Где мы находимся?
   – В Тинуэте. Я тебе уже говорила.
   – Я не о том. Где находится Тинуэт?
   – В дельте Ганы, на юге Светлых Земель.
   На юге Светлых Земель. Замечательно.
   На своем веку Дэвид прочел немало фантастики. В том числе фантастики сказочной. Если есть эльфы, значит, должны быть и гоблины. Если есть Светлые Земли, значит, должны быть и…
   Мысль о том, что он оказался внутри «фэнтезюшного» мира, придала ему уверенности.
   – А Темные Земли у вас тут есть?
   Лайла кивнула:
   – Есть.
   Дэвид окончательно успокоился. Спросил с ухмылкой:
   – И там живет ужасный Темный Властелин?
   – Не-а. Там много кто живет. – Лайле, кажется, была скучна эта тема. – Мы с ними торгуем.
   Дэвид помолчал пару секунд, переваривая информацию. Кажется, не все тут так просто…
   – Так твой папа действительно… этот самый… ну, колдун?
   – Ага. Он самый лучший на свете волшебник. Ну, пошли же…
   – Подожди минутку. – Дэвид показал в сторону вертикального луча света. – А это что такое?
   Лайла пренебрежительно махнула рукой:
   – А-а, это Главное Сплетение. Тебе его лучше не трогать.
   – Почему?
   – Потому что если ты не умрешь… а ты почти наверняка умрешь, когда до него дотронешься… Так вот, если ты все-таки не умрешь, Лэйкил тебя точно убьет.
   – Веская причина, – согласился Дэвид и позволил увести себя в одну из четырех дверей.
   – Куда ты меня тащишь?
   – Хочу показать тебе Тинуэт, пока мой брат не вернулся.
   На вдумчивую, спокойную экскурсию их перемещение по дому (впрочем, это был никакой не дом, а целый дворец или огромный замок) было совсем не похоже. В довольно резвом темпе они миновали с полдесятка помещений, которые Дэвид был бы отнюдь не против осмотреть повнимательнее. Тяжелая резная мебель, ковры, мраморные столики, кувшины и хрустальные вазы, множество гобеленов и несколько картин. Да, это был настоящий средневековый замок, по крайней мере, изнутри. Но это был средневековый замок, обжитый современными людьми. На очередном мраморном столике Дэвид заметил морской бинокль.
   Лайла неожиданно остановилась. Повернулась к гостю. Осмотрела его с головы до ног, как будто видела впервые. Чуть сморщила вздернутый носик.
   – Ты бы не хотел… – Она замялась.
   – Что?
   – Ты не обидишься на меня снова?
   – Нет. Ты о чем говоришь?
   – Ты бы не хотел привести себя в порядок?
   Дэвид глянул на себя и тихо крякнул. Видок у него после вчерашнего был еще тот. Да и запашок ощущался. Ему стало стыдно. Не только за себя, но и за всю свою планету, единственным невольным представителем которой он являлся здесь и сейчас.
   – С большой радостью. Только где?..
   Девчонка развернулась и потащила его в другую сторону.
   …Эта комнатка была похожа на маленький храм – во всем, за исключением пола. Вместо пола тут был бассейн с водой.
   – Мыло и мочалка – вон там, – начала объяснять Лайла. – Чистые полотенца – вон там. Одежду положи вон туда. Когда ты вымоешься, она будет уже чистая. Если хочешь, можешь взять вон тот халат. Это Лэйкила. Он не будет возражать.
   – Точно не будет?
   – Конечно, не будет. Его же сейчас нет дома.
   – Нет, наверное, все-таки не стоит…
   – Как хочешь. Теперь иди сюда. – Она вышла в коридор и, подойдя к соседней двери, распахнула ее. – Не удивляйся. Эта вещь называется у-ни-таз. Сообразил, для чего он нужен, или объяснить?
   – Да я, в общем, и так прекрасно знаю…
   Лайла внимательно посмотрела на Дэвида. У последнего возникло чувство, что девочка пытается определить, не шутит ли он.
   – Так вот, значит, из какого мира папа его привез… – пробормотала Лайла. – Тем лучше, сам во всем разберешься… Я пока вон там посижу. – Она махнула рукой вдоль коридора. – Помоешься – приходи. Накормлю обедом.
   – Спасибо.
   – Не за что. – И упрыгала в столовую.
 //-- * * * --// 
   …Нежась в бассейне, вода в котором была не слишком горячей и не слишком холодной, а именно такой, какой нужно, Дэвид Брендом гнал прочь разные надоедливые мысли. Это сон? В таком случае он предпочтет никогда не просыпаться. Он сошел с ума? Так ведь в последние десять лет весь мир съехал с катушек, и его, Дэвида, безумие на фоне безумия, охватившего Землю, не только более безобидно, но и по-своему приятно и увлекательно… В стенных нишах располагались мраморные статуи трех длиннобородых мужиков, смотревших на Дэвида задумчиво и снисходительно.
   «Магия-шмагия, – подумал Дэвид. – Но все это вроде бы вполне настоящее». Во всяком случае, чистая и выглаженная одежда, которую он вытащил из большого короба в углу комнаты, на ощупь была настоящей. Одеваясь, он заметил, что ткань, порванная вчера в нескольких местах, снова стала целой.
   Столовую он отыскал без особого труда. Лайла сидела, с ногами забравшись на стул, и читала большую книгу. Заметив своего гостя, она улыбнулась:
   – Привет, Дэвид. Ты выглядишь куда лучше.
   – Еще раз спасибо.
   Она отложила книгу и встала:
   – Что будешь есть?
   – Все равно.
   – Нет, так нельзя. Надо что-нибудь определенное выбрать.
   – Из чего выбирать-то?
   – Да из чего хочешь!
   Он решил принять реальность такой, какая она есть.
   – Жареная печень. Спагетти. Подливы побольше. Салат из овощей.
   – Из каких овощей?
   Когда он перечислил, Лайла подошла к небольшому шкафчику в углу комнаты. Шкафчик подозрительно смахивал на обыкновенный холодильник, и если бы не расцветка и фактура (шкафчик был из красного дерева), Дэвид именно так и подумал бы.
   Лайла открыла дверцу и извлекла из недр шкафчика то, что он просил. От тарелки, где разместились печенка и спагетти, поднимался пар.
   – Аааа… Это… Сока бы какого-нибудь.
   – Какого?
   Кроме апельсинового сока, Лайла достала вазочку с мороженым. Для себя.
   Потом они сидели и молча жевали. Лайла время от времени поглядывала в свою книгу.
   Дэвид ел с большим удовольствием. Зубы больше не болели. Впрочем, то, что с его организмом произошла некая чудесная перемена, он уяснил еще в туалете, когда, стоя над унитазом, к своему удивлению не испытал никаких неприятных ощущений. Отбитые почки вели себя так, будто вчера никто по ним дубинкой вовсе и не стучал.
   Расправившись с салатом, Дэвид украдкой заглянул в книгу. Буквы были непонятными.
   – Что это ты читаешь?
   – А-а, так… – пренебрежительный жест. – Смотрю, как выучиваются языки. Надоело таскать эту блямбу.
   Лайла полезла за ворот и вместе с цепочкой вытащила еще один бриллиант, поменьше, карат этак на четыреста. Теперь уже Дэвид поостерегся принимать его за подделку. Это же невозможный мир. Тут вероятно все, что угодно. Может быть, алмазы у них тут на деревьях растут.
   – Красивое украшение. Почему ты носишь его под платьем?
   Лайла с неприязнью посмотрела на бриллиант:
   – А мне не нравится. Цепочка постоянно перепутывается.
   Помолчав и опять посмотрев в раскрытую книгу, она добавила:
   – К тому же это не украшение. Это переводчик.
   – Переводчик?
   – Ну, вот смотри…
   Девочка сняла цепочку и положила камень на стол. Улыбнулась Дэвиду и что-то сказала на непонятном языке.
   – Что?.. Не понимаю.
   Она сказала еще что-то, посмеялась над его недоумевающей физиономией и надела цепочку с камнем.
   – …Ну, понял теперь?
   – Подожди-ка… Мы что – разговариваем с помощью этой штуки?
   Лайла кивнула.
   – Я ведь не знаю твоего языка. А от тебя трудно было ожидать, что ты будешь знать айтэльский. Как говорит Лэйкил, кулон-переводчик – незаменимая вещь, если ты собрался в далекое путешествие… Но он тяжелый и неудобный, – пожаловалась девочка. – И шею натирает.
   – В далекое путешествие… Это в другой мир, например?
   – Например.
   Дэвид поскреб висок. Судя по тому, как, походя и без всякого интереса, рассуждала об этом одиннадцатилетняя девочка, здесь, на ее родине, путешествия в другие миры, холодильники с самовозникающими продуктами и сундуки, очищающие одежду, не были чем-то необыкновенным. Такая же обыденность, как на Земле – продовольственный магазин, химчистка и поездка на автомобиле.
   От возможностей, которыми располагали жители этого мира, у Дэвида закружилась голова. Он подумал о том, как ему неслыханно повезло. Из семи с половиной миллиардов, составляющих население Земли, именно он получил этот фантастический шанс. Он один, и никто другой! Ведь если открывать двери между мирами здесь умеет даже маленькая девочка, значит, этому может научиться и он, Дэвид Брендом!
   – Послушай-ка. – Он облизал губы. Глупо было бы откладывать выяснение этого вопроса в долгий ящик. – А как ты перемещаешься из одного мира в другой?
   Лайла подняла глаза от книги:
   – Через Дверь. Ты же сам видел.
   – Да, видел… Но каким образом ты создаешь Дверь?
   – Вообще-то это делается при помощи заклинаний, – ответила она, опять утыкаясь в страницу. – Но я пока так не умею. Это очень сложные заклинания. Для меня Двери открывает Тинуэт. Я могу позвать его из любого места и попросить, чтобы он открыл Дверь. Для этого у меня есть ключ. – И похлопала себя по карману.
   – Можно посмотреть?
   – Конечно.
   …Бриллиант размером с куриное яйцо (или это все-таки была искусная подделка?) удобно покоился в руке Дэвида. В данный момент камень не светился.
   – Значит, если я сейчас, не выпуская его из рук… прикажу переместить меня куда-нибудь, здесь появится такая же Дверь, как тогда в камере?
   Лайла отобрала у него камень.
   – Нет, – заявила она авторитетно. – Тебе он подчиняться не будет.
   – А как сделать, чтобы подчинялся?
   – Как сделать, чтобы тебе стал подчиняться Тинуэт? – переспросила Лайла. – О, для этого тебе всего лишь нужно захватить наш дом, убить Лэйкила, расправиться со стражей, обойти все ловушки, которые папа и Лэйкил понапихали в Главное Сплетение, установить над ним контроль и переп… перепрограммировать Тинуэт так, чтобы он стал тебе подчиняться… Но ты ведь не собираешься этим заниматься, правда?
   – Даже если бы мог, не стал бы. В конце концов, ты вытащила меня из городской тюрьмы… Кстати, о какой страже ты упомянула? Кроме тебя, я не видел здесь еще ни одного человека.
   – Естественно, охранники сейчас спят.
   Дэвид усмехнулся:
   – Ну и охраннички у вас! Дрыхнут, пока по дому шатаются посторонние!
   – Какие еще посторонние?!
   – Ну вот я, скажем.
   – А, ты… – Она махнула рукой и опять принялась за чтение. – Ты не в счет. А если на нас настоящий враг нападет, они проснутся.
   Как-то она по-особому это сказала…
   – Ваши охранники – это люди?
   – Конечно, нет! Это демоны.
   Над столом повисла пауза. Дэвид пару раз глянул по сторонам.
   – Эээ… И часто на вас нападают?
   Лайла мотнула головой:
   – Нет. При папе вообще никто ничего такого не делал. А вот полгода назад приходил один волшебник. Наверное, узнал, что папа куда-то девался.
   Она замолчала.
   – Ну и?..
   – Ну, они с Лэйкилом подрались.
   – И кто победил?
   – Лэйкил, конечно.
   – И что стало с тем волшебником?
   Юная колдунья пожала плечами:
   – Не знаю. Лэйкил не показывал, что от него осталось. Сказал, что, – она оттопырила нижнюю губу и заговорила противным кислым голосом, – «тебе еще рано на такое смотреть. Это зрелище не для слабонервных». Бе-бе-бе… Зануда он и вредина, мой старший братец.
   – А из-за чего на вас напал тот волшебник? Что ему от вас было нужно?
   Лайла тяжело вздохнула.
   – Не знаю. Наверное, он был жадный. И дурак к тому же… Дэвид, ты мне вон уже, сколько вопросов задал! Теперь моя очередь. За что тебя посадили в тюрьму?
   – Понимаешь, Лайла, в нашем обществе…
   Он осекся.
   – Куда ты смотришь? – поинтересовалась Лайла.
   Дэвид показал ей за спину.
   – Скажи, пожалуйста, почему это зеркало…
   Его последние слова заглушил мелодичный хрустальный перезвон. Лайла вскочила со стула как ужаленная.
   – Ой!..
   – Что такое?
   Не ответив, она схватила Дэвида за руку, протащила через всю столовую и заставила прижаться к той же стене, рядом с которой стояло полутораметровое зеркало в изысканной серебряной раме. По гладкой поверхности, еще совсем недавно отражавшей всю комнату вместе с хозяйкой и ее гостем, теперь плыла светлая переливающаяся дымка. Она-то и привлекла внимание Дэвида.
   На секунду прижав палец к губам, Лайла встала напротив зеркала и дотронулась до его поверхности. Кажется, там что-то изменилось, потому что девочка сразу же чуть кивнула – как будто бы увидела именно то, что ожидала увидеть.
   – Привет, – сказала Лайла внутрь зеркала. – Что-то ты рано сегодня.
   Если ответ и был, то Дэвид его не услышал.
   – А, понятно, – произнесла Лайла после короткой паузы. – Ты уже возвращаешься?
   Через несколько секунд:
   – Нормально.
   Пауза.
   – Да нет, что ты!
   Пауза.
   – Ну не знаю… Может, пойду погуляю. Или попрошу Тинуэт открыть Дверь в какой-нибудь новый мир.
   Длинная пауза, к концу которой лицо Лайлы приобрело насупленно-раздраженное выражение.
   – У тебя не спросила! Где хочу, там и гуляю, понятно?! Все, до свидания. – И быстро провела рукой по поверхности зеркала сверху вниз. С отчаянием посмотрела на Дэвида: – Иди сюда! Скорее!
   – Что происходит?..
   – Это мой брат! Он будет здесь через минуту.
   В ее руках снова оказался большой бриллиант, тот, который она использовала для перемещений. Без всяких указаний с ее стороны камень начал разгораться. Когда свет образовал блистающий прямоугольник Двери, они вошли в него вместе.
   С другой стороны Двери оказался высокий зал, увиденный Дэвидом в самом начале, когда они только-только выбрались из тюремной камеры. Дверь за их спинами погасла.
   – Зачем мы…
   – Чтобы перенестись откуда-нибудь куда-нибудь, – быстро заговорила Лайла, – надо сначала перенестись к Главному Сплетению. И отсюда уже… Надо только подождать, пока камень накопит энергию.
   Она подбежала к вертикальному лучу, падавшему в центр зала, и протянула к нему руку с драгоценным камнем. Луч стал ярче. Вдоль световой колонны заструились серебристо-белые искры.
   – Готово, – сказала Лайла через несколько секунд. – Куда ты хочешь отправиться?
   – Я даже не знаю…
   – Ты, наверное, не хочешь обратно в камеру?
   – Ну, нет!
   – Тогда куда?
   Он не ответил. Он вообще не хотел никуда отправляться. Но, кажется, здесь его желания никого не интересовали. Ему дали увидеть кусочек чужого, необыкновенного, фантастического мира, а потом указали на дверь. Но он готов был скорее подавиться собственными словами, чем унизиться и попросить эту девчонку оставить его здесь.
   – Дэвид, скорее! Куда тебя переправить?
   – Все равно, – кисло бросил он. Какая разница, в какой части земного шара он окажется? Вот уже десять лет вся Земля, от Австралии до Гренландии, была одной большой тюрьмой. Какая разница, куда? Все равно через несколько часов, максимум через несколько дней, его найдут и снова посадят.
   – Тинуэт, открой Дверь в тот же мир, где я была в прошлый раз, – скороговоркой произнесла Лайла. – Только не совсем туда. Не в тюрьму. Куда-нибудь поблизости.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Поделиться ссылкой на выделенное