Андрей Смирнов.

Источник волшебства

(страница 6 из 28)

скачать книгу бесплатно

   Слева от Фольгорма сидел Майдлар. Невысокого роста, темноволосый, он выглядел слегка обеспокоенным. На вид ему можно было дать лет двадцать пять, не больше; на деле же он был старше покойного приора почти на восемьдесят лет. Как и Финейра, он принадлежал к другой ветви клана Кион; как и Финейра, некогда поддержал претензии Джейбрина на трон. Впрочем, решение в те далекие времена принимал не он, а его дед, Шерраг, и результатом этого выбора стало полное исчезновение данной ветви – исключая Майдлара, чудом уцелевшего в ходе гражданской войны.
   Клан Кион окончательно утвердил свою власть над Айтэлем полторы тысячи лет тому назад, когда приором, после длительной борьбы с другими кланами, стал Юлианар. Аллайга, дочь предыдущего приора, Селазара, происходившего из клана Аминор, в решающий период борьбы поддержала соперника, преградив путь к власти клану Гэал – наиболее сильному на тот момент. Аллайга и Юлианар тайно сочетались браком, предполагалось, что когда новый приор утвердит свою власть, свадьбу сыграют вновь, уже официально. Юлианар, однако, получив желаемое, взял жену из клана Гэал, а одного из своих сыновей женил на дочери главы клана Ниртог. Три клана против одного; попытка Аллайги начать мятеж была пресечена на корню, ее сторонники – уничтожены. Говорят, ей самой удалось спастись, но путь в Кильбрен с тех пор стал для нее закрыт, а власть над кланом Аминор, который она возглавляла, перешла к другой ветви.
   Юлианар спокойно правил более двухсот лет, он ушел на покой, передав приорат своему старшему сыну, Сагбрану. Спустя тридцать лет бывший приор скончался естественной смертью (что, между прочим, большая редкость в среде высокорожденных). Перед уходом он был твердо уверен в том, что обеспечил преемственность власти. Но через несколько лет Сагбран погиб, вскоре были истреблены либо пропали без вести все его потомки. Главой клана стал брат Сагбрана, Йорин, однако и он был убит менее чем через год, даже не успев официально получить приорат. Расстановка сил к тому времени была уже ясна, все знали, что за убийствами стоит третий сын Юлианара, Гарабинд, хотя никто ничего не мог доказать. Именно то, что Гарабинд действовал нагло и едва ли не открыто, оттолкнуло от него многих, хотя партия, поддерживавшая его, была весьма серьезной и при иных обстоятельствах он, вероятно, был бы лучшим кандидатом. Гарабинда поддержал клан Гэал, из которого происходила мать принца, зато клан Ниртог весьма болезненно воспринял смерть Йорина и его жены Рильваны – дочери главы клана. Против Гарабинда в сенате был выставлен сын Йорина и Рильваны, Кэймос. Таким образом, клан Кион разделился, каждого из кандидатов поддерживало по одному дому, и все решил последний, четвертый клан – Аминор, отдавший свои голоса за Кэймоса. Но на этом, конечно, ничего не закончилось. Кэймос исчез, и вскоре пропала его сестра Кенхельра, начался длительный период безвластия. Те, кто поддерживал Кэймоса, пропадали или умирали от необъяснимых причин, и все понимали, кто за этим стоит.
Конечно, были и ответные покушения – на Гарабинда, но то ли ему везло, то ли его охрана была подготовлена лучше – во всяком случае, таким способом достать его так и не смогли. Между кланами Гэал и Ниртог случилась гражданская война, Ниртог проиграл, и был вынужден смириться с претензиями Гарабинда. Кэймоса объявили мертвым, состоялись новые выборы, и сенат почти единодушно провозгласил имя нового правителя. К этому времени Гарабинд набрал такую силу, что ему уже никто не осмеливался перечить.
   Хотя дом Ниртог и проиграл войну, благодаря его покровительству осталась в живых единственная дочь Кэймоса. Однако истории интересна не столько она, сколько ее сын – Джейбрин.
   Во время гражданской войны Джейбрин был еще слишком молод, чтобы претендовать на власть. Прошло полвека. Гарабинд успокоился и потерял бдительность; сам Джейбрин в это время набирал силы, учился волшебству, обзаводился сторонниками и союзниками. Он убил Гарабинда и захватил дворец; несколько лет Айтэль оставался расколотым надвое. Потомки Гарабинда, конечно, не признали его власть, они выдвигали «своих» приоров, называя Джейбрина захватчиком и убийцей. Ситуация устаканилась лишь тогда, когда были истреблены практически все, кто входил в «партию Гарабинда» или хотя бы сочувствовал ей; Джейбрин действовал безжалостно и целеустремленно. Конечно, при этом погибло немало его собственных союзников – взять хотя бы ветвь Майдлара – погибли мать Джейбрина и его первая жена, но в конце концов новый приор победил, а потомки Гарабинда либо легли в землю, либо навсегда бежали из Кильбрена…
   Идэль казалось, что она понимает причину беспокойства Майдлара. Она только читала или слышала рассказы о периодах резни в семье, он же знал о том, что это такое, не понаслышке. Он уже пережил несколько таких периодов и вряд ли хотел погружаться в кровавую кашу еще раз. Но, похоже, судьба не оставляла ему выбора. Идэль хотелось надеяться, что Майдлар примет их сторону, а не сторону отпрысков Берайни; и то, что он сел рядом с Фольгормом, она восприняла как знак того, на чьей стороне его симпатии. С другой стороны, Кетрав явно пытался расположить к себе Нерамиза, за которым стоял Ниртог… Уж конечно, получить поддержку целого клана куда важнее, чем голос одного только Майдлара… Идэль ощутила бессильную ярость. Наверняка они интриговали и на похоронах. Да что там! Она бы не удивилась, узнав, что они начали высматривать возможных сторонников в самый день убийства. Если только, конечно, не они сами это убийство организовали. Что тоже вполне возможно. И не просто «возможно» – отпрыски Берайни являлись первыми из тех, кого следовало подозревать. Мотивов, даже если забыть про власть, у них было более чем достаточно.
   Слева от Майдлара сидел Авермус, министр дворцового управления. Он также принадлежал к одной из боковых ветвей клана Кион, а его должность – по сути, он являлся кем-то вроде главного управляющего – хотя и считалась не очень-то приличествующей высокорожденному, давала ему огромную власть. Особенно ясно это становилось именно в такие, как сейчас, переходные периоды. Авермусу подчинялись все дворцовые слуги, от поваренка до церемониймейстера, часть служилого дворянства и все клановые атта. Никаких прав на приорат у него не было, но в существующем раскладе министр дворцового управления был очень серьезной фигурой, и каждая из противоборствующих сторон, конечно, захочет склонить его на свою сторону. Его равная удаленность и от партии Берайни, и от Шерагана как бы демонстрировала подчеркнутый нейтралитет Авермуса, но Идэль сильно сомневалась, что он долго сможет занимать среднюю позицию. Авермус был светло-рыжим, почти блондином; на вид – мужчина средних лет, подвижный и худощавый. Он был одет пестро и пышно, в одежде доминировали красные и светло-коричневые цвета.
   Дом Кион присутствовал за столом не в полном составе. Помимо Сурейлин и Йатрана, недоставало еще чудаковатого брата Шерагана, Смайрена, а также Вомфада и Декмиса – двух братьев из еще одной боковой ветви клана. Так же тут не было секонда Ведаина, хотя в прежние времена он исправно обедал и ужинал вместе с правящей семьей. Предшественником Ведаина на посту соправителя был Нидкольм, отец Берайни; он участвовал в заговоре дочери против Джейбрина и разделил ее участь. По закону, секонд не мог принадлежать к тому же клану, что и приор, но Джейбрин просто обошел этот закон, переведя Ведаина, происходившего из младшего дома высокорожденных, подчиненного клану Кион, в Аминор, а затем организовав совершенно «честные» выборы своего протеже на Малом Совете. Вероятно, сейчас, чтобы соблюсти приличия, он сидит за столом в той части дворца, где ужинает клан Аминор; но Идэль сомневалась, что это поможет ему сохранить власть. Впрочем, многое зависит от дипломатических способностей Ведаина и от того, на ту ли лошадку в предстоящей борьбе он поставит. Если его протеже станет приором, у Ведаина есть все шансы сохранить пост, если он ошибется и к финишу придет кто-то другой, будет смещен и секонд, благо его не вполне законное избрание дает к тому отличный повод.
   Лица Вомфада и Декмиса Идэль помнила довольно смутно, а Смайрена вообще не видела ни разу – он не появлялся во дворце, и, по слухам, ненавидел политику, предпочитая разводить пчел вместо того, чтобы плести интриги. Тут, однако, присутствовали люди, узнать которых Идэль не могла, как ни старалась – мужчина лет тридцати пяти, высокий и темноволосый, в темной одежде, расшитой золотом; и молодая девушка, черты лица которой имели нечто общее с лицом ее соседа – судя по всему, она приходилась мужчине либо дочерью, либо младшей сестрой. Ее волосы были немного светлее, а длинное коричневое платье так же, как и костюм мужчины, украшено золотой вышивкой. Взгляд у девушки прямой и ясный, Идэль почувствовала в нем решительность и сильную волю. Нечто подобное ощущалось и в ее отце (или все-таки брате?), но в отличие от девушки он не выказывал силу, а прятал ее, его взгляд был почти мягким, даже благодушным… как у сытого тигра.
   Мужчина занимал место в конце стола, напротив Шерагана, девушка сидела от него по левую руку. Место между ней и Яльмой было свободно; так же пустовало сиденье между темноволосым мужчиной и министром Авермусом.
   Идэль наклонилась к Фольгорму и тихо произнесла, разглядывая вышивку на воротнике Кетрава:
   – Мужчина и женщина слева. Я их не знаю. Кто это?
   – О! – с многозначительным видом сказал Фольгорм, отправляя в рот кусочек кижума. – До самого последнего времени и я их не знал. Это Эрдан и Дана.
   Идэль искоса поглядела на дядюшку.
   – Мне это ни о чем не говорит.
   – Ай-яй-яй. – Фольгорм осуждающе поцокал языком. – Когда ты в последний раз смотрела на наше генеалогическое древо?
   – Довольно давно. К тому же, оно такое огромное, что я никогда не могла запомнить всех. Так кто это?
   – Внук Гарабинда, – понизив голос, сказал Фольгорм. – И его дочь. Она родилась уже в изгнании…
   Идэль ошеломленно уставилась на двоих людей, занимавших левую часть стола. Услышанное не укладывалось у нее в голове. Мужчина, почувствовав взгляд, посмотрел ей в глаза. Идэль поспешно отвернулась.
   – Как они посмели?.. – сдавленным шепотом произнесла она.
   – Почему бы и нет? – с преувеличенным легкомыслием откликнулся Фольгорм. – Джейбрина нет, беспокоиться им не о чем… Любопытно, насколько хорошо они информированы: появились уже через несколько дней после его смерти… Похоже, что они держат руку на пульсе событий.
   – Не сомневаюсь, что убийство приора – на их совести, – процедила Идэль.
   – Ну, я бы не был столь категоричен… – протянул Фольгорм. – Однако ты права – вероятность того, что они приложили к этому руку… весьма велика.
   – Либо они, либо Берайни.
   – Ты не рассматриваешь еще одну возможность. – Фольгорм привстал, чтобы положить себе салата. Заняв свое место, продолжил все тем же будничным, спокойным голосом:
   – Они могли спеться друг с другом.
   – Не думаю… Они должны ненавидеть всех нас…
   – Позволь тебе напомнить, что мать Гарабинда, Савидель, была из дома Гэал. Именно для того, чтобы перетянуть Гэал – по крайней мере, часть их – на свою сторону, Джейбрин и женился на этой шлюхе Берайни вскоре после того, как была убита его первая жена, Риттайн, от которой происходит наша с тобой ветвь. Риттайн он любил, а брак с Берайни был политическим с самого начала. Ты знаешь, чем все закончилось. Таким образом, обе эти ветви растут из дома Гэал, и у тех и у других есть повод ненавидеть Джейбрина и то правительство, которое он сформировал. Дети Берайни никогда не участвовали в войне с наследниками Гарабинда и личных счетов друг с другом у них нет. Мысль о союзе тут напрашивается сама собой.
   Идэль не могла не признать его правоту, хотя сама мысль о таком союзе заставляла ее содрогаться. Если эти две ветви соединятся, они могут рассчитывать на безусловную поддержку клана Гэал. Вместе они просто сметут с пути разрозненных потомков Риттайн.
   – Все это похоже на очень хорошо спланированный заговор, – сказала она для того, чтобы сказать хоть что-то.
   – Конечно, – все тем же небрежным тоном отозвался Фольгорм.
   Некоторое время они молчали. Позже Галдсайра постаралась завязать с кузиной светскую беседу, Идэль отвечала максимально доброжелательно. Какие бы отношения у них не были в прошлом, сейчас им не остается ничего другого, как держаться друг друга: внешняя угроза слишком велика. Речь шла о выживании, а не о личных чувствах. Галдсайра задала несколько вопросов о Нимриане. Она сама отучилась в Академии два курса лет сорок тому назад и интересовалась, по-прежнему ли те педагоги, которых она помнила, занимают свои места. Ответы слегка разочаровали ее – преподавательский состав за прошедшие годы практически полностью поменялся.
   – Говорят, ты привезла с собой какого-то мужчину, – оборонила она между делом.
   – Да, – односложно ответила Идэль. Внутри что-то сжалось. – Ты-то откуда знаешь?
   – Авермус рассказал, – объяснила Галдсайра.
   Идэль кивнула: уж конечно, управляющий был в курсе всего, что происходит во дворце. «Нужно постараться как-нибудь расположить к себе Авермуса, – подумала она. – Какую бы сторону он ни занял… хорошие отношения нужно установить с ним в любом случае. Дружить с министром дворцового управления – самый лучший и самый простой способ следить за событиями…»
   – Ну, и как он? – с непристойной полуулыбкой осведомилась Галдсайра.
   Идэль захотелось сказать ей в ответ какую-нибудь гадость: Галдсайра, которая в своей постели предпочитала видеть исключительно женщин, а не мужчин, лезла своими грязными руками туда, куда ей лезть вовсе не следовало. Но Идэль не поддалась эмоциям.
   – Это не то, что ты думаешь, – сдержанно произнесла она.
   – Да-а?.. – Улыбка не сходила с лица Галдсайры. – А что же?..
   Идэль не стала отвечать. От необходимости продолжать беседу с кузиной ее избавило появление Вомфада. Извинившись за опоздание, он занял место между Идэль и Галдсайрой. Подтянутый, худощавый, высокий, Вомфад был галантным кавалером и превосходным фехтовальщиком. Он прекрасно танцевал и обладал свойством располагать к себе людей. Он был желанным гостем на любом балу, но в общественных развлечениях в правление Джейбрина принимал участие не слишком часто – к великому сожалению дам, безумно его обожавших. Полноценно играть роль светского льва ему мешал пост военного министра, который он занимал вот уже много лет. В последние столетья в Айтэле царил мир, и работа военного министра сводилась по большей части к инспекциям и подписанию самых различных бумажек; однако в ряде локальных конфликтов – беспорядки в провинциях, огро-гоблинские мятежи – Вомфад всегда демонстрировал, что не зря находится на своем посту. Военные операции, осуществляемые небольшим числом хорошо подготовленных солдат, были неизменно успешными. Вомфад получил хороший опыт во времена гражданской войны между Джейбрином и детьми Гарабинда: война не была чересчур масштабной, в основном она состояла из точечных ударов, наносившихся малыми силами и шла «на опережение». Это были стремительные, смертоносные операции, между которыми царили периоды затишья, когда велась скрытая и очень активная подготовка к новым ударам. Так же на Вомфаде лежала ответственность за быструю и почти бескровную (для сторонников Джейбрина) акцию, позволившую нейтрализовать мятеж Берайни. Идэль понимала, что Эрдан и Кетрав должны рассматривать его как наиболее опасного из противников; ей же самой становилось легче на душе при мысли о том, что военный министр, вероятно, будет на той же стороне, что и она. Всякое действие рождает противодействие. Если потомки Гарабинда и Берайни объединятся, потомки Риттайн и боковые ветви клана Кион также создадут свой союз. Тот же Вомфад не может не понимать, что его ждет, если власть получат Кетрав и К°. Пусть Джейбрин отдавал приказы, но исполняли-то их люди Вомфада…
   Вомфад обменялся со своими соседками несколькими репликами. Идэль была бы рада поговорить с ним, но не здесь и не сейчас; кроме того, Галдсайра сделала все, чтобы переключить внимание Вомфада на себя. Военный министр был одним из тех немногих людей, чье уважение она хотела бы иметь. Ведь он владел оружием еще лучше, чем она.
   Произошла перемена блюд, на столе появились сладкие салаты, фрукты, пирожные. Идэль попросила налить ей яблочного сока; пригубив его, она наклонилась к Фольгорму и негромко спросила:
   – А где Йатран? Не знаешь, когда он прибудет?
   – Не знаю, – ответил Фольгорм. – И прибудет ли.
   Его тон заставил Идэль насторожиться. Что-то не так.
   – Объяснись, – потребовала она.
   – Известие Йатрану, как и тебе, отправили в тот же день, когда погиб приор. Курьер использовал бинарный портал, чтобы переместиться в поместье твоего брата, однако Йатрана там не оказалось. Конечно, его владения довольно обширны, и потребуется немало времени, чтобы посетить все замки, принадлежащие Йатрану. Вполне возможно, что он отправился к кому-то в гости, или живет в городе, или решил уединиться в одном из своих охотничьих домиков, или вовсе отправился в соседний мир. Все возможно. Однако то, что с ним не могут связаться уже неделю, о чем-то да говорит. Если он в Кильбрене, то уже должен был узнать, так или иначе, о смерти Джейбрина и быстренько прибыть во дворец. Но как раз этого мы не наблюдаем. Если ушел в другой мир – почему никого не предупредил об этом? Отправляясь в такие путешествия раньше, он всегда сообщал либо мне, либо своему управляющему, либо кому-то из дворян. Он ведь не ребенок и понимает, как у нас воспринимаются неожиданные бесследные исчезновения…
   – Он мог уйти, собираясь отлучиться ненадолго, но затем что-то его задержало… он забыл связаться и предупредить…
   – Да-да-да, – перебил Фольгорм племянницу, – это вполне возможно, и я надеюсь, что это так. Но с ним невозможно установить связь с помощью зеркал, и это мне не нравится больше всего. Если с ним все в порядке – почему он не отвечает? Да еще и в такое время?
   – Возможно, поблизости подходящего зеркала просто нет. Ведь волшебные зеркала настраиваются на место, где установлены, а при перевозке их нужно настраивать заново. Если Йатран планировал небольшое путешествие, он мог решить, что не стоит терять время на возню с зеркалом.
   – Ну что ж… – Фольгорм пожал плечами. – Будем надеяться, что ты права. Но ты ведь сама понимаешь, что исчезновение… в такое время… Я не верю в совпадения.
   Идэль кивнула. Она понимала, что, скорее, прав Фольгорм, а не она. Столько дурных новостей – сразу. Это трудно вынести, и ей не хотелось верить еще в одну.
   – Предположительно, кто и где видел его в последний раз? – едва слышно спросила она.
   – Я думал об этом, – задумчиво произнес Фольгорм. – По всему выходит, что я. В конце июля он гостил в старом замке Халгара. Его интересовали нелинейные системы, возникающие за пределами дихотомии межреальности и нормального пространства; в библиотеке была кое-какая литература на этот счет. Меня эта заумь никогда особенно не интересовала, но я помню кое-что еще с тех времен, когда данной темой увлекался Атвальт – он прожужжал нам о ней все уши. Атвальт собрал неплохую коллекцию книг; я подсказал Йатрану, на каких полках их искать. Он практически поселился в библиотеке и там же обедал, мы почти не виделись. Если не ошибаюсь, двадцать девятого… Да, двадцать девятого утром горничная принесла записку – Йатран собирался куда-то срочно отбыть, благодарил за помощь и извинялся, что не успевает попрощаться лично. Куда именно он собрался, в записке не говорилось. Для перехода он воспользовался бинарным порталом. Я думал, он переместился в одно из своих поместий, однако когда к Йатрану отправили курьера, выяснилось, что ни в одном из них он не появлялся, по крайней мере, с семнадцатого июля – то есть с того времени, когда он пришел ко мне. Куда он перешел – неизвестно.
   – Ты трогал портал? – быстро спросила Идэль. – Если он сохранил настройки Йатрана, можно…
   – Увы. – Фольгорм вздохнул. – Когда мне сообщили о смерти Джейбрина, я использовал бинарный портал для того, чтобы переместиться во дворец. Мне и в голову не пришло, что с Йатраном тоже что-то… может быть не так. И только когда он не появился на второй, третий, четвертый день, а мои попытки воспользоваться зеркалом оставались безуспешными, у меня начали зарождаться нехорошие подозрения… Сейчас я уже почти и не надеюсь когда-либо увидеть его.
   – Не нужно так говорить, – попросила Идэль.
   – Не нужно прятать голову в песок.
   Ей было больно это слышать, но умом она понимала, что Фольгорм прав. Ничего не добьешься, отрицая реальность… Она подумала о том, что Севегал пропал точно таким же образом – воспользовался бинарным порталом и бесследно исчез – и сказала об этом вслух.
   – Либо их обоих заманили в ловушку, побудив отправиться в место, которое, как они сами думали, было безопасным, но на деле таковым не являлось, либо кто-то научился искажать путь в момент перехода, – тихо сказал Фольгорм. – Последняя возможность всех очень серьезно беспокоит, особенно в связи с теми деформациями метамагического поля, которые Севегал расследовал как раз перед тем, как все случилось. Сейчас в департаменте связи создана специальная комиссия, которая ведет расследование, кроме того, там вовсю шуруют ребята из «Скорпиона». Но пока, насколько мне известно, никаких ощутимых результатов от всей этой возни нет.
   «Скорпионом» называлась разведывательная служба, состоявшая из лучших выпускников Военной Академии, проходивших затем дальнейшее обучение под личным контролем приора. «Скорпион» подчинялся только приору, даже рядовые бойцы, входившие в него, имели офицерские звания. Помимо высочайшего уровня физической и магической подготовки, они подвергались специальной модификации, в результате которой их скорость, аналитические способности и колдовской потенциал возрастали еще больше.
   – Остальные знают то, что ты мне только что рассказал про Йатрана? – спросила Идэль.
   – Нет.
   – Но если Севегал и брат были похищены схожим образом, то…
   – Наивно думать, что даже если мы сумеем узнать конечную точку их пути, эта точка окажется непосредственно логовищем похитителей. Скорее всего, те, кто это организовал, предприняли нужные меры предосторожности, и я не думаю, что работа, которую сейчас проводит «Скорпион» даже в случае успеха как-то нам поможет. Я не хочу пускать этих молодцов в свой замок, давать им ключи от защитных систем… Наверняка кого-нибудь из них прикормили Берайни; мне придется забыть об этом замке как о безопасном месте жительства после того, как там побывают скорпионцы. Нет, пустить их – все равно что сделать замок стеклянным. Йатрану и Севегалу я так ничем не помогу, а себя – подставлю.
   Идэль кивнула, соглашаясь. Она не сомневалась в том, что Фольгорм проведет собственное расследование – и уже проводит, – но не стала спрашивать о его результатах потому, что было слишком очевидно: пока их нет. Либо Фольгорм не хочет о них говорить, а сейчас – не та обстановка, чтобы подробно его расспрашивать. Они еще успеют побеседовать наедине, в данный момент достаточно и того, что он обрисовал ей общую картину.
   Ужин заканчивался. Идэль посмотрела налево и увидела, как Дана и Яльма ведут беседу – судя по их нейтральным лицам, это был обычный светский разговор… А может и нет, кто знает? Если они еще не в союзе, то уже, наверное, поняли, какие выгоды он им несет и прощупывают почву для налаживания дальнейших взаимоотношений. Идэль вновь ощутила холодную ярость, но сделать она ничего не могла.
   – Ты случайно не знаешь, Дана проходила инициацию в Круге? – повернувшись направо, спросила она у Вомфада. «Случайно» он должен был знать, потому что именно его люди охраняли все входы и выходы из старого дворца, где находился Рунный Круг.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное