Андрей Смирнов.

Источник волшебства

(страница 3 из 28)

скачать книгу бесплатно

   – Я думала, это ты изучал ритуалистику, а не я. Ну?.. – Увидев, что он по-прежнему не понимает, о чем речь, начала объяснять: – Две взаимосвязанные телепортационные точки, позволяющие переноситься из одной в другую. Энергетическая схема обычно фиксируется в виде сложного геометрического узора…
   – Так, все. – Он поднял руку, останавливая поток ее излияний. – Вспомнил. Статичные бинарные телепортационные системы. Их изучали в классе общей ритуалистики. Да и то – только со второго курса. Я же занимался прикладной ритуалистикой. Немного другой профиль.
   – Ну, пусть так. – Идэль вздохнула. – В общем, Севегал вошел в эту штуку, а на выходе не появился.
   – А кто-нибудь еще у вас в последние дни… или недели… был убит… или пропал без вести?
   – У нас тут постоянно кто-нибудь пропадает. Или умирает. – Она горько усмехнулась. – Но в самое последнее время – нет. Либо мне об этом еще не успели рассказать.
   – А кому мог помешать Координатор Мостов? Если его убрали, то какой в этом смысл?! Кому это могло быть выгодно?
   – Я не знаю, – сказала принцесса. – Он поддерживал деда и был человеком из его «партии». Он мог знать что-то о заговоре или… скажем так – мог обладать опасной для заговорщиков информацией. Он мог оказать сильное влияние на меня. Наконец – и это вероятнее всего – его могли убить из-за того поста, который он занимал.
   – Кто-то очень хотел получить министерское кресло?
   – Нет. Координатор Мостов обладает некоторыми… особыми возможностями. Если планировали убить приора, дядю могли убить или похитить только из-за того, что он, воспользовавшись этими… возможностями… мог вычислить путь, которым ушли убийцы.
   – А сейчас это нельзя сделать?
   – Можно, и делается. Но дядя мог сделать это быстро.
   – Хм. Да, похоже он им действительно сильно мешал. А что это за особые возможности?
   – Как-нибудь в другой раз расскажу.
   – Ты торопишься?
   – Да, – ответила она. – Скоро будет ужин, и я хочу на него успеть.
   Идэль посмотрела в большое зеркало, висевшее перед ней. Прическа была почти закончена. От длиной темной косы не осталось и следа; волосы, разделенные на тонкие пряди и завитые кудряшками, уложены в сложную конструкцию. Она провела в этом кресле почти час, еще до прихода Дэвида – разговаривала с начальником охраны, подбирала платье, в котором выйдет к ужину, расспрашивала слуг о том, кто из членов сената уже прибыл, а кого – ожидают в ближайшие дни… Еще пятнадцать или двадцать минут – и прическа будет закончена. Затем ее платье украсят лентами и подвесками, на шею наденут колье, на лицо нанесут тонкий слой пудры… Она будет улыбаться, если потребуется, будет обсуждать совершенно неинтересные ей вещи, если придется. До сих пор в ней видели всего лишь девочку – то взбалмошную, то милую – но теперь все изменилось.
Люди, которые заботились о ней из любви, мертвы. Теперь она должна одеваться и вести себя в соответствии со своим происхождением. Детские игры закончились. Приора нет, и дом Кион вновь расколот. Начинается война. Уже началась. Война без правил, без чести, без пощады. Война всех против всех.
   Только одно мешало, не давало окончательно погрузиться в выбранную роль – этот нелепый землянин. В Кильбрене он казался человеком, свалившимся с другой планеты… впрочем, так оно и было. Он словно служил напоминанием, что где-то и когда-то была другая жизнь, другая Идэль. Она хотела вычеркнуть саму память об этом – нельзя размякать, нельзя верить, нельзя быть искренней… если, конечно, хочешь остаться в живых в той бойне, которая вскоре начнется и уже началась. Но Дэвид мешал, не давал ей этого сделать – и за это она почти ненавидела землянина. Но прогнать его не могла. Пока не могла. Если только она приблизит его к себе, если только они поймут, что она чувствует… Идэль ни минуты не сомневалась в том, что уж они-то найдут способ использовать Дэвида против нее. Его могут убить только для того, чтобы причинить боль ей, выбить из равновесия в разгар игры. Или, похитив любовника, попытаться управлять ею. Здесь это в порядке вещей – слишком очевидные, слишком привлекательные возможности, чтобы не воспользоваться ими. Ей следовало прогнать его. Следовало вообще не пускать в этот мир. Только так она и могла его защитить. Но он увязался следом, и она не сумела этому воспрепятствовать. Да и не особенно пыталась. Похоже, она привязалась к нему куда сильнее, чем думала сама, и рвать эту зависимость было невыносимо трудно. Но у нее не оставалось выбора. Ей захотелось заплакать или завыть – но ни того, ни другого она, конечно, не сделала. «Дура!.. – мысленно обругала себя Идэль. – Размазня! Тряпка…»
   – Послушай, – сказал Дэвид по прошествии длинной паузы, во время которой он пытался худо-бедно переварить услышанное. – Ты сказала не совсем понятную мне вещь… Что один из возможных мотивов похищения твоего дяди – ну, если отбросить версию о том, что он мог вычислить магический путь, которым воспользовались убийцы приора – состоял в том, что он мог как-то повлиять на тебя после возвращения… Если вообще считать, что он умер или похищен, а не отправился куда-нибудь по своей собственной воле… Так вот, я хочу спросить – тебе не кажется, что это какой-то очень странный мотив? Разве ты так важна?.. – Он хмыкнул, но неуверенно, поскольку вдруг осознал, что не имеет ни малейшего представления, насколько – на самом деле – «важна» по местным меркам Идэль-лигейсан-Саутит-Кион. – Ты ведь не стоишь в очереди на наследство, не имеешь врагов, ты молода и…
   Он осекся, не сумев подобрать подходящих слов для того, чтобы выразить простую мысль: опомнись, кому могло понадобиться убивать министра только из-за того, что он имел влияние на тебя? Разве ты – такая важная персона?!.
   Он боялся, что она поймет невысказанный вопрос и обидится. Но она не обиделась.
   – Да, я не претендую на приорат, – подтвердила она. – Я еще не настолько выжила из ума. Самое разумное, что я могу сделать, – поддержать одного из претендентов, желательно из нашего клана. Что же касается моего положения – суди сам. У Джейбрина было шестеро детей. Говорю – «было», потому что пятеро уже мертвы. Последнюю дочь, Сурейлин, которую вторая жена Джейбрина, Берайни, нагуляла от одного из своих офицеров в период, когда они с прадедом уже не жили вместе, – в качестве претендентки никто не рассматривает. Халгар, мой дед, был старшим сыном приора. Он погиб семнадцать лет назад. Я почти его и не помню. У Халгара и Рейканы, моей бабки, было трое детей. Добавь сюда Фольгорма, рожденного от любовницы уже после того, как Рейкана умерла. Кроме Фольгорма, все остальные дети Халгара – Атвальт, Глойд и Геркла – мертвы. Атвальт наследников так и не оставил. Мой отец был вторым сыном Халгара. И я – его единственная дочь… Теперь ты понимаешь, что делают вооруженные люди в моей прихожей?
   Дэвид издал горлом какой-то неопределенный скрежещущий звук. Да, он начинал понимать… И никакой радости это понимание ему не несло. Если кто-то желает истребить всю эту ветвь (а кто-то ее уже почти истребил), то Идэль – следующая мишень.
   – Может быть, и мне стоит поселиться… где-нибудь тут? – Он сделал жест, который, вкупе со словами и полувопросительным тоном, указывал на его готовность занять любую из четырех комнат.
   – Нет! – резко произнесла Идэль.
   Дэвид нахмурился. Неужели она стесняется его?.. Он не мог в это поверить. Раньше его не слишком высокое происхождение ее совершенно не волновало. И следовать общественным приличия она не спешила – там, в Нимриане, когда они впервые занимались любовью прямо на улице академгородка. Но сейчас все изменилось и продолжало меняться. Что-то важное уходило из мира… что-то, наполнявшее их души раньше, соединявшее в одно целое… что-то, присутствия чего они не замечали до тех пор, пока оно не начало иссякать. Какое место ему, Дэвиду Брендому, безродному чужаку из малоизвестного захолустного мирка, может быть отведено в великолепном мире кильбренийской принцессы Идэль-лигейсан-Саутит-Кион?.. Усилием воли Дэвид отогнал эти мысли. Они не несли ничего, кроме тоски.
   – Ну, нет так нет, – бодро сказал он, надеясь, что Идэль не заметит фальши в его голосе. – Если ты не собираешься претендовать на трон, наверное, тебе стоит как-то… сообщить об этом родственникам? У вас тут существует какая-нибудь официальная форма отказа от таких претензий?
   – Да, существует, – кивнула она. – Но я не собираюсь отрекаться. Если я отрекусь, я просто подставлю под удар следующего в очереди. Это Йатран, мой двоюродный брат. Кажется, он еще не прибыл – хотя я не уверена… – Она на несколько секунд замолчала, пытаясь вспомнить, значился ли Йатран в списке прибывших, зачитанном ей сегодня, или нет. – Узнаю за ужином… Нет, я четко озвучу свою позицию, но официально закреплять отказ не стану. По крайней мере, до тех пор, пока мы с Йатраном не решим, к кому присоединимся.
   – А твой брат не захочет сам стать приором? Или он слишком молод…
   – Он старше меня на пятнадцать лет. – Она снова замолчала, рассматривая высказанную Дэвидом мысль и так и сяк. Раньше она бы сказала, что это невозможно. Впрочем, раньше – при жизни Джейбрина – никто не казался более подходящим на роль приора, кроме него самого. Поэтому она предпочла ответить уклончиво. – Возможно. Но я удивлюсь, если Йатран это сделает. Ему просто не хватит опыта для такой работы. Да и немногие его поддержат…
   Она вдруг усомнилась в собственных словах. Клан Кион в его нынешнем состоянии казался раздробленным на мелкие враждующие группировки. Йатран, при желании, вполне мог бы стать центром еще одной. И она бы его поддержала – разве нет?.. И Фольгорм мог бы присоединиться, у них всегда были хорошие отношения. Если Севегал жив… она не верила в это, но если бы он вдруг объявился и Йатран стал претендовать на трон… кого еще, как не единственного внука своей покойной сестры стал бы поддерживать Координатор?.. А ведь ему, одному из ближайших сподвижников Джейбрина, принадлежало не последнее место в сенате.
   Шераган, Смайрен и Галдсайра… Конечно, они всегда держались отстраненно, но ведь, в конце концов, они также принадлежали к потомкам Риттайн, первой жены Джейбрина, как Идэль, Фольгорм и Йатран, и это в каком-то смысле объединяло их – по крайней мере, по отношению к семье Берайни… Идэль тряхнула головой… в который раз забыв о присутствии служанки за своей спиной. На этот раз, правда, Лисс-атта-Идэль успела отпустить локон волос, чем предотвратила очередное рассерженное шипение своей госпожи.
   Идэль сердилась оттого, что слишком много свалилось на нее сразу, и невинный вопрос Дэвида поднял целую бурю мыслей. Существовало множество комбинаций, и потенциально каждый лигейсан мог претендовать на приорат. И у каждого, наверное, в этом случае отыскались бы свои козыри и свои союзники. Гадать можно было долго и бесплодно. Ей требовалось больше информации, чтобы составить хоть сколько-нибудь реальную, а не просто потенциально возможную картину текущей игры.
   – Тогда кто? – Дэвид задал именно тот вопрос, о котором она сейчас меньше всего хотела думать. – Кто из вашей семьи в данный момент является наиболее вероятным кандидатом на роль следующего правителя?
   Она посмотрела в зеркало – служанка крепила последний локон. Это было очень кстати.
   – Потом договорим, – негромко сказала она. – Дэвид, выйди. Меня сейчас будут одевать.


   Дэвид вернулся в свою комнату, сел на диванчик и задумался. Больше всего его беспокоила мысль о возможном покушении на Идэль. Почему она не позволила ему остаться?.. В прихожей будут ночевать ее новые телохранители – неужели ему не нашлось бы места?.. Почему она пренебрегает его помощью – помощью единственного человека, в котором она могла быть полностью уверена? Ее попытки как можно больше увеличить расстояние между ними не вызывали в нем ничего, кроме обиды и злости. Думая об этом, он чувствовал, что начинает взвинчивать себя – в голову лезли отнюдь не самые лестные мысли о своей любимой, а память «услужливо» подбрасывала те моменты в их отношениях, которые он предпочел бы не вспоминать вовсе – мелкие обиды, ее надменность и холодность в последние дни… В какой-то момент он понял, что просто жалеет себя. Эта мысль отрезвила. Надо не предаваться пустым терзаниям, а думать над задачей. Думать и действовать.
   Но прежде чем искать ответы, следует правильно поставить вопросы. Он вдруг вспомнил, как Лэйкил учил его составлять сложные заклинания. Разбить задачу на части и, не забывая о конечной цели, создавать каждый сегмент по отдельности, последовательно скрепляя готовые куски. Этот же принцип действий можно использовать не только для заклинаний, но применить его к нынешней запутанной жизненной ситуации. Четкого плана действий у него пока не было, да и быть не могло – слишком много переменных, а информации слишком мало – но самые первые задачи можно начать решать уже сейчас. Общие сведения о мире он получил (и продолжал получать из свежеприобретенного ментального архива), одеждой, соответствующей местной моде, завтра его обеспечит портной, а сейчас нужно придумать, где раздобыть средства к существованию… раз уж он отказался принимать деньги от Идэль.
   Радовало то, что здесь пользовались не новомодными хеллаэнскими сийтами, а обычным золотом. Стоило ему задуматься об этом, как память Циора услужливо подбросила внешний образ кильбренийских монет – грошей, кдиаров и севестариев. Оставался только один вопрос – где раздобыть этих самых севестариев много и сразу. О честном заработке можно забыть: если б разбогатеть было легко, все были бы богатыми, не так ли?.. В другом мире он постарался бы найти безнадежно больного богача и, используя свои навыки целителя, быстренько вернуть беднягу к жизни… за очень хорошее вознаграждение. Увы, в Кильбрене хватало своих магов, и потому на особую щедрость со стороны поставленных на ноги тяжелобольных рассчитывать не следовало: состоятельный человек в случае необходимости просто обратится к другому целителю и получит точно такую же помощь за куда более скромную цену.
   Мысль о банальном грабеже землянину претила. Что он еще может предложить этому обществу? Может, тут есть кто-нибудь, кто готов заплатить волшебнику астрономическую сумму за оказание важной услуги?.. Дэвид усмехнулся этой мысли. Да, может, такой человек и найдется. Только вот в чем будет состоять поручение? Люди не готовы расстаться с миллионами только ради обеспечения магической защиты, ради усмирения какого-нибудь разбуянившегося водяного или ради организации благоприятного энергетического фона в районе их проживания. По крайней мере, не в тех мирах, где существует хорошо налаженный рынок магических услуг – здесь все это стоит не так, чтобы слишком дорого. Безусловно, можно начать зарабатывать таким образом деньги – но Дэвид приехал в Кильбрен не для того, чтобы налаживать свой бизнес. Много и сразу ему заплатят разве что за убийство. Этот вариант также отпадал…
   Он думал, думал и думал – но никаких хороших идей в голову не приходило. Он слишком плохо знал этот мир и понятия не имел, где тут развешаны пряники, доступные волшебнику его класса, а где вместо пряников можно огрести мешок кирпичей… Дэвид отвлекся от здесь и сейчас и постарался представить, что находится на Земле. Есть ли на Земле место, где человек с его талантами мог бы достаточно быстро и без проблем получить миллион долларов? Грабеж и вымогательство исключаем, остается… Он вдруг понял, что остается. Казино.
   Существовали ли в Кильбрене крупные игровые заведения, аналогичные земным казино? Память Циора ответила: нет. Да, тут имелись нелегальные игорные дома, но рассчитывать на большой куш не следовало – к серьезной игре абы кого не допускали. Дворяне устраивали развлечения подобного рода в частном порядке, у себя дома, и попасть туда человеку с улицы также было практически невозможно. Универсальных же, поставленных на широкую ногу заведений, куда можно было прийти, выиграть миллион и уйти, просто не существовало.
   «Ну хорошо, – подумал Дэвид. – Пусть не миллион. Опустим планку. Пусть будет тысяча севестариев для начала. Их-то я смогу выиграть?..»
   Увы, архив воспоминаний Циора помочь с ответом на этот вопрос ему не мог, хотя Дэвид терпеливо прождал, наверное, целую минуту, надеясь, что на поверхность сознания все же всплывет что-нибудь ценное. Лакей понятия не имел, какие делались ставки в игорных домах Нижнего города; по меркам обычного человека и тысяча севестариев была целым состоянием. Стоило наведаться туда и выяснить все на месте.
   Откладывать в долгий ящик это предприятие Дэвид не стал. Сегодня был безумно долгий, утомительный день, и первую его половину он провел в седле, но кто знает, что произойдет завтра?.. Он сформировал Знак Жизни, всегда вызывавший у него ассоциации со сложной текучей руной насыщенного зеленого цвета, с речным растением, колыхающимся в такт течению, с изумрудным огнем… Знак – это та базовая схема, которую приобретает вызванная в мир стихия, та форма, в которой ей удобнее всего себя выражать, канал, соединяющий мир вещей с той силой, что дает вещам возможность быть. Дэвид потянулся к Знаку и ощутил, как мощь, таящаяся за ним, начинает вливаться в тело, наполняя его бодростью и силой. Хотя человек в какой-то мере соединяет в себе все стихии, с Жизнью его связывают особые отношения; эта стихия также важна для органических созданий, как для саламандр важен Огонь, для ангелов – Свет, а для обитателей Пределов – Смерть. Жизнь рождает все органические существа и животворит множество неорганических, сообщая им возможность расти, развиваться и размножаться. На поверхности вещей Жизнь, как и остальные стихии, присутствует уже в смешанном, разреженном виде, но маг, инициированный этой стихией, способен приникать к той глубине, которая животворит поверхность… По венам Дэвида словно растекался жидкий огонь, сознание стало кристально ясным, он чувствовал себя готовым взлететь, хотелось двигаться, смеяться, действовать, побеждать. Как всегда, остановиться было трудно – хотелось насыщать себя еще и еще, но, как всегда, он сумел отстраниться. Для этого было достаточно напомнить себе простую истину: он просто убьет себя, разрушит свой Дар, если пожадничает и попытается зачерпнуть слишком много. Он убрал энергетические нити, связывающие его гэемон с образом стихии, и закрыл волшебную дверь между стихией и явью. Руна смазалась и растаяла в воздухе. Дэвид помотал головой, сжал и разжал кулаки, размял мышцы плеч. Не в силах устоять на месте он быстро подошел к окну и выглянул на улицу. Вид темного ночного неба слегка его успокоил. Прежде чем отправляться в Нижний город, нужно соответствующим образом подготовиться.
   Когда Дэвид только начал обучаться волшебству в замке Тинуэт, он мог создать и подвесить, оставив «на потом», всего четыре сложных заклинания. По прошествии двух лет учебы, уже в Хешоте количество подвесок, которые он мог «держать» одновременно, увеличилось до шести. На первом курсе Нимрианской Академии Волшебства их число достигло десятка. Второй курс он так и не закончил, но в итоге – то есть сейчас – был уверен, что способен «нести» целую дюжину. Так много ему в данный момент, наверное, не понадобится, но кое-какие заклинания подготовить стоило. В принципе, он мог вообще этого не делать, целиком положившись на импровизацию и весьма солидный набор Форм, но Дэвид не считал, что импровизация – его сильная сторона. Он предпочитал планировать все заранее, возмещая недостаток харизмы и вдохновения методичностью и упорством.
   Старый город от Нижнего отделяла каменная стена. По ночам ворота закрыты, а значит, ему потребуется заклятье левитации, чтобы перебраться через стену. Это раз. Чары невидимости – обязательно, это же просто часть «джентльменского набора», вместе с парочкой защитных и атакующих заклинаний. Если он собирается жульничать за игровым столом, неплохо бы для начала узнать правила игры, а для этого ему потребуется изящная псионическая конструкция, позволяющая читать чужие мысли. Нет, не просто видеть то, о чем думает человек в данный момент, а проникать на более глубокие уровни разума, разыскивая в чужой памяти нужную информацию – пусть даже и не осознаваемую в данный момент. Проще всего такую ювелирную работу проводить в спокойной обстановке, один на один, когда никто не мешает, а сам «клиент» сладко спит – именно так он и действовал с лакеем Циором – но в нелегальном игорном доме вряд ли представится возможность уединиться. Значит, нужна такая конструкция, которая будет изымать нужные сведения из чужих разумов, не требуя от Дэвида никаких заметных пассов. С другой стороны, он ведь не собирается перекачивать себе целый жизненный архив, ему будет нужно собрать не так уж много информации. Просто, чтобы ориентироваться в правилах.
   Сборка псионической конструкции отняла минут сорок, и это была самая сложная часть работы. Со всеми остальными подвесками Дэвид справился за пятнадцать минут, благо особого мастерства они не требовали, а часть из них он всегда держал наготове: находиться в хеллаэно-нимрианском обществе, не имея в запасе хотя бы пары-тройки смертоубийственных заклинаний, было попросту неприлично. Он только отредактировал Видящую Молнию с Когтистыми Клинками из Света и Огня, убрав оглушающий визг и ослепляющее сияние, сопровождавшее это заклинание. Даже если возникнут какие-то неприятности, не обязательно поднимать на уши полгорода. Кроме того, энергия, которая прежде тратилась на светошумовые эффекты, теперь повысит убойную мощность самой молнии. Совершенно невидимой и бесшумной Видящая Молния не станет (чтобы добиться этого, пришлось бы слишком сильно ее ослабить), но, по крайней мере, такого внимания, как раньше, привлекать к себе уже не будет. К Огненной Сфере, Окруженной Паутиной Молний, Разрушающих Заклятья после некоторого раздумья Дэвид добавил еще семь взаимосвязанных сегментов. Теперь, вдобавок ко всем прочему, Огненная Сфера была еще и Усилена Даром Прожигать Щиты и Поглощать Ослабляющие Заклятья. Созерцая собственное творение, Дэвид довольно улыбался. Если кто-то в ходе боя попытается остановить его «малютку» или хотя бы ослабить ту разрушительную мощь, которую она несла, – то он, этот неизвестный «кто-то», будет неприятно удивлен. Если, конечно, вообще успеет удивиться.
   На первом курсе стихиальной магии Дэвида, как и было обещано, обучили двадцати новым Формам, и в голову молодого волшебника с тех пор время от времени приходили самые разнообразные идеи относительно того, как и в какой комбинации эти Формы между собой можно было б соединить.
   Меч с собой он брать не стал, чтобы не привлекать лишнего внимания. На выходе из дворца его тормознула стража, пришлось назваться и объяснить, что он – личный гость Идэль-лигейсан-Саутит-Кион. Землянина подозрительно оглядели, но все же пропустили. Запахнувшись в плащ, он быстрым шагом пересек площадь перед дворцом и миновал богатые кварталы. Ворота между Старым и Нижним Городом были еще открыты, и заклинание левитации не понадобилось. Веселая улица находилась довольно далеко от центра, и в какой-то момент Дэвид начал жалеть о том, что не разжился в конюшне лошадью; впрочем, тогда бы и разбирательств с незнакомцем, вздумавшим ночью выбраться из дворца, да еще и желающим получить средство передвижения, было бы несравнимо больше. Известили бы Идэль, а Идэль уж наверняка бы поинтересовалась, куда это он направляется. В общем, вышло бы слишком много шума из-за ерунды… «Нет, не надо мне этого, – подумал Дэвид, ускоряя шаг. – Лучше дойду ножками».
   Спустя полчаса он, наконец, оказался на Веселой улице. Было темно и тихо, пованивало отбросами, окна многих домов заложены глухими ставнями. Охранник трактира «Золотая Кружка» поначалу усомнился, можно ли пускать его внутрь, но Дэвид вел себя так, как будто был абсолютно уверен в своем праве находиться здесь, и его пропустили. В принципе, общий зал был открыт для всех, но после смерти приора стражники, изображая повышенное рвение, шерстили район за районом, и охрана «Золотой Кружки» держалась настороженно.
   Дэвид устроился за столиком у стены. Прежде чем начать действовать, нужно изучить обстановку.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное