Андрей Смирнов.

Академия волшебства

(страница 2 из 29)

скачать книгу бесплатно

   Чем больше площадь, которую охватывает заклинание, тем слабее его действие. Сконцентрируй Дэвид энергию, вложенную в заклятье Огненного Ветра, в один или два сгустка – и он вполне мог бы сжечь пару-тройку гиоров. Но он не хотел убивать понапрасну. Проще было прогнать стаю. Устрашающая огненная волна, настигнув рогатых демонов, заставила их зареветь от страха и боли, но заклинание быстро иссякло, и ни один из демонов не погиб. Учитывая концентрацию силы и площадь воздействия, заклинание, самое большее, лишь слегка подпалило им шерсть. Однако психологический эффект был несоизмерим с нанесенными повреждениями. С вершины холма Тэльди и Дэвид удовлетворенно взирали на удирающую стаю. Теперь рогатым демонам придется искать пропитание в каком-нибудь другом месте.
   Молодые колдуны тронули гулейбов с места, возвращаясь к патрулированию территории.
   – Говорят, с каждым годом гиоров становится все меньше, – заметил Дэвид.
   Тэльди кивнул.
   – Я тоже слышал. Изумрудный Орден собирается внести их в список исчезающих видов…
   – Охотники за демонами против, конечно?… Тэльди снова кивнул.
   Ремесло охотника за демонами являлось одним из самых старинных и почетных занятий в Хеллаэне. По сути, все охотники состояли в своеобразном ордене – со своими традициями, секретами и длинной историей. В городах существовали респектабельные клубы охотников, хотя как минимум две трети представителей этой профессии никогда бы не смогли позволить себе платить высокие членские взносы. Последние считались «дикарями» и презирались теми, кто состоял в клубах. Для «дикарей» охота на демонов была не искусством, а лишь способом заработать себе на жизнь. Они часто игнорировали запреты Изумрудного Ордена и вовсю промышляли браконьерством, удлиняя и без того немаленький список исчезающих видов существ. Члены охотничьих клубов старались, напротив, запретов не нарушать, хотя и протестовали каждый раз, когда хеллаэнский «Гринпис» вносил дополнения в свой список. Как было известно Дэвиду, Мерклон кен Хезг являлся членом одного из таких охотничьих клубов, а несколько чародеев из охраны каравана, ни в каких клубах не состоя, время от времени промышляли охотой на демонов в качестве «дикарей».
   – Рогатых демонов вытесняют кьюты и белые призраки, – сообщил Тэльди.
   – Я сталкивался с кьютами во время первого путешествия через пустыню, – откликнулся Дэвид. – По отдельности они гораздо слабее гиоров.
   – Они берут не силой, а численностью.
   – И умом. Говорят, они почти разумны.
   – Почти разумны? – Тэльди усмехнулся – Да у них даже свои колдуны есть!..
   Дэвид пожал плечами. Он тоже об этом слышал. Правда, были и те, кто сомневался в наличии у кьютов магических способностей. Например, старый чародей Ивард, мнение которого Дэвид уважал, утверждал, что это невозможно.
   – В той стае, которая повстречалась нам, магию никто не применял, – сказал Дэвид. – О приближении кьютов нас предупредил один из патрулей.
Они двигались несколькими группами, всего где-то штук двести пятьдесят – триста. Чтобы разогнать их, хватило четырех чародеев.
   Кьюты относились к самой мелкой разновидности рогатых демонов. Прямоходящие, ростом лишь немного уступая человеку, они имели торс и руки, почти ничем от людских неотличимые. На этом сходство заканчивалось. Козлиные головы кьютов были снабжены недлинными, слегка изогнутыми вертикальными рогами. Их задние конечности, сгибавшиеся не вперед, а назад, в нижней части были покрыты чешуей и напоминали птичьи лапы.
   – Они, наверное, и не собирались на вас нападать, – предположил Тэльди. – Скорее всего, случайно столкнулись.
   – Почему ты так думаешь?
   – Когда кьюты готовятся к атаке на караван, то собираются в целую армию. В последнее время их становится все больше и больше. Слышал, что приключилось с Раглесом пару месяцев тому назад?…
   – Да, он что-то рассказывал… Вроде бы караван, который он сопровождал, был разграблен…
   – Кьюты окружили их и полностью уничтожили. Раглесу чудом удалось вырваться. Если бы не гулейб, он бы остался в Пустошах вместе со своими товарищами. И это не единственный случай. Я думаю, большая часть всех пропавших караванов – их рук дело.
   – Почему в таком случае на кьютов не объявят охоту? – спросил Дэвид после непродолжительного молчания.
   – «Дикарям» невыгодно этим заниматься, – объяснил Тэльди. – За голову одного кьюта платят совсем мало. Богатым охотникам – не престижно: убить кьюта совсем несложно. Ивард рассказывал, что Гильдия Торговцев несколько раз организовывала облавы, но таким образом они проблему решить не смогли. После облав козлоголовые какое-то время ведут себя тихо, а потом снова размножаются и возобновляют рейды…
   – Лордов не пытались привлечь?
   Тэльди молча усмехнулся, и Дэвид не стал продолжать. Лордам на проблемы смертных начхать – эту азбучную истину в Хеллаэне знали даже дети.
   Следующие два часа Дэвид и Тэльди кружили по вверенному им участку, постепенно смещаясь на восток, параллельно движению неторопливых бразгоров. Чтобы не выйти за границы участка, время от времени они приближались к процессии, уточняя свое местоположение. К концу второго часа заметили, что караван неожиданно остановился. Остановка в Пустошах – редкое событие: бразгоры были устроены так, что могли идти, не останавливаясь, несколько недель и даже месяцев. Они спали на ходу и во время перехода через Пустоши ничего не ели, питаясь заранее накопленным жиром. Бразгоры были превосходными живыми машинами, способными нести на своих спинах до тридцати тонн груза. Бразгоров вывели – или, возможно, создали при помощи магии – специально для перемещения по Пустошам: никаких привалов и остановок во время перехода не предполагалось в принципе.
   Дэвид и Тэльди обеспокоенно переглянулись. Необъяснимая остановка каравана ничего хорошего не предвещала. К сожалению, они не могли подъехать ближе и выяснить причину задержки – штрафные санкции к наемным чародеям, самовольно вышедшим из патруля, были весьма жесткими, а зная характер Мерклона, не приходилось сомневаться, что он не замедлит эти санкции применить. Нервничая все больше, они послали гулейбов по привычному маршруту – в глубь пустыни, постепенно забирая влево. Через десять минут, уже потеряв караван из виду, встретились с Эйбом и Иуалли, следившими за безопасностью на восточном направлении. Об остановке каравана соседи Дэвида и Тэльди уже знали и также терялись в догадках относительно причин. Тэльди был уверен в том, что им предстоит пережить нападение бродячей орды кьютов. Эйб – молодой худощавый колдун, специализировавшийся на четырех природных стихиях – выдвинул более прозаическое объяснение: маршрут каравана пересекся с путем миграции стада гиоров. Вместо того чтобы начинать никому не нужную бойню, Джейназ и Мерклон решили повременить несколько часов, пережидая, пока стадо пройдет мимо. Дэвид, знавший Дикие Пустоши не так хорошо, как Эйб и Тэльди, во время спора отмалчивался. Иуалли, загадочно улыбаясь, также сохранял молчание. Его улыбка вовсе не означала того, что Иуалли знает нечто неизвестное остальным – просто таково было обычное выражение его лица, которое лишь с большой натяжкой можно назвать «человеческим». На лице Иуалли наличествовали два подбородка; между двумя носами доброжелательно поглядывал на окружающих третий глаз. Кожа на четырех руках Иуалли была такой же ярко-синей, как и на всем остальном теле. Как и Тэльди, Иуалли не являлся уроженцем Хеллаэна – он эмигрировал в Темные Земли из мира, населенного такими же, как он, синекожими четырехрукими гуманоидами.
   Завершив очередной круг, Дэвид и Тэльди заметили, что караван сдвинулся с места – правда, не на запад, как должен был, а почему-то на север. И вновь они были лишены возможности разузнать что-либо о причинах столь странного изменения маршрута – до тех пор, пока спустя ещё два часа не появились их сменщики: Раглес и Реул.
   – Колония мирмеколеонов! – крикнул Раглес ещё до того, как они успели засыпать его вопросами. – Хорошо, что провидец вовремя обнаружил их. Теперь придется идти до Старого Перевала.
   – Ничего себе! – огорченно воскликнул Тэльди. – Это ведь ещё неделя пути, не меньше!
   – Меньше, – возразил Раглес. – Три дня от силы. Смотри.
   Он развел руки в стороны – и в воздухе повисла полупрозрачная карта Диких Пустошей. Одноцветное желтоватое полотно по мере стараний иллюзиониста раскрашивалось темными треугольниками гор, полосами пересохших рек и беловатыми пятнами соленых озер. Кряж Тагита, разделявший надвое среднюю часть Пустошей, протянулся с севера на юг. Неподалеку от его южного края появилось крохотное изображение каравана: бразгор, сопровождаемый парой гулейбов. Чуть впереди, повинуясь жесту Раглеса, возникла фигурка мирмеколеона – помеси льва и муравья. Бразгор развернулся на северо-восток, направляясь к извилистой линии в горах.
   – Там ведь погиб твой караван?… – тихо спросил Тэльди.
   Раглес мрачно кивнул:
   – Только с другой стороны Тагиты. Ближе к Нимриану.
   – Зачем идти к перевалу? – удивился Дэвид. – Не лучше ли обойти колонию с юга?
   – Нет. – На карте, южнее фигурки мирмеколеона, расплылось пятно грязно-белого цвета. – Там соляные топи. Если их обходить, потеряем не меньше двух недель.
   – Но если мы сунемся на перевал, гулейбы станут бесполезны! Мы окажемся в ловушке…
   – Это ты Мерклону объясняй, а не мне, – процедил Раглес. Отвернувшись, угрюмо добавил: – В прошлый раз кьюты нас так и взяли. Дождались, пока бразгоры вступят на перевал, а потом навалились всей массой.
   – Не понимаю, почему бы нам просто не разогнать мирмеколеонов?…
   – У Мерклона спроси, – повторил Раглес. Он явно был в дурном расположении духа.
   Однако Мерклону Дэвид задавать этот вопрос не стал – не имел ни малейшего желания лишний раз общаться с чванливым начальником. Вместо этого, заведя своего гулейба на переносную платформу, предназначенную для отдыха ездовых ящериц (тащили платформу все те же неутомимые бразгоры), он отправился на поиски Иварда. Старый чародей обнаружился на спине одного из бразгоров – вполголоса бормоча проклятья, пытался настроить хрустальный шар на показ колонии, которая заставила Джейназа изменить маршрут. Пока его усилия успехом не увенчались – в Диких Пустошах заклинания далековиденья работали из рук вон плохо. Погоня белых теней за гиором, продемонстрированная Ивардом Давиду и Раглесу, происходила на расстоянии всего лишь двух миль от каравана и потому изображение было сравнительно приличным; колония же мирмеколеонов находилась, по утверждению ясновидца Арквиста, впереди в полутора днях пути. Углядев старого чародея, Дэвид забрался по веревочной лестнице на спину ящера и, усевшись на один из тюков, некоторое время молча наблюдал за ею манипуляциями над хрустальным шаром.
   – Дэвид, иди спать, – не отрываясь от работы, посоветовал старик. – Через восемь часов твоя смена. Арквист освобожден от дежурств.
   Дэвид проигнорировал добрый совет.
   – Не знаешь, почему решили идти к перевалу? Там ведь был уничтожен караван Раглеса…
   – Кьюты уже давно ушли, – ответил Ивард. – Они не ждут добычу на одном и том же месте и не устраивают засад. Если мы столкнемся с ними, то только случайно. Раглесу не повезло.
   – А почему бы нам, вместо того чтобы терять время, не разогнать мирмеколеонов?
   Ивард насмешливо посмотрел на землянина.
   – Ты видел когда-нибудь хоть одного мирмеколеона?
   – Нет. Но я знаю, что они из себя представляют. Что-то вроде больших муравьев.
   – Да, «что-то вроде», – хмыкнул старик. – Когда увидишь их вживую, сразу наложишь в штаны.
   – Я видел вещи и пострашнее.
   – Какие, интересно бы знать?
   Дэвид покачал головой. Он мог бы рассказать Иварду о путешествии в Долину Теней, куда был взят против своей воли, о живой пустоте, изливавшейся из глазниц Лорда Ролега, и об устрашающем образе Короля Мертвых, возникшем перед участниками сражения в башне Шайкела. Но Дэвид, не хотел ни говорить, ни вспоминать об этом.
   – Если ты и впрямь такой храбрый, честь тебе и хвала. – Ивард пожал плечами. – Жаль только, что не все мы такие боевые. Меня вот, понимаешь, пугают насекомые, которые больше, чем я сам.
   – Принимал решение не ты, а Мерклон. Он что, тоже испугался?
   – Мерклон-то? – усмехнулся чародей. Мысль о том, что начальник охраны может чего-то бояться, его слегка позабавила. – Спроси у него.
   – Не хочу разговаривать с этим уродом.
   Ивард некоторое время молчал, а затем произнес:
   – Дело, конечно, не в нашем страхе, а в том, что мирмеколеоны, хотя и не обладают никакими магическими свойствами, способны доставить уйму неприятностей. Гулейбы против них не помогут – муравьиные львы роют ходы и могут вылезти прямо посреди каравана. Но главная беда даже не в этом. Рядом со своими колониями они создают настоящие подземные лабиринты. Из-за большого количества пустот земля может не выдержать веса бразгоров.
   – И как глубоко она оседает?
   – Несколько метров. Бывает и больше.
   – Ну и что? Бразгор – при его-то размерах! – вообще не должен этого заметить!
   – Ошибаешься. Как раз из-за своих размеров они очень уязвимы. Если ты спрыгнешь вниз на один или два метра, ты ничего себе не сломаешь. А бразгор, который весит почти сто тонн, удержать равновесие не сумеет. Прибавь сюда вес груза. Когда бразгор упадет, эти сто тридцать тонн придавят его так, что встать он уже не сможет. Если бразгор падает, в четырех случаях из пяти это заканчивается для него переломом ног. У бразгоров много полезных качеств, но из-за размеров и веса в мире не так много путей, которыми они могут пройти.
   – Теперь их стало ещё меньше. Ивард пренебрежительно махнул рукой.
   – Когда доберемся до Нимриана, Джейназ сообщит в Гильдию торговцев. Торговцы либо обратятся к охотникам, либо сформируют собственную команду, которая отправится травить мирмеколеонов. Колония будет уничтожена, а туннели обрушат. Но заниматься всем этим будем не мы.
   Дэвид зевнул и поудобнее расположился среди тюков.
   – А почему ты уверен, что кьюты не способны устроить засаду? Даже животное, раздобыв еду, запомнит место и может снова вернуться к нему. А кьюты гораздо умнее…
   – Ничего подобного! Это самые тупые создания в Пустошах!
   – Все, с кем я разговаривал, говорили обратное. – Дэвид пожал плечами.
   – Ты разговаривал не с теми людьми. – Ивард презрительно скривился. – Среди караванщиков бытуют и не такие россказни.
   – А сколько раз пустыню переходил ты сам?
   – Три.
   Хмыкнув, Дэвид решил поддеть старика:
   – Выходит, даже у Тэльди опыта больше.
   – Ещё один сопляк, а туда же… – огрызнулся Ивард. – Лет двадцать тому назад, когда поползли слухи о «разумных» кьютах, я вошел в группу магов, которые занялись исследованием этого вопроса. Гонорар, обещанный Гильдией Торговцев, был невелик, но сама проблема заинтересовала многих – ходили слухи о кьютах, будто бы способных колдовать.
   – И? – заинтересовался Дэвид.
   – Вранье. Их нервная система устроена проще, чем у лягушек. Гэемон – примитивнейший: никакими видами энергии кьюты оперировать не способны.
   – Откуда же взялись все эти слухи? – недоверчиво спросил землянин.
   Ивард пожал плечами:
   – Откуда вообще берутся слухи?… Оттуда же…
   – Должно же быть какое-то объяснение!
   – Объяснений можно придумать сколько угодно. – Ивард огладил бороду. – Слышал когда-нибудь о шиалгах?
   – Нет. Что это?
   – Довольно сильные демоны, способные неплохо управляться с природными Стихиями и даже создавать себе временные полуиллюзорные тела. Сами шиалги являются чистыми сгущениями энергии и никаких материальных оболочек не имеют. В Хеллаэне, несмотря на все усилия Изумрудного Ордена, шиалги были полностью истреблены, но часть из них, спасаясь от чересчур рьяных охотников за демонами, по слухам, перебралась в Пустоши. Как и другие нематериальные демоны, шиалги питаются энергией и поэтому в Пустошах прозябают на голодном пайке, но здесь, по крайней мере, на них не устраивают массовых облав. Так вот. Шиалг вполне способен принять облик кьюта и напугать какого-нибудь дурачка впечатляющей демонстрацией своей колдовской мощи.
   Мягкое покачивание бразгора действовало усыпляюще. Дэвид снова зевнул и завернулся в плащ.
   – Не понимаю… – задумчиво сказал он. – Жизнь не может развиваться в мире, метамагическая сущность которого уничтожена Это аксиома. Когда-то Хеллаэн убил этот мир, поглотив его магию. Но в Пустошах жизнь не исчезла. Она стала другой. Обитатели Пустошей изменились, но не утратили способностей размножаться и развиваться… Шиалги перебрались сюда… Кьюты плодятся как сумасшедшие… Гиоры и белые тени… Совсем не похоже на мертвый мир, каким его принято считать.
   – Пустоши, Хеллаэн и Нимриан – давно уже не три разных мира, а два… вернее – один с двумя магическими полюсами, – ответил Ивард. – Между Темными и Светлыми Землями существует поле напряжения, обеспечивающее сохранение их связи. Это же напряжение удерживает, постепенно сжимая, мир Диких Пустошей. За счет тока энергий между полюсами некоторые виды живых существ – в основном демонов – могут существовать и здесь. Их мир мертв, но они заимствуют избыточную энергию двух ближайших миров, сплавленных вместе с Пустошами в единое целое.
   Дэвид кивнул, закрыл глаза и заснул. Его сновидения были беспорядочны и лишены смысла, но, по крайней мере, на этот раз за порогом бодрствования его ждали не кошмары, ставшие – после возвращения из Долины Теней – уже почти привычными и обыденными.


   Когда Дэвид проснулся, грязно-серый цвет неба сменился багрово-бурым с вкраплениями пятен сплошной темноты, а освещение заметно убавилось. В Диких Пустошах наступила ночь – если вообще понятия «дня» и «ночи» применимы к миру, лишенному солнца. Что освещало небеса Диких Пустошей?… Дэвид не знал ответа на этот вопрос, да и никто, пожалуй, из числа колдунов, сопровождавших караван Джейназа, не смог бы с точностью на него ответить. Ивард и Арквист любили порассуждать о причинах, вызывавших произвольное фосфоресцирование верхних слоев атмосферы, но все их рассуждения были настолько заумными, запутанными и строились на столь шатких теоретических обоснованиях, что почти никто из окружающих на споры двух престарелых чародеев внимания не обращал.
   Согласно научным воззрениям, принятым на Земле Т-1158А, планета без солнца неминуемо должна являть собой замерзший шар без признаков какой бы то ни было атмосферы. Однако, с точки зрения обитателей Хеллаэна, Земля Т-1158А представляет собой провинциальный, мало кому известный мирок, а ее наука могла бы заинтересовать в Темных Землях лишь чудаков, сотрудников этнографических музеев и специалистов по слаборазвитым цивилизациям. Мир Диких Пустошей, оторванный от своего солнца около ста тысяч лет тому назад, по необъяснимым причинам атмосферы не терял и в ледышку превращаться не спешил. Дэвид, покинувший Землю четыре года тому назад, уже давно перестал обращать внимание на постоянные нарушения законов природы, некогда представлявшихся ему незыблемыми.
   До смены оставался ещё час – время, вполне достаточное для того, чтобы поесть и покормить гулейба. На переносной платформе, используемой в качестве стойла для ящериц-скороходов, Дэвид разговорился с Реулом, гулейб которого отдыхал в соседней секции. Реул – больше воин, чем маг, адепт Света и Льда – обычно немногословный, сегодня, кажется, устал от своего молчания. Он рассказал Дэвиду о том, что Мерклон вот уже семь или восемь часов тому назад улетел к Тагитскому кряжу и до сих пор не возвращался. Хотя ясновидец Арквист утверждал, что Старый перевал в данный момент пуст, равно как и пустыня за ним, начальник охраны решил убедиться в этом собственными глазами.
   Из – за тою, что Арквист, сканировавший пустыню на предмет всевозможной нечисти, был освобожден от дежурств, график, составленный ещё в Шегге, претерпел ряд изменений. Общий принцип, впрочем, остался прежним: на патрулирование старались не отправлять колдунов, стихии которых совпадали. Поскольку Дэвид котировался тут как огненный маг, на этот раз его напарником стал Варлег – посвященный Воды и Тьмы, тучноватый брюзга, постоянно жаловавшийся на жизнь. Почти всю смену Дэвид молчал, а Варлег, напротив, болтал без умолку – взахлеб рассказывал о рабыне, купленной полгода тому назад.
   В Хеллаэне легально существовали рынки рабов, которых, как правило, привозили из других миров – тайно похищая либо открыто захватывая и обращая в рабство в ходе военной экспансии. Хотя всем рабам, психологически способным взбунтоваться, промывали мозги с помощью псионических заклятий ещё в лагерях временного содержания, Варлег опасался приобретать живую собственность, бывшую некогда свободным человеком. Несмотря на глубокую гипнообработку, известны случаи, когда подчиняющие заклинания по тем или иным причинам давали сбой, и раб убегал либо нападал на своего хозяина. Варлег, очевидно, имел какие-то особые сексуальные пристрастия, поскольку в неизбежности нападении, буде его рабыня вдруг выйдет из-под контроля, он был уверен на сто процентов. Как человек осторожный и любящий комфорт, Варлег не стал экономить и обратился не к работорговцам, а в компанию, занимавшуюся выращиванием искусственных людей. Клон, за несколько дней развившись в капсуле от состояния зародыша до взрослого человека, с самого начала программировался для той роли, которую ему предстояло сыграть, и никакими лишними воспоминаниями, могущими всплыть в самый неподходящий момент, обременен не был. Варлег был сторонником безопасного секса.
   Дэвид стоически пережил это дежурство, хотя за четыре часа Варлег своей болтовней утомил его необыкновенно. Когда они уже возвращались, сдав пост Язанне и Юдди, в посветлевшем небе Диких Пустошей Дэвид углядел черную точку, двигавшуюся с восточной стороны. Это мог быть как шемгас Мерклона, так и вольная тварюга, углядевшая потенциальную добычу. В последнем случае Дэвид предпочел бы находиться поближе к каравану – иметь дело с неприрученным шемгасом, вылетевшим на охоту, ему совершенно не улыбалось. Он подстегнул гулейба, Варлег последовал его примеру – и меньше чем за минуту ящерицы-бегуны доставили их к остальным.
   Тревога оказалась ложной. Спустя ещё несколько минут шемгас Мерклона опустился на землю в голове каравана. Поскольку до следующей смены Дэвиду делать было нечего, он решил пообедать, а после – пообщаться с кем-нибудь из более опытных колдунов и, возможно, немного поучиться. Но землянин даже не успел отвести гулейба на платформу. Бразгоры начали останавливаться – один за другим. Вполголоса выругавшись – опять что-то не так! – Дэвид направил гулейба к первому бразгору. Так же поступали и другие колдуны и караванщики, не занятые в данный момент никакими делами. Похоже, Мерклон принес дурные вести.
   Мерклон, сгорбившись, устало сидел в седле на спине летающего ящера. Шемгас тяжело дышал, беспокойно двигая уродливой головой из стороны в сторону. На земле, в окружении своих подручных, стоял Джейназ из Шегга – богато одетый, черноволосый, но уже начинающий седеть, грузный мужчина лет пятидесяти. Безутешного горя на его лице написано не было, но и счастьем оно не светилось.
   – Что случилось? – спросил Дэвид, переводя взгляд с хозяина каравана на начальника охраны. Ему не ответили. Мерклон снял шлем-полумаску, подставив лицо, разгоряченное стремительным полетом сквозь небеса Диких Пустошей, сухому соленому ветру. Когда подтянулись прочие охранники и торговцы, желавшие узнать, что произошло, он наконец объявил во всеуслышание то, что после приземления сообщил Джейназу:
   – Кьюты. Целая армия с той стороны перевала.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное