Андрей Посняков.

Тайный путь

(страница 6 из 27)

скачать книгу бесплатно

   Юноша поежился – и в самом деле, одежка-то был не очень – кеды в болоте утопли, футболка – зеленая, с желтыми латинскими буквицами… Подарочек почтальонши Ленки… Ванька прав – прикид стремный. За бродягу запросто примут, тут ведь по одежке встречают. Эх, знакомых надо искать, знакомых… И соврать чего-нибудь… Что вот только? Подождите-ка… Парень-то говорит – сейчас июнь-месяц. А тогда… А тогда – август на дворе был… или конец июля, но уж никак не июнь… Значит, что же?
   Лешка похолодел, остановился:
   – Какой сейчас год, Ваня? Ну, лето на дворе которое?
   – Лето? – Отрок смешно наморщил нос, задумался. – Ммм… Шесть тысяч девятьсот сорок девятое.
   – Это – от сотворения мира, – покивал уже знакомый с подобными тонкостями Лешка. – А от Рождества Христова?
   – От Рождества Христова? Ммм… Так… От этого вычесть то… а в остатке тогда… нет, не так… ага, вот… Одна тысяча… Одна тысяча четыреста и сорок один год прошел от Рождества Христова!
   – Тысяча четыреста сорок первый…
   – Ну ты и вопросы задаешь – прямо, как тот дьячок, что меня грамоте учил! Ух и тяжелая же была у него рука – бывало, как разложит на лавке, да ка-ак всыплет розог… Вот потому я такой и умный!
   – Тысяча четыреста сорок первый, – задумчиво повторил юноша. – А тогда был – тысяча четыреста сороковой. Целый год прошел… Нет, не так – всего-то – год! Наверное, могло быть и хуже…
   – Ну, что ты там шепчешь? – оглянулся Иван. – Так ведь и не сказал даже, как тебя кличут?
   – Кличут меня обычно – выпить, – оторвавшись от мыслей, пошутил Лешка. – Алексеем меня зовут, будем знакомы!
   – А кто ты? – никак не отставал парнишка. Вот уж любопытный! – Босой и одет чудно. Но на простого мужика не похож – и речь не та, и ухватки…
   – Приметливый ты чувак, как я погляжу?
   – Что?!
   – Ну, больно внимательный.
   – Так я ж купецкий сын! Мне нельзя ротозействовать – вмиг прогорю. Так кто ж ты?
   Лешка отмахнулся, словно от овода:
   – Сам-то догадайся, коли такой умный.
   Ваня неожиданно улыбнулся:
   – А и – пожалуй. Страсть, как люблю всякие загадки разгадывать!
   – Ну, вот и догадайся, уж сделай такую милость.
   – Ты не из простых, это точно, – на ходу рассуждал отрок. – А одет так… потому что сбежал от татар, верно?!
   – Догадливый ты парнишка, Иван!
   Мальчик весело улыбнулся:
   – Я ж говорил, что я умный, – не зря дьячок столько розог извел!
   – Не зря… – Юноша усмехнулся. – Давай, продолжай дальше, очень интересно послушать.
   – Уж продолжу… Не из простых, сбежал от татар, говоришь немножко чудно… Скорее всего, ты – воин… И долго жил где-нибудь в чужих землях.
   Лешка даже остановился и уважительно посмотрел на отрока:
   – Однако! В самую точку бьешь, чувачок.
   – Воин ты тоже не из простых, – ободренный, уверенно продолжал Ваня. – Видно, что привык командовать… туда, мол, идем, сюда… Меня даже не спрашивал – пойду ли…
   – А куда ты денешься?
   Отрок улыбнулся:
   – Вот и я о том.
Значит, воин – и не из простых. Ну, на знатного боярина, извини, не очень похож – ты б тогда со мной, как с равным, не разговаривал… Рода ты древнего, может, даже – очень… Но – разорившегося, захиревшего… Не боярин, но и не простой дворянин-служака… Сын боярский! Угадал?
   – В точку!
   – Давай-ка передохнем немного, Алексий, – попросил отрок. – Посидим немножко, а то что-то устал… Заодно и поговорим.
   Мальчик уселся на поваленный ствол дерева, рядом присел и Лешка. Усмехнулся:
   – Будто мы и так с тобой не говорили – молчали.
   – Э, нет, – хитровато улыбнулся Ваня. – То не разговор был, так, присказка… Деловой разговор вот теперь будет.
   – Деловой разговор? – Юноша и не скрывал удивления. – А тебе сколько лет-то, Ванюша?
   – Четырнадцатое лето идет, – снова улыбнулся отрок.
   Лешка пожал плечами:
   – Ну-ну… И о чем будет деловая беседа?
   – О деньгах, о чем же еще-то?
   – О деньгах?! – вот тут уж Лешка удивился по-настоящему. Хмыкнул: то же еще – финансист сопленосый!
   – Именно о деньгах, – без тени смущения заверил Иван. – О чем еще могут серьезно разговаривать деловые люди?
   – Ну, давай, говори о деньгах, черт с тобою! Бизнес-план не забудь обсказать. – Юноша махнул рукой и расхохотался.
   А отрок, наоборот, сделался крайне серьезным:
   – Хочу тебя нанять, Алексей.
   – Нанять?!
   – Да, нанять. Человек ты, судя по всему, опытный, бывалый – а я слаб и меня сейчас любой может обидеть. Потому я бы попросил тебя сопровождать меня до Брянска.
   – До Брянска?! – Лешка покачал головой. – Вот незадача, а мне, вообще-то, в другую сторону.
   – В какую? Впрочем, ты не дослушал. Я ведь хорошо заплачу, очень хорошо, можешь быть уверен! А коль не доверяешь моему купецкому слову – можем по пути письменный договор составить, написать грамотку… Ты не сомневайся, дело для чести твоей не зазорное – в иных землях не мало достойных рыцарей служат торговому люду, в той же хоть Венеции, в ганзейских городах, в Великом Новгороде.
   – Да я не о чести беспокоюсь, – отмахнулся Лешка. – Мне-то бы на юг надо, к Константинополю ближе… Твой Брянск уж никак не по пути приходится!
   Ваня широко улыбнулся:
   – Да как же не по пути-то?! Как раз по пути! Из Брянска я человечка пошлю за отцом, с выкупом, а сам сразу во Львов, с товарами – торговое дело такое, времени зря терять нельзя, враз обойдут! А из Львова, коль уж тебе так к грекам надобно, прямой торговый путь – в Валахию, в Варну. Хороший путь, удобный – это тебе не через Дикое Поле тащиться. В Варне сядешь на корабль – вот тебе и Царьград. Красота! Ну, соглашайся! Уж теперь тебе и раздумывать нечего.
   Лешка усмехнулся – больно уж ухватистым малым оказался его новый знакомец. Да ведь и не беден, если, правда, не врет… Нет, судя по кафтану – не врет. Богат, богат купчина! Что же касается Константинополя, то… да, пожалуй, через Львов до него будет куда удобней и безопасней добраться… несмотря на турок. Валахи, кажется, им дань платят. Так и император Иоанн Палеолог – тоже турецкий данник…
   – Ладно. – Алексей улыбнулся. – Будем считать, уговорил.
   – Вот и славно! – Парнишка с силой хлопнул юношу по плечу и церемонно приложил руку к сердцу. – Уверяю, ты нисколько не прогадаешь! Теперь об оплате… Предпочитаешь в талерах или дукатах? Или, может быть, в московских или ордынских деньгах?
   – В ромейских лучше бы! – Лешка расхохотался.
   – В ромейских? – Иван презрительно хмыкнул. – Так ведь они почти все порченные, по золоту указанной цене не соответствуют… Впрочем, как знаешь…
   – Могу и дукатами взять, – поспешно поправился юноша. – Или талерами.
   – Договоримся… В Царьграде обычно платят четыре мелкие серебряхи – аспры – в день, так?
   – Ну, так… – согласно кивнул Лешка.
   – А я тебе положу ровно в десять раз больше – это больше двух бизантинов!
   – Что ж, сумма приличная…
   – Уж конечно! Однако, я свою жизнь ценю. И, сказать тебе честно – нанимать воина в силе – оружного, с конем, со слугами – мне бы обошлось куда как дороже.
   – Обязательно воина нужно нанять?
   – Обязательно! – резко выпалил отрок. – Здешним простолюдинам я совершенно не доверяю!
   – А мне доверяешь?
   – А ты – не здешний. К тому же – крученый – уж я в людях разбираюсь, поверь! Судя по мускулам – уж приходилось тебе помахать сабелькой!
   – А может, я весло на турецкой галере ворочал?
   – От весла мускулы по другому…
   – Все-то ты знаешь!
   – Так я ж и говорю – умный!
   Таким вот образом и заключили устный контракт. Как не преминул заметить юный бизнесмен – обоюдовыгодный.
   Между тем лес становился все реже, и вот уже за деревьями показался большак – широкая грунтовка с глубокой, наезженной тележными колесами, колеей. Выйдя на дорогу, путники остановились, внимательно посмотрев в обе стороны, и, завидев маячившие впереди слева избы, дружно туда и направились.
   – Да, это и есть Амбросиево, – когда подошли ближе, негромко заметил Иван. – Вон рядок, вон избы… А вон – пожарища.
   И в самом деле, половина села была сожжена, правда, судя по обгорелым пустошам, вряд ли сие произошло недавно, скорее всего – где-то ранней весною. Кое-где уже белели новые срубы, над одним из них, ближнем к дороге, деловито стучали топорами плотники.
   – Бог в помощь, работнички! – подойдя, первым поклонился Ваня.
   Лешка уже перестал удивляться его оборотистости, лишь мельком отметил какое-то несоответствие между горькими слезами отрока и вот этим – совершенно иным – его поведением. Впрочем, наверное, слезы – слезами (отца-то, чай, жалко!), а дело – делом. Одно слово – купец.
   – И вам того же, – путников внимательно осмотрел рыжеватый цепкоглазый мужик, по всей видимости – артельный староста. – К кому путь держите?
   – К старосте, Кузьмину Епифану, – вспомнил имя Лешка.
   Артельщик показал рукой:
   – Эвон его изба.
   – Знаю…
   – Так ты, выходит, здесь и раньше бывал? – едва отошли, поинтересовался Иван.
   Юноша усмехнулся:
   – Бывал, а как же… Может, и вспомнит меня староста. Должен вспомнить!
   Изба старосты, ничуть не обгорелая, располагалась сразу за торговым рядком, напротив деревянной церкви с изящной, крытой серебристой осиновой дранкой, маковкой. Точно такой же дранкой была покрыта и четырехскатная – вальмовая – крыша обширного, рубленного в лапу, дома старосты, стоявшего на высокой подклети и со всех четырех сторон окруженного галереей – гульбищем. Не бедный был домик. Да и двор – не бедный, просторный, с многочисленными хозяйственными постройками – амбарами, баней, овином. Рядом с домом, на лугу, паслось с десяток коров, охраняемых кудлатыми псами. Почуяв чужих, собаки вызверились, зарычали…
   – Кто такие? – поднявшись из травы, недружелюбно осведомился подпасок – веснушчатый рыжий парень лет пятнадцати.
   – Ты бы собачек-то того, прибрал, – сквозь зубы посоветовал Алексей. – Хозяин, староста Епифан, где?
   – Во дворе быть должон, – лениво отозвался парень. – Если не на гумне…
   – Так сходи, позови! – не выдержал Ваня.
   Подпасок ухмыльнулся:
   – Ага, позови… А коровы?
   – Ну, тогда прибери собак!
   – Откуда я знаю, кто вы?
   – Эй, Митря! – закричали вдруг от ворот усадьбы. – Ты с кем там собачишься?
   – Да бродяги какие-то… Видать, побираться пришли.
   – Так гони их в шею!
   – Ужо, прогоню… – Пастух с явным наслаждением посмотрел на собак. Те, поймав его взгляд, зарычали на чужаков еще злее, угрожающе так, словно вот-вот разорвут.
   – Кафтан сымай! – воровато, оглянувшись на усадьбу, вдруг приказал Митря. – Тебе, тебе говорю, малой.
   – Что?! – Иван возмутился. – Кафтан?!
   – Кафтан, кафтан… И кушак не забудь. И сапоги. Ну, быстрее, что встал? – Пастух нахально усмехнулся. – Сейчас, псам мигну – разорвут на кусочки!
   – Смотри, как бы тебя потом хозяин не разорвал! – надменным тоном вдруг произнес Алексей. – А ну, живо зови старосту…
   – Ага, счас!
   Лешка сжал зубы. А ведь спустит-таки псов, сукин кот! Разорвут… Вернее, разорвали бы хоть кого… да только не Алексия Пафлагонца, акрита, воина ромейской пограничной стражи! Учили в страже на совесть, пользоваться всем – не только оружием, но и всеми предметами, его заменяющими. Как во-он тот камень… Впрочем, а зачем камень?
   – Снимай свой кафтан, Ваня, – понурив голову, посоветовал Лешка. – Такая уж, видать, наша судьба…
   Пожав плечами, отрок снял пояс и принялся расстегивать пуговицы, красивые такие, из темного полированного дерева…
   Скинуть кафтан Иван не успел… Лешка как-то так, незаметно, не сделав ни одного резкого движения, оказался за спиной пастуха. Ласково ухватил рукою за шею – собачки даже не шелохнулись…
   – Убери собак… Быстро, не то сверну шею!
   – Пусти-и-и…
   Лешка надавил парню на кадык:
   – Ну?!
   – Пошли вон, пошли, вот я вас! – испуганно закричал пастух. – Прочь, кому сказал?
   Собаки, рыча, отошли в сторону.
   – Теперь зови старосту. Громко!
   – Епифан Кузьмич! – громко, что есть силы, заорал Митрий. – Епифан…
   – Чего орешь? – из ворот усадьбы вышел-таки, наконец, староста – высокий мосластый мужик с черной окладистой бородою и внимательным взглядом. Одет староста был по-простому – в летнюю посконную рубаху с вышивкой, подпоясанную тоненьким кумачовым кушаком. Голову прикрывала сдвинутая набекрень зеленая суконная шапка.
   – Чего звал? – староста окатил всех неприязненным взглядом.
   Лешка ухмыльнулся:
   – Здоров будь, Епифане!
   – И тебе не хворать. Откель будете?
   – Смотрю, не признал, Епифане?
   – Господи! – Староста вздрогнул и пристально всмотрелся в лицо юноши. – Господи, никак. Алексий! Вот те на-а! Жив значит. А мы ведь, грешным делом, думали, сгинул!
   – К татарам в полон попал, – пояснил Лешка. – Насилу убег.
   Епифан широко улыбнулся:
   – Ну, заходи в дом, будь гостем! Это кто с тобой?
   – Купца Епифана Кузьмина сынок, Ваня… Домой, в Брянск, возвращается, отца-то разбойники пленили, выкуп требуют.
   – А, то-то я гляжу – у мальца, вроде, лицо знакомое… Ну, заходите.
   Путники поднялись по широким ступеням крыльца.
   – Марфа! Марфена! – поднимаясь следом, громко закричал Епифан. – А ну, сгоноши девок, пущай обед тащат! Да не забудь кваску – гости у нас. – Староста повернулся к Лешке, усмехнулся. – Гляжу, не сладко в татарах пришлось – поизносился весь да и бос.
   – Хорошо, хоть такой убег.
   – Слави, Господи! Вот что, я тебе одежку-то дам. Не взыщи только – не Бог весть какую, может, и с заплатками, да и сапоги старые… Но все ж лучше, чем почти голым-то щеголять!
   – Вот за это большое спасибо тебе, Епифан Кузьмич! – искренне обрадовался юноша. – На первое время хоть какая одежка сгодится, лишь бы не голышом.
   Староста ухмыльнулся:
   – Инда, велю принести…
   Переодевшись, Лешка с удовольствием прошелся по горнице. Рубаха, правда, посконная, зато чистая, да и сапоги, хоть и старые, а пришлись в пору. Ну, начало есть, остальное раздобудем.
   – Ничего, Ванька. – Юноша весело подмигнул отроку. – Прорвемся!
   Тот скривился:
   – А я и не сомневаюсь!
   Обедали по-простому, хоть и не постный выдался день, скоромный. Крапивные щи с льняным маслом, каша из ячневой крупы, рыба. Рыбы было много: жареные караси, лещи, томленные с духовитыми травами, три вида ухи – налимья, хариусовая, окуневая – да еще пироги-рыбники. Запивали все хмельным кваском – холодненьким, с ледника.
   Лешка вяло рассказывал наспех сочиненную историю о побеге из татарского плена, явно рассчитывая на невнимание хозяина дома. Тот и в самом деле слушал в пол-уха, видать, были сегодня и куда более важные дела, чем сидеть тут, в горнице, да калякать с гостями.
   Лешка даже вздохнул:
   – Что-то не весел сегодня, Епифане.
   – А, будешь тут весел. – Епифан с досадой махнул рукой. – Тати лесные уж так надоели всем – хуже шершней! И, главное, ведь не выловить их никак, не сладить.
   – Как это – не сладить? – удивился юноша. – А князь что? Вы под кем сейчас?
   Староста приосанился:
   – Я-то однодворец, надо мной господов нету!
   – Я не про господина, про князя, – усмехнулся Лешка. – Кому налог платите?
   – Налог?
   – Ну, виру, или дань, как там у вас…
   – Когда кому, – степенно пояснил Епифан. Крупные, в синих прожилках, руки его беспокойно заерзали по столу. – Когда белевцам платили, когда – Василию, князю московскому, когда Дмитрию – тоже московскому князю, они ведь сейчас с Василием разодрались, все трон поделить не могут.
   – Так тогда им и не платите. – Юноша засмеялся. – Пусть сначала промеж собой разберутся!
   – Так мы и не платим. Литовцам платим, вроде как под Литвою сейчас… – Староста задумчиво погладил бороду. – Оно все бы ничего, кабы не разбойники, тати. Засели черт-те где по урочищам – нет никакого сладу.
   – А договориться не пробовали?
   – Да пытались, что ты – те ни в какую! Эвон, избы сожженные видал? Думаешь, это татары иль московиты? Шишь! Тати! – Староста вдруг замолк, осененный какой-то внезапно пришедшей мыслью. Посмотрел на гостей, ухмыльнулся:
   – Слушай, Алексий… Нам вот как раз такого воина, как ты и не хватало – с татями справиться! Помоги, а?
   Лешка усмехнулся – ну, вот еще, не больно-то надо в чужие дела лезть:
   – Сами-то вы что ж?
   – Да у нас же хозяйство, пойми, нет у нас времени иные дела крутить. Мы уж с мужиками надумывали охочих людей нанять. По-осени, чтоб было, чем расплатиться…
   – Не. – Посмотрев на внимательно слушавшего весь разговор отрока, Лешка отрицательно покачал головой: – Не могу я сейчас вашими делами заняться. Вон, сыну купеческому слово дал в Брянск доставить!
   – Так ведь и доставишь, запросто! – Староста неожиданно просиял. – Мценский купчина Окладников как раз в Брянск через пять ден собрался. С ним и поедете – во многолюдстве, безо всякой опаски! А до тех пор, уж помоги, сделай милость… Много хорошего про тебя прошлолетось мужики рассказывали. Знаю, воин ты умелый. Помоги, а? Хотя б советом каким… А уж мы в долгу не останемся.
   – Ну что, Иване? – Лешка хлопнул парнишку по плечу. – Поможем, что ль, местным?
   – Ну, коли уж так… Отчего не помочь? – не очень-то охотно согласился тот. – Но – только что сможем за три дня. Купец Окладников, думаю, нас ждать не будет.
   – Успеем! – азартно воскликнул Епифан. – За три дня – успеем! К тому же, у татей-то немало всякого добра наворовано – вот бы отобрать неправедное!
   – Ага. – Юноша хмыкнул. – Отбери, попробуй.

   Ну, раз назвался груздем, так полезай в кузов! Обещал помочь – так уж помогай, без дела-то не сиди. Вот, по такому принципу Лешка сейчас и действовал, вспоминая все, чему научился в Константинополе, да и так, логически размышляя.
   Ближе к вечеру, в избу старосты набились дюжие молодые парни – косцы, нанятые всем селом в складчину на июнь месяц. И Лешке тогда стало понятно, для чего он так нужен был Епифану, ну, конечно – сила у сельчан была – косцы, у них ума – опытного в воинских делах человека! – не было. Так что Лешку им словно Бог послал! Так можно выразиться.
   Особых иллюзий в отношении себя юноша, правда, не питал – парень как парень – однако, и ни самоуничижался – все ж таки опыт, надо признать, имел. Сразу после обеда – до прихода косцов еще – уселись с Ванькой в сенях, за выскобленным добела столом, на котором Лешка принялся рисовать притащенным из печки углем.
   – Вот она – банда… Ну, тати… – Он нарисовал кружок посередине стола. Подумав, пририсовал череп и перекрещенные меж собою кости. – Что им надо?
   – Грабить, чего еще-то?
   – Я имею в виду – для жизни.
   – А… – Отрок задумался. – Ну, где жить надо, чего покушать, кому сбыть награбленное…
   – Правильно, – согласно кивнул Лешка. – Вот мы и нарисуем. Вот так… «Еда», «Схрон», «Сбытчики»… ну, еще – «Связь». Кто-то ведь должен бандюков на купеческие караваны наводить, вот, как на твой…
   – Ну да, конечно.
   – Епифан сказал – они тут все деревни терроризируют…
   – Чего?!
   – Ну, не дают жизни. Значит, местных помощников исключаем. Уж больно здешние людишки на этих самых татей злы. Нет, помогать не будут. Откуда тогда еда? Поддержка?
   – Может, нападают на кого?
   – Ага… Из-за какого-нибудь куренка… Мелковато мыслишь, умник! Нет. Есть у этой бандочки какая-то нехилая крыша!
   – Крыша?
   – Ну, покровитель какой-то имеется… Амбросиево чье село?
   – Наше, литовское…
   – Значит – московский князь воду мутит, тут и думать нечего.
   – Или татары.
   – Или татары, – согласно кивнул юноша. – Ну, с крышей – это пусть потом сами разбираются, наше дело – банду вычислить. А как ее вычислить?
   – Как?
   Лешка насмешливо посмотрел на собеседника:
   – Эх ты, а еще умным себя считаешь! Соглядатаев их надо взять! Курьеров! Смекаешь?
   – Ну да, ну да… – Ваня закусил губу. – Кажется, я в тебе не ошибся!
   – Кажется?
   – Да уж, не ошибся.
   – А курьеров не из местных искать надо… Но и не из чужаков. Чужаки-то что могут о местных делах знать?
   – Само собой.
   – Тогда – среди кого?
   Отрок задумался:
   – Купчишек мелких можно пощупать, приказчиков, проводников…
   – Верно, верно…
   – Скоморохов там всяких… артельных…
   – Артельных? – Лешка хлопнул ладонью по столу. – В самую точку, Ваньша! Их в первую очередь и проверим.

   Староста Епифан с помощниками с Лешкиными доводами согласился сразу. И – почти сразу же – буквально на следующее утро был получен результат.
   Лешка как раз сидел на крыльце, точил бруском ржавую, подаренную старостой саблю – ну, уж какая нашлась…
   Видел, как пробежал по двору неприметный мальчонка. Да сразу к недостроенному амбару, откуда слышался командный голос хозяина. Как только парнишка юркнул в амбар, Епифан сразу замолк. Потом вышел на двор и быстро направился к Лешке. Тот с интересом ждал новостей.
   – Нашли гада, – подойдя ближе, взволнованно прошептал староста. – Артельный нарядчик Елмошка с утра к Черной болотине бегал. Говорят, не впервой уже. Места там колдовские, дикие – с какой это надобности честному парню там шляться?
   – Да уж, – согласился Лешка. – Действительно – с какой это надобности? Хорошо… – Отложив саблю, юноша поднялся на ноги. – Однако, торопиться не следует. Сначала надобно все хорошенько обдумать.
   – Да чего уж тут думать, – гневно сверкнул глазами Епифан. – Взять за шкрябень поганца да потолковать как следует!
   – Э, нет, – Лешка возразил с ходу. – Этак и спугнуть можно… Епифан, ты, кстати, Ваньку нигде не видал? С утра куда-то запропастился. Потеряется еще, с кого я тогда бабки за охрану срублю?
   – Да на сеновале он, Ваньша, дрыхнет… Вроде. Так что с Елмошкой-то делать?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное