Андрей Посняков.

Рудиарий

(страница 2 из 24)

скачать книгу бесплатно

   Поначалу Рысь оказался на вилле, затем – в гладиаторской школе, а уж потом – в центурии Теренция Капитона, почти полностью погибшей в галльских болотах. Гладиаторы, в том числе и Рысь, помогали легионерам бороться с мятежными галлами. Мятеж подавили, сам Рысь едва не погиб, зато приобрел друзей-римлян – легионеров Валерия и Луция. Валерий оказался племянником императорского легата, который по его просьбе и подарил Рыси свободу. Ланиста, конечно, скрипел зубами, лишаясь одного из лучших бойцов, но что он мог сделать против слова легата? Конечно, даже получив свободу, Рысь мог бы остаться в гладиаторской школе и тренировать молодых, как многие ветераны – Плавт, Эней, Лупус. Однако, хорошенько подумав, юноша решил иначе. В конце концов, что его связывало с Ротомагусом, городом Лугдунской Галлии, в котором находилась гладиаторская школа? Друзья? Так легионеры не собирались там оставаться, а единственный друг-гладиатор, иллириец Тирак, был продан ланистой перекупщику из Массилии. Узнав об этом, Рысь почувствовал горечь и уже больше не собирался оставаться при школе, тем более что нравившаяся ему девушка Флавия Сильвестра, приемная дочь всадника, нет, уже сенатора Децима Памфилия Руфа, уезжала со своей семьей в Рим. Спровоцировав мятеж, Памфилий Руф сам же его и подавил, благодаря чему обрел лавры спасителя отечества и сенаторский титул. Теперь все дороги его вели в Рим. Устроив прощальную вечеринку для аристократии Ротомагуса, новоявленный сенатор уехал. А вместе с ним и Флавия. И кажется, она ничуть не грустила по поводу переезда.
   Поначалу Рысь хотел было ехать за ней, но, подумав и посовещавшись с друзьями, охладел к этой затее. Кто он? Бывший гладиатор, презираемый всеми раб, а ныне – вольноотпущенник, которого ни в одном приличном доме не пустят дальше прихожей. Что он сможет дать Флавии? Предложить руку и сердце? Смешно говорить. Разве что изредка встречаться в постели, так и это может Флавии быстро прискучить, ведь у ног ее будет лежать Рим! Флавия уехала, друг Тирак в Массилии. Валерий с Лупусом звали завербоваться в легион, да Рысь не очень-то хотел этого, даже несмотря на хорошее жалованье. Воевать за деньги?
   А чем тогда ремесло легионера отличается от жизни гладиатора? И те и другие не свободны и делают что велят. Нет, Ант Юний Рысь, как называли его друзья-римляне, вовсе не хотел этого, а хотел… Чего, и сам не знал. Наверное, для начала следовало отдать долг погибшим родичам – отомстить за них подонкам-ободритам во главе с их коварным вождем Тварром. Ободриты, как юноша уже вызнал, жили недалеко от Янтарного берега. Туда и следовало добраться и убить наконец Тварра, чтобы души родичей успокоились на том свете. Месть – дело важное и достойное, но для нее нужно было сначала найти обидчиков. Впрочем, Рысь не сомневался, что найдет – ведь помогут боги! Вот они уже и послали ему эту девушку, Арнику. Кроме всего прочего, через нее наверняка можно будет многое разузнать.
   Провалившись в плотную пелену сна лишь к утру, юноша проспал почти до полудня.
Когда он спустился в харчевню, солнце стояло уже высоко. Сиренево-сизые тучи затянули полнеба, похолодало, повеяло влагой, и уже было ясно, что скоро пойдет дождь. Оставаться на постоялом дворе не хотелось, и, наскоро перекусив в пустом зале, Юний вышел на улицу. Подумав, он направился к форуму. Именно там, на торге, наверное, и можно что-нибудь узнать о пути к Янтарному берегу.
   Рынок, пропахший свежей рыбой и дублеными шкурами, которые разложили прямо на мостовой звероватого вида торговцы, шумел сотнями голосов, на все лады расхваливающих товары. Амфорами продавалось привозное вино и оливковое масло, кучами громоздилась шерсть и тюки светлых льняных тканей, блестящие зеленоватые мухи жужжащими тучами кружили над мясными рядами, горожане корзинами брали орехи, фрукты и только что пойманную рыбу. Шныряли мальчишки – разносчики лепешек и напитков, кричали что-то на совершенно непонятном Юнию языке, переходили на латынь, лишь завидев покупателей-римлян. Хоть город и был построен римлянами, однако их влияние в этой земле было еще слабее, нежели в Лугдунской Галлии, совершенно справедливо считавшейся дикой. Почти все знатные галлы общались меж собой на латыни, здесь же, похоже, было наоборот. По пути к рынку юноша не услышал ни одного знакомого слова.
   Какой-то нахал вдруг сильно толкнул его, и Юний непроизвольно схватился за меч. Обернувшись, юноша увидел лишь красный шерстяной плащ, развевающийся за широкой спиной обидчика и тут же, сбоку, вдруг заметил разложенные на прилавке куски полупрозрачного застывшего золота. Янтарь!
   Подойдя ближе, Юний взял один камешек, покрутил между пальцев – на ладони заиграло маленькое теплое солнце.
   – Красиво! – Юноша восхищенно кивнул торговцу, кряжистому бородатому мужику в наброшенной на плечи выделанной волчьей шкуре.
   – Да, да, – затряс бородищей торговец. – Красиво, очень. Купи, господин, не пожалеешь! Подаришь своей подружке.
   – У меня нет подружки.
   – Так будет! А пока возьми для себя.
   Юний покачал головой и прищурился:
   – Откуда привозят такие чудесные вещи?
   – О, из далекого далека, мой юный друг! – усмехнулся купец. – Из той земли, где зимой море, озера и реки делаются твердыми, как слюда.
   – И ты ездишь туда сам?
   – Нет. – Торговец на миг опустил глаза. – Иногда эти солнечные камни привозят сюда дикие кимвры. А почему ты спрашиваешь?
   – Да так, – пожал плечами юноша. – И сам бы с удовольствием посетил те далекие земли.
   – Вот как? – почему-то настороженно переспросил купец. – Не советую, парень. Очень не советую!
   Ничего не добившись от бородатого, Юний отошел от него и, на ходу разглядывая разложенную для продажи посуду, медленно пошел прочь. Солнце уже скрылось за плотными серыми облаками, накрапывал дождик, и, наверное, можно было бы и возвратиться уже обратно на постоялый двор, немного вздремнуть, дожидаясь визита Арники… Или все же прогуляться до пристани?
   – Эй, господин! – Кто-то схватил юношу сзади за локоть.
   Юний резко обернулся: мальчишка, босоногий, в коротких, до колен, меховых штанах и такой же безрукавке, надетой прямо на голое тело, веснушчатый и лохматый.
   – Чего тебе? – Юноша строго посмотрел на парня.
   – Меня послал тот торговец, у которого ты спрашивал про солнечный камень.
   – А, бородач, – усмехнулся Юний. – Что ему надо?
   – Он сказал: если хочешь отправиться в путь, приходи в одно место.
   – Куда же?
   – Тут недалеко. Я покажу.
   – Что ж, идем. – Юноша радостно потер руки. Кажется, римская богиня судьбы наконец-то поворачивалась к нему лицом.
   Выйдя с форума, они свернули за угол и, пройдя мимо базилики, углубились в лабиринт узеньких немощеных улиц, остро пахнущих нечистотами. Где-то рядом орали, слышалась ругань, за глухим забором истошно залаял пес. Юний непроизвольно обернулся – выглянувшее было из-за угла девичье личико проворно спряталось обратно. Юноша даже обиделся: неужто он такой страшный, что девушки от него шарахаются?! Насколько удалось рассмотреть, красивое было личико – сероглазое, пухлощекое, цвет волос скрывал капюшон. А вообще очень похоже на Арнику. Впрочем, здесь все такие – светлоглазые, русоволосые, на зависть чернявым римлянкам.
   – Идем же, господин. – Проводник потеребил путника за руку. – Не хотелось бы попасть под ливень.
   – Откуда ты так хорошо знаешь латынь, парень? – догнав мальчишку, поинтересовался Юний.
   – Я ж горожанин! – с гордостью ответил тот. – К тому же часто ошиваюсь на пристани.
   – Ты кимвр?
   – Нет, господин, я франк. Из тех франков, что называют салическими.
   – Но ваш говор схож и с кимврским, и с тевтонским, и с алеманским?
   – Не во всем, господин, не во всем. – Мальчишка засмеялся, показав щербатые зубы, и остановился у какой-то узенькой калитки в глухом и высоком заборе. – Пришли.
   Стукнув в дверцу три раза, проводник замер, прислушиваясь. За забором послышались шаги, и дверца открылась.
   – Прошу, мой господин!
   Юний чуть задержался:
   – А ты что же, здесь останешься?
   – А меня туда не звали… Эй, господин! – Парень просительно протянул грязную ладошку.
   Юноша со вздохом кинул в нее асс:
   – Бери, вымогатель.
   Довольно улыбнувшись, мальчишка сунул монету за щеку и скрылся за углом, откуда сразу же послышался шум потасовки – то ли монету у парня отбирали, то ли просто так мутузили, кто знает? А может, и он кого-нибудь трепал. Юний хотел было пойти посмотреть, да поленился и, пригнув голову, вошел в призывно открытую калитку, после чего очутился в узком дворе, заваленном дровами и навозом. Окружающий вид был вполне гнусным – может, так и принято у германских купцов? Юноша скривился… и скривился еще больше, когда увидел, как из-за навозной кучи вдруг вышли двое дюжих парней и, недобро ухмыляясь, молча пошли навстречу гостю. В руках у обоих были большие, обитые железом дубины, крайне не понравившиеся Юнию. Не оборачиваясь, он лишь помотал головой, краем глаза заметив еще двоих позади, у самой калитки. Засада! Но что он им всем сделал?
   – Эй, ребята, вы не ошиблись?
   Ответом был удар дубиной, просвистевшей мимо виска юноши. Однако…
   Выхватив меч, Юний неожиданно подпрыгнул и, перевернувшись в воздухе назад – прием «лягушки», – бросился к калитке, туда, где его меньше всего ждали. Два выпада мечом – и противники разбежались, схватившись за проткнутые клинком руки. Бывший гладиатор Рысь еще не забыл свое ремесло! Но хотя путь вроде теперь был свободен, не следовало сломя голову нестись прочь – те, с дубинами, быстро бы его догнали. Эти дюжие парни представляли собой весьма серьезную силу: меч против дубины не поможет, особенно короткий гладиус. Правда, Юний все же был гладиатором… Но и парни отлично владели своим оружием. Не обращая внимания на раненых товарищей, парни, нарочито небрежно помахивая дубинами, не спеша разошлись, чтобы не мешать друг другу. Один из них вдруг сделал длинный выпад. Юноша уклонился и попытался в прыжке достать парня острием меча. Достал, конечно, но всего лишь поцарапал кожу. И снова дубина едва не задела плечо! Юний вовремя отскочил, а ведь сзади тоже был враг! И он напомнил о себе резким ударом. «Не дать сделать замах, не дать им поднять дубины – вот единственно верная тактика», – быстро сообразил Рысь. Что ж, придется вертеться.
   Казалось, у юноши вдруг появилось четыре руки и два меча. Противники опасливо попятились – как видно, не ожидали подобного. А Юний, притворно бросившись на того, кто был у калитки, специально подставился, ожидая удара… Ага, вот и просвистела дубина, орудие эффективное, но не совсем удобное. А вот теперь пришел черед меча, пусть он короткий, но если представить, что вся вытянутая рука – клинок, то… Удар юноши наконец достиг своей цели: схватившись за грудь, парень выронил дубину и тяжело опустился наземь. И тут вдруг – Рысь успел-таки среагировать, сказалась гладиаторская подготовка – мимо просвистела стрела! Лук! Откуда он у них? Ведь, кажется, германцы не часто пользуются луками. Впрочем, какая разница? Юний вздрогнул, разглядев целящегося в него из окна лучника: бородач, торговец! Так вот в чем дело! Они, видно, почуяли в Юнии своего возможного конкурента и решили, не говоря худого слова, избавиться от него побыстрее. Значит, Янтарный берег не так уж и недосягаем! Значит, до него вполне можно добраться, а там, если позволят боги, и отыскать, наконец, Тварра! Ага, отыскать… Если здесь не кончат. От следующей стрелы юноша еле увернулся – торговец стрелял отлично, и где только так научился? Скрывшись за ставнями, бородач наложил на тетиву очередную стрелу. И за калиткой снова маячат тени! Значит, этот путь отрезан. Тогда куда?
   В дом! – словно ударило в голову Юнию. Скорее в дом, если и есть спасение, то только там. Уж там он доберется до лучника, несмотря даже на этого мордоворота с дубиной, статуей застывшего у входа. Юноша пригнулся, выжидая удобного для решающего рывка момента…
   – И чем это вы тут занимаетесь, разрешите узнать?
   Юний даже и не сообразил, кто это произнес, не до того было. Быстро обернулся, увидев, как во двор входит римский патруль в полном боевом облачении – в панцирях, шлемах и со щитами. Десятник – ага, старый знакомый Рыси Вителий – с неодобрением осмотрелся и хмыкнул. Парень с дубиной проворно убрался в дом. Интересно, а куда они успели деть труп второго? Или он только ранен и поспешил скрыться сам?
   – Добро пожаловать. – В дверном проеме показался улыбающийся торговец. – Рад видеть тебя, Вителий, как и твоих воинов.
   – Аве, Ксавей, – кивнул римлянин. – Что это вы здесь не поделили с этим славным юношей?
   – О, я принял его за разбойника… Но, если это не так, я не имею претензий.
   Юний вложил в ножны меч.
   – Ну, тогда я, пожалуй, пойду. – Он бочком пробрался к калитке.
   – Да и мы тоже, – кивнул Вителий и махнул рукой воинам: – Уходим, ребята.
   – Как… – подождав десятника, уже на улице спросил у него Рысь, – как вы оказались здесь столь вовремя?!
   Римлянин рассмеялся, обнажив крупные, как у лошади, зубы.
   – Скажи спасибо местной гетере, Арнике. Это ведь она, заподозрив неладное, позвала нас.
   – Ага, – улыбнулся Юний. – Значит, вот кто за мной следил. А где же она?
   Вителий усмехнулся:
   – Тебе лучше знать. Это ведь твоя знакомая. Ты, я смотрю, парень не промах.

   Вечером Арника все же пришла к Юнию. Явилась как ни в чем не бывало. Юноша поблагодарил ее вполне искренне, лишь удивился, с чего бы это на него взъелись торговцы.
   – Ты зря выспрашивал их про солнечный камень, – засмеялась девчонка. – Место, откуда его привозят, они не выдадут никому, тем более тебе, чужаку.
   Рысь погрустнел:
   – Что ж, однако, делать?
   – А у меня есть для тебя очень хорошая новость, – лукаво прищурилась Арника. – Я ее тебе скажу… но не сейчас, чуть позже…
   Подойдя к юноше, она обняла его за плечи, и тот крепко прижал ее к себе, погладил, ощущая через тонкую тунику, как быстро твердеет, наливается грудь. Ощутив на губах соленый вкус поцелуя, Юний снял с девушки пояс, опустил руки и, нащупав подол, медленно стащил тунику. Арника только того и ждала, застонала, нетерпеливо помогая юноше сбросить на пол одежду. Сгорая от нахлынувшего желания, оба повалились на ложе…
   А потом Арника, вместо того чтобы, как и обещала, сообщить хорошую новость, вдруг принялась занудно расспрашивать Юния о его прежней жизни, о родственниках и знакомых. Юноша скупо рассказывал.
   – Значит, ты совсем один-одинешенек, – потянувшись, словно дикая кошка, подвела итог девушка. – Это хорошо…
   – Чего ж хорошего? – резонно удивился Юний.
   – А? – Арника, похоже, думала о чем-то своем. – Что ты сказал?
   – Да так, – отмахнулся юноша. – Еще вина? Да, когда же ты скажешь приятную новость?
   – Скоро. – Девчонка посмотрело в окно. – Уже совсем скоро.
   Она нагнулась, упираясь руками в край ложа, и, обернувшись, подмигнула юноше:
   – Подойди сюда. Погладь мне спину… и ниже… Во-от… во-от…
   Юний снова на какое-то время потерял над собой контроль, отдавшись страстному любовному пылу. Потом, погладив девушку по плечам, уселся рядом.
   – Ну, где ж твоя новость?
   – Я знаю корабль, отправляющийся к Янтарному берегу!
   – Не может быть! – не осмелился поверить Рысь.
   – Да, да… И они согласны взять тебя… за определенную цену.
   – Сколько? – Юноша судорожно дернулся к кошелю.
   – Смешная сумма – тридцать денариев.
   Юний облегченно хмыкнул:
   – И в самом деле смешная.
   – Эй, – напомнила девушка. – Не забудь и мне два сестерция.
   Рысь со смехом заплатил за услуги и поинтересовался, когда же отходит корабль.
   – Завтра, – с улыбкой ответила Арника. – Завтра с восходом солнца.
   – Но мы же не успеем договориться. – Юноша озабоченно вскочил.
   – Э, не спеши, парень. Я уже обо всем договорилась…
   – Вот спасибо!
   – …и отведу тебя прямо на корабль.
   – Арника, ты настоящий друг! – Юний снова обнял девушку и поцеловал в губы.
   – Эй, – тихо прошептала та, – нам уже пора выходить…
   Первые лучи прятавшегося за дальним лесом солнца уже золотили очистившееся от дождевых облаков небо. Мочила ноги роса, а в общем-то было тепло и сухо. В густой траве пели жаворонки и еще какие-то птицы. Сунув стражнику взятку, Юний и Арника вышли из городских ворот и быстро направились к пристани.
   – Вот он, – остановившись напротив большого торгового корабля, кивнула девчонка и закричала: – Эй, мы пришли.
   С судна тотчас же скинули сходни. Одноглазый матрос в узких галльских штанах-браках с поклоном проводил гостей в каюту капитана – маленькую каморку на корме.
   – Рад познакомиться! – Капитан оказался маленьким плюгавеньким человечком с желтым лицом и недоверчивым взглядом. По-латыни он говорил, глотая некоторые буквы – с чисто римским произношением.
   – Меня зовут Авл Корнелий Фулгет, – запоздало представился моряк, кажется хороший знакомый Арники. – Говорят, ты, мой господин, не прочь пуститься в далекое плаванье?
   – Не прочь, – улыбнулся Юний.
   – Так выпьем же за это! – Капитан наполнил из стоявшего на специальной подставке кувшина небольшой кубок и протянул его юноше. – Да помогут нам боги!
   Юний опустошил кубок одним махом. Вино оказалось недурным, пряным, с каким-то необычным горьковатым привкусом. Вкусно…
   Борта каюты вдруг пришли в движение, изогнулись, а палуба, вздыбившись, ударила юношу по лицу.
   – Что такое? – пытался спросить он, но ни язык, ни губы не слушались, а в ушах звучал громкий смех капитана и Арники. Проникающий в каюту солнечный свет померк, глаза юноши закатились.
   Когда он очнулся, вокруг было темно, пищали крысы, где-то совсем рядом, за стенкой, плескалась вода, а на руках и ногах звенели тяжелые цепи!
   Твари!!!


   Мы должны сдерживать и успокаивать свои стремления и развивать в себе внимание и тщательность, дабы ничего не делать ни опрометчиво и случайно, ни необдуманно и беспечно.
 Марк Туллий Цицерон. Об обязанностях

   Лудус Магнус – так называлась школа. Римская школа. Школа гладиаторов, в которой в конце концов очутился Юний. Уж конечно, это было не то, что когда-то в Лугдунской Галлии, – трехэтажное здание, мощеная просторная арена для тренировок, а совсем рядом в прямой видимости – огромный, величайший в мире амфитеатр Флавиев. Или Колоссеум, как его еще называли из-за огромной, больше чем в двадцать человеческих ростов, статуи на площади перед амфитеатром. Золоченый колосс изображал Гелиоса – сияющего бога Солнце. Злые языки, впрочем, до сих пор утверждали, что в виде Гелиоса представлен Нерон, император, прославившийся своими необузданными страстями, которые вызывали справедливое негодование граждан. Но красивейший амфитеатр Флавиев не производил на Юния никакого впечатления. Не все ли равно, на какой арене убивать и быть убитым на потеху праздной толпе? В этом смысле Колоссеум ничем не отличался от провинциального цирка Ротомагуса.
   Юний перевернулся на бок на своем жестком ложе. Маленькую убогую каморку он делил с напарниками Бриттом и Эфиопом – молодыми гладиаторами, совсем плохо понимавшими латынь. И не поговорить! Что поделать, здесь, в гладиаторской школе Рима, Ант Юний Рысь вновь должен был доказывать всем свое право на достойную жизнь, хотя б в рамках самой школы. И даже просто право на жизнь, без эпитета «достойная».
   Снаружи, с арены, слышалось щелканье бичей и стоны – там наказывали провинившихся за день гладиаторов. Юний не попал в их число – он уже не был тем сопливым мальчишкой в Ротомагусе, он стал умнее и научился показному смирению. Зачем зря раздражать надсмотрщиков и ланисту, доказывая, что он свободный человек? Все равно никому ничего не докажешь, только лишь настроишь всех против себя да получишь плетей. Лучше смириться для вида, а для проявления своих амбиций выбрать подходящий момент или – что гораздо лучше – самому этот момент устроить. Рысь – хитрый зверь, и Юний постепенно оправдывал в собственных глазах свое детское прозвище. «Не доверяй никому» – эта фраза постепенно становилась его жизненным кредо, особенно после того случая с Арникой. Ну и девица! Впрочем, он и сам хорош. Это ж надо было так глупо попасться: растаял от любовной неги, развесил уши, нет, чтобы насторожиться, когда юная гетера начала подробно расспрашивать про родичей. А потом следила за каждым шагом и даже наняла легионеров – помочь попавшему в затруднительную ситуацию Юнию. Ну как же, он ведь был ей нужен живым. Интересно, сколько она получила за глупого гладиатора? Нечего сказать, насладился свободой. Ой, дурак, дурак. Хотя чего уж теперь горевать? Ну, сглупил, всякое в жизни бывает, значит, именно так распорядились боги. Может, и вовсе не следовало искать ободритов и Тварра, а нужно было попытаться вернуться на родину.
   На родину… Рысь уже и забывать ее стал потихоньку. Да и кто его там ждет? Ободриты вырезали и продали весь род, на землях которого наверняка поселились чужие. И он, Ант Юний Рысь, вернувшись, будет для них чужаком, причем чужаком опасным – вряд ли можно будет сохранить в тайне мастерство владения мечом. Единственная жизнь, которую он может начать, – это жизнь изгоя, человека без роду и племени. Одному выжить трудно, практически невозможно. Да и нужно ли для этого возвращаться куда-то на край света?
   А вот в Риме можно достичь многого. Для начала получить свободу: либо выкупиться, либо найти какие-то пути к Валерию с Луцием, а лучше – к самому Марку Луницию Арбеллу, наместнику Лугдунской Галлии, чье слово было достаточно веским также в Белгике и Аквитании. Эти три соседние провинции мало отличались друг от друга по своему развитию, их так и прозвали – Три Галлии. Не может такого быть, чтобы наместник вообще никогда не приезжал в Рим. Наезжает, и часто. Хотя вспомнит ли он молодого гладиатора? Должен, не так уж и много времени прошло. А не вспомнит, так можно напомнить. Главное – увидеться с ним, а для этого нужно знать городские новости и иметь возможность беспрепятственно передвигаться. Для чего, в свою очередь, нужно внушить доверие ланисте или, по крайней мере, всячески проявлять преданность, что Юнию пока вполне удавалось. Выйти на арену огромного амфитеатра Флавиев, показать все, на что способен, добиться обожания толпы и, как следствие, авторитета в школе. Вот тогда можно будет подрабатывать по вечерам охранником или еще кем – как делали в Ротомагусе. Тогда появятся и деньги, и относительная свобода. А пока стиснуть зубы и ждать.

   С раннего утра гладиаторы, подкрепившись овсяной кашей, приступили к изнурительным тренировкам. Как и когда-то в Ротомагусе, Юний по-прежнему оставался секутором – тяжеловооруженным гладиатором с доспехом, прикрывавшим правую, «рабочую» руку до плеча и середины груди, с тяжелым «легионерским» щитом и коротким мечом-гладиусом. Голову закрывал сверкающий на солнце шлем с золотыми накладками в виде чешуи рыбы, увенчанный гладким гребнем. Соперником секутора чаще всего был ретиарий, вооруженный длинным трезубцем и сетью, так что всяческие украшения на шлеме типа перьев, как у мирмиллона, являли собой нешуточную обузу в бою – ретиарий вполне мог зацепить их сетью. Защищавшее от трезубца забрало шлема было глухим, с маленькими смотровыми дырочками, что резко ухудшало обзор. К удивлению Рыси, в Лудус Магнус частенько выставляли секуторов против «фракийцев» – эти были в шлеме с полями, с голой грудью, с маленьким круглым щитом и изогнутым мечом, или даже против провокаторов, своим вооружением мало чем отличающихся от секуторов или мирмиллонов. Ну разве что шлем у них был уж совсем гладкий, без полей и гребня, да грудь прикрывал небольшой нагрудник, державшийся на узеньких ремешках. Вообще же гладиаторы каждой категории обязательно имели свои уязвимые места, специально не прикрытые доспехами, обычно левую часть груди, бедра, спину. Их-то и следовало защищать прежде всего, что и демонстрировал Юний.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное