Андрей Посняков.

Легионер

(страница 3 из 25)

скачать книгу бесплатно

   – Хорошо, договорюсь! Думаю, дупондия ему вполне хватит.
   В здании, где размещалось гарнизонное начальство, уже с утра была кутерьма. Входили и выходили центурионы и кое-кто поважнее, раздраженно кричали командиры манипулов, а громче других Домиций Верула – коренастый, с хитрым обветренным лицом. Про него все знали, что он бывший пастух. Взахлеб ругаясь с пожилым смотрителем складов, Домиций стучал кулаком по стене и требовал немедленно обеспечить его манипул новейшим снаряжением.
   – Иначе ты узнаешь гнев всех богов, Лупиан, – орал Верула, воздевая руки к небу, вернее, к крыше. – Видано ли дело? Мои легионеры спят в рваных палатках!
   – Так пусть зашьют, – смотрителя нимало не смущал такой напор. И не с такими буянами приходилось сталкиваться.
   – Зашьют?! – Домиция аж перекосило от бешенства. – Да там и зашивать-то нечего, клянусь Меркурием и Марсом! Один гнилой хлам.
   – Между прочим, платки тебе выдали не ранее как в ноябре. А сейчас всего-навсего апрель, – невозмутимо усмехнулся Лупиан.
   – Так вот и выдали гнилой хлам!
   – Постой-постой. – Смотритель вышел из-за стола и выгреб из стоящего рядом шкафчика кучу деревянных табличек, покрытых слоем воска. Ловко вытащив из общей кучи одну, он сунул ее под нос Домицию. – Читай! Твоя подпись?
   – Ну, допустим, моя, – несколько поостыл тот.
   – А тогда какие претензии? – Лупиан с усмешкой развел руками. – Еще скажи спасибо, что хоть такие палатки дали… Тем более вы сейчас все по казармам спите, к чему вам палатки? Верно я говорю, Юний?
   – Аве, – почтительно поздоровался Рысь.
   – А, привет, Юний. – Домиций Верула демократично хлопнул молодого человека по плечу. – Говорят, ты вчера приобрел трех домашних рабов? Поздравляю с покупкой!
   – Надо же! – с деланной завистью покачал головой Лупиан. – Тут служишь, служишь – даже на старого осла не накопишь.
   – Уметь копить надо! – Верула громко захохотал и еще раз хлопнул Юния по плечу. – Будет возможность – переходи ко мне в манипул, а? Мне бережливые люди нужны.
   – Вот так, – покачал головой Рысь. – Нанял вчера слугу. А слухи пошли – что не слугу, а рабов, и не нанял, а купил. Во, люди!
   – Так ты все же купил рабов? – полюбопытствовал какой-то десятник из батавской центурии.
   – Купил, купил, отстаньте! – Юний шутливо замахал руками. – Не трех рабов, а целых пять – всем, всем расскажите!
   Из комнаты легата вышел здоровенный ординарец – эдакий мускулистый шкаф – и, оглядевшись по сторонам, зычно выкрикнул командира седьмого манипула.
   – Здесь я, здесь! – в ответ заорал Верула, а прежде чем уйти, обернулся и подмигнул Рыси: – Так ты все же подумай насчет моего предложения, парень!
   – Я б на твоем месте подумал, – снова встрял не в свое дело батав. – У Домиция ты быстро центурионом станешь.
Он за своих видишь как бьется?
   – Подумаю, – отмахнулся Юний, у которого пока хватало забот и без подобных навязчивых предложений.
   Почему он нужен Веруле, молодой человек хорошо знал – потому что грамотный. А приспособить грамотея к каким-нибудь махинациям с фуражом или с той же амуницией – милое дело, так можно все провернуть – комар носа не подточит. Но отвечать-то за все кто будет? Домиций? Ага, как же… Кто делал, тот и будет. Нужно оно Рыси? Лучше уж в своей когорте спокойно жить, благо и с центурионом повезло – старик Генуций ни в какие авантюры не влезет.
   – Так тебе-то чего, Юний? – смотритель складов внимательно посмотрел на Рысь.
   – Думаю, может, новый заступ? – отозвался тот. – Есть?
   Лупиан засмеялся:
   – Заступ – не палатки, поищем. Пришли к вечеру человечка.
   Еще немного потолкавшись среди людей, Юний узнал-таки наверняка – наместник приедет точно, но не сегодня, как ожидалось, а завтра, и скорее всего, с утра. Тогда же и будет устроен парад, он же – строевой смотр с дотошной проверкой всего того, что должно находиться в наличии в каждом контуберии. Ну и, конечно, внешний вид, оружие, снаряжение… Рысь усмехнулся: да, вовремя он нанял слугу!
   Выйдя от начальства, Юний неспешно прошелся до таверны, выпил вина с хлебом, поболтал о всякой ерунде с посетителями, посмотрел на площади петушиный бой и уж потом только направился обратно в казарму. По всем подсчетам, Гета уже должен был закончить чистку. Следовало взять мальчишку с собой и пройтись по лавкам: негоже, чтоб слуга римского легионера выглядел полным оборванцем, а именно таким Гета и выглядел.
   Кивнув часовому, молодой командир контуберия вошел в казарму и, пройдя в свой угол, остановился вдруг, удивленно моргая. Висевшее на стене орудие и амуниция были явно не его! Вот взять хоть доспехи: кожаную куртку-лорику с нашитыми металлическими пластинками – у Юния была так называемая лорика сквамала, с пластинками в виде рыбьей чешуи, а здесь, на стене висела явная лорика пената, пластинки у которой были в форме перьев. Да вот еще, пилум, дротик – у Юния по древку шли насечки, а тут – нет ни одной, ну, не его это пилум, и все тут! Да и шлем… вроде бы похож… ха, похож! Голова болтается, словно пест в ступе, даже в подшлемнике – и то велик будет. У кого же такая большая голова?
   – Аве, Юний! – зайдя в казарму, приветствовал своего командира чернокудрый красавец Фабий. – Что, ностальгия взяла?
   – Как это – ностальгия? – не понял Рысь.
   Фабий улыбнулся:
   – Теперь это мое место. Ты ведь здесь больше не живешь!
   – То есть как это – не живу? – еще больше удивился Юний. – А где же я тогда живу, по-твоему?
   – В своем доме, – радостно отозвался легионер. – Тут недавно прибегал твой слуга, Гета, и сказал, что ты купил дом. Он туда и уволок все твои вещи.
   – Что-то?! Дом?! О, боги!
   Обхватив голову руками, Рысь опрометью бросился вон из казармы. И суток не прошло с тех пор, как он нанял слугу, и вот, оказывается, уже купил дом. Интересно, на какие такие шиши? Неужели Гета истратил все жалованье?! Ну, гад мелкотравчатый! По крайней мере, этот не в меру ретивый слуга заслуживает если не казни, то хорошей трепки! Интересно только, где его теперь искать?
   – Аве, мой господин! – подбежав сзади, Гета поклонился и как ни в чем не бывало зашагал рядом.
   – А! – Юний изловчился и схватил парня за ухо. – Говорят, ты тут купил мне какой-то дом?
   – Ай! – завопил Гета. – Я подумал… Ой… Подумал, что негоже почти что центуриону жить в одной казарме с простыми воинами. Ой, господин, больно!
   – И откуда же ты взял деньги, пройдоха?!
   – Из твоего жалованья, мой господин… Ты же держишь все свои деньги под ложем, в кожаной сумке, об этом всякий знает.
   – Да! Потому что мне незачем таиться от своих боевых товарищей и подозревать их в воровстве!
   – Так вот у них я и спросил про твои деньги. Показали. Ведь все знают, что я твой слуга!
   – Это ты им сказал?
   – Я, я, господин, не подумай, что кто-то другой…
   – И сколько же ты потратил на дом?
   – Двадцать пять сестерциев!
   – Сколько?!
   Рысь в изумлении отпустил парнишку:
   – Двадцать пять сестерциев? Что ж это за дом такой?
   – Очень хороший дом. Я как раз за тобой и шел – показать.
   – Что ж, – хмыкнул Юний. – Пойдем глянем.

   Дом, вернее, крытая старой соломой хижина из обмазанных глиной переплетенных прутьев находился на самой окраине Виндоланды, в ряду подобных же явно не блистающих особым богатством сооружений. Высотой примерно с человеческий рост, хижина представляла собой овал, в торце которого имелась дверь, точнее, дверной проем, завешенный старой циновкой.
   – Я знаю умелого плотника, – оглянувшись, радостно сообщил Гета. – Потом можно будет поставить хорошую дверь.
   Откуда-то сильно несло дерьмом. Юний покривился – все ж таки давно отвык от выгребных ям, привык к римским уборным – со сливом. Правда, и там пахло не амброй, но все же не так сильно, как здесь. Покачав головой, Рысь со вздохом поинтересовался у Геты, нет ли у того на примете знакомого золотаря.
   – Найдем, – тут же пообещал тот.
   Юний взялся за циновку… и застыл. Циновка вдруг откинулась словно сама собою, и на пороге хижины показалась женщина лет сорока – согбенная, морщинистая и беззубая, зато ярко накрашенная. Румяна, мел, сурьма – чего только не было, плюс ко всему туника настолько узорчато-яркая, что заставила бы задымиться от зависти всех римских модниц.
   – Э-э… Это кто еще? – недоуменно осведомился Рысь. – Стряпуха?
   – Это твоя наложница, мой господин! – гордо пояснил Гета и, немного подумав, добавил, что стряпать она, наверное, тоже умеет.
   – Та-ак, – отодвинув рукой «наложницу», Юний прошел в хижину. – Наложница, значит… А постарше не мог выбрать?
   – А старше в лупанарии Стемида и нет! – слуга принялся оправдываться. – Но она очень искусна в любви, я спрашивал, так что ты не думай, мой го…
   – Молчать, – тихо произнес Юний. – Молчать и внимательно слушать. Понял?
   Гета кивнул.
   – Да, кстати, а где мои деньги? – вдруг спохватившись, Рысь подозрительно оглядел помещение.
   – Вон, в сундуке, – обиженно отозвался слуга. – Не думай, я не взял ни асса! Можешь пересчитать, если не веришь. Только заплатил за дом и вот ей. – Он показал на женщину.
   – Хорошо, – снова кивнул Рысь. – Итак, слушай: первым делом найдешь золотаря, прочистить уборную, а то несет так, что хоть нос затыкай. И второе – подмести пол, выскоблить стол и что тут еще есть… Да, и женщину – обратно в лупанарий, немедленно.
   Рысь перевел взгляд на наложницу. Однако и страшна же! Как и все легионеры, он, конечно же, посещал публичный дом Стемида, но таких страхолюдных проституток там не видал. Может, плохо смотрел?
   Отдав слуге необходимые распоряжения, Юний прихватил несколько денариев и отправился на торговую площадь и в лавки – прикупить кое-что из мебели. Он, конечно, вовсе не планировал сейчас приобретать собственное жилье, хотя многие легионеры заводили и семьи, и дома. Тем не менее изнутри хижина вдруг показалась вполне приличной – в конце концов, пусть хоть плохой дом, да свой.
   Торговая площадь, раскинувшаяся у высоких стен Виндоланды, шумела сотнями голосов – много, очень много бриттов явилось на праздник. Здесь были не только бриганты, но и коритандры с коричневыми волнистыми линиями на щеках, и корновии в ярких васильковых плащах, и даже ордовики с далекого восточного побережья. Все они весело переговаривались, пили пиво в ожидании праздника да азартно наблюдали за петушиным боем. Юний тоже остановился, посмотрел. Среди местных виднелось много легионеров, молодой командир узнавал кое-кого, здоровался, кивал. Наконец, прикупив по дешевке пару резных креслиц и рулон узорчатой льняной ткани, он нанял в качестве носильщиков двух подростков-бригантов и хотел уж было доставить поклажу домой, как вдруг…
   Как вдруг словно разноцветный вихрь пронесся по рынку! Выскочившие неизвестно откуда всадники на белых конях промчались через всю площадь, опрокидывая ряды и расталкивая зевак. Первой неслась девушка в шитой золотом налобной повязке, короткой тунике и мужских узких штанах. Пышные темно-русые волосы вились за ее спиной, словно боевое знамя, на груди солнцем сияло золотое ожерелье с изумрудами. Айна! – тут же узнал Юний. И едва успел отскочить в сторону, давая путь несущемуся во весь опор всаднику с обезображенным ужасным шрамом лицом.
   Мад Магройд, так, кажется, его звали… Вождь вотандинов.
   Мад Магройд вдруг закружил на одном месте – поперек улицы, куда только что проскочила Айна, встали шеренгою молодые парни-бриганты. Осадив коня, вотандин подъехал к ним и что-то сказал. Парни ответили, и ответ их, как видно, не очень понравился людям Мада Магройда – те явно стали задираться, кое-кто вытащил нож. Люди притихли, а некоторые и отошли подальше. Похоже, здесь назревала хорошая драка! Ну и вотандины – ничего себе, гостюшки!
   Обернувшись к своим, Мад Магройд что-то гортанно крикнул и взмахнул плетью, намереваясь ударить кого-то из загораживающих дорогу парней.
   Рысь подскочил к нему в три прыжка и, еще раз подпрыгнув, перехватил руку. Толпа одобрительно зашумела.
   – Римлянин? – изумленно оглянулся вожак вотандинов, губы его презрительно скривились. – Ты ищешь здесь свою смерть?
   – Моя смерть обычно не находит меня, – отозвался Юний. Мало-помалу он стал неплохо говорить на языке бриттов. Все ж таки он сильно напоминал галльский – а уж его-то Рысь знал.
   – Не находит? Так я могу помочь ей, клянусь Нуддом! – вотандин захохотал и развернул коня таким образом, чтобы молодой римлянин смог увидеть засушенные головы врагов, лихо болтающиеся у попоны. Голов было всего три – но впечатление они производили сильное.
   К Юнию на выручку спешили все оказавшиеся на торгу легионеры, среди них, кажется, и Домиций Верула с людьми из двух своих центурий… Да, он…
   Наверное, Рысь без особого труда справился бы с этим разрисованным нахалом, все ж таки навыки гладиатора не забылись, как не забылось умение боя, которому учил когда-то отец. Да, вотандину уж не поздоровилось бы, но тем не менее Юний не хотел схватки. Если можно было решить дело миром – следовало так и поступить. Он даже не совсем понял, почему бросился помогать этим парням-бригантам? Из-за того, что они прикрыли собой девушку, или просто выполняя свой жизненный принцип, выражавшийся в латинской пословице – omnes, quantum potes, juva – всем, сколько можешь, помогай?
   Наверное, правдой было и то и другое.
   – Ладно, щенок! – сквозь зубы бросил тоже заметивший римлян всадник. И уже громко добавил: – Сегодня я вызываю тебя на дружескую схватку, римлянин! Я – Куид Мад Магройд, вождь вотандинов!
   – Ант Юний Рысь согласен сразиться с тобой, вотандин, – согласно кивнул Юний. – Бьемся боевым оружием?
   – На деревянных палках, римлянин! – скривился Мад Магройд. – Боюсь, для мечей еще не пришло время.
   – Что ж, – Рысь равнодушно усмехнулся. – На палках так на палках. Когда и где?
   – Сегодня ночью на лугу у древних камней. Я буду ждать тебя, римлянин! – Мад Магройд хлестнул коня и умчался прочь, туда, откуда приехал. За ним, усмехаясь и звеня браслетами, последовали и его люди.
   – Молодец! – Домиций Верула который раз уже за день похлопал Юния по плечу. – Вовремя замял свару. Обязательно доложу о твоем поступке легату.
   – Ничего, – пожал плечами Рысь. – Просто я тоже подумал, что нам тут не нужны никакие обострения.
   – Верно решил, – одобрительно улыбнулся Верула. – Ай, клянусь Марсом, жалею, что ты не в моем манипуле! Слушай, – он подозрительно огляделся и понизил голос, – ты и в самом деле собираешься биться с этим раскрашенным петухом?
   – Собираюсь, – кивнул Юний. – А что тут такого?
   – Эти уроды бьются, как одержимые! Нас, римлян, они считают неженками… Он же просто порвет тебя, парень!
   – Посмотрим, – Рысь усмехнулся. – Я ведь тоже кое-чего стою.
   – Ну, да, я слышал, ты хорошо дерешься и неплохо управляешься с пращой. И тем не менее… Впрочем, как знаешь. – Домиций махнул рукою. – На всякий случай я подойду со своими людьми на эту поляну… мало ли что.
   – Буду признателен. – Молодой командир контуберия снова растянул губы в улыбке – жизнь давно научила его полагаться лишь на свои силы, но при этом никогда не отказываться от предложенной помощи или страховки.
   Собравшиеся на площади люди постепенно расходились по своим делам, торговцы сворачивали палатки, грузили на возы нераспроданный товар. Темнело.
   – Господин! – какой-то подросток-бригант тронул Юния за плечо.
   – Ах да, – спохватился тот. – Я ведь совсем забыл про стулья. Сейчас идем…
   – Я не только о стульях, господин, – покачал головой подросток. – С тобой хотят поговорить.
   – Кто? – насторожился Рысь.
   – Хорошие люди, – юноша улыбнулся, – они желают тебе добра. Идем.
   Кивнув, Юний молча последовал за подростком. Идти оказалось недалеко – в подворотню, где поджидали трое парней из тех, что перегораживали дорогу вотандинам.
   – Мы хотим поблагодарить тебя, римлянин, – завидев Рысь, громко сказал один их них. – Ты вступился за нас.
   – Оmnes, quantum potes, juva, – улыбнулся молодой командир.
   – Что? – парень явно не очень-то хорошо знал латынь.
   – Всем, сколько можешь, помогай, – на языке бригантов пояснил Рысь.
   Парни весело засмеялись, и Юний вскинул брови:
   – Я что-то не так сказал?
   – Нет, все так…Только ты странно произносишь слова, так говорят белги. Не надо слишком растягивать звуки… Ну, к примеру, скажи – «корова».
   – Бо-о, – усмехнувшись, произнес легионер.
   – Вот видишь! Так же произносят и белги. Мы же говорим просто – бо… Или вот, «кот» – пангур, да?
   – Да, пянгур.
   – Не «пянгур», а «пангур», дошло?
   – Почти… Не смягчать звуки и не тянуть слова… Так будет понятнее?
   – Да, вот так – хорошо.
   Рысь хитровато посмотрел на парней:
   – Ну, наверное, не только за этим вы меня позвали?
   – Конечно, не только. Этот вотандин, Мад Магройд… Он здорово дерется и способен переломать тебе все кости.
   Юний презрительно скривился:
   – Посмотрим еще, кто кому переломает!
   – Извини, но римляне не очень хорошие бойцы.
   – Посмотрим! – упрямо повторил Рысь. Отказываться от боя он не желал – уж больно хотелось проучить разрисованного выскочку.
   – А Мад Магройд знает много запрещенных приемов, – продолжил другой парень, не тот, что учил правильному произношению. – Мы можем затруднить ему бой. Сделать?
   Рысь улыбнулся:
   – А как же? Можете – делайте!
   Раз предлагают конкретную помощь – не следовало от нее отказываться и изображать придурковатого героя. Что же касается такого понятия, как честный поединок, то Рысь еще со времен гладиаторских боев относился к нему с циничным пренебрежением. Хороший поединок – выигранный поединок, еще лучше – вообще не состоявшийся. А уж честь можно оставить для экзальтированных неженок из тех, кто никогда не сталкивался с подставами и договорными боями.
   – Спасибо, ребята! – от всей души поблагодарил Юний. – Помогайте, если можете. Только не слишком торопитесь – думаю, я уделаю этого петуха со шрамом и сам.
   – Да поможет тебе Нумос и богиня Бригитта!

   Небольшой ветерок раскачивал черные ветви деревьев, в темном ночном небе холодно мерцали звезды, а вышедшая из-за тучи луна заливала прозрачным светом просторную поляну, посередине которой высились большие – в пять человеческих ростов – камни. Кто их сюда поставил, когда и зачем – никто не знал. Одни говорили, что это сделали боги, другие – что далекие предки. Мощные, грубо обтесанные валуны числом девять стояли ровным кругом, оставляя посередине свободное, заросшее невысокой травою пространство шириной примерно в два десятка шагов. На поляне не видно было ни кустарников, ни деревьев, даже вездесущего папоротника. То ли не росло ничего, а может быть, специально повыдергали.
   У камней уже собрались празднично одетые люди. Негромко переговариваясь, они терпеливо ждали поединка. Еще бы – гость из дальних краев, Куид Мад Магройд, обещал жестоко проучить молодого римлянина. Кто-то желал победы вотандину, кто-то – легионеру, ну а основной массе было все равно – кто победит, тот и победит, пусть решают боги, главное, чтоб зрелище было интересным. Мад Магройд, в плаще, накинутом на голые плечи, уже прохаживался меж камнями, подкидывая гладко оструганную палку длиной с римское метательное копье – пилум. Зачесанные назад волосы и боевая раскраска придавали вотандину весьма устрашающий вид. Точно так же выглядели и его спутники, маячившие неподалеку.
   – Ну, где же этот трус? – бахвалясь, громко выкрикнул Мад Магройд. – Видно, римлянин решил отсидеться в крепости… Что ж, чего же еще ожидать?
   Между камнями разожгли костры – ровно девять. Бурное желтое пламя прогнало ночь, ярко осветив зрителей, травяную арену и прохаживающегося по ней вотандина.
   – Где, где римский щенок?
   – Идут! – вдруг закричали мальчишки. – Идут.
   И в самом деле, из лесу показались римляне – Рысь, воины его контуберия и Домиций Верула со своими людьми.
   – Может, запустить этому петуху в башку камнем? – догнав Юния, шепотом предложил Домиций. – Со мной хороший пращник… Аппий, тот, что учил тебя.
   – Не нужно, – усмехнулся Рысь. – Впрочем, пусть он все же будет наготове.
   Римляне остановились у костров, и зрители молча расступились, пропустив Юния. Какой-то высокий седой старик в белых одеждах протянул молодому человеку палку. Рысь попробовал было ее согнуть – крепкая! А ведь могли бы и подпилить… Впрочем, зачем? Ведь «разрисованный» уверен в победе.
   Жарко горели костры, дрожали отбрасываемые исполинскими камнями тени. Выйдя на середину поляны, Юний оперся на палку и кивнул вотандину. Тот ухмыльнулся – в трепещущем свете костров шрам на его левой щеке казался еще более ужасным.
   – А, явился, римлянин? – сплюнув, громко спросил Мад Магройд. – Признаться, я уж тебя и не ждал.
   Вотандины захохотали, засмеялся и кое-кто в толпе. Рысь оглянулся и помахал своим.
   – Давай! – ободряюще крикнул Верула. – Покажи этому петуху, как могут биться воины десятого легиона!
   Рысь поудобней перехватил палку. Седой старик в белом махнул рукой и поспешно отступил к костру. Мад Магройд почесал голую грудь, украшенную изображением красной лошадиной головы с распущенной гривой, и, взяв палку, бросился на соперника. Прыгнул так, что удивил даже видавшего виды Юния. Кажется, у местных это называлось «прыжок лосося»… Что ж…
   Выставив конец палки вперед, Рысь перенес вес тела на левую ногу и, дождавшись, когда вотандин нанесет удар, быстро уклонился вправо. Удар получился мощным, но палка соперника лишь скользнула по оружию римлянина, который в свою очередь тут же ударил врага по плечу. Мад Магройд громко захохотал, распаляя себя и словно бы не чувствуя боли, а затем принялся махать палкой, словно раненая птица крылами. Юнию пришлось уйти в оборону, а вотандин наступал, тесня молодого римлянина к одному из костров. Рысь не сдавался, но отступал, так, понемногу, но это было заметно и орущим зрителям, и разрисованному вражине.
   Вот Мад Магройд снова ударил, потом еще и еще. Сильнейшие удары сыпались на молодого римлянина градом. Рысь парировал, когда мог, когда не мог – уклонялся. Соперник, похоже, захотел расправиться с ним одним натиском! Оттеснить, затолкать в костер на посмешище и позор, поразить метким ударом в голову… Все это несложно было себе представить. Да, преимущество явно находилось на стороне вотандина – мускулистый, почти полностью покрытый разноцветными татуировками торс его внушал невольное уважение. Мад Магройд был очень силен – и знал это.
   – Хэк! – Он работал палкой, как дровосек. – Хэк! Хэк! Хэк!


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное