Андрей Посняков.

Крестовый поход

(страница 4 из 28)

скачать книгу бесплатно

   – Рад вас приветствовать, господин протокуратор. И вас, парни, также. Все колдуете? А, между прочим, схему-то мне верните, поздно уже. Я бы не просил, но господин старший протокуратор Маврикий, знаете ли, издал строжайший приказ, чтобы все секретные документы никуда из…
   – Знаю, знаю, – тут же прервал его Филимон Гротас. – Ты обожди немного, Хрисанф, возвратим мы тебе твою схему, не беспокойся… Вот лучше садись, да скажи-ка: если б тебе нужно было что-то вывезти на баркасе, скажем, из гавани Феодосия в город, ты бы где высадился?
   – Днем или ночью? – было видно, что Хрисанф тоже задумался.
   – Скажем так – раненько, к утру.
   – К утру… А груз велик?
   – Достаточен.
   – Тогда – в гавани Юлиана, тут и думать нечего, – расхохотался господин Злотос. – Там всяких баркасов полно, и ваш бы укрылся. Потом перегрузили бы все на телегу, свезли на ипподром – сами знаете, что там теперь делается, целый лес вырос! Чаща! Что хочешь спрятать можно.
   – Или – в развалинах, – тихонько протянул Алексей. – Их там тоже вполне достаточно.
   – Ну, – снова хохотнул Злотос, – Я же о том и говорю!
   – Значит, гавань Юлиана, – негромко повторил Филимон Гротас. – Все слышали? Гавань Юлиана – под особый контроль!

   Подкоп, такое впечатление, вовсе не рыли! По крайней мере, именно так докладывали агенты, посланные Алексеем посмотреть, что происходит у склада. Божились, что не заметили ничего подозрительного – вот весь с них толк! В конце концов, Лешка решил наплевать на инструкции начальства, а что делать? Переоделся в дешевое платье, напялил на голову широкополую шляпу из старой соломы, перекрестился на видневшуюся в голубой дымке Святую Софию, да пошлепал в Феодосийскую гавань. Идти-то было всего ничего – по широкой улице вдоль ручья, все прямо, прямо, потом – через широкий проспект, тянувшийся вдоль всей южной стены, и вот они – ворота, вот она – синяя гладь Мраморного моря, вот она – гавань.
   Конечно, здесь было не столь много кораблей, как в бухте Золотой Рог, но все же хватало – и не только рыбацких суденышек, но и стремительных грузо-пассажирских нефов, и крутобоких вместительных скаф.
   Теплое море разбивалось о волноломы пенными шипящими брызгами, лизало черные камни причалов, у которых покачивались зарифленные канатами суда. По приставным сходням сновали туда-сюда портовые грузчики, ругались, хохотали, шутили, громко покрикивая на мешавшихся под ногами зевак:
   – А ну, поберегись! Поберегись!
   Пахло морем – соленой водой, только что выловленной рыбой, водорослями, йодом, еще чем-то таким, что невозможно было описать. Лешка, Алексей Смирнов, выросший в насквозь сухопутном городке, и ныне проживая в Константинополе, никогда не скрывал – как ему нравится этот запах! Вот и сейчас он с наслаждением вдыхал его, широко раздувая ноздри, осторожно перешагивая через снующих под ногами котов – непременных спутников константинопольских мальчишек, лихо забрасывающих удилища с волноломов.
   Ярко-голубое небо, слепящее солнце, бирюзовые волны и серые, зубчатые башни, и сотни судов под белыми парусами – на все это Алексею было настолько приятно смотреть, что он даже и забыл, зачем шел.
Вспомнил, только когда купил в дешевой таверне стаканчик вина. Выпил, усмехнулся и, натянув шляпу на самый лоб, деловитой походкой направился к складу.
   Уселся на большой камень, вместе с лениво загорающими мальцами, почесал бородку, оглядываясь по сторонам с видом беспечного зеваки. Вот он, шагах в ста, склад – приземистый, длинный. Солидные, обитые металлическими полосками, ворота, двое стражей с мечами у поясов… Хорошо, хоть не додумались копья им дать да щиты – уж тогда точно, вся гавань бы знала, на какой именно склад привезли что-то очень ценное! А так, вроде и ничего – не очень-то и приметны, если специально не вглядываться, не искать.
   Итак. Вот склад. Вот стражники. А вот, слева – кусты. И, похоже, никто в них не таиться, не орудует лопатой или киркой, не таскает землю. Пусто. Справа за складом – ручей с обрывистыми берегами. Берега как раз укрепляли рабочие – мостили красивой плиткой. Ну, наконец-то, хоть на это нашлись в городской казне деньги, давно бы пора, а то прямо смотреть противно на глину, лопухи да чертополохи. Рабочие – молодые плечистые парни – как видно, неплохо знали свое дело, работали ладно и споро, даже почти не ругались, лишь иногда что-то кричали другу другу. Так бы и все… Ага, вот подъехал воз с плиткой, даже не воз, а крытая кибитка – фургон – а на рогоже надпись: «Алос Навкратос» – имя подрядчика или название строительной фирмы, а, может – и той компании, где ремонтники арендовали возы. «Алос Навкратос»… Где-то уже слышал Алексей это имя, ведь точно – слышал…
   Переговариваясь между собой, рабочие быстро выгрузили плитку и принялись заполнять воз землей. Ну, понятно – выравнивали берег. Еще немного полюбовавшись на их работу, Алексей прогулочным шагом обошел склад и внимательно осмотрел какие-то подозрительные развалины позади него. Очень, очень подозрительные. Бывают такие места – вроде бы и до центра города идти всего ничего, а вот здесь как-то безлюдно, тоскливо, пусто. Кругом наваленные, как попало, кирпичи, камни, осколки мраморной балюстрады, а дальше, в колючих кустах – черные отвалы земли. Ага!
   Вот, не здесь ли? Лешка быстро подавил радость – что же, выходит, его агенты совсем уж безглазые? Просмотрели? Или, просто поленились заглянуть за склад? Ну, нет, не должны бы.
   И все же, стоит осмотреть это место. Ох, не попасться бы на глаза – что, если там действительно копают? Землю есть куда кидать – во-он какие отвалы! Но что-то вот пустовато кругом. И тихо. Слишком уж тихо.
   Оглянувшись по сторонам, молодой человек быстро направился к отвалам. Затаился за самым дальним, прислушался… сделал шажок. Теперь – укрылся за колючими кустами, выглянул… Ну, точно, никого! Может, они только по ночам роют?
   Черт! Кажется, голоса! Идут?
   Старший тавуллярий ловко, словно нашкодивший кот, нырнул в кусты. И вовремя – из-за угла склада как раз показались трое: двое мускулистых парней в легкой одежке портовых грузчиков и одетый куда лучше их молодой человек, почти мальчик. Легкий дорожный плащ светло-серого сукна покрывал его длинную темно-голубую тунику, подпоясанную узким наборным поясом, на левом плече висела матерчатая сума. Выглядел парнишка – по мнению Лешки – как типичный деревенский лох. Интересно, этому-то что здесь понадобилось? Или это просто такой образ, этакого простачка?
   – Во-он, теперь туда, Евстрат, – останавливаясь, показал рукой один из здоровяков. – Еще немного – и выйдем прямо к воротам.
   – Вот спасибо вам, парни, – искренне засмеялся юноша. – Не знаю, чтоб я и делал без вас?
   – Ничего, – разом усмехнулись его спутники. – Люди ведь должны помогать друг другу, верно?
   – Конечно, верно, друзья мои… Вот, сейчас, строюсь – и приглашу вас в какую-нибудь таверну. Выпьем немного вина за знакомство!
   – Вино – это бы неплохо было, – здоровяки переглянулись, один из них вытащил из-за пояса нож. – Посмотри-ка, Евстрат, ты, кажется, что-то обронил.
   – Обронил? – парнишка замедлил ход. – Не знаю…
   – Вон-вон, посмотри под тот камень!
   Евстрат послушно наклонился…
   Нет!
   Лешка выпрыгнул…
   Не нужен….
   …из кустов…
   …здесь лишний труп!
   …словно выпрямившаяся пружина!
   Оп! С ноги врезал тому, что с ножом, с удовлетворением услышав, как звякнуло о камень лезвие, развернулся ко второму – ударив сложенной в «медвежью лапу» рукою в кадык. Здоровяк захрипел, зашатался.
   Однако опомнился другой, наклонился за ножиком… но тут же выпрямился, увидев, как Лешка метнулся к нему – умело поставил блок, и сам, в свою очередь нанес сильный удар под ребра.
   Старший тавуллярий его, увы, пропустил – пропустил по глупости, просто вовремя не сгруппировался… И, быстро отскочив в сторону, зарекся повторять подобную ошибку.
   – Что?! – вдруг вскрикнул Евстрат. – Что здесь происходит?
   Лешка походя сбил его одним ударом – просто, чтоб не мешался. Во, во, пусть полежит в кустиках, отдохнет, а то надумает еще вот этим вот лиходеям помочь или, того хуже, позвать на помощь. Не нужен был Алексею шум около этого места, очень не нужен.
   Ага… И второй, похоже, пришел в себя – это плохо. В следующий раз сильней надо бить, беспощадней!
   Вот оба закружили вокруг Алексея, словно почуявшие падаль хищники. Ухмыляются… Лешка смотрел как бы сквозь них, как учил в секрете эпарха один из бывших кулачных бойцов. Нельзя смотреть противнику в глаза, нельзя – на руки. Так не почувствуешь, не уловишь движенья… просто не успеешь…
   Оба злодея остановились. Один – слева, другой – справа… Это плохо, что остановились – теперь нужно предугадать их движенье… или специально вызвать его. Впрочем, а зачем вызывать? Ведь предугадать-то не трудно! Тот, что справа, сейчас нагнется за ножом…
   Лешка быстро переместился в ту сторону, напружинил ноги…
   Ну, давай же!
   Оп! Нагнулся…
   Алексей подпрыгнул – быстро и неожиданно для обоих врагов… И, приземляясь на спину нагнувшегося за ножом лиходея, от души ударил ногами по ребрам. Здоровяк завыл, покатился по камням – похоже, он был выведен из строя надолго.
   Второй… Лешка не выпускал его из поля зрения, не мог себе такого позволить. Ага, и тот нагнулся… За камнем! Не верит больше в силу собственных мускулов? Ну, что ж… Кидай!
   Просвистел над головой брошенный каменюка, уклониться от которого не составило большого труда. Лешка нагнулся, пропуская камень… и, выпрямляясь, прыгнул, ударив врага головой в грудь.
   Здоровяк упал на спину, закричал от боли, и вдруг, быстро вскочив на ноги, со всех ног бросился прочь. За ним тут же последовал и второй, и тоже бежал, не оглядываясь, и достаточно быстро.
   Убегают? Ну, и пусть их… Совсем незнакомые люди. Впрочем, откуда и быть здесь знакомым? Алексея хорошо знала шпана с Амастридского форума или с площади Быка, а вот в гавань Феодосия старший тавуллярий по долгу службы заглядывал редко, можно сказать, даже почти не заглядывал – участок-то был не его, а Хрисанфа Златоса. Так что, черт с ними, пусть бегут!
   – Поднимайтесь! – наклонившись, Лешка помог подняться со страхом глядевшему на него пареньку. – Эти люди хотели только что хотели убить вас.
   – Убить? Но… – парень закусил губу. – А вы… вы разве не с ними?
   Алексей усмехнулся:
   – Если б я был с ними, вас бы давно уже не было.
   – Но…
   – А ударил я вас для того, чтоб не мельтешили под ногами. Знаете, трудно вести рукопашный бой с подобной обузой!
   – Но я… бы, наверное, мог бы помочь…
   – Наверное? Вы, вообще, кто?
   – Мое имя Евстрат, Евстрат Панос. Я с острова Лемнос.
   – С острова? Ну, понятно… Поскорее идемте отсюда, господин Панос, – Алексей бросил по сторонам быстрый настороженный взгляд. – Эти люди могут очень скоро вернуться сюда. И уверен – что не одни.
   – Кто вы?
   – Потом, все вопросы потом…
   Пройдя за складом, Алексей тщательно осмотрел землю. Старая! Никаких новых отвалов не видно. Значит…
   – А куда мы идем?
   – В гавань… Вот сейчас обойдем склад, выйдем. Там хорошо, людно, – Лешка усмехнулся. – Вам куда надо-то?
   – К церкви Хора. В монастырь, – с какой-то гордостью отозвался Евстрат. – Хочу поступить в послушники а потом, Бог даст, принять постриг. Нет, нет, не говорите, что меня не возьмут – у меня есть рекомендательное письмо к брату Георгию, он очень влиятельный человек в монастыре…
   – Ну, вот мы и пришли, – Алексей кивнул на многолюдную гавань и вдруг быстро переспросил. – К кому, вы сказали, у вас письмо?
   – К брату Георгию. Он очень уважаемый клирик.
   – Я знаю…
   Лешка невольно улыбнулся, вспоминая приятеля. Брат Георгий, Георгий… Внимательный, обаятельный, умный… Чрезвычайно умный! О, с ним тоже много чего пережито. И плохо, очень плохо то, что уже больше трех месяцев Алексей никак не мог вырваться в монастырь, навестить старого друга.
   – Видите те ворота, Евстрат? – старший тавуллярий вытянул руку.
   Юноша молча кивнул.
   – Пойдете к ним, затем, прямо по улице – до большой площади, это форум Быка. Там спросите, как пройти к Амастридскому форуму, любой покажет. На Амастридах свернете налево – а дальше все прямо, никуда не сворачивая, мимо церкви Апостолов, через стену Константина – на а дальше повернете к Влахернской гавани – там уже и увидите монастырь, никак не пропустите. Не пользуйтесь только услугами всякого сброда!
   – Вы про этих людей? – Евстрат опустил глаза. – О, кто бы мог подумать? Они были так уважительны, вежливы, а когда узнали, что я хочу принять постриг, так вообще стали сама любезность, предложили проводить до самого монастыря, сказали – доведем самым кратчайшим путем…
   – Угу, – недослушав, хмыкнул Алексей. – И довели бы. До того света. Дорогу-то хоть запомнили?
   – Конечно, – потирая ушибленную скулу, будущий монах улыбнулся. – Ух, и удар же у вас! А начет дороги… – он прикрыл глаза и бойко протараторил: – От ворот прямо до площади Быка, там спросить Амастридский форум, оттуда налево, мимо церкви Апостолов, через стену Константина, вернуть к Влахернсокй гавани – а там уже и…
   – Смотри-ка! – невольно подивился памяти паренька Лешка. – Вам бы в нашем секрете служить, а вы – в монахи! Впрочем, нет ничего хуже, как лезть в чужую жизнь с непрошенными советами. Приятного пути!
   – Благодарю… Но вы так и не сказали…
   – Передайте поклон брату Георгию… Поклон от Алексея, его старого друга.
   – Так вы…
   – Прощайте, Евстрат. Удачи! И не ловитесь больше на удочки всяческой швали, уж поверьте мне на слово, в Константиновом граде этого добра предостаточно.
   – Не буду. Благодарю вас за все.
   – Удачи.

   Простившись с островитянином, старший тавуллярий вновь вернулся к так и не решенным сегодня служебным делам, точнее сказать – делу. Вернулся – в буквальном смысле слова подвинув загоравших мальчишек, улегся на нагретом солнцем камне. Скосил лениво глаза:
   – Чего не купаетесь?
   – Так вода-то еще холодная. Не нагрелась после недавних штормов. Если только к вечеру…
   – К вечеру, – так же лениво передразнил Алексей. – И часто вы тут спины греете?
   – Да почти каждый день.
   – А ремонт этот, – Лешка кивнул на ручей с деловито копошащимися рабочими. – Давно идет?
   – Да не очень, – один из мальчишек пожал смуглыми плечами. – Но они быстро делают. И земли вывозят – ух, сколько! Видать, углубляют ручей.
   Углубляют ручей… молодой человек устало прикрыл глаза и тут же подумал – а зачем его углублять? Нет, правда – зачем?
   Даже вслух произнес эту мысль.
   – Ну, наверное, хотят, чтобы лодки прямо в город могли заходить, – тут же предположили мальчишки.
   – Лодки? По этой клоаке? Не смешите мои сандалии.
   – Ну, а для чего же еще?
   – Много земли, говорите, вывозят?
   – Очень!
   Лешка больше ничего не спрашивал. Можно было уходить – и так уже все стало ясно. Ну, конечно же – ручей. На самом виду… Так где и сохранять тайное, как не на самом виду! Молодцы разбойнички, ловко придумали. Кстати, а эти рабочие, и вообще, та компания, что делает ремонт, они, может статься, и не при делах вовсе. Им сказали – покрыть плиткой и вывезти землю, а очищать дно будут другие, более опытные… Заодно и подкоп выроют. Практически открыто, смотри – не хочу. Да уж, ничего не скажешь, ловко… А вообще, надо бы послать людей в контору этого… гм…
   Лешка приподнялся и еще раз прочел имя подрядчика или главы фирмы:
   – Алос Навкратос. Вот его и навестить вечерком… Или – нет? Не стоит. Можно спугнуть. Вдруг да этот Навкратос как раз и сам при делах? Или – что вернее – кто-то из его служащих. Лучше всего навести об этой компании справки, этак не заметненько, не привлекая внимания…

   – Справки? Обязательно наведем, – протокуратор Филимон Гротас кивнул и тут же покривился. – Я же предупреждал, чтобы по гавани сами не болтались!
   – А что делать, если агенты такие тупые?
   – Так сами же таких и набрали! – грозно нахмурил брови начальник. – Итак, у нас – и у них тоже – остались сутки. Значит, ручей… Что ж, именно там и будем брать лодку!
   – А что, если лодок будет несколько? – вполне резонно возразил Панкратий.
   Все трое наиболее доверенных сотрудников, как всегда, вечером, собрались в кабинете протокуратора на совещание – выслушивали упреки и высказывали разные мысли.
   – Несколько? – Филимон Гротас задумчиво покрутил ус. – Может быть.
   – И сначала пустят одну – посмотреть, все ли гладко, – быстро дополнил Иоанн. – А уж за ней – и другие.
   Начальник скептически скривился:
   – Ну, молодцы, хоть это сообразили… Теперь сообразите, где может находиться главарь. И будет ли он вообще курировать сию операцию?
   – Обязательно будет! – без колебаний отозвался Алексей. – Это ж не какое-нибудь там сукно, это ж миллионное дело! Такой куш можно сорвать, что ляг потом на дно, лежи – лет десять ничего больше делать не надо. Ну, не десять, так пять – точно. И, насколько я могу судить со слов Аргипа – главарь шайки не очень-то доверяет своим лиходеям. А потому – обязательно будет присутствовать на месте. Где-нибудь неподалеку… Но, чтоб, ежели что…
   – …обязательно вмешаться! – не удержавшись, докончил Лешкину мысль Иоанн. – Чтобы держать все под контролем, вот что!
   Филимон снова хмыкнул и язвительно поинтересовался – а где бы это имеется такое удобное место?
   – Ну… – Иоанн поскреб голову. – Да хоть где! Мало ли. Ну, скажем, в лодке… или на берегу, рядом.
   – Ну? – усмехнулся начальник. – И как вы это сами себе представляете? Значит, по вашему, главарь банды в течение неопределенного времени должен лично маячить на глазах у матросов, рыбаков, грузчиков и прочего любопытного народа?
   – Но, так ведь ночь! Темно!
   – Ой, парни… – Филимон вздохнул и посмотрел на своих сотрудников, словно на несмышленышей-малышей. – Темнота в данном случае для разбойников – только помеха. Во-первых, как все загрузить без света? Значит, нужна свеча или факел – а пламя в ночи далеко видать! Во-вторых – лодка ночью в темном море? А рифы? Ну, и в третьих – как главарь может все проследить, коли он будет слеп, как крот?
   – Под утро они явятся, – потер руки Лешка. – Точно – под утро.
   – Вот-вот, – похвалил начальник. – Вижу, уже начинаете помаленьку соображать. Конечно – под утро. Как и в прошлый раз, кстати.
   – А как же стража? Не в самую же рань они отворяют ворота?
   – Могут и отворить, ежели хорошо попросить… Для тех же ремонтных возов!
   – Значит, вот что, – подкрутив усы, подвел итоги начальник. – Завтра надобно будет распределить наших людей: у склада, на пристани… в гавани Юлиана – вдруг, да уйдут?
   – Хорошо б и лодку иметь… И даже не одну.
   – Правильно, в лодки тоже посадим!

   Медно-золотая луна висела над бухтой так низко, что, казалось, е можно достать рукой. Вот только чуть привстать, дотронуться, отломить аппетитный, как у чуть подгоревшей лепешки, краюшек, и долго-долго жевать, а потом запить бокалом молодого чуть кисловатого вина…
   Лешка сглотнул слюну. Не то, что бы он был очень голоден, просто вот лезло в голову всякое. Опытный протокуратор Филимон Гротас решил выставить засаду еще с вечера, справедливо напомнив, что иногда летом бывают такие лунные ночи, что не уступят и иным зимним дням. Вот и велел всем не к утру собираться, а к вечеру – и, как оказалось, был полностью прав. Вообще-то, луна светила не особенно ярко, бывали и посветлее ночки, но все же, тем не менее, давала вполне достаточно света для того, чтобы повылезавшие из своих нор бандиты могли спокойно творить свои темные делишки.
   Вокруг были тихо, даже ветер не дул… Вот и славно, уж совсем не нужен здесь никакой ветер… Только Алексей так подумал, как внезапно набежавшая волна приподняла лодку и с неожиданной силой треснула ее о причал, да так, что сидевший на носу Иоанн едва не подлетел в воду.
   – Однако! – обернувшись, он покачал головой с видимым осуждением. На кого оно, это осуждение, было направлено – каждый, находящийся сейчас в лодке, сотрудник додумывал сам. Может – на лодку, на море, на ветер, или – на господина протокуратора, который их сюда засунул. Дескать, ежели что, укроетесь от ветерка за причалом. Укрылись, блин… Если следующая волна будет побольше, то…
   – Вон они! – ухватившись рукою за борт, взволнованно шепнул Иоанн. – Отходят… Тсс! Слышите, как скрипят уключины?
   Алексей ничего такого не слышал, но все же кивнул, и даже осторожно приподнялся, стараясь хоть что-то увидеть. Ага! Вон она!
   И впрямь, на гребне волны, освещенная медным светом луны, вдруг показалась приземистая широкая шлюпка – гребной баркас.
   – Осторожно – за ней, – немедленно отдал приказ Алексей – он был здесь за старшего.
   Оттолкнувшись от причала, гребцы сноровисто погрузили весла в воду. Лодка – ну, это так говорилось, что лодка, на самом-то деле – быстроходный шестивесельный ял – вспенив носом волну, ходко пошла вслед за разбойничьим баркасом.
   – Не отставать, – негромок командовал Лешка. – Но и слишком близко не приближаться.
   Гребцы – нанятые для дела среди настоящих, портовых, понятливо усмехнулись. Вообще-то они подчинялись сидевшему на корме старшему – рослому мускулистому мужику с густо заросшей черной бородою лицом и недобрым взглядом. Но и он, ворочая широким рулевым веслом, делал все то, что велел старший тавуллярий.
   – Еще один баркас, – оглянувшись, меланхолично заметил рулевой. – Только что отвалил от берега.
   Алексей быстро обернулся – и ничего не заметил, как ни пялил глаза. Оставалось полагаться на чутье моряка – уж оно-то никак не должно было подвести. За тем, только что отвалившим от склада, карбасом должна была последовать вторая дежурная лодка из числа трех, выставленных в засаде Филимоном Гротасом.
   Еще человек десять сидело на суше, в кустах, двое – на всякий случай – перекрывали дорогу к воротам, и целый отряд поджидал ничего не подозревающих разбойников в соседней гавани Юлиана. На этот раз не должны были уйти лиходеи – некуда им было деться! Сотрудники секрета эпарха обложили разбойников, словно волков, только вместо красных флажков, вместо кустов и деревьев, блестели отраженным светом луны темные ночные волны.
   Позади, у склада вдруг послышался чей-то крик… А затем вспыхнул факел! Видать, кто-то из лиходеев почувствовал что-то неладное и теперь подавал знак своим.
   И этот знак, похоже, заметили на обоих баркасах, поскольку те резко усилили скорость, насколько это вообще было в их силах.
   – Быстрее!
   – Слева по борту маяк, – негромко заметил старшина гребцов.
   Лешка поднял голову:
   – Вижу!
   – Мы можем легко нагнать их, если возьмем ближе к берегу. Я хорошо знаю фарватер.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное