Андрей Посняков.

Крестовый поход

(страница 3 из 28)

скачать книгу бесплатно

   – А, главное, – словно не замечая его гримасы, негромко продолжал Алексей. – Так, между прочим, проговоришься ему, что есть у тебя приятель… не приятель даже, а так, знакомый шапочный. Амбициозный такой провинциал, правда, ничего не умеющий – устраивался, дескать, к вам в мастерскую, да не взяли…
   – Слушай, – парнишка вздрогнул. – А ведь к нам приходил такой! Светленький, кругломордый, уши чуть оттопыренные, красные. Устраивался, да – но как-то быстро исчез.
   – Вот-вот, – ухмыльнулся Лешка. – Я о нем и толкую. В общем, скажешь Зевке, что парень этот – зовут его Аргипом – как-то предлагал тебе дешево купить у него ткань. Явно краденую – он устроился смотрителем за котами на один склад в гавани Феодосия.
   – Смотритель за котами? – удивленно переспросил Тимофей. – Это что за должность такая?
   Алексей пожал плечами:
   – Должность, как должность, обычная. На складах – особенно в гавани – полно крыс, так?
   – Ну?
   – Так вот, супротив крыс там котов и держат. А за ними – котами то есть – тоже надобно присматривать, подкармливать, убирать – вот и должность.
   – А-а-а, – юноша засмеялся. – Поня-а-атно.
   – Главное, чтобы тебе понятно было, что Зевке сказать!

   Бандиты поверили! Может, правда, пока и не совсем, но все же клюнули на крючок – уже через три дня после Лешкиного разговора с Тимофеем, Зевка встретился с Аргипом.
   Докладывая, Алексей радостно потирал руки.
   – Ты пока не очень-то лыбся, – опасаясь спугнуть удачу, осадил его Филимон. – Как оно еще все там пройдет?
   – Ну, – Лешка улыбнулся еще сильней. – Это теперь уж от нас зависит.
   – От нас, от нас… – пробурчал в усы протокуратор, – Но еще – и от них тоже. И от случая. А случаи, Алексий, разные бывают, и не всегда – для нас благоприятные. Что этот… Зевка?
   – Тщательно расспрашивал Аргипа о том, что храниться на складе, Аргип отвечал подробно… ну, как и договаривались.
   – И что? – Филимон подкрутил усы. – Договорились о чем-нибудь? Ну, не томи, не томи, я ж по лицу твоему вижу – договорились.
   – Разбойники придут грабить склад вечером нынешней пятницы!
   – В нынешнюю пятницу? – деловито переспросил начальник. – Через два дня!
   – Да, господин протокуратор, через два дня.

   Пятничный вечер оказался дождливым и темным. Дующий с моря ветер приносил тяжелые тучи, моросил дождь, местами переходящий в самый настоящий ливень. Казалось, сам природа была в этот день на стороне преступников, тихо пробирающихся опустевшими улицами. Вечерня в церквях уже давно кончилась, прихожане разошлись по домам, уже вот-вот должны были закрыться и злачные места – веселые дома, уличные забегаловки, таверны.
Смешавшиеся с пьяной толпой разбойники уверенно продвигались в сторону гавани Феодосия.
   Сидевшие в засаде люди эпарха заметили их уже у самого склада. Заметили, потому что специально высматривали, ждали. Если бы не это, вряд ли бы кто обратили внимание на пьяно пошатывающихся рыбачков, бредущих к своему карбасу. Как видно, забыли что-нибудь, или решили заночевать где-нибудь рядом, чтобы завтра поутру выйти в море. Дождь? А что – дождь? В дождь точно так же хочется кушать, как и в самый солнечный день!
   Ага… Вот один скользнул к складу. Стукнул в ворота – тук-тук… тук… Условный знак. Прятавшийся в кустах сирени Лешка вытянул шею, прислушался – шум дождя заглушал звуки, но все же можно было различить, как скрипнул засов.
   А дальше оставалось только ждать, посматривая на небольшие отверстия вытяжки под самой крышей склада. Пока темно… Какая-то возня, шум… И все! Ага, вот, вроде бы, что-то мелькнуло, появился свет – оранжевый, дерганный… Факелы. Они зажгли факелы. Значит, все идет по плану… Алексей поежился – капли дождя попали за шиворот, оглянулся – Иоанн с Панкратием прятались рядом, их, скорее можно было ощутить, почувствовать, нежели увидеть.
   Вечер оказался ненастен и темен, как раз то, что и нужно разбойникам. Ага! Снова скрип. Чуть дернувшись, приоткрылись ворота. Вспыхнула на миг тускло-оранжевая дрожащее полоса… и тут же исчезла – кто-то вовремя погасил факел.
   Интересно, на чем они повезут награбленное? Неужто, на себе потащат? Тюков, правда, немного, но все таки… О! Вот и повозка. Одноколка, запряженная осликом – Алексей скорей, угадал, чем увидел ее – лишь только темную тень. Вот звякнула подпруга, кто-то что-то сказал… тихо, ласково, видно, успокаивал ослика. Кажется, погрузили. Обратно двинулись тихо, без скрипа, лишь слышно было, как стучали по мостовой копыта.
   Выждав некоторое время, Алексей обернулся к своим:
   – Пора!
   Выбравшись из кустов, три тени неслышно скользнули к складу. Как и следовало ожидать, ворота оказались не заперты, а внутри – темнота и тишь. Лишь капли дождя уныло стучали по крыше, да где-то в углу мяукнул кот.
   Иоанн зажег свечку. Дернулось, полезло к крыше дрожащее желтоватое пламя. Лешка усмехнулся и довольно кивнул: рядом с опустевшими полками, лицом к стене, лежали трое, аккуратно связанные по рукам и ногам прочными пеньковыми веревками. Двое незнакомых, вероятно, сторожа, и один – светловолосый, с чуть оттопыренными ушами – Аргип.
   Убедившись, что все прошло как надо, Алексей махнул рукой – уходим. Ушли так же неслышно, как и пришли, лишь поплотнее прикрыли ворота. Выбравшись из гавани, направились вдоль неширокого ручья к крепостной стене.
   – Стой, кто такие? – тут де последовал окрик с воротной башни.
   Алексей усмехнулся – разбойнички-то вполне успели до закрытия крепостных ворот, а вот они…
   – Стой, кому говорю!
   – Силистрия! – громко выкрикнул пароль Иоанн.
   – Смирна! – тут же отозвались с башни. – Проходи.
   Воротная стража оказалось знакомой, а с их десятником договорились еще загодя.
   – Ну, как? – велев отворить ворота, вежливо осведомился тот.
   – Все нормально, – Алексей похлопал воина по плечу. – Прошу извинить за лишнюю работу.
   – Ничего, – тихо засмеялся десятник. – Лишь бы лиходеев поменьше стало, а то уж вечером и по городу не пройти.
   Да уж – по городу не пройти, сказано было точно.

   В тот же день, вечером, Лешка нелегально встретился с Аргипом – парень дожидался его на конюшне одного из постоялых дворов.
   – Что скажешь? – молвил старший тавуллярий вместо приветствия.
   Аргип заулыбался:
   – Все прошло гладко, и никто ничего не заподозрил. Владелец склада грешит на ненадежный засов… Не зря ломали! Ловко придумано и…
   – Я не об этом, – нетерпеливо перебил Алексей.
   – Зевка сказал, что найдет меня.
   – А вот это славно. Еще не подходил?
   – Нет.
   – Как объявиться, скажешь – примерно через неделю на склад поступит крупная партия золотой посуды, дорогого орудия, пряностей. Об этом, дескать, проболтался один матрос с барки «Синяя звездочка», зовут матроса Николай, запомнил?
   – Барка «Синяя звездочка», матрос – Николай, – послушно повторил Аргип.
   – Ты это услышал случайно, так, в общем-то, точно и не в курсах – должность не позволяет. Но, если надо, можешь еще разок встретиться с этим Николаем, выспросить, узнать точно… Понимаешь, к чему я клоню?
   Юноша засмеялся:
   – Ну, да, я же не совсем дурень, хоть и провинциал. Все это для того, чтобы втереться в доверия, стать своим…
   – А еще для того, чтобы разбойники знали – без тебя у них ничего не выйдет, – Лешка потрепал напарника по плечу. – И вот еще что не забудь сказать. Дескать, теперь охрана склада будет организована совсем по-другому – наружная стража будет заступать не только ночью, но и днем, и вечером, да и засовы на воротах укрепят, так что пойти прежним путем налетчикам уже не удастся. А куш, в случае успеха, ожидается крупный. Золотая посуда, оружие – это им не жалкие куски ткани, пусть даже и весьма качественной. – Лешка подмигнул собеседнику. – Что скажешь?
   – Думаю, лиходеи должны выказать интерес. По словам Зевки, их атаман – парень рисковый. Тем более, сам же говоришь – такой куш.
   – Скажи еще, что товар на складе долго держать не будут, перегрузят на какой-то корабль, а еще добавь, что владелец склада хочет заменить всех охранников, служек и прочих. Дескать – не очень надежны, эвон, ограбление проворонили! Допустили! Пусть и мало взяли, но это дела не меняет. Ясно?
   Аргип кивнул.
   – Как будешь говорить об усилении охраны, – продолжал инструкцию Алексей. – Напирай на то, что обычным путем – с налета – ничего не получиться, что нужно что-то придумать…
   – Подкоп? – неуверенно предложил юноша.
   Старший тавулялрий кивнул:
   – Вот именно, что подкоп! Но помни… это не ты должен преложить, а кто-то из них, пусть Зевка… Сладишь?
   – Постараюсь.
   – Вот-вот, постарайся… – Лешка вдруг усмехнулся. – Филимон велел передать – как сделаешь дело, ставим тебя на должность младшего тавуллярия, без всякого там стажерства и всего прочего..
   Напарник сглотнул слюну и улыбнулся. Хорошая у него была улыбка, отрытая такая, широкая.
   Обнадежив напарника, Алексей быстро зашагал домой. На этот раз нужно было брать всю шайку, всех тех, кто попадется в сеть – больше тянуть было нечего, до и позволить бандитам поживиться немалыми ценностями никто не собирался. Старая лиса протокуратор Филимон Гротас – как и Алексей, и все прочие – вполне допускал, что на ограбление склада пойдет не вся банда, а лишь ее часть – но, часть самая действенная, боевая. Взять – или истребить – этих, и лиходеи утихнут, хотя бы на время, а за это самое время нужно будет постараться отыскать все разбойничье охвостье, оставшееся на свободе. А для этой цели неплохо бы, как и предполагали раньше, внедрить в шайку Аргипа. Внедрить… Значит, надо дать кому-то бежать… Бежать не одному – с Аргипом… Сложное дело, но вполне может выгореть. Впрочем, если и не выгорит – так можно будет что-нибудь другое придумать.

   Дня через три после этой беседы, погруженный в думы, старший тавуллярий сыскного секрета эпарха Алексей Пафлагон, невольно ускоряя шаг, шел к теплу семейного очага. Семейного, семейного – уж можно было так и сказать, прямо…
   Уже поднимаясь по лестнице к себе, на третий этаж, Алексей услыхал раздающийся сверху смех, и даже не смех, а откровенный хохот, довольно громкий и, как почему-то сразу показалось Лешке, нахальный. Мужской! И кто бы это мог так смеяться в его жилище? Неужели, хозяин дома заглянул за квартирной платой… так еще, вроде, не время?
   Ха!
   Едва ступив на порог, Алексей распахнул объятия:
   – Владос! Черт рыжий! Рад, что ты, наконец, заглянул, дружище. Сколько ж мы не виделись?
   – Месяца три-четыре – точно!
   Что и сказать, длинный, рыжеволосый с такой же рыжей бородкой и черными цыганистыми глазами, Владос Костадинос в последнее время не слишком-то часто навещал своих старых друзей – Лешку и Ксанфию, но вот, наконец, вырвался, объявился.
   – Как дела, рыжий? Как жизнь? Чем сейчас занимаешься?
   Владос подмигнул, засмеялся:
   – Да так, всем понемногу. Занес вот вам путевые документы и деньги – корабль-то мы на паях покупали.
   Алексей довольно потер руки:
   – Вот уж, признаться, не ожидал, что твоя покупка принесет нам хоть какую-то прибыль.
   – А вот ведь принесла! – словно бы возражая ему, воскликнула Ксанфия, да так, что можно было подумать, будто бы это и не она в прошлом году обещала поколотить Владоса за эту «никчемную покупку».
   – «Святой Николай» – славное судно! – прихлебывая из высокого стеклянного кубка вино, не преминул похвалиться Владос. – Пусть это не быстроходная марсиьяна, а всего лишь грузовая скафа, тем не менее, «Святой Николай» весьма вместителен и, благодаря небольшой осадке, может заходить в такие места, куда иным кораблям вход заказан. Кстати, наше судно не далее как вчера вернулось из Мореи с лесом. Отличные сосновые бревна! Я их уже заранее продал секрету ремонта городских улиц и…гм-гм… некоему частному лицу – уж больно упрашивал.
   – Ай-ай-ай! – Алексей шутливо погрозил пальцем приятелю. – Нарушаете имперские законы, господин Костадинос! Продаете стратегический товар частным лицам.
   – Ну, я ведь немножко, – округлив глаза, якобы в ужасе, отстранился Владос. – Тем более, за очень приличную цену. Да, говорят, ты теперь старший тавуллярий? Поздравляю – далеко шагаешь, и – главное – быстро. Ксанфия, ты не соблаговолишь ли плеснуть мне еще не много вина?
   – Хоть весь кувшин, друг мой, хоть весь кувшин. Кстати, ты уже успел присмотреть новый груз?
   – Пока нет, – гость улыбнулся. – Но я шепнул кое-кому в гавани, что отдаю судно во фрахт на строго определенное время, не больше трех-четырех дней, в крайнем случае – на неделю.
   – И правильно, – согласилась Ксанфия. – Чего кораблю зря простаивать? Что, уже нашлись желающие?.
   Гость захохотал:
   – Конечно, нашлись, а как вы думали?! Некий господин Алос Навкратос уже зафрахтовал судно на ближайший четверг.
   – Всего на один день? – удивилась Ксанфия. – И что, это стоит хороших денег?
   – Конечно, стоит, милая Ксанфия! – убежденно воскликнул Владос. – Конечно, стоит. Тем более, это будет ночной рейс, что не так-то просто, но у меня хороший шкипер. Очень хорошие шкипер! Божиться, что каждую щель в Мраморном море знает.
   – Так ты доверяешь ему корабль?
   – Ну, неужели сам буду шататься по морю?
   Владос выпил еще и со смехом предложил попеть песен. Ксанфия тут же принесла из спальни лютню, взяла аккорд и умильно посмотрела на жениха:
   – Лекса, а ну-ка спой! Ту самую склавинскую песню, которую ты всегда поешь, когда выпьешь…
   Лешка прищурил глаза:
   – Очень хотите?
   – Спой, Лекса, спой!
   – Ну, ладно, уговорили… Ксанфия, музыку помнишь?
   – А как же!
   – Тогда начали… И…
   Снова брошен в окна лунный свет…
   Прикрыв глаза, Лешка пел старую песню знаменитой российской группы…


   За меч, сына Эллады!
   Сряжайте корабли!
 Константин Ригас
 «Военный гимн»

   …«Ария», любимой Лешкиной группы.
   Закончив петь, Алексей выхлестал целый бокал, кивнул Ксанфии, и затянул снова, теперь уже другую песню. Вернее – другие. Он спел и «Свободу» и «Прощай, Норфолк!» и «Улицу Роз», пел, не чувствуя усталости и не ощущая, как текут по щекам слезы. Хотя, конечно, Ксанфия была не Маврин, или Холстинин с Дубининым, а сам Алексей – не Кипелов и не Беркут, но он пел не голосом, пел душой…

     Мы верим, что есть свобода,
     Пока жива мечта…

   Пел и невольно вспоминал прошлую жизнь. Ту… И воспоминания проходили клипами, под песни, под музыку «Арии», и было даже не ясно теперь – было ль это, иль не было…
   Детский дом, абитура на факультете социальных наук, колхоз, вернее АОЗТ, куда по старой память приехал подработать в конце лета. Застрявший в болоте трактор, торговка спиртом бабка Федотиха… Гроза. И провал. И – отряд работорговцев татар.
   Лешка – Алексей Смирнов – так до конца и не понял, как оно так вышло, что он, человек начала двадцать первого века, вдруг оказался в веке пятнадцатом, точнее – почтив его середине. Чудеса или просто – непознанное еще научное явление. Какой-нибудь темпоральный провал. Татары продали его в рабство, в Крым, откуда он бежал вместе с Владосом, бежал в Константинополь – родной город нового друга, который – не сразу, постепенно, стал родным и для него, Лешки. И все же парень поначалу дела все, чтобы вернуться обратно, в свое время, к привычной жизни, и добился таки своего, вернулся. И, как оказалось, зря. Ведь там по прежнему продолжал существовать тот самый юноша, Лешка Смирнов, словно ничего и не случилось, словно и не проваливался он никуда, не пропадал. Короче, Лешка Византиец – Пафлагон, как его прозвали в Константинополе – в своем прежнем времени оказался лишним, мало того, само его существование там угрожало жизни двух человек – пронзенного татарской стрелой и вдруг оказавшегося живым малолетнего Вовки и… и – Алексея Смирнова, по прозвищу «Леха-Практикант». Его! Лешка даже познакомился… гм-гм… с самим собой, выходит? И решил – убираться обратно, тем более, там, в далеком – и таком родном – пятнадцатом веке его ждали друзья, город, ставший родным, и любимая девушка – Ксанфия, нынешняя невеста и – Лешка очень на то надеялся – будущая жена. Ну, в общем-то, пока все и шло к свадьбе. Любимая, работа, друзья, уважение людей – всего этого Лешка достиг здесь, в Константинополе, достиг сам, чем мог законно гордиться. Одно отравляло жизнь – Лешка точно знал, что в мае 1453 года великий город падет под ударами турок. И хотел бы сделать все, чтобы этого не случилось. Время было – как-никак почти десять лет – и за это время, не такое уж и большое, нужно было что-то совершить, что-то придумать. Ну, а для начала стать тем, с кем вынуждены будут считаться власть предержащие.
   Лешка помнил, как вернулся обратно, с помощью все той же бабки Федотихи и Черного болота. Бабка помогла ему вернуться с условием – ежегодно (а, если будет такая возможность, то и чаще) оставлять в условленном месте на Черном болоте драгоценности: золото, самоцветы и прочее. Пробираясь на новую родину, Алексей нашел одну девчонку в Брянске, которой помог бежать в Верховские княжества – поближе к тому самому болоту – и поручил ей выполнять все условия бабки Федотихи, естественно, ничего не объясняя. Девчонка была ему сильно обязана и согласилась, только вот, как узнать, выполняла ли? Да и не до того сейчас был. Хотелось бы, конечно, верить, что выполняла, но, как говориться – все в руках Божьих…

   Допев, наконец, последнюю песню, Лешка устало откинулся на софу. Уже давно стемнело, и гостя оставили ночевать, чему он и не сопротивлялся, а сразу уснул, бормоча что-то насчет ближайшего четверга и корабельного фрахта.
   Лешка тоже смежил глаза, но все же заснуть ему так и не удалось – едва задремав, он проснулся от щекотливого прикосновения нежных рук Ксанфии.
   В четверг! Бандиты решили брать склад в четверг! К этому времени, как пояснил на секретной встрече Аргип, подкоп уже должен был быть готов. По просьбе Зевки юноша нарисовал для разбойников внутренний план склада, и буквально в тот же день получил через того же Зевку инструкции, согласно которым Аргип должен быть готовым помочь им уже в ближайший четверг. Владелец склада хотел поначалу и вовсе выгнать внутренних сторожей, включая и смотрителя за котами, как полностью не оправдавших оказанного им доверия, однако, после тайной и вдумчивой беседы с протокуратором Филимоном Гротасом, изменил свое мнение и милостиво согласился оставить «этих придурков».
   Куда бандиты могут вывести подземный ход?
   Лешка, Иоанн и Панкратий целый вечер решали сей кроссворд под руководством начальника. Получалось – куда угодно: можно к сиреневым кустам, можно – в сторону городских ворот – к платанам, а можно и к ручью.
   – Я бы к ручью вывел! – азартно доказывал Иоанн. – Сами смотрите – там обрыв, колючий кустарник, травища по пояс…
   – Все так, но к ручью не подъехать возам! – тут же парировал Панкратий. – Как же они будут тащить награбленное – на себе? Нет уж, тут и одним осликом не отделаешься.
   – Не одним, так стадом, – Иоанн не собирался сдаваться. – Зачем им возы, когда добычу можно просто навьючить…
   – Навьючить… – задумчиво повторил Алексей. В голову его вдруг пришла одна мысль, пришла вот только что, сейчас, после всех слов приятелей.
   – А зачем навьючивать? – старший тавуллярий обвел притихших коллег немного насмешливым взглядом. – Зачем вообще возы? Лодка! Баркас! Нагрузил, отплыл – и, пожалуйста, причалил, где тебе удобней.
   – Молодец, Алексий! – покачав головой, похвалил начальник. – Верная мысль насчет лодки. Я б, к примеру, точно так и сделал… А вот по поводу того, где им удобнее пристать – тут тоже подумать надо. Панкратий, не в службу, а в дружбу, сбегай к господину Златосу, попроси схему южных гаваней, у них в отделе, всяко, должна быть.
   Кивнув, Панкратий молча встал и исчез за дверью.
   – Да, – подкрутив усы, продолжал Филимон. – Баркас баркасом, но и за всеми остальными направлениями тоже нужно присматривать. Вот вы тут говорили – куда удобнее вывести подкоп… Однако, я полагаю, что рассуждать нужно по иному – не куда, а откуда! Они ведь снаружи копать будут, а вовсе не изнутри.
   Лешка с Иоанном одновременно хлопнули себя по лбам:
   – А ведь верно!
   – Значит, разбойников можно будет зачес еще на стадии подготовки подкопа! Землю ведь нужно выносить, куда-то выкидывать…
   – Или вывозить.
   – Да-да, или вывозить.
   Протокуратор ухмыльнулся в усы:
   – Сегодня у нас какой день? Вторник?
   – Да, вторник с утра был.
   – Вот завтра и глянем что там такого нового появилось, у склада… Сами только там мордами не сверкайте – пошлите агентов.
   – Само собой.
   Тут как раз вернулся и Панкратий с пергаментной схемой. Положил пергамент на стол, уселся, пожаловался, утирая со лба пот:
   – Ух, и человек же этот Хрисанф Злотос – как таких чертей еще земля носит?
   – А что такое? – заинтересовались парни.
   – Все выспрашивал, зачем, мол, вам схема, да что там мы там замыслили, да и вообще, все порты – это его территория и нечего туда соваться. Пришлось вашим именем пригрозить, господин протокуратор.
   Филимон хохотнул:
   – Ну и правильно. И так, что мы тут имеем?
   Надо отдать должное Хрисанфу Злотосу, схема оказалось очень подробной и заняла почти весь стол. Это ж сколько кожи пошло на сей пергамент? Небось, целый теленок, а то и два! Можно было бы и дешевой бумагою обойтись, так нет – надо же выпендриться!
   Лешка, как и все остальные, с любопытством рассматривал схему, включавшую в себя все южное побережье Мраморного моря, в черте города, разумеется, от Золотых ворот на западе и до дворца Юстиниана на востоке.
   – Что ж, давайте разбираться, – начальник задумчиво подпер кулаком подбородок. Начнем с запада… Что здесь имеем? А ничего – совершенно прямую линию, нет, вот, почти напротив церкви Иоанна Студита есть какая-то бухточка. Пристать там баркасу, наверное, можно, но вот – незаметно ли?
   – Напротив форума Аркадия тоже такое же местечко, – внимательно вглядываясь в схему, подсказал Алексей. И ворота рядом – можно все награбленное сразу в город увезти.
   – Ага, и поделиться со стражниками! – хохотнул Иоанн.
   – Ну, уж это-то они решат, я думаю.
   Лешка поднял глаза на начальника:
   – А что, если предупредить всю береговую стражу начет четверга… вернее, ночи с четверга на пятницу?
   – Обязательно предупредим, – кивнул Филимон. – На берегу никуда они от нас не денутся. И все же…
   Оперативный совещание было прервано бесцеремонным стуком, и тут же, не дожидаясь ответа, в дверь заглянула усмехающаяся физиономия Хрисанфа Златоса:


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное