Андрей Посняков.

Шпага Софийского дома

(страница 2 из 29)

скачать книгу бесплатно

   Вечером запалили костер, быстренько почистили рыбу, покромсали картошку, лук. Открыли водку, выпили по одной и блаженно растянулись прямо на земле – ждали ухи. В котелке аппетитно булькало. Рощин помешивал варево большой алюминиевой ложкой, пробовал, иногда добавлял чего-то: то соли, то перцу, а потом и водки влил, целую стопку. Олег Иваныч порезал хлеба, понаблюдал, исходя слюной, за манипуляциями приятеля, не выдержал, отошел к озеру. Посидел немного на камне, потом прошелся по бережку, хотел было искупаться, наклонился, потрогал рукой воду – раздумал, уж больно водичка студеная… Оба! А что это там блестит такое, в песочке?
   Протянул руку… Монета! Небольшая, не очень-то круглая, с выбитым изображением двух фигур в окружении каких-то точек или выпуклостей. Старинная… А блестит-то как, серебро, что ли? Олег Иваныч подбросил находку на руке – тяжелая, точно – серебряная – прочел на оборотной стороне – «НОВАГОРОД». Действительно – старинная… Только – полное впечатление, что не так уж и давно чеканенная. Вон как блестит-то! Новье! Чудны дела твои, Господи…
   – Тут много таких находят, – оценил монету Рощин. – Завтра пошаримся у берега, может, клад какой обнаружим, а, Олег? Представляешь, тысяч на сто баксов… А, блин! – Рощин сильно подул на дымящуюся ложку, осторожненько попробовал, состроил довольную морду. – Все, Иваныч, давай миски!
   Вдруг он приподнялся на локтях и предостерегающе поднял палец. Олег прислушался… Справа от озера, со стороны дороги – если ее можно, конечно, так обозвать – послышался приглушенный шум двигателя. Трактор?
   – Ага, трактор. Что ему тут делать-то? Лесовоз с фишкой! Доедай, да сходим, что ли, посмотрим.
   Оставив мотоцикл у палатки – идти-то метров тридцать, – коллеги быстрым шагом направились в сторону лесной дороги. Шагавший впереди Рощин отмахивался от надоедливых комаров сорванной с попавшейся по пути березы веткой. Шум двигателя приближался, становился натужным, воющим – дорожка была та еще, да и лесовоз явно шел не пустым. Вот, метрах в двадцати за деревьями мелькнула серовато-зеленая крыша кабины с башенкой погрузчика-фискарса, по-простому – «фишки». Еще несколько натужных двигательных вздохов, и на пригорок, где в ожидании стояли Олег Иваныч с Рощиным, медленно выполз тяжелый, под завязку груженный «паленым» лесом «Урал». Тот самый? А черт его знает – номер был залеплен грязью. Специально? Скорее всего, а впрочем, по такой-то дороге не очень-то и надо стараться. Грязи хватает.
   Бурая тупая морда «Урала» поравнялась с сотрудниками милиции. В кабине сидело двое. Незнакомые.
   Рощин вытащил из кармана ксиву – остановить, проверить – и помахал ею перед проплывающим ветровым стеклом. Сидевший за рулем детина – угрюмый, небритый, в надвинутой на самые глаза кепочке – бросил на участкового презрительный взгляд, зачем-то пожал плечами… И, прибавив скорость, преспокойно проехал мимо.
Олег Иваныч еле успел отпрыгнуть в сторону.
   – Вот, козел! – проводив глазами быстро спускающийся с пригорка лесовоз, выругался Рощин. – Ладно, посчитаемся… Иваныч, бегом к мотоциклу!
   Приятели бросились к озеру. Олег чуть поотстал, оглянулся, уж очень хотелось ему рассмотреть номер. Тот лесовоз – не тот? А вдруг… Напрасно глаза таращил! Сзади номера вообще не было. То есть он, скорее всего, был, но на самом низу прицепа-роспуска —закрытый длинными, чуть ли не волочившимися по дороге вершинами сосен – хлыстами. Которые, по требованиям техники безопасности, все-таки полагалось отпиливать, чтобы не задеть кого на поворотах. Эти – не отпилили. Торопились, видно, сволочи… Ла-адно…
   Слева от дороги, вернее, между дорогой и озером, послышался треск мотоцикла. Туристы? Рыбаки? Подростки? Или это возвращались те, что пилили? Ладно, догоним – посмотрим. Где же, черт побери, Рощин? Что-то он непозволительно долго возится…
   Срезав путь через кусты орешника, Олег выбрался на поляну, к палатке. Здесь было заметно светлее, чем в лесу, хотя костер почти догорел, по крайней мере, его тлеющие головешки давали довольно мало света. Зато простор, озеро, луна, большая, непривычно серебряная…
   Рощин, чертыхаясь, возился с «Уралом».
   – Провода оторвали, козлы вонючие, – обернулся он. – Не видал там мотоцикла?
   – Нет… слышал только.
   – Вот и я… слышал. Ну, попадутся только, уроды, – участковый вытер пот со лба, оставив широкую маслянистую полосу. – Главное, эти-то стопудово местные, знали, где здесь обычно рыбачат… По тропке проехали, вон следы…
   Провозившись с мотоциклом минут двадцать, Рощин наконец завел двигатель, кивнул Олегу. Тот не заставил себя долго упрашивать, хотя, в принципе, участковый мог обойтись и без него. Они вовсе не собирались преследовать лесовоз – без оружия и формы, главное было – сообщить о его предполагаемом пути в отделение, а уж там встретят… Если успеют. Телефон – в ближайшей деревне, сотовые тут отродясь не брали… Так что вся надежда на обычную связь да на дежурную смену. И еще хорошо бы, надеялся Олег Иваныч, чтоб лесовоз оказался тот. Тогда вообще все было бы замечательно. Поставили б «фишку» на штрафстоянку, оформили вещдоком, не торопясь осмотрели бы…
   Рощин нагнулся к коляске:
   – Держись, Иваныч, сейчас побыстрее поедем!
   Олег кивнул. Побыстрее так побыстрее… да и нужно было, вообще-то, побыстрее. Он здесь во всем с Рощиным соглашался. Это его земля, рощинская, он тут участковый, а стало быть – главный, за все ответственный. Да и опыта в сугубо местных делах Игорю не занимать. А Олег Иваныч кто? Гость. Хоть и по работе приехал, а тем не менее… Стыдно гостю обижать хозяина недоверием. Стыдно, да и для дело вредно. Потому и держался Олег на вторых ролях, Рощину поддакивая, понимал: округа – Игорька вотчина. Вперед него не лез, не выпендривался… Только, хорошо зная приятеля, сел в коляску – при рискованной манере рощинской езды с заднего-то сиденья враз улетишь в какую-нибудь канаву. И даже – вместе с сиденьем. В этом смысле в коляске было безопасней. Однако и выпрыгнуть, если что, трудновато. Ну, о плохом Олег Иваныч не думал – доверял Рощину, а тот и рад – мчался даже быстрей, чем всегда, хотя, казалось бы, куда уж быстрее…
   Выскочив на грунтовку, резко прибавили скорость, убористо вписываясь в поворот. Свет фары отразился от чего-то блестящего, оранжевого… Отражатели? Точно.
   Рощин тормознул. Подобрался осторожненько задним ходом…
   Велосипед!
   Валяется себе в кустах. Обычная «Десна», черт знает какого года выпуска, с черной рамой и блестящими крыльями. Спицы на колесах украшены узором из тонкой золотистой проволоки и тремя круглыми оранжевыми катафотами. Они-то и сверкали.
   – Подростки, – не слезая с седла, уверенно заявил Рощин. – Нас увидели – спрятались. Ладно, на обратном пути разберемся, если застанем.
   Олег удивился:
   – А чего им прятаться-то?
   – Так пьяные. Или трахались. А скорее всего – и то, и другое сразу. Сегодня ж пятница – в местном клубе танцы. Кстати, оттуда и позвоним. Поехали.
   Проскочив еще пару поворотов, выскочили на околицу, где в неровном свете желтого качающегося на ветру фонаря смутно угадывались очертания одноэтажного строения с большим крыльцом под покосившейся треугольной крышей и двумя деревянными колоннами, эдакий портик а-ля «архитектура демократических Афин». Судя по тусовавшейся на крыльце толпе подростков – это и был местный очаг культуры. Сиречь – клуб. Странное, по нынешним временам, дело – работающий.
   – Мама, я полюбила бандита! – подпевал сидевший на перилах крыльца молодняк музыке, доносившейся из распахнутой двери клуба.
   – Во репертуар, а? – подмигнул участковый. – Нет чтоб «наша служба и опасна и трудна»! Ладно, пойду проверю этот вертеп, заодно позвоню. Ты подожди пока, Иваныч.
   Кивнув на ходу подросткам, старший участковый скрылся в призывно распахнутой двери вертепа…
   Подожди так подожди… Под пристальными взглядами тинейджеров Олег Иваныч неуклюже выбрался из коляски – а попробуйте «уклюже» после эдакой тряски! – и, держа в руке снятый шлем, подошел к крыльцу, поздоровался.
   – Здрасьте, – вразнобой отозвались подростки, вполне вежливо. Кто-то даже опасливо – «а чего этот мужик в ментовском мотике делает?!» – припрятал с глаз долой бутылочку пива. Олег Иваныч улыбнулся. Никакой вражды к тусующимся подросткам он не испытывал, скорее наоборот. Тинейджеры – тоже люди, только еще не очень взрослые – и у каждого в черепушке мозги, способные иногда кое-что запомнить, и пара глаз – кое-что замечающих.
   Вот и эти… Мордочки хитрые, самому старшему – или старшей, кто их тут разберет, – лет четырнадцать.
   – Курите, ребята.
   Положив на крыльцо шлем, Олег Иваныч щедрой рукой протянул подросткам прихваченную из коляски пачку рощинских «Мальборо». А и чьих же еще – сам-то не курил…
   Кое-кто взял, поблагодарил вежливо. Особо обнаглев, одна девчонка предложила пиво. Олег Иваныч не отказался, конечно, когда это он от пива отказывался. Тоже поблагодарил, присел на перила – дети подвинулись…
   – Вы, дяденька, наверное, следователь? – спросили.
   Олег Иваныч чуть пивом не подавился. Что, у него профессиональная принадлежность на лбу написана, причем – крупными буквами?
   – Просто следователи всегда сигаретами угощают, ну, в фильмах, – пояснила девочка с выкрашенными в ядовито-голубой цвет волосами – Мальвина, блин… – Сейчас что-нибудь спрашивать начнете, нет?
   – Начну, – усмехнулся Олег. – Вот пиво ваше допью… – он с шумом высосал банку и, аккуратно поставив ее на ступеньку, осведомился насчет лесовоза.
   – Не, не проезжал, – хором заверили ребята. – Проехал бы – видели, вон дорога-то, рядом… Мотоцикл? Типа «Минска»? Не-а, тоже не было. Да не врем, честно. Они ведь могли и на повертку свернуть. Ой, может, Дрюня видел, он только что приехал, вон, чей мопед… Позвать, дяденька, Дрюню-то?
   – Видел лесовоз, – тут же закивал Дрюня, которого по просьбе Олега Иваныча быстренько вытащили из притона разврата. – Мотоцикла – не видел, врать не буду, а лесовоз видел. С фишкой и лесом.
   Вообще, это был очень колоритный тип, этот самый Дрюня. Олег Иваныч таких даже в Питере встречал не часто. На вид всего-то лет четырнадцать, самое большее – пятнадцать, зато весь в кольцах, словно какой-нибудь папуас. Блестящие такие кольца, небольшие, но, видно, тяжелые. В ушах минимум штук по пять, одно – в носу, по два – в бровях, и даже в животе поблескивало кольцо, продетое прямо через пупок. Дрюня, видно, потому и рубаху на животе узлом завязал повыше – хвастал. И не больно же было протыкать-то.
   – Не, дяденька, не больно, если в хорошем салоне. Хотите, адресок дам?
   – Спасибо, обязательно запишу, – от всего сердца заверил Олег Иваныч. – Только попозже. Лесовоз-то куда делся?
   – Да куда ему деться, – махнул рукой Дрюня. – На повертку, кажись, свернул. Ну да, точно. Номер? Ну, блин… Конечно, не заметил, на кой мне номера ихние. Да, «Урал», «Урал», точно! Что я, машин не знаю? Подробнее… А подробнее, может, Колька расскажет, брательник двоюродный. Я-то на мопеде ехал, а он сзади, на велике. Вот, должен бы уже подъехать…
   Брательник на велике. А, случайно, велик у него не «Десна» с синей рамой? Ах, да? И еще с блестящими крыльями… А он, вообще, в каком состоянии, брательник-то?
   – Да трезвый, – уверил Дрюня, сам подобного впечатления отнюдь не производивший. – Это я бутылку пива с утра выпил, с бабкой. Ну там, в обед бражки… И все… А у Кольки-то мать вчера приехала. Строгая. Даже в клуб его еле отпустила. Он ведь помладше меня будет.
   На крыльце появился Рощин. Вышел из вертепа, живой и невредимый. Только помятый малость да на шее губная помада.
   Заработал, затрещал двигатель, участковый махнул ребятам, и, быстро набрав скорость, мотоцикл скрылся из виду.
   У того поворота, с велосипедом, Рощин аккуратно притормозил, не глуша двигатель.
   Ну вот он, велик. Лежит и правда как-то неестественно. Словно слетел с дороги, отброшенный неведомой силой. Впрочем, такой ли уж неведомой? Олег напрягся. За свою жизнь он повидал немало подобных ситуаций. Особенно когда выпадало дежурство в составе следственно-оперативной группы. Ну да, вот и след шин. А удар наверняка был мощным. Тогда где же велосипедист? Ушел домой, испугался? Нет… Олег Иваныч с сомнением покачал головой. Нет, Игорек! Не ушел и не испугался. Слишком силен удар. Наверняка во-он в тех кустах… Ну-ка, сходим, проверим…
   Рощин развернул фару.
   Кювет… Глубокий, словно хороший овраг. Кусты – жимолость или вереск, а может, орешник, черт их знает – сейчас не видно… Олег Иваныч раздвинул ветки, испачкав пальцы в… Он приблизил руку к глазам… Вязкий, почти черный в призрачном свете фары сгусток… А вон еще там, на ветках. Кровь… Пополам с мозгами. Ага! Вот и тело! Вернее, труп.
   Он лежал на боку, нелепо подогнув руку. «Брательник Колька». Прилично одет – в джинсиках и светлой рубашке, разорванной на груди. Волосы светлые, растрепанные. Верхняя часть черепа, слева, была снесена начисто, открывая часть мозга. Левый глаз, вырванный из глазницы, висел на глазном нерве кровавым осклизлым шаром.
   Тьфу ты… А ведь мертвяк – мертвее не бывает. Ну, нашли себе работу.
   – Только жмурика нам и не хватало для полного счастья, – тяжело вздохнув, согласился Рощин. – Придется обратно в клуб ехать, звонить. Думаешь, эти его, лесовозники?
   – Тут и думать нечего, – невесело усмехнулся Олег. – Наверняка хлыстами, на повороте. Сходил, блин, на танцы пацан. Ну, коззлы… И смылись. Свидетелей тоже, как назло… Только косвенные. Спилят они хлысты, выкинут – все: ничего не докажем.
   – Посидишь, Иваныч? Я быстро…
   Олег Иваныч чихнул.
   Серебристая луна висела над черным лесом, освещая открытую на повороте кромку грунтовки. На кромке, свесив ноги в кювет, сидел старший дознаватель Олег Иванович Завойский, смотрел на еще теплый труп мальчика и думал. Не про судьбу-злодейку думал и не жалел парня… хотя, нет, жалел, конечно… но… Мысли старшего дознавателя имели гораздо более профессиональное направление…
   Свидетели…
   Этот Дрюня, брательник. Хорошо. Ребята в клубе, которым Дрюня про брата Кольку рассказывал, что едет, мол… Немного хуже, но ладно. Мы с Рощиным. Ну, это на худой конец. Косвенные все – ну что поделать. А что тут имеется? Следы шин. Не очень четкие, правда… да труп с раной. Полбашки снесло. Микрочастицы? А почему бы и нет? Можно и экспертизу назначить. Если б, конечно, хлысты было с чем сравнивать. Интересно, следак прокурорский приедет? Вряд ли. Убийство-то неумышленное. По неосторожности, в общем-то. Нет, скорее преступная небрежность. Тоже срок не хилый. Да еще неоказание помощи. Солидный букет. На таком фоне – самовольная порубка – детская забава. Конечно, если хороший адвокат. Но хороший адвокат и деньги хорошие затребует. Очень хорошие. Пожалуй, весь их сегодняшний лес на гонорар и уйдет, да как бы и не больше. Так что, если эти хмыри не дураки… если не дураки. Бросят они весь лес к черту да смоются. Про лесовоз заявят, что угнали неизвестные лица. Кавказской национальности, мда-а… А если жадные, то и бросать ничего не станут. Просто отпилят хлысты до установленного размера, и все. Кстати, насчет свидетелей…. Пильщики, те, что на мотоцикле. Ой, не зря они так шустро затихарились. Может, видели что?
   Приехал Рощин, оставил «Урал» в сторонке. Подошел, сел рядом, закурил. «Ну, как рыбалка?» – спросил. Шутит, зараза…
   Рощин перевел взгляд на труп. Помолчал. Подумал… И высказал те же опасения, что и Олег Иваныч. Насчет хлыстов.
   – Догнать бы да изъять с понятыми, тогда б не отвертелись!
   – Ха… С понятыми! Может, тебе еще и ключ от квартиры… или блюдечко с голубой каемочкой?
   В белесом небе, низко над деревьями, полыхали красно-синие зарницы. Они быстро приближались, становились ярче, насыщеннее. Замелькали за деревьями фары, и к месту происшествия, лихо тормознув, подкатила бело-голубая гаишная «пятерка».
   – Из отделения вызвал, – пояснил Рощин. – Поохраняют следы преступления до приезда группы. А что, нам, что ли, с тобой тут выходной портить? Мы лучше пока до повертки прокатимся, глянем… Ты как, Олег?
   Олег Иваныч кивнул. Конечно, глянем.
   Разогнавшись поначалу, Рощин резко сбросил скорость и притормозил у неприметного съезда с дороги. На песчаной полузаросшей колее, перед мостом через узкую речку, виднелись четкие отпечатки протектора. Олег Иваныч догадался, какого… И также догадался – почему Рощин тут тормознул.
   Параллельно речке по дороге медленно полз лесовоз!
   Ага! Попались, голубчики!
   Узревшим добычу коршуном милицейский «Урал» понесся вниз, подскакивая на ухабах. Лесовоз, словно почувствовав что-то неладное, прибавил скорость. Скорее всего, заметили, гады, фару. А как без нее-то? Даже Рощин не настолько упертый спортсмен, чтоб вслепую по лесистым холмам кататься.
   Ну, покатаемся.
   Темная, с потушенными огнями, громада лесовоза возникла неожиданно близко, прямо за поворотом. Рощин даже притормозил, чтоб не врезаться прямо в хлысты. Дорога была узкой, обогнать лесовоз не представлялось пока никакой возможности. Приходилось ждать. Так они и ехали со скоростью километров пятьдесят, лишь иногда, на спусках, лесовоз выжимал больше. А удобного случая все не представлялось – по обеим сторонам дороги, без всякой обочины, тянулись в ночное небо деревья. Черные, высокие, хищные, они размахивали на ветру корявыми ветками, словно некие ужасные враждебные существа. Пару раз каждого ощутимо припечатало по лбу. Хорошо Рощину – он хоть в каске. А Олег Иваныч свою, кажется, в клубе оставил, на крылечке, раззява.
   Интересно, долго так придется ехать? А если сломаемся? Или бензин закончится? Впрочем, должен же быть хоть какой-то просвет в этом диком лесу!
   Хлопнула дверь кабины. Кто-то из злодеев вылез к фискарсу? Они там что, каскадеры или самоубийцы? Или…
   Или допетрили про бревнышки, сволочи?! Пара сваленных на ходу лесин – и нет сзади мотоцикла!
   – Игорь! Тормоз!
   Рощин тормознул, конечно. Но, кажется, было уже поздно!
   Налетев на сброшенные на дорогу бревна, мотоцикл медленно – как казалось Олегу – и красиво взмыл в воздух, делая эффектное сальто-мортале.
   Рощин мягко спланировал в реку и очумело затряс головой.
   Олегу Иванычу повезло меньше.
   Выброшенный из коляски мощной силой инерции, он пролетел метров пять, словно пущенный из пращи камень, и, уже на излете, втемяшился башкой в попавшуюся на пути березу. Вот тут-то Олег и вспомнил про опрометчиво забытый шлем! Еще успел подумать об ухе2, что оставалась там, в котелке, на озере. Вкусная была уха. Вот поймать бы злодеев, а потом…
   А потом он потерял сознание.


   Пусть разразит меня на этом месте гром,
   Пусть прослыву везде первейшим подлецом,
   Коль дам себя смирить почтением иль страхом
   И сам не порешу всего единым махом!
 Жан-Батист Мольер, «Тартюф, или Обманщик» (комедия в пяти действиях)

   В березовых ветвях пересвистывались ночные птицы. Ночной ветерок шевелил листву, шуршал в кустах жимолости, гнал по белесому небу редкие облака. Где-то неподалеку в лесу ухал филин.
   Олег очнулся от холода. Его рубашка с короткими рукавами не очень-то грела сейчас, светлой июньской ночью, не такой уж и теплой в это время. Голова раскалывалась, словно с жуткого похмелья, чего с Олегом Иванычем не случалось уже лет десять, несмотря на все перипетии службы
   Слава Богу, хоть жив! А где, интересно, Рощин? Ну, лесные-то воры, понятно, – уехали, а мотоцикл-то где? Неужто в реку свалился, вместе с Игорем?
   Олег поднялся на колени и осмотрелся.
   А нету никого! И ничего. Ни Рощина, ни мотоцикла. Не имеется таковых, как на горизонте, так и в ближайших окрестностях! Тогда напрашивается вопрос – неужели Игорь разбился? Но тогда и «Урал» должен где-то быть, не утащили же его «злодеи» на лесовозе…
   Олег Иваныч помассировал голову – «были б мозги – было бы сотрясение» – и еще раз осмотрелся, теперь уже более внимательно.
   Речка, лес, темные кусты, овраг. А вот и береза. Значит, где-то тут должна быть дорога. Однако надобно выбираться.
   Пошатываясь, он сделал несколько шагов в направлении дороги. Таковой почему-то не усматривалось! Но ведь должна же она где-то быть, не пролетел же он сотню метров, не птица все-таки. Обошел заросли – дорога упорно не желала находиться. Бросил взгляд на реку. В общем-то, неплохо, что она тут есть! По реке можно как раз к деревне выйти, не так уж далеко они и отъехали-то… вон, клуб на том берегу должен быть… Может, все-таки обождать до утра? Да нет, чего ждать, ночи-то светлые. Да и голова вроде бы уже меньше болит. Сотрясение, конечно, есть… но не такое уж и большое.
   Махнув рукой на поиски дороги, Олег Иваныч углубился в лес, стараясь идти на звук журчащей воды.
   Лес оказался густым, диким. Под ногами трещали какие-то корни, и скрюченные ветки деревьев маячили на светлом фоне неба черным колдовским кружевом. На мотоцикл даже и намека не было. Как и на Рощина.
   Олег вдруг замедлил шаг.
   Метрах в десяти впереди, за кустами, у реки, горел костер. Трое мужчин, переговариваясь, варили что-то в подвешенном над костром котелке.
   Рыбаки! Ох, блин… Уж эти-то наверняка что-то слышали.
   Ну, вот и спросим! Заодно – ухи похлебаем.
   Не особенно таясь, Олег Иваныч прибавил шагу. И чуть было не налетел на страшное рогатое существо, возникшее вдруг на пути его!
   Олег Иваныч вздрогнул и попятился. Однако странное существо оставалось неподвижным, не проявляя никаких попыток агрессии. Один из рогов существа был явно меньше другого… А шеи вовсе не было! Как и тела!
   Господи! Голова! Коровья голова, зачем-то насаженная на шест! Один рог отпилен… Кажется, не так давно был в дежурке разговор насчет пропавшей коровы. И как раз с обломанным рогом.
   Стараясь не шуметь, Олег нырнул в кусты, стараясь незаметно подобраться к рыбакам как можно ближе. Они оказались очень странными, эти рыбаки! Нигде не было заметно ни удочек, ни снастей, да и гнусный запах, исходящий от клокотавшего в котле варева, не напоминал запах ухи. Четверо сидевших у костра отрывисто переговаривались между собой. Собственно, сидело трое, третий лежал на спине в довольно-таки неудобной позе. Присмотревшись, Олег заметил и пятого. Одетый в какую-то темную хламиду, тот лежал чуть в стороне от костра, широко раскинув в стороны руки. Спит, что ли? Скорее всего – пьян в доску. А что – с рыбаками такое бывает. Зачем вот им только корова понадобилась? А может, корову и не они вовсе? Может, волки. Ну да – волки. А эти просто наткнулись на буренкины остатки. Тогда чего ж я тут лежу, как полный идиот? – задал сам себе вопрос Олег, поднимаясь на ноги. И тут же упал на землю!
   Ночную тишину прорезал крик ужаса и боли! Это кричал тот, что лежал у костра. Подросток, почти ребенок… Громадный мужик со спутанной бородой, почерпнув половником горячее варево из котла, лил его на заголенную грудь мальчишки.
   – А ну, говори, шпынь, куды вы с Онисифором собирались?! – дождавшись, когда парень перестанет кричать, угрожающе произнес он. – Скажешь?
   – Да не знаю я ничего, вот те крест, не знаю! – жалобно простонал пацан. – Он ведь ничего мне не рек, ни словечечка…
   – Ах, ни словечечка? – мужик злобно пнул подростка в бок. – Сдохнешь, тварь! А нут-ко, Митря, ворочай яво на брюхо. От так. Остатний раз спрашиваю, паскуда, скажешь? Тады умрешь легко, как барашек. А не то засеку до смерти!
   – Да не знаю я.
   – Ах, ты так? Ну-ну!
   С этими словами мужик вытащил из-за пояса ременную плеть, примерился и со свистом рассек воздух. Полетели вокруг кровавые брызги…
   – Шильники! Хари! Шпыни проклятые! – в ужасе завопил мальчишка.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное