Андрей Негривода.

Спецназ против пиратов

(страница 5 из 31)

скачать книгу бесплатно

«…Ну, что, Андрюха, хороший был год, душой не покривить! Ты выполнил всю свою программу-минимум! Выполнил! Даже более того! Значит, и проводить его нужно достойно! Будем веселиться? Будем!!! И пусть Новый год будет не менее удачным! Тем более что жить тебе, Филин, в Одессе! Да, совсем теперь уже скоро – 11 января. Этот день станет днем твоего возвращения! Домой!.. А сегодня… Сегодня гулять и водку пить! И пусть всем повезет, пусть всем этот год принесет счастья и радости, здоровья и денег побольше, исполнения самых сокровенных желаний и много-много удачи!..»

Андрей улыбнулся своим мыслям и, не откладывая в долгий ящик, стал собираться. Собираться в старый добрый ресторан «Версаль», где пел его товарищ и земляк-одессит Генка Калюжный. Филину просто больше некуда, да и не к кому, было пойти – замкнуто жил Андрей, особенно последние полгода, после поездки в Одессу. Но! Генка был тем единственным человеком, который понимал, хоть и очень по-своему, Филина, и он тоже скучал по Одессе и… Они вдвоем иногда попросту напивались до изумления, иногда даже, бывало, не сказав за целый вечер ни слова! А еще… Геннадий Калюжный, 1969 года рождения, свою срочную службу отслужил в оркестре и побывал… В Кабуле и Степанакерте! Вот так-то!.. Не просто земляк, а еще и «братишка»!..

Собраться для Андрея не стало чем-то необычным или сложным – он всегда умел носить что камуфляж, что «венчально-погребальный» (с какого-то времени он стал так шутить…) строгий черный костюм и: «Ну! Пошли, что ли, Капитан, водку пить и „беспорядок нарушать“?..»

И закрыл за собой дверь своей малюсенькой комнатушки, в которой он холостяковал последних пять месяцев…

22 апреля 1995 г. Трамвайчик.
Первая ночь…

…Андрей в полной темноте лежал на койке в своей каюте и слушал мирное, ровное сопение Машеньки, своей дочурки-карапуза, и беспокойно ворочавшегося с бока на бок ее незаменимого охранника Дана. И ждал Анну…

«Половина четвертого уже! – зло заметил Андрей, взглянув на фосфоресцирующий циферблат своих стареньких, но таких надежных „Командирских“. И уже был почти уверен в том, где же задержалась его „милая женушка“. – Где ж тебя носит?! А где? Себе-то самому не ври! Наверняка того носатого „воробушка“ пожалела и приласкала!.. Да и хрен бы с ним! Только ты, Анюта, в своих постельных развлечениях совсем о дочери забыла! А вот этого я тебе прощать не буду – это уже перебор, дорогуша!..»

В этот-то момент она и вернулась…

Анна, думая, видимо, что муж уже давно спит, пыталась попасть «домой» тихо… То есть абсолютно тихо, прокравшись в каюту аки тать в ночи! Но вот Дан!.. Не зря Филин тратил на него время, таская на все возможные и невозможные собачьи курсы и школы. Данчик, или Дада, как его называла Машенька, вырос настоящим телохранителем…

Андрей, обладавший тренированным зрением еще со времен отряда, увидел в кромешной темноте, как его верный и умный пес резко поднял голову, лежавшую до этого на коврике, и насторожил уши. Это был знак! Знак того, что кто-то стоит за дверью.

За их дверью!.. Именно стоит и прислушивается, потому что сновавшие до этого по коридору их палубы беспокойные пассажиры вызывали у пса только недовольное, тихое ворчание…

«Ну-ну, родная! Заходи! Только… Почему крадешься? Значит, скрыть что-то хочешь? Время, когда вернулась? Почему?..»

Тихий щелчок дверного замка едва-едва нарушил тишину и подбросил на ноги Дана… Дверь. Она отворилась всего-то на 3—4 сантиметра, пропуская в каюту тоненький лучик тусклого света из коридора.

– Тихо, Дан!

Этих двух слов было достаточно, чтобы Андрей понял – Анна пьяна в дрезину.

Ну и Дан, конечно же, тоже. Он вообще на дух не переносил пьяных (и прощал это состояние только Андрею). Верный пес махнул несколько раз своим куцым хвостиком и, учуяв, видимо, плотный водочный перегар, заворчал недовольно, как отец на загулявшую дочь, укладываясь на свое место.

Аня медленно, на резкие движения она уже была не способна, «вплыла» в каюту и закрыла дверь. Она разделась. Полностью… При этом каждую свою вещь она подносила к носу, принюхиваясь. Это действо заняло около десяти минут – нужно было еще каким-то образом поддерживать равновесие, не наступить на Дана и, самое главное(!), не нашуметь… Затем она на ощупь двинулась к двери в душ. Через несколько секунд там, в этой кабинке, зажегся тусклый «ночничок» и послышался едва уловимый ухом плеск воды.

«Очень интересно! И чем же ты там занимаешься, женушка любимая? Неужели попартизанить потянуло?» – подумал Андрей и бесшумно поднялся со своей койки.

Абсолютно голая Аня стояла около умывальника и, поставив одну ногу на унитаз, подмывалась, включив воду так, чтобы это было тихой тоненькой струйкой. В тесной кабинке душа стоял плотный терпкий запах, который исходит от любой женщины после… Ну, да! Того самого!..

– Правильно, молодец! – прошептал Андрей жене в самое ухо.

– Ик-х!!! – Она дернулась от испуга всем телом и попыталась повернуться к своему мужу лицом, заняв при этом более приличную позу.

– …Гигиена после смачного траха – залог здоровья! Кто его знает, че там у этого красавца на фую «намотано», а у тебя семья… – Филин надежно удерживал ее ногу на унитазе, а второй рукой теребил мокрую «прическу» жениного лобка. – Дочка маленькая… Муж…

– Пусти… – Аня, будучи «сильно нетрезвой», все же поняла, что попалась, и теперь жалобно просила, пытаясь «надавить на слезу». – Я не виновата – это все коньяк…

– Одно непонятно! Насколько мне доводилось видеть… Даже самая законченная блядь, возвращаясь с «охоты», первым делом подходит к своему ребенку… Че ж ты к Маське-то не подошла, а? И голова за поебеньками, небось, не болела, как она там спит? Ты что ж, скотинка, хуже бляди?..

Андрей развернул жену лицом к себе и… (Уж будем снисходительны к этому парню, видевшему на войне смерть без прикрас. Который сам не раз умирал, а потому напрочь потерял нормальное, человеческое отношение к жизни человеческой… Он ее просто не ценил и не боялся потерять… Так же относился и к другим… А самым страшным грехом для этого двадцатисемилетнего пенсионера было предательство. В любом его проявлении!..) Запустив одну руку в ее огромную и пышную после «химии» прическу, резко, за волосы, запрокинул женину голову назад… Вторая его рука, нагло раздвинув плотно сжатые к тому моменту бедра, ринулась на исследования самых потаенных и укромных женских секретов (секретов ли?).

– Отпусти. – Анна смотрела в налитые бешенством глаза Андрея и трусила по-настоящему. – Пожалуйста…

– У-у, милая моя! – Филин запустил свой палец в… Ну туда, короче говоря, куда природой положено запускать совершенно иную часть мужского организма… – Да ты, родная, даже и не кончила ни разу. Не говоря уже об оргазме… Я дурак или в жизни ничего не понимаю? Объясни! На кой хер тогда под чужого мужика ложиться? Рисковать, зная своего «больного на голову» мужа, быть по меньшей мере избитой до потери пульса и, возможно, ногами? На хрена?! Ты че, мазохистка?!

– Пожалуйста…

– Ты, скотинка блядская, не ответила своему мужу на поставленный им вопрос! – Андрей начинал терять контроль над собой. – А он, тупой солдафон, ведь ты меня так называла, хочет понять одну простую вещь. Просто понять! Почему мать его дочери, его жена, у которой между ног зачесалось, пришла не к нему, а нашла для этого какого-то «левого» фуфлыжника, которого этот ее муж сейчас найдет и кончит, чтоб больше никогда и никому не паскудил?! Почему так? Ты же, наверное, даже и не почувствовала ничего…

– Мамочка!.. – прошептала Анна.

– А ни при чем здесь Маргарита Борисовна! – Филин удерживал свою падшую жену теперь только на том пальце, который был в ней. – Это ты, половинка моя родная, так сама все сделала! А могла бы и ко мне прийти… А веришь, что я сейчас возьму и порву тебя в куски… Потом ебарька твоего найду… А в конце и сам за борт прыгну – чтоб вам там, с тучки, обидно не было… Хочешь?!

– Андрюша, пожалуйста!.. Ну, хочешь…

Она опустилась на колени и стала стягивать с Андрея трусы.

– Нет! Не хочу!

Он все же не удержался… Нет, Андрей ее не ударил! (Хотя очень этого хотелось!!!) Он просто отпихнул ее от себя ногой, как сделал бы это с приблудной шавкой…

– Гадина!.. На Кавказе, чтобы перехватить тост, говорят «Алаверды!»… Так вот, алаверды тебе, сучка… Иди к дочери, скотинка! И бойся!.. Приду, будешь не с ней – за борт «прыгнешь», до «исторической Родины» своей не доехав! Не испытывай судьбу, не стоит – не в первый раз прощаю, могу и не сдержаться!.. Меня знаешь…

– Андрюша…

– Сегодня для тебя я – Андрей Алексеевич! И подмойся толком, чтоб не воняло… Сука!..

Он как был, так и ушел в спортивном костюме.

Ушел… А куда? А куда еще было идти?.. В бар, конечно же… Хоть было уже почти утро…

…Серега с Ланой еще трудились…

– Вот это номер! – Сергей обрадовался появлению Филина, и обрадовался искренне. – Че? Не спится?

Андрей кивнул угрюмо. Да он наверняка и не слышал в тот момент вопроса, полностью уйдя в свои мысли.

– Выпить хочешь?

– Я все в каюте оставил. Пустой! Практически нищий. Как церковная мышь!

– Я тебе налью! Можно? – Лана спрашивала разрешения не у своего босса, а у Андрея.

И он поднял на нее свой взгляд:

– Слыш-ка, Серый, а ведь ты был прав. Она действительно умна. Не другим чета… Как думаешь, ведь повезет тому мужику, которому она в жены достанется, а? Понимает сказанное влет… Да и фигурка у тетки очень даже не плоха! 90—60—90, небось?

– 94—67—97… – произнесла девушка автоматически и тут же зарделась, как полковое знамя.

– Гитара испанская. Вижу-вижу…

– Вот мне бы так повезло, так не хочет же!..

Андрей кивнул согласно:

– Про то, как гусары пьют, я уже говорил. И за чей счет. Помнишь?

Лана послушно кивнула своей головкой.

– Так вот это не шутка была и не поза перед девкой покрасоваться – я и правда так живу… Хочешь верь, хочешь нет…

– Андрюха! – Сергей нашел, как оказалось, соломоново решение. – Слушай! Мы сегодня «капустки нарубили» – дай бог, чтоб так каждый рейс! За первый вечер сделали норматив за целый рейс! Представляешь?! И все с твоей подачи!

– Не понял!

– А не каждый день доводится видеть, как крутые быки вверх ногами в бассейн летают! Вот народ и потянулся!

– Мне-то что до этого, Серега? Заработал? И слава богу…

– Ты не понял, капитан… Я к чему все это… Сам выпить хочу! За удачу! Вот… Не одному же бухать, в самом-то деле, – у меня Кошка работает с дипломом психиатра, вмиг «разберет на запчасти»…

– Так и бухнул бы с ней.

– Хорошее предложение!.. Только в этом деле: во-первых – мужик нужен, настоящий, чтобы пить умел, а Ланка на эту роль никак не тянет; а во-вторых – нужен третий…

– А «в-третьих»?

– Ну, че прицепился?! Мне что, нельзя нормального пацана водонькой угостить, в самом деле?! Тем более что и бегать за «горючим» никуда не надо – все под рукой!

– Ладно, бородяга, Морской Волк, уговорил… – Филин улыбнулся широкой, искренней улыбкой. – Психологи, мать вашу!.. Только одно условие!

– Вещай мне, «Гусарское Радио»! – Сергей уже разливал «Smirnoff №27» в три рюмки.

– Бухать будем в сауне! И спиртяга сквозь поры выйдет. Да и согреться не мешало бы… Знобит что-то…

– И я пойду с вами! – Это было уже не просьбой, а констатацией факта…

Филин еще раз взглянул на Лану:

– Ну, че? Впустим в узкий мужской коллектив женскую особь?

– Давай попробуем, капитан… – Сергей с неподдельным интересом смотрел на «свою» Кошку. – Глаз порадует… Не поверишь, но я ее без купальника еще не видел… Да и водки мужикам нальет. Если что…

Филин улыбнулся еще раз:

– Ладно… Жопа с дипломом! Ты нашла способ… Только предупреждаю сразу! Будешь нагло приставать – вылетишь из сауны быстрее, чем пробка из шампанского! Отведаешь армейских поджопников, и совесть не шелохнется – не до вас сегодня…

– Знаю… Поняла уже, что не до нас… В это время суток… А не нагло можно?

И тут Андрей засмеялся. Впервые за этот вечер! Искренне и по-настоящему весело:

– Вот же зараза! Ты ее где откопал, Серый?

– А она сама откопалась! Даже уже и не помню, откуда взялась. Просто пришла и сказала, что будет у меня работать! И все! Представляешь?

– Его и уговаривать не нужно было. – Девушка погладила Сергея по голове. – Стоило только сесть напротив и ненавязчиво показать кружевные трусики под мини… И все, готов к употреблению… Аж слюнки пустил…

– Ты понял, Андрюха, как она к своему хозяину относится? Никакого уважения!

– Идемте уже в сауну! «Хозяин»… Я Кошка! Сам так назвал, а у нас, кошачьих, хозяевов не может быть по определению! Ты же не Куклачев!.. Ну, что, идете? Хоть посмотрите на красивую женскую попочку… А хорошо вести себя будете, так и погладить ее удастся… – Лана ковырялась в коротком филиновском «ежике».

– Stand up! – вдруг рявкнул Филин, и ребята действительно вскочили со своих стульев. – Закрывай, Серый, свою богадельню и догоняй!

И тут же к Ланке:

– А ты, женщина, идешь со мной прямо сейчас! Не хрена тебе тут колбаситься! Сделаешь массаж, нальешь водки и присмотришь за температурой в парилке! Задачи ясны?!

– Так точно! – вскинулся автоматически Сергей. И, тут же спохватившись: – Ну, бля!.. Во дает офицерня!.. Коша, ты его слушайся! А я скоро…

– А его можно не слушаться? Тут же наряд на кухню получишь! – улыбнулась девушка каким-то своим мыслям. – Да и не хочется почему-то…

Она резко развернулась к Андрею и приложила ладонь к виску:

– Я вся ваша, капитан!

– К пустой башке руку не прикладывают… – ответил Филин автоматически… И тут же спохватился, улыбнувшись. – Иди в жопу!.. В сауну, шагом марш!!!

– Есть!

Лана четко развернулась через левое плечо (что было удивительно для женщины) и, уцепив в свои ладони бутылку холодной водки и две(!) рюмки, отправилась к двери корабельной сауны, которая была тут же, на палубе…

Выпив последнюю рюмку с Сергеем и выслушав «свежий» анекдот, Андрей двинулся вслед за девушкой спустя десять минут…

«Та-ак… Раздеваться придется чуть ли не на палубе… – подумал наш герой, взглянув на термометр, находившийся в предбаннике и показывавший температуру внутри парилки. – Сто десять! Вот же зараза! Натопила, как у рогатого в котле!»

– Э-ге-ге-й! – позвал Андрей в полумраке. – Ты где, мазохистка?! Ты че тут устроила, а? В такой жарильне все мясо от костей отвалится!

В ответ Филину была непробиваемая тишина.

– Ну, ладно… – проворчал Андрей беззлобно, улыбаясь в усы. – Ты пока попрячься от меня немного, а я за то время попарюсь спокойно… А то ведь не успокоишься же, мерзавская девчонка!.. Трахнуть ей меня занеможило!..

Филин сбросил свою немногочисленную одежду и направился прямым ходом в парилку.

Он лукавил немного. 110 – это была самая что ни на есть обычная для него температура. Да и сама по себе сауна была обычным местом отдыха и расслабления не только для него, а и для всей его группы с незапамятных времен – это было доброй традицией, пойти в сауну всем скопом после удачного возвращения в Отряд. Бывало, и до 130 градусов доводили, так, что нательные крестики обжигали, как на инквизиторской пытке… Только вот… Никогда на этот отдых они не брали с собой дам. Не до них было ребятам, вернувшимся из очередного пекла. Хотя… Как знать? Может, кто из них и «баловал» таким вот способом, только обсуждать свои сексуальные победы в их узком братстве было не принято…

Андрей, не раздумывая, влез на верхнюю полку сауны и, подстелив под себя белоснежную простынь, чтобы не обжечься об раскаленное дерево, улегся на живот.

«Вот он – кайф! Ум-м-м!.. – Всклоченные всеми сегодняшними событиями нервы Филина дали именно ту реакцию, которая происходила с ним в сауне и раньше, в Отряде, – он стал засыпать. – Только бы разбудила вовремя… А то ведь зажарюсь до хрустящей корки…»

Сколько времени он провел в парилке, Филин не помнил – сморило нашего вояку. Хотя, если честно, он и не спал в полном смысле этого слова – так, обычная для человека его профессии полудрема, некое пограничное состояние между сном и бодрствованием. Эдакое медитативное состояние, когда абсолютно расслабленное человеческое тело в один миг, в долю секунды, готово взвиться отпущенной пружиной…

И только одно, где-то на самых задворках сознания, беспокоило Филина – его «страшная тайна», которая благодаря Лане стала секретом Полишинеля…

Возбуждение не проходило.

Отъезд… Стычка с Кабаном. Андрей измаялся весь, дожидаясь Анну в каюте, да только… Анна сама подлила масла в костер, бушевавший в его душе… И теперь… Теперь его тело элементарно болело. И боль эта была вязкой и противной. Да если бы только боль! Но ведь… Один из органов его тела, который живет, как правило, по своим законам и понятиям (как говаривал Медведь: «У меня своя голова, у него своя!»), и до этого находился в «очень приподнятом состоянии», а с того самого момента, как Андрей влез на полок, «вся кровь из организма отхлынула именно туда»… Так, по крайней мере, ему сейчас казалось… И не было никаких сил со всем этим бороться. Потому, поворочавшись пару минут, Филин нашел какое-то положение, придавил вздыбившийся и готовый лопнуть от возбуждения орган всем телом, да так и затих, надеясь, что Лана не придет еще хотя бы минут двадцать. А там… Может, и пройдет все, оставляя на память о себе только тягучую боль в низу живота…

Надежды, надежды… Многим ли надеждам нашим суждено сбыться?..

…– Ты что, Андрюша, абсолютно жаропрочный?

Он ощутил прикосновение нежных пальцев на своих ягодицах и упругой женской груди к спине.

– …И тебе ни капельки не жарко?

– Отойди, – прошептал Филин едва слышно.

– Что, Андрюша? Я не расслышала. – Девушка очень медленно стала делать знаменитый тайский массаж.

– Отойди от меня, пожалуйста, – сказал он немного громче. – Не нужно этого делать – мне и так тяжело… Набрось на меня простынь и выйди! Дай мне встать! Пожалуйста…

– Что же ты упрямый-то такой, а? – Лана стала немного настойчивее.

– Это ты упрямая! – проговорил Андрей устало. – Забыла, что обещал выгнать поджопниками за приставания? Хочешь убедиться, что именно так и сделаю? Голяком ведь на палубу выскочишь… Иди лучше водочки холодной нам налей, а я сейчас… Хорошо?

– Ну… Ладно! Я тебя там подожду. Только ты сам не задерживайся – я уже соскучилась одна!

Лана, поднявшись с полка, специально явила глазам Филина свое тело. И неторопливо, давая Андрею оценить эти почти совершенные формы, потрепав пальчиками его короткий мокрый «ежик», грациознейшим образом, покачивая бедрами, «выплыла» из парилки в предбанник – к столу и бассейну.

«От же зараза красивая! Да еще и с утонченным чувством юмора и соблазна! – Андрей усмехался, разглядывая упругий „тыл“ удаляющейся девушки. – Это ж надо было додуматься до такого!»

Он был удивлен, и не мудрено. Повидав и «пообщавшись» с достаточным количеством женщин на своем веку, этому вояке такого видеть не доводилось – лобок Ланы был выбрит в форме сердечка и выкрашен в огненно-рыжий цвет! Эдакое маленькое красное сердечко на самой… Кхм-м… Такие дела… Попросив «руки и сердца», претендент на оные попадал в очень двусмысленную ситуацию, сам того не подозревая!

…– А вот и ты! – произнесла Лана навстречу появившемуся из парилки Филину немного разочарованно, глядя на простыню, обернутую вокруг его тела на манер римской тоги. – Давай, ныряй в бассейн, охладись, а потом мы с тобой по рюмашке махнем!

Абсолютно не стесняясь, а скорее даже красуясь своим обнаженным телом, девушка вела себя абсолютно непринужденно в «костюме Евы». Хотя… Андрей подметил одну маленькую деталь… Яркий румянец на щеках Ланы.

«Стесняется все же и пытается это скрыть? Или ей уже так приспичило, что аж кровь в голову ударила? Как мне в…»

– Что-то Сереги долго нет… – подумал он вслух. – Че он там? Не знаешь?

– Знаю, конечно! Он не придет.

– Не понял?

– А че ему с нами? Только слюной исходить да завидовать? Он себе нашел там одну… Совсем малолетка, а туда же – мусчинку хочет! С родителями на ПМЖ едет… Рюмашку коньячку приняла, и в трусишках зачесалось. А Серега не откажет!..

– Так он с самого начала не собирался?! Ну, погодите, барменские ваши души! Я вам за это отомщу!

И с плеском вошел в прозрачно-голубую холодную воду бассейна.

Ах, какое это было блаженство! Распаренное до неимоверной температуры тело медленно охлаждалось, и эта естественная процедура очищала мозг Филина от напряжения, а его тело от твердокаменного состояния. Казалось, что выйди сейчас на палубу, взмахни руками – и полетишь рядышком с судом на параллельных курсах. Легкость неимоверная и чистота!..

– Выпьешь со мной, капитан?

Лана сидела ни низком бортике бассейна и поплескивала в воде своими ногами. Она уже некоторое время сидела именно так – две рюмки в руках и жадные глаза жаждущей «общения» с мужчиной женщины.

– Давай! – Андрей подплыл к девушке и протянул руку.

– Э, не, не так! – хитро вскрикнула Лана.

И проделала следующие действия. Подняла рюмочки вверх на недосягаемую для Андрея высоту. Чокнула их там друг о дружку и, произнеся: «За любовь!» – отправила содержимое одной из рюмок в свой соблазнительный ротик. Облизнула острым язычком свои пухлые губки. И… Зажала вторую рюмочку между ног, благо рюмки были на высоких ножках, возле самого «сердца»… И, выгнувшись по-кошачьи, наклонилась вперед, к Андрею:

– А вот теперь пей!

Это было абсолютно откровенной, неприкрытой провокацией. И Лана даже не пыталась этого скрыть. И хитрющие, со скачущими внутри чертиками радости и азарта зеленые глазищи, в упор глядящие на Андрея.

Ну и что оставалось делать нашему прожженному вояке? Не отступать же, в самом деле! Да и не привык он этого делать. От него ждали действий! И Филин стал действовать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное