Андрей Негривода.

Спецназ против пиратов

(страница 4 из 31)

скачать книгу бесплатно

А Кабан, не мудрствуя лукаво, ушел прямым ходом в бандюки, благо на дворе была весна 86-го и благодаря Пятнистому Вождю на дворе расцвели махровым цветом разномастные кооперативы, повылазив из подполья на свет божий… Благодаря своему жесткому, а скорее жестокому характеру и прекрасной физической подготовке он быстро «приподнялся» по воровской иерархической лестнице, сколотив вокруг себя не очень большую, но зато очень мощную физически команду «единомышленников», так же, как и он, обиженных спортом… Здесь были и борцы, и автогонщики, и стрелки… Был даже один тридцатилетний спортивный пенсионер, тоже «мэсэмка», который гордо носил титул чемпиона мира по боксу в среднем весе!..[13]13
  Очень известный человек, не хочется называть его имя – те, кто любили и болели за наших боксеров, наверняка знают, о ком идет речь… Он, если уж быть до конца откровенным, тогда еще мог бы выступать и выступать, но… Тридцатник для бокса – это уже старик (так считали «мудрые» тренеры)… А человек обиделся и пошел «своей дорогой»… С Кабаном они не ужились, и он уехал в родной Днепропетровск. И даже был одно время Папой Города! Пока не погиб в своем взорванном «шестисотом»… (От автора).


[Закрыть]

А потом Кабан сел. На семь лет по двум статьям – «Вымогательство» и «Нанесение тяжких телесных». Нормальные для того смутного времени, уважаемые, бандитско-рэкетирские статьи новой, перестроечной волны… Отсидел он, правда, не все, а только пять лет и вышел по УДО[14]14
  Условно-досрочное освобождение. (От автора.)


[Закрыть]
– уж очень нужен был Володе Интеллигенту… Вышел уже правой рукой молодого, но стремительно набирающего силу авторитета новой волны… А теперь вот, через пару лет бригадирства, и сам метил в такое же кресло…

…– Я ни с кем не собирался соревноваться «кто выше на стенку сцыт»! – Андрей едва уловимым движением высвободился от рукопожатия, чем ввел Кабана в замешательство, и собрался было вернуться к своим креветкам и пиву.

– Э-э! Не так быстро, братэла! – Кабан жестко схватил Андрея за правую руку, чуть повыше запястья. – С тобой не фуфел дешевый базар трет!

И мощно потянул удерживаемую руку Андрея на себя и чуть в сторону…

Что будет дальше, Филин уже знал, изучая в отряде в теории и на практике все известные ударные виды спорта на бесчисленных, бесконечных тренировках под присмотром мудрых инструкторов. Таких, как, скажем, мудрый и пожилой и тем не менее непобедимый старший прапорщик Ким Сю, или просто «учитель Сю» – кореец по национальности.

Да и черный пояс в айкидо вносил во все это свою немалую лепту…

Кабан намеревался провести зрелищный, эффективный и вместе с тем один из самых жестких бросков в самбо – «через спину». Когда ноги противника взлетают высоко в воздух, а затем он всем весом, если его не страховать, как это принято в спорте, падает на спину. Страховать никто никого, надо понимать, не собирался…

И Андрей пошел на опережение.

Сделать жесткий захват предплечья Кабана и освободить свою руку из его клешни заняло три четверти секунды. А потом… Потом пошла в ход не добрая школа айкидо, а суровая армейская школа «Витязя», где причудливо перемешались и система Кадочникова, и русский бой, и киокушинкай, и боевое самбо, и еще много чего, но главное – опыт и привычное, мощное желание «взять противника за жабры»…

Все произошло в две секунды.

На «раз». Андрей взял на «болевой» Кабана, пригнув свободной правой рукой его кисть «глубоко к себе». (Понимающие оценят…)

На «и». Оценил ситуацию вокруг и решил, что «ронять» эту тушу на пластмассовые столики посетителей бара было бы хамством… Немного довернул корпусом, изменяя тем самым предполагаемую траекторию падения.

На «два». Немного подсел под Кабана, учитывая его вес, и провернул удерживаемую кисть по широкой дуге «в сторону большого пальца»…

На «и». Кабан, сделав красивое сальто через правое плечо и голову и высоко взбросив в воздух ноги, с криком «А-а-ах-х-ха-а!» и миллионом брызг «вошел» в бассейн…

Дальше началась «замедленная съемка из немого кино»: немногочисленные пока посетители бара замерли в тех позах, в которых их застало это действо. Пробежали долгие несколько секунд, пока ошалевшие от такой наглости спутники Кабана пришли в себя и стали медленно подниматься со своих стульев:

– Ты че сделал, баран? – прорычал один из них. – Ты кого?..

Почти одновременно прозвучали характерные «металлические» щелчки, и в руках парнишек появились готовые к работе телескопические дубинки… Андрей уже был готов к «продолжению банкета», ожидая его в боевой стойке, когда из бассейна раздался голос Кабана:

– Тормози, братва! Боцман, Клещ! Все нищак! Это Витязь!.. Вылезти помогите!

«Вот ты нашел приключения на свою жопу, Филин…» – подумал Андрей.

Да оно и понятно – что Боцман, что Клещ занимали те же «должности», что и Кабан, только при других авторитетах. Боцман ходил под Стасом, а Клещ был главным экзекутором у Пупы. Причем если Боцман, как и Кабан, был в своем прошлом спортсменом, то Клещ был зэчарой с опытом, отсидевшим за убийство, «мясником» на их языке… Эти бригадиры еще до недавнего времени слыли в Одессе лютыми врагами и встречались исключительно на «стрелках» и «разборках»…

«Не иначе ты, Андрей Ляксеич, нечаянно влез в дележ Одессы! Ай, как плохо!» Мысли беспорядочно толпились в его голове.

Пока Андрей, никогда не доверявший этой публике, продолжал в своей стойке ожидать «вторую часть марлизонского балета», из бассейна общими усилиями достали Кабана. И тот, шумно отдувавшийся и сплевывавший воду, вновь приблизился к Филину:

– Вот и познакомились! – Он опять протянул свою клешню для рукопожатия. – Молодца! Держи «краба»!

Андрей не двинулся с места, ожидая очередного подвоха уже от троих. Особенно настораживало в этой компании присутствие Клеща – кто-кто, а он-то всегда мог поступить «не по-спортивному» и ударить в спину…

– Да ладно тебе, Витязь! Я уже и так понял, что братва не просто так о тебе базарила… Таким слухам, оказывается, можно доверять. – Он стал отряхивать от воды свой «карденовский лапсердак». – Давай к нам! За нашу поляну!

– Слушай, Игорь. Если ты слышал обо мне, то должен был слышать и другое – я с вами никогда за одним столом не пил и пить не буду. Это принципиально!

Клещ остро взглянул на Андрея:

– Ты че, братэла, обидеть нас хочешь? А не пожалеешь потом?

– А ты и твои товарищи здесь ни при чем! Просто вы из другого мира, который мне не нужен… Я слышал про каждого из вас, и у меня нет никакого желания услышать чего-то лишнего под водочку, чтобы потом не волноваться, – «меньше знаешь – крепче спишь»!..

– Умный? – опять подал голос Клещ.

– Ум – он в другом, а это просто богатый опыт…

– Ну и хер с ним, бродяги! – заключил Боцман. – Пусть валит к своему бару…

Братаны вернулись к своему столику, обсуждая что-то по дороге, а Андрей к своим креветкам, соскучившимся по своему едоку…

– Вот это да-а!.. – протянул Серега-бармен. – А я уж думал…

– А ты не думай.

– А ты – мужик!.. – шепнула из-за спины Лана, притершись к плечу Андрея крупными, твердыми от возбуждения сосками. – У меня аж трусы от возбуждения намокли…

– Или от страха?

– …Пойдем в мою каюту, а? Ну, пожалуйста…

Андрей бросил на девушку беглый взгляд и… просунул свою руку под мышку, так, чтобы достать ее грудь… Грудь действительно была хороша – упругая, высокая, размером с маленькую дыньку и с мощно возбудившимся твердым соском…

– Ум-м-м-м! – тихо простонала Лана.

– И это все, что я могу для тебя сделать! Сейчас… И давай закроем эту тему, пожалуйста!.. Сходи-ка вон лучше к клиентам, отвлекись…

Девушка, не сказав ни слова, направилась к столику активно зазывавших ее братанов, где ей тут же и влезли «клешней» под юбчонку со стороны спины…

– Ну, ты даешь! – проговорил еще раз Сергей.

– Не мужское это дело – давать!

– Ты хоть знаешь, кто они?

– Уже познакомились…

– И ты всегда так?

– Что?

– По грани ходишь! Ты что, и вправду их не боишься?

– Нет! – отрезал Андрей.

– По максимуму живешь… – вынес свое резюме Сергей. – Уважаю! Только… Долго ли так протянешь?.. И Ланку понимаю!.. Ты – это что-то!.. Настоящий action! Ей под такого лечь – всю жизнь потом будет что вспомнить! Ты ж наверняка и баб пялишь по максимуму!

– Как умею…

– А Ланка тебя все же поимеет – я не я буду! До конца рейса еще двое с половиной суток… Я ее такой еще не видел – ты и не сделал-то пока ничего, ну за сиську разок поймал, а она уже обкончалась вся!..

– Время покажет…

– Ты это… – Серега вдруг заговорщицки заговорил в самое ухо Андрея. – Если захочешь ее – забирай… Хоть на сутки! Я и сам справлюсь. А нет, так девок из ресторана попрошу. Они, конечно, не Кошка, но дело знают, да и «капустки подрубить» в довесок к ЧМПшной зарплатке им за счастье, мы это практикуем иногда… Когда работы много… Кхм…

– Серега! Да вы тут все больные! На голову! – Андрей улыбнулся своей грустной улыбкой. – И на другое место… Только о нем и думаете!

– Мы тут о работе и о «заработать» думаем! Но!.. – Сергей поднял указательный палец. – И нам ничего человеческого не чуждо!.. Я и сам не деревянный Буратино и телок люблю, пожалуй, больше денег… Потому, наверное, и не «приподнялся» еще – все на них запускаю… И Ланку потому понимаю! Мы с ней друзья… Хотя… Если бы вдруг психанула и дала – я, конечно же, долго не думал бы! Кошка – она вон какой кусочек сладенький!..

– Вот и жили бы с ней теплой дружной семьей.

– Я не офицер-спецназовец – и это главная, непреодолимая причина!.. Хотя… И здесь, на палубе, иногда приходится, как на войне, пока судовая охрана не прибежит… Тут, Андрюха, пацаны из братвы такие кренделя иногда «пишут», по своей сухопутной памяти, что только успевай отмахиваться… Но боевого прошлого у меня за спиной нет. И из наград навешивают только «фонари» на морде…

– Точно, больные! – решил Андрей. – Только об одном и думаете!

– А ничего в этом плохого нет! – бросила возвращавшаяся из «похода к клиентам» Лана, задев ненавязчиво и как бы мимоходом своим бедром Андрея, просачиваясь за барную стойку. – Нормальный, животный инстинкт продолжения рода – женщина хочет иметь на старости лет сына-защитника, который, как и его затерявшийся в пучине лет папашка, был бы такой же жесткий, бескомпромиссный и смелый… Только мы, люди, от этого инстинкта еще и удовольствие получаем. Чего плохого-то? Не понимаю!

– Ладно… Я тебе потом объясню. Если сложится… Иди-ка вон лучше братков обслужи, а то они тебя глазами уже во все места трахнуть успели.

– Это их проблемы, – фыркнула девушка абсолютно по-кошачьи. – Им, кроме как глазами, ничего большего не светит!

– Ну-ну…

– А с тобой хоть сейчас!

– Договорились же – тема закрыта!

– Так же, как и она. – Лана погладила юбку в области лобка. – Закрыта… Открыта…

– Слушай, уйди-ка ты от греха подальше!

Девушка загадочно улыбнулась и, подхватив поднос, бросила на ходу:

– Ага-а! Занервничал! Значит, будешь мой, или я в мужиках уже ничего не понимаю!..

И, грациозно покачивая бедрами, удалилась к «бычьему» столику, где ей незамедлительно опять влезли под юбку.

– Зараза!

– Зато умная, красивая и очень целеустремленная! – прокомментировал Сергей. – Да я бы на твоем месте уже давно «сломался»! Часа два назад, не меньше!..

– Поэтому ты не на моем месте, а там, где есть…

Вот тут Сергей взглянул на Филина с начавшим пробуждаться пониманием:

– А ты стратег!

– Я, Серега, просто опытный офицер!.. А бабы… К ним нужно относиться, как к «духам»…

– Ты че такое понес, Андрей? К девкам, как к врагам?.. Ты давно был у психиатра?!

– Занервничал… Ты не боись, пацан, – это просто аналогия… Я их всех люблю, вернее, готов «любить»… А про то, что «как к духам», так это просто, как пять пальцев… Узнай противника – это раз! Пойми, чего он хочет и к чему готовится, – это два! Сделай так, чтобы он занервничал, то есть выведи из душевного равновесия – три! Заставь его своими действиями начать играть по твоим правилам, втяни его в эту «игру» – четыре! А когда он уже втянулся, отрежь ему пути к отступлению и бери голыми руками – пять! Все просто, и все на счет пять! Вот так! Учись, юноша!..

– Ну… – Сергей смотрел на Андрея завороженным взглядом. – Ну!.. Ну, бля!!!

– Не с конем разговариваешь!

– Ну, ты, бля, даешь! Кутузов!

– И опять ошибка, Серега. Кутузов этот метод уже только использовал. И успешно, надо сказать, потому что был талантливым и смышленым учеником. А вот придумал все это и не проиграл ни одного сражения наш Великий Александр – Александр Васильевич Суворов…

– Офуеть нужно!..

– Уверен?

– Нет. Но можно – однозначно!

– Ну-ну… Так что там у нас с «выпить»?

Ответить Сергей не успел – за него ответила вновь появившаяся у стойки Лана:

– А хочешь?

– Почему нет?

– Серый, плесни-ка ему «Black Horse», так, нежадно!

– Думаешь, он в коня превратится?

– А что, было бы неплохо! – картинно задумалась девушка. – А «по-конски», так совсем хорошо!..

– Слышь-ка, Серега, а она не мазохистка, Кошка твоя?

– Она нормальная, – ответила за своего босса Лана. – Просто ей мужика надо… И не проблема бы: что, в самом деле, мужиков, что ли, мало? Вон, те же братки слюни пустили!.. А тот, которого она сама хочет, отморозился, типа девственник…

– Слушай, Лана! – Андрей вспылил неожиданно, даже для самого себя. – Ты классная деваха, что и говорить, – сама знаешь! Только ты ошиблась, когда подумала, что любой мужик немедленно достанет свой «агрегат» только при одном лишь о нем упоминании. Пусть даже и такой конфеткой, как ты. Я тебя не хочу! По крайней мере, сейчас…

– Ну и дурак! – Вот теперь она обиделась по-настоящему. – Даже не догадываешься, что теряешь!

– Ланка! А давай, я тебе помогу, раз твой кавалер отказывает! – попробовал судьбу Сергей.

– Сережа, мы же с тобой это уже обсуждали! Ты хороший мальчик, хозяин бизнеса, но… Я тебе не дам! И ты знаешь почему.

– Но я же не виноват, что служил поваром! Повара тоже мужчины! И многие, кстати сказать, от них тащатся, от поваров-то!

– Но не я! Остынь, Серый, знаешь ведь, что ничего не выйдет, ну не дам я тебе!

– Ладно, ребята, – вмешался в перепалку Андрей. – Не ссорьтесь. Не стоит оно того! Вы же друзья!

«Барменские души» как-то одновременно замолкли и уставились на Филина, слушая его тираду.

– …А друзья друг друга не трахают – это же как самого себя…

Повисла недолгая пауза – ребята переваривали сказанное Андреем.

– Во завернул-то, а! Сам-то понял, что сказал? – тихо проговорила Лана.

– Наверное… – ответил за Филина Сергей. – И… Скорее всего он именно так и живет… Кошка, слушай, неужели такие есть еще, а? Он же не рисуется – он так думает! И самое уникальное то, что он в это верит!!! В дружбу мужика с бабой без постели! Его же людям за деньги показывать можно как реликт пуританства!.. Андрюха, ты не инопланетянин? Ты откуда к нам выпал?

– Из армии, – тихо ответил Андрей, пристально посмотрев на девушку. – Из настоящей русской армии… Где офицерские честь и слово весили порой больше, чем жизнь…

– Полный пиздец! – Серега смотрел на Филина каким-то странным взглядом. – Пьет, как конь, и не пьянеет, валяет воровских бугров и не боится последствий!..

– Хочет трахаться! – подхватила Лана. – Но не клюет на «клеящую» его красивую девушку, потому что не хочет изменять жене-поблядушке! Не боится, заметь, а именно не хочет!

Андрей резко вскинул голову, желая жестко урезонить, наконец, девушку, но тут же и остыл:

– А с чего это ты взяла, что я трахаться хочу?

– А ты на штаны свои посмотри! – Она попросту ткнула пальцем. – Это даже слепому за десять метров видно!

Андрей только сейчас ощутил мощнейший железобетонный «столбняк» и тяжесть в низу живота.

«Вот же блядская природа! – подумал Андрей, заливаясь густой краской стыда. – И ни хрена сделать нельзя – вот что обидно!»

Это было самой большой и страшной тайной Филина, которую он скрывал ото всех всю свою жизнь. Она, эта «тайна за семью печатями», была большим табу для всех абсолютно!..

А все было просто.

После очередного неслабого стресса, когда все эмоции на пределе, ему, Филину, нужна была женщина. Для того самого… До боли в животе и мошонке… И все это проходило, когда ему удавалось до женщины добраться. В смысле не «столбняк» проходил, здесь-то как раз все было в полном порядке, проходили боли и нервное напряжение… Видимо, жили в его организме дикие гормоны древних викингов-завоевателей (кто там это знать может?), захватывавших в яростном напоре страны и насиловавших женщин рядом с еще не остывшими трупами их мужей… Он всегда стыдился этого, потому и скрывал…

– …Ко всему этому набору еще и стыдится своей природы! Уникум!!!

Она прикоснулась кончиками пальцев к успевшей за день стать колючей щеке Андрея, но тот резко дернул головой.

– Не буду я к тебе больше приставать, не переживай. – Теперь она погладила его щеку ладонью. – Просто хочется дотронуться до мужчины, выпавшего к нам из времени Пьера Безухова и Натки Ростовой… Может, и не доведется никогда больше…

– Точно! – Сергей вдруг хлопнул себя по лбу. – Ай, молодца, Кошка, ай молодца! А я-то все голову ломаю, кого он мне напоминает! Вояка без страха и упрека и джентльмен – гусар, он и есть гусар!

– Ребята, а знаете, что сейчас ответила бы вам Фаина Раневская? – улыбнулся Андрей.

– ?

– Пионеры, идите в жопу!


…Синее море и голубое небо уже давно потемнели, сгустились, слившись в единую черную массу, и только яркие и какие-то по-особенному крупные звезды давали смутное представление о том, что и где находится на самом деле… Да еще белые буруны, если хорошо присмотреться, свесившись головой вниз через перила ограждения, в кильватерной струе трамвайчика намекали своим тихим плеском на то, что вокруг море… И ветерок. Легкий ночной бриз своим довольно свежим дыханием напоминал о том, что до лета все же еще далековато, хоть и приближался «Шостакович» к Босфору и теплым водам Мраморного и, дальше, Средиземного моря… Ночная морская романтика! Вот и повыносили пассажиры свои тела на уютные палубы. А затем, насладившись ею, потянулись в кают-компанию, где вовсю старался какой-то черняво-кудрявый «тамадун»-затейник, с пеной у рта нахваливая выбор «временных жителей» трамвайчика, обративших свои пути в сторону земли обетованной, а не, скажем, в Германию, Штаты или, того хуже, к «кенгурятникам»… Андрей вполуха слушал его тирады и чему-то грустно улыбался. Так, чтобы никто не видел его горького сарказма…

31 декабря 2004 г. 11.00…
Канун Нового года

…«Ну что? закончился год? – Филин сидел за клавиатурой своего компьютера и вглядывался в мерцающий экран монитора, словно надеялся разглядеть в его глубинах свое будущее. – И какой он был для тебя, Капитан? Високосный-то?»

Андрей задумался на долгих двадцать минут, вспоминая.

«А что? Грех жаловаться! В Одессу сумел вырваться! Семь лет не был!.. Встретил и… кажется, полюбил Котенка. Я ее так назвал сам – Иришка. Ирина Бокова… Я тогда, в летней Одессе, помнится, сказал, хорошо, мол, что не Набокова. Мы тогда, оба изнемогая от бешеного желания, оформляли документы в гостиницу „Пассаж“, чтобы провести вместе свою самую первую ночь… Всего-то неделю были вместе… А вот зацепило!.. Крепко! Знают эти бабы, наверное, что-то такое про жизнь, чего нам, кобелям, не дано… Ну, да!!! Москвичка коренная, родни, знакомых немерено. Две квартиры… В Москве!.. А ведь фигня все это. Не нужно этого ничего! Ми-шу-ра!!! Я в родной Одессе жить хочу! И в ней начать встречать зрелость, а потом и старость, и… ее, костлявую… Филин родился в этом благословенном богом городе и крылья свои сложит в нем, хоть и пометало его по миру, не дай бог каждому… И Котенка из Московии сюда перетащу… (Эта история – совершенно другой роман… Иришка, кстати, придумала, наверняка и сама-то не поняла этого, совершенно новый жанр – SMS-роман!!! Это что-то совершенно непостижимое человеческим умом! Мы даже трахаемся виртуально… Полный дурдом!.. Но! Этот роман я все же напишу!..) Мечты-мечты… Ну и самое главное! Я наконец-то еду! Еду в Одессу, домой! Все! Домой!!!»

Андрей перекрестился в третий раз.

«Да… Пришел наконец-то к этому. И слава господу! А малыши мои… Ну, что… Машенька прожила в Израиле уже почти 10 лет, выросла здесь, даже по-русски уже не чисто говорит – настоящий израильский ребенок. Для нее Родина – Израиль. А Одесса… Для нее мама останется всего лишь местом рождения, и не более того. А жаль! Хотя… Если она все же решит (она у меня девушка уже, со своими мыслями и пониманием жизни, да и характером!) приехать ко мне, то… Этот день станет настоящим праздником для моей души!!! А Максимушка… Вот его-то я заберу! Сын! Мой, родной и любимый. Но и не это даже самое главное! Он мой! По характеру! И ведь, если подумать, ему всего-то два года от роду, а уже имеет его, свой характер! Маленький свинтус! Ах, как же мне тяжело от него уезжать! Он, поросенок, все отлично знает и понимает! Когда прихожу к нему, он тут же объявляет всем: „Это моя папа!“ И тут же без перехода уже ко мне: „Люцьки!“ – и на руки лезет! Он уже начал говорить! Правда, пока в основном щебечет на каком-то только ему понятном языке, но когда я с ним гуляю, он очень требовательно заявляет: „Моле, там!“ – и тянет за палец в сторону моря. Вот он где, настоящий одессит, хоть и родился здесь, в Израиле!.. Боже! Помоги мне в трудах моих тяжких! Сделай так, чтобы мое сердце не разорвалось от боли и тоски! Дай мне сил, Господи! Сделай так, чтобы не опустились руки мои, ведь мне в моей жизни еще нужно поднять и поставить на ноги моих любимых малышей! Молю тебя, Господи, о милости твоей, на тебя уповаю! Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, яви нам милость свою и благодать! Ныне, и присно, и во веки веков! Аминь!»…

Филин перекрестился на строгий святой лик и прочитал эту свою, пусть и неправильную, но такую искреннюю молитву. И если бы сейчас кто-нибудь услышал эту молитву, то наверняка понял бы, что это идет откуда-то изнутри, из самой глубины. Да и не молитвой это было скорее всего, а криком, сумасшедшим воплем о помощи из потрепанной, но такой тонкой и ранимой души Андрея…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное