Андрей Негривода.

Спецназ против пиратов

(страница 3 из 31)

скачать книгу бесплатно

– Во дает спецназ! – улыбнулся Сергей.

– …И баб трахаю тогда, когда сам того хочу!.. Так что, красуля, тебе со мной будет сложно… Если вообще возможно…

– А я постараюсь!

– Ну-ну… Старайся…

– Да ты на него посмотри, Коша! – влез Серега. – У него ж до сих пор ни в одном глазу! Его точно в Книгу Гиннесса надо – столько выжрать! Во дает спецура!!!

– Еще не вечер!

– Пожрать дадите чего-нибудь или мне сегодня разрешено в вашем баре только бухать? Чревато…

– Сандвич с колбаской и сыром будешь?

– А размер у него какой?

– Обычный. – Сергей показал булочку.

– Понятно… Давай-ка, Серый, сооруди мне десяточек этих твоих «с колбасой и сыром»…

– И двести «Смирновской», – вставила Лана.

Филин взглянул на девушку и улыбнулся уголком рта: «Ну-ну…»

– …И двести того, что она сказала… Номер 51…

Вот тут-то Сергей и взглянул на клиента с уважением:

– Редко кто знает, что хочет выпить… Особенно из «Smirnoff»… Уважаю! А уж «пятьдесят первую», пятидесятиградусную… Совсем почти не пьют… Все больше «двадцать седьмую», не зная ее номера…

– Так что, я не понял, она есть?

– Есть. Одна бутылка… Четвертый рейс катается…

– Доставай!

– Не ошиблась я в тебе, – проворковала над ухом Лана. – Это ты – наш человек!..


…Время шло незаметно.

Андрей, подкрепившись полудюжиной, про десяток это он, конечно же, загнул, бутербродов и запив их доброй порцией холоднющей водки, вернулся к своим креветкам, пиву и «клюющим» его по очереди Сергею и Лане. Ребята оказались по-настоящему веселые и гостеприимные[7]7
  И никогда не верь, дорогой мой Читатель, в пресловутое «кавказское гостеприимство» – это миф, а чаще просто блеф и показуха! Кавказ – дело еще более тонкое, чем Восток… Там на равнинных жителей смотрят свысока и принимают по-кавказски только тех, от кого им что-то нужно, «нужных людей», одним словом. «Толстый кошелек», например, или, скажем, офицер, командир ближайшего блокпоста… А пусть попробует к ним обратиться простой «левый» солдатик… Или молодая и, не дай ей бог, симпатичная «белая» девушка… Вот они-то и прочувствуют в полной мере это гостеприимство!.. А в родной Хохляндии приветят любого, если только он не смахивает на беглого зэка… А уж если такой человечек еще и гутарить может по-свойски, да юморок (тонкий, украинский, куда там до него английскому, опять же пресловутому) понимает… Так тогда и «все девки его»! Без вариантов!!! И накормят до отвала, и напоят до поросячьего визгу. И спать определят… Рядом с пышущим жаром молодым телом… Чтобы не замерз, не дай бог… (От автора).


[Закрыть]
, хоть и слишком остры на язык. Но… Это было не самое страшное – настоящий одессит всегда скучает за настоящими, родными, одесскими шутками.

И это не теорема, говоря языком математиков, которую необходимо доказывать, а аксиома – факт, который доказывать нет необходимости – это и так всем понятно…

В каюту идти не хотелось. Андрей знал, что там сейчас «жарко» и без его присутствия – Аня наверняка сейчас раскладывала вещи, плыть-то три дня, да и уставшую от всех этих таможенных процедур Машеньку пора было укладывать спать. Так что там, в двухместной каюте «без иллюминатора», сейчас было тесно и суетно – Андрей купил самые «рядовые» билеты, чтобы не привлекать внимания… Да и душа его просто бунтовала против пребывания там – почему-то эта каютка напоминала ему тюремную камеру-одиночку…

Так прошло часа четыре…

– М-да!.. Пить ты действительно умеешь, что и говорить… – проговорил задумчиво Серега-бармен, обслужив очередного клиента. – И что, никогда не пьянеешь?

– А зачем?

– Во дает, а! На хрена ж тогда пить-то вообще?!

– Зачем?.. Ну, скажем, для аппетита… Или, что случается чаще, для поддержания хорошего настроения в компании, хотя это полная глупость – если компания веселая и дружная, то ей такое поддержание не требуется.

– Эт точно! М-да… Если бы все умели так пить, я бы за год в миллионеры приподнялся! А то вон посмотри: выпили по тройке кружек пива – и уже «рога в землю»… А скоро и быковать начнут, помяни мое слово!..

– Начнут… – Андрей бросил беглый взгляд на «клиентов» бара. – Серый!

– Я за него!

– А скажи-ка, дружище, профессионал барной стойки, что главное в выпивке?

– Качество напитка!

– Не-ет!

– Ну… Тогда закусь!

– Мимо, юноша!

– Ну, не знаю!.. Знать свою меру, наверное…

– Ага, чтобы не выпить меньше, не дай бог… М-да, парниша, молод ты еще… В выпивке, барменская твоя душа, самое главное – это компания!.. И если они друг другу по фигу, то и нажрутся быстренько, и выяснять между собой что-то начнут… А друзья… Друзья могут пить бесконечно много…

– Может быть, может быть…

Андрей обернулся, чтобы посмотреть на как раз начавших быковать «попутчиков», и… Из двери, ведущей на открытую, заднюю, палубу, где, собственно, и находился бар, в сопровождении какого-то худосочного прощелыги явно еврейской наружности вышла Аня…

Она чему-то беззаботно смеялась и позволяла обнять себя за талию в самой нижней ее точке… А «красавец» уже пускал слюни в предвкушении…

«Так… Уже и тут началось! И что теперь, начинать „новую жизнь“ с мордобоя?! Да и бить-то нечего – соплей перешибешь! Не иначе „весь в корень пошел“… Когда ж успела-то?»

Видно, было что-то такое в тот момент во взгляде Андрея, от чего Сергей вдруг замер и произнес замогильным голосом:

– Пиздец… Этого я и боялся…

А Андрей тем временем медленно подошел к жене.

– Что ж ты делаешь-то? Где Маша? – спросил он тихо, но с явной угрозой в голосе.

И тут… «Кавалер» решил заступиться за «свою даму»:

– Ты кто такой, а? Че те от нее надо? Нажрался уже и приставать?!

– Пошел на хер! – тихо произнес Андрей, глядя на Аню.

– Че-о-о-о!!! Да я тебя щас! – «Красавец» нанес удар в лицо Филина.

Только удар этой цели так и не достиг… Андрей, слегка отклонив корпус, перехватил летевший кулак «кавалера» и жестко, без снисхождения, придавил болевую точку на запястье. При этом не удостоив его владельца даже взглядом – такие удары он умел эффективно блокировать еще в «школе» Зыкова задолго до получения своего черного пояса – игрушки для уличных пацанов, одним словом… И уж никак не испытание для боевого офицера, командовавшего несколько лет РДГ[8]8
  Разведдиверсионная группа. (От автора.)


[Закрыть]
… А «красавец» присел от боли на корточки…

– Я задал тебе вопрос! Где Маша?!

– В каюте, с Даном! – произнесла Аня с вызовом. – Она уже два часа как спит, а Данчик бдит, как всегда… Отпусти его! Сломаешь руку, потом самому же хуже будет…

– С Данчиком, говоришь… Это хорошо – он умный у нас… – Андрей продолжал разговаривать так же тихо и задумчиво. – Думаешь, сломаю? М-да… Такую «веточку», наверное, не сложно… А че ж оно тогда прыгает, мужчинку из себя строит, не спросив, кто перед ним? Или уже считает, что имеет на тебя права?..

– Отпусти его, Андрей. Зачем нам лишние неприятности?

– Да… Лишние нам ни к чему… Особенно… – Филин с брезгливостью взглянул на «кавалера» и высвободил его руку из своих тисков. – Вот видишь, уважаемый… Как оно обернулось… А ведь сказали же тебе: «Иди на хер!» Вежливо сказали… А ты?.. Прислушиваться к незнакомым людям надо! Чмо…

Сэр Майкл-Дан

Он действительно носил это имя. С гордостью, надо сказать, носил… И жил в их доме…

…Анна пробуравила все мозги Андрею о том, что хочет иметь в доме собаку-охранника, сильную, а главное, умную…

После многочисленных разговоров-советов с опытными кинологами и просто собачниками, после долгих споров и обсуждений они пришли к тому, что это будет боксер… Не ротвейлер, не доберман и не пресловутый буль, а именно боксер – лучшая «нянька» для маленького ребенка… Причем не простой рыжий – тигровый, и это был ее каприз…

В бесчисленных словесных баталиях пришли к тому, что собаку заведут тогда, когда Машеньке исполнится полтора года…

Филин стал искать заранее.

Двухмесячные выходы на знаменитый одесский Староконный рынок результата не принесли – у «боксерских» сук был застой, и щенков они не рожали.

Желание иметь в доме большую умную собаку перевесило Анин каприз, и они решили, что это может быть и ирландский сеттер.

1 августа 1992 года. Этот день впечатался в память Андрея на всю жизнь. Он в последний раз решил: «Ну, значит, не судьба…» – вышел на Староконный в поисках тигрового боксера…

Щенков сеттера было море. Тут были и гордые собой, «из королевской псарни» сеттеры-гордоны, и рыжие красавцы «ирландцы», и добродушные английские пятнистые (помните старый фильм «Белый Бим, Черное Ухо»?)…

Андрей медленно брел вдоль бесконечных рядов продавцов «маленького живого счастья» с их детскими манежиками, в которых то мокроносо-умильное, косолапо-длинноухое счастье копошилось, поскуливая, в ожидании обретения своего нового дома.

Вообще-то, если уж на то пошло, тайной мечтой Андрея был бульмастиф. Но содержать такого «монстра» в обычной однокомнатной «хрущобе» было бы издевательством не только над самим псом, но и над его хозяевами – попробуйте-ка разместиться с девяностокилограммовым «малышом» даже в двухкомнатной квартире!.. Ему нужен был большой, просторный дом с огромным участком – собака миллионеров, одним словом… Да и, если уж быть до конца честным, в Одессе в 92-м не было еще ни одного бульмастифа, да и во всей Украине насчитывалось едва ли с десяток. Редкая, сложная в воспитании, да и дорогущая порода, одного разряда с бордоским догом или фараоновой собакой…

Андрей искал щенка попроще…

…– Возьми щенка, парень. – Кто-то дернул его за рукав, отвлекая от мыслей. – Возьми! Не пожалеешь!

Андрей жестко взглянул на мужика, так опрометчиво дернувшего его за рубашку. Мужичок оказался с простым, добродушным лицом, и Филин, не обнаружив в том лице и том жесте опасности, обратил внимание на тех, о ком было сказано.

В детском манежике лежала короткошерстная светло-коричневая мамаша, кормившая шестерых щенков-карапузов и внимательно наблюдавшая за Андреем своими умными и строгими глазами. В этом собачьем взгляде чувствовалась настоящая порода, да такая, что Филин отвел глаза! Он отвел глаза!!! И посмотрел на старенькую, но ухоженную «Ниву» с буквами «ЧС» на номере.

«Ого! Километров шестьсот от Черкас проехали! Там что, некому щенков продать?»

– Что-то я не могу понять, дядя, что это за порода? – спросил Андрей. – Хотя я, кажется, все знаю… А породу видно! По взгляду…

– Это лабрадоры, – усмехнулся дядька в усы. – Их у нас на Украине пока еще совсем почти нет…

– А че ж так-то? Собака большая, не меньше ротвейлера вроде, если не больше… И умная, чувствуется.

– Эт точно! Только современные нувориши желают иметь в доме что-то изначально, от природы, злобное, типа бультерьера, питбуля или, еще лучше, амстафа[9]9
  Американский стаффордшир-терьер – порода, выведенная специально для собачьих боев. (От автора.)


[Закрыть]

– Ага!.. А еще «кавказца»…

– Эти были самые первые… Теперь «буратины» желают быть похожими на своих забугорных собратьев – покупают дворянские титулы и «соответствующих» им собак… Да только если ты не лорд по рождению, то с помощью всей этой мишуры лордом не станешь… Быдло, оно и с миллионами быдло!

– Кхм-м! – «Смелый дядя… Так говорить прилюдно – это надо чувствовать за собой настоящую силу!» – подумал Андрей. – А что собачки-то твои?

– Лабрадоры! Это уникальная порода! Умная собака, сильная, смелая и… спокойная! В Европе их используют, ну, разве что кроме немцев, – там доберманы, в полиции, в армии, как собак-саперов, особенно в Бельгии…

Вот тут-то Андрей и заинтересовался – его, конечно же, не интересовала собака-сапер, просто он начал ощущать в ней что-то родное, рискованно-армейское.

– Да ну!

– Гретту я оттуда и привез! – Мужик кивнул головой в сторону «мамаши с умными глазами». – Она контуженая… При подрыве накрыло беднягу. Почти совсем глухая… Заслуженная пенсионерка – две военные медали имеет, пенсию пожизненную от бельгийской армии… А ей всего-то пять лет!

Андрей с пониманием и уважением посмотрел на лоснящуюся шерстью глухую ветеранку.

– А вообще-то лабрадоров во всей Европе чаще используют как нянек для детей и как собак-поводырей для слепых…

– Вот это да! А я боксера хотел…

Мужик посмотрел на Андрея с пониманием:

– Для ребенка?

И получил утвердительный кивок головой.

– Ну… В общем, это правильно. Как няньки, что боксер, что лабрадор – равны. Только… Если ребенок маленький, то ему нужна живая игрушка – энергичная и неугомонная – это боксер. Лабрадор поспокойнее и… Рассудительнее, что ли… Эта собака для детей постарше, после 30…

– Вот и другие люди мне то же самое про боксеров говорили…

Андрею уже успели понравиться эти маленькие лабрадоры, рожденные такой боевой мамашкой. Ему вдруг, как Маугли, захотелось шепнуть в ее глухое ухо: «Мы с тобой одной крови – ты и я!»…

– Иди, парень, поищи своего боксера, – понял чувства Андрея мужик. – А уж если не найдешь – ко мне возвращайся!

– Я так и сделаю… Именно так!

И он пошел по пищащему, скулящему, повизгивающему ряду, оглядываясь на Гретту, с ее потомством и ее мудрым хозяином…

А в самом конце этого живого вернисажа увидел женщину, пытавшуюся удержать в объятиях одновременно пятерых щенков, пока ее, видимо, муж раскладывал очередной детский манежик. Щенки категорически не желали спокойно восседать на руках женщины и рвались изо всех сил в разные стороны, и было понятно, что кто-то из них вот-вот шлепнется на асфальт. Да, собственно, именно так и случилось. Один из этих живчиков, выскользнув из объятий, полетел вниз… И шлепнулся в подставленные Андреем ладони… И затих тут же, испугавшись.

– Красавчик! – Филин теребил плюшевую полосатую шерстку щенка.

– А то! – подтвердила хозяйка. – Крови-то какие!

– А я вас давно ищу!

– Именно нас?

– Не знаю… Я хотел купить щенка «боксерской» породы, и чтобы обязательно тигровый.

– А-а! Ну, тогда точно нас – в Одессе хороших сук мало осталось, почти всех вывезли…

– А вы что, всех знаете?

– Работа такая…

Тогда Андрей понял этот ответ по-своему: базар, мол, и все такое…

Все оказалось намного серьезнее – мужчина с манежиком был президентом породы в Одесском региональном клубе собаководов. Выяснилось это намного позже, через полгода, когда Андрей пришел к нему же в офис за родословной своего питомца. А тогда…

– Ну, что ж, выбирай. – Женщина показала на уже ползавших по манежику пятерых боксерят.

Только вот…

Выбирать Андрею не пришлось – его самого уже выбрали.

Тот щенок-живчик…

Он, поросенок, с того самого момента, как Андрей вернул его к своим братьям и сестрам, сидел смирно, пристально смотрел ему в глаза и тихонечко поскуливал. И Филину ничего не оставалось, как опять взять его на руки.

– Вот его… Мальчик и «тигровый», как я и хотел с самого начала…

– М-да… А губа не дура… Первого выбрал… – прорезался густым басом мужчина. – А ты, парень, что в собаках-то понимаешь?

– Да, в общем, ничего, если честно… Просто он то, что я искал! Да и малыш, кажется, совсем не прочь взять меня в хозяева…

Супруги многозначительно переглянулись между собой.

– Мы своих щенков кому попало не продаем! – сказала женщина и грустно констатировала факт в продолжение: – Только он, кажется, теперь ни к кому больше не пойдет…

– Я не «кто попало», тетя! – тут же набычился Андрей, прижимая к своей груди маленькое «сопливое счастье». – Я боевой офицер! Хоть и на пенсии…

– На пенсии?! Тебе сколько лет, парень?

– Двадцать четыре, с половиной!

– С половиной… – проговорил мужик. – Афганистан?

– И он тоже… Вначале…

– Мальчики-мальчики… – Глаза женщины вдруг, в одну секунду, наполнились слезами.

– Кто-то из ваших там остался? – спросил Андрей скорее для проформы – он и так уже все понял.

– Сын… В 79-м… При штурме аминовского дворца… Капитаном в «Зените» служил… Пашка… Наш старший… – задумчиво проговорил мужик, углубляясь в свои мысли.

– Теперь «Зенит» называется «Вымпелом» – спецназ ГРУ… – Филин автоматически расставил точки над «i».

А мужчина, не замечая ни мокрых глаз жены, ни комментария Андрея, медленно говорил дальше:

– А Санька… В 82-м… Недавно десять лет отметили… – продолжил он с окаменевшим лицом. – Тоже офицерствовал… В десанте… Всего-то полгода и успел…

– Земля им пухом… – прошептал Андрей.

– А знаешь! Забирай его! Просто так забирай, без денег! – Женщина взглянула на мужа и получила согласный кивок головой. – Ты человек хороший – за километр видно, хоть и горячий, да это и понятно… А мы тебе со щенком помогать будем, по всем вопросам! Мы из него еще чемпиона вырастим!..

Эти слова были пророческими.

– Как же назвать тебя? – Андрей обратился к сладко сопевшему «в две дырки», пригревшемуся на его руках щенку.

– А никак! У него по рождению уже есть имя: Майкл-Дан!

– Во как! – удивился Андрей.

– …А вы его Даном зовите – так проще будет…

Так в его доме появился Дан…

Ах, сколько же поначалу добавилось у них проблем и забот!

Щенок – тот же ребенок! Такой же беззащитный, жаждущий душевной теплоты и заботы малыш…

И выгулять часа в 3 ночи, чтобы приучить не гадить в доме…

И кормежку приготовить каждый день свежую – вчерашняя еда «проходит» только у людей… Дан, кстати, с какого-то времени полюбил обыкновенную овсяную кашу (студенческая семья Андрея не могла себе позволить кулинарные изыски, а от родительской помощи он категорически отказывался) и лопал ее «за оба уха», частенько предпочитая ее мясу… А уж когда этот трехмесячный свинтус подхватил чумку…

И Андрей его вытащил…

Хотя уже и появлялись мыслишки, что Данчик не жилец – он уже и не вставал, и мочился под себя… А Андрей чувствовал какую-то ответственность за этого щенка и боролся за его жизнь, как на войне боролся за жизни своих пацанов – до самого конца…

«Держись, мальчуган! Держись! Когтями, зубками своими молочными! Держись, говнюк! Ты мне нужен!»…

…Ставил ему капельницу(!!!), кормил куриным бульоном из соски (и Дан ел – чмокал через силу), спал с ним на полу, грея своим телом, игнорируя женину постель… И вытащил все же!..

А уж Дан-то помнил это всю свою жизнь…

И позволял делать с собой абсолютно все только ему, хозяину, и Машеньке… Анну он тоже признавал за хозяйку, но… Иногда «показывал улыбку».

А потом были школы… Общая, специальная, служебно-розыскная, телохранителей…

И выставки…

Это уже с подачи и по настоянию его дедушки, президента породы, – Андрей никогда не страдал амбициями…

В 94-м Дан, имея к тому времени 9 больших золотых медалей, стал чемпионом Украины… Элита!!!

Вот такой «англичанин» жил в доме Андрея.

Сэр Майкл-Дан, носитель и продолжатель знаменитых английских кровей…

22 апреля 1995 года.
Там же, трамвайчик…

…– Э, братан! – раздался голос из-за столика, за которым уже около получаса ели-пили три «шеи».

«Шеями» Андрей называл современных «бизнесменов» (или, как они с Медведем называли их, пиздесмены), носивших, в виде униформы, роскошные и пестрые, как оперение попугая, спортивные костюмы от «Adidas» или «Puma» с кожанкой поверху. Или, «на отдыхе», малиновые пиджаки поверх черных футболок (с обязательной надписью «Versace» или «Gucci» на левой груди) с килограммовыми золотыми цепями навыпуск, на которые впору ротвейлеров привязывать… Эти «мальчуганы», как правило, были бывшими спортсменами или просто качками, и их раскачанные до абсолютной невозможности шеи были шире головы – трапеции шли от ушей к плечам… Потому и «шеи»…

– Ты тут не круто борзанул?

– Нормально… Соответственно моменту… А че? – ответил Андрей.

– А ниче! Познакомиться хочу с крутым пацаном… – Из-за столика, улыбаясь какой-то странной улыбкой, поднялся мощный крепыш и приблизился к Андрею, протягивая свою «клешню» для рукопожатия. – Меня Игорем зовут.

«Борец. – Оценивать противника даже по походке было в отряде стандартным, рядовым упражнением. – Костяшки не набиты, значит, не кик… Запястья мощные, сломанные ногти, мозоли на пальцах, уши „ломаные“, мягкие, уверен в себе донельзя, значит… Самбо или дзюдо, на уровне мастера, не меньше… Ну-ну… Здравствуй, дорогой…»

Андрей протянул свою ладонь, и по тем «тискам», в которые она попала, понял, что был прав:

– Андрей.

– Блатуешь, братэла? А право на то имеешь?

– А тебе есть разница?

Оппонент Андрея жал руку мощно, что и говорить, и, глядя в его глаза, ждал результата. Только…

Медведевская школа рукопожатия научила Андрея многому…

– Ну-ну!.. – Паренек уже понял, что у Андрея есть школа. – И что же ты за птица такая?

А вот это уже было прямое оскорбление – любая птица у зэков ассоциировалась с петухом. А уж кто такой петух на зоне, знает даже малолетка… Но… Андрей решил не обижаться. Пока…

– Человек… Раньше Филином звали…

– Не знаю такого! Не по чину быкуешь, братан?!

– Ну… Последних пару лет в Одессе меня звали Витязем, в вашем мире, – Карабас окрестил…

– Оп-па-а! – Парень был удивлен и не скрывал этого. – Так это ты Витязь?! Говорил о тебе Володя, говорил…

– Ты назвался бы, Игорек, а? Не в кайф говорить с тем, кого не знаешь… Может, это ты быкуешь не по чину?..

– Кабан.

«Плохо… Придется учить…»

Игорь Кабан – это действительно было плохо…

Володя Интеллигент был одним из воровских авторитетов города, набиравших силу, а Игорь Кабан был его начохраны, со всеми вытекающими последствиями… Только… Ходили упорные слухи по Одессе, что Интеллигент без Кабана – ничто… Все его быки «работали» только (!) по прямому приказу Игорька, да и вообще… Вся реальная сила Интеллигента была в руках Кабана… И еще… Ходили по Одессе упорнейшие слухи, что Кабан очень скоро отвалит от Интеллигента и сам станет одним из авторитетов города, благо вакантные места освободились… Благодаря Андрею.[10]10
  События, описанные в книге «Филин. Сделать невозможное». (От автора.)


[Закрыть]

– Давно хотел с тобой познакомиться, давно!

– Зачем? – удивился Андрей.

И удивление это было вполне оправданным – «Белый парус» находился на «земле» Медузы, законника старой, говорили, что еще сталинской, воровской закалки, с которым у Андрея никогда не было никаких трений благодаря заботе Карабаса…[11]11
  Там же… Да прочтите же уже ее, иначе половина книги уйдет на пояснения, а сказать и без того хочется так много!


[Закрыть]
С Володей же Интеллигентом Андрей никогда и никак не пересекался.

– В миру, у людей, уже давно ходят слухи о том, как ты с пацанами Арсена, земля ему пухом, разобрался, как под его «крышу» не пошел, как Карабас тебе имя дал… Хотел попробовать, что ты есть такое на самом деле. Может, зря братва о тебе базланила, а?

Андрей уже давно, с самого начала этого разговора, незаметно для других, провентилировал свои легкие и приготовился к неожиданностям. А когда узнал, кто его собеседник, стал вводить себя в боевой транс[12]12
  Это состояние тяжело объяснить даже спортсмену-профессионалу, хотя они точно знают, что такое спортивный транс… Ну, если очень сильно упростить, то это некое состояние психики, когда тебе все по фигу и в голове пульсирует одна мысль – «Победить!»… И не важно, какими средствами и какой ценой – часто бывало, что смерть, твоя смерть(!), тоже приносит победу, – важен результат… Непонятно и сложно? Ну, уж простите – другого пояснения нет… Пацаны, прошедшие войну, понимают, о чем речь. Это состояние, когда ты готов ко всему, но нацелен только на победу! Беда в том, что очень многие это состояние не могут контролировать – они, опаленные войнами, так и остаются на всю жизнь в боевом трансе… Да так и продолжают всю жизнь воевать с ветряными мельницами…


[Закрыть]
, понимая, что стычки не избежать…

…О том, кто такой Кабан, знало полгорода…

«Мэсэмка», как говорили в спортивных кругах, – мастер спорта международного класса. Самбист-полутяж, Игорь входил в состав сборной Союза, много выступал и даже был бронзовым призером Европы в незапамятные времена… Но… На каких-то очередных соревнованиях Игорь почему-то решил, что его соперник сделал что-то не так, и стал его попросту избивать на «ковре» при огромном стечении народа. Когда его общими усилиями все же удалось запихнуть в раздевалку, в зале на татами оставались лежать измочаленный то ли грек, то ли турок с окровавленным лицом, сломанной ключицей и несколько рефери с разбитыми носами… Его дисквалифицировали за неспортивное поведение, лишили всех званий и наград и вышвырнули из сборной, да и вообще из спорта…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное