Андрей Негривода.

Разведывательно-диверсионная группа. «Мулла» и «Бай»

(страница 4 из 22)

скачать книгу бесплатно

– Мулла...

– В самую точку, майор!.. Спокойный, уравновешенный, скромный и вроде бы даже и не глупости говорит... Ну, что ж!.. Посмотрим на этого Муллу в деле!..

И Абдулло оправдал надежды офицеров. Да непросто не разочаровал, а даже обескуражил видавших виды вояк!..

...Командир учебной роты Абдулло, старший лейтенант Мухамедшин, был одним из самых первых, кто был награждён орденом «Красной Звезды» в афганской войне за штурм дворца Тадж-Бек в составе «Мусульманского батальона». Там он был ранен, а после лечения опять вернулся в Чирчик, но уже в учебный полк. В Афгане старлей был разведчиком, хорошим разведчиком! Командиром разведвзвода!.. А теперь учил этому ремеслу тех, кому ещё только предстояло попасть на войну...

По приказу командира полка он выехал на полигон за несколько часов до всего личного состава батальона. Ротному предстояло устроить экзамен... Персональный экзамен для новобранца-«змеелова», и уж кто, как не он, боевой офицер спецназа ГРУ, с его опытом, мог и умел заметать следы!.. Следы, которые должен был суметь найти Абдулло...

... – Ну вот, змеелов. – Полковник стоял перед Муллой, уперев руки в бока. – Раз ты такой следопыт, то и покажи своё мастерство! Научи, как их, эти следы, нужно искать в сухой ковальной степи... Времени у тебя до захода солнца!.. А по результатам этого занятия будет принято решение... Ну, что? Сумеешь?

– Если Всевышний будет милостив...

– На тебя сейчас смотрит весь батальон, Мулла! И ты должен не просто что-то искать, а ещё и объяснять, что ты ищешь и что находишь! Ясно?

– Ясно, товарищ командир...

– Отлично! Тогда приступай! Время не ждёт!..

Полковник отошёл к машинам, которые доставили сюда учебный батальон, и стал издалека смотреть на то, чем занялся Абдулло.

А тот...

Он склонился к самой земле и стал ходить кругами. Он всё расширял и расширял эти концентрические кольца, пока не встал, как вкопанный, метрах в трёхстах от машин и махнул рукой.

К нему тут же на командирском армейском «козле», в смысле «УАЗ – 469», подъехали командир полка и майор Сергеев:

– Ну! Что нашёл? – спросил полковник.

– Здесь человек ходил... – Абдулло показывал на «совершенно пустое место» на земле. – Хитрый! Сапоги тряпкой обернул!.. Только это армейские сапоги, а не наши...

Офицеры удивлённо переглянулись:

– Так! Объясняй!.. Откуда ты взял, что здесь есть след, и почему, если он есть, сапоги армейские?

Абдулло посмотрел на этих взрослых мужиков так, словно они были грудными детьми, и едва заметно вздохнул:

– Аллах всем даёт глаза, но не всем даёт радость видеть! – проговорил он вполголоса, а потом стал пояснять – Вот!..

Он ткнул пальцем в совершенно обыкновенное, ничем не отличающееся от других место, и когда понял, что офицеры и сейчас ничего не увидели, только покачал головой и присел к самой земле:

– Вот этот камень, видите? – Он показывал на камешек размером с блюдце. – Он одним краем вдавлен в землю! И вдавлен совсем недавно, потому что земля еще не осыпалась на него сверху!..

– Ну и что, да мало ли здесь...

– Ни одно животное в степи так не сделает! Джейран – лёгкий, и ему просто не хватит веса, а кулан никогда не наступит на такой большой для него камень – кулан очень умное животное! Это сделал только тот, кто не хотел оставлять свои следы в пыли, думая, что на камнях следы не остаются...

– Значит, он глупее кулана?.. – спросил полковник.

– Все мы дети Аллаха...

– Ладно! Убедил!..

А почему же именно армейские сапоги? Ты, вон, тоже в сапогах ходишь, хотя форму вам ещё не выдавали.

Абдулло молча сел на землю и «предъявил» полковнику подошвы своих сапог:

– У нас сапоги другие! Видишь подошву? Она сшита из кожи... Эти сапоги сшил мне дедушка Саттар!.. В самом низу несколько слоёв кожи со спины джейрана, там кожа потолще, потом тонкий войлок и опять кожа, но уже с живота – она тоньше и мягче... И у наших сапог нет каблуков!.. Когда в таких сапогах идёшь по горам, то крадёшься, как барс, потому что они хоть и очень прочные, но нога чувствует каждый камень! Ты никогда не наступишь на его острый край, и никогда не оставишь след! И ещё... Они пахнут природой, а не резиной! Вот понюхай!

Абдулло попытался подсунуть свой сапог под нос командира полка, но тот его остановил:

– Ладно!.. Насчёт запаха верю!.. Но то, что этот «след» оставил кто-то из военных, ты меня пока ещё не убедил! Да и потом!.. С чего ты взял, что кто-то обматывал свои сапоги тряпками?!.

– Хорошо! Смотри!..

Абдулло встал на ноги, а потом несколько раз перепрыгнул с камня на камень:

– Иди, смотри!

Ни на одном из камней не осталось совершенно никакого следа, потому что наш следопыт перепрыгивал с одного на другой, едва их касаясь:

– Я не мог прыгать по-другому, потому что чувствую своей ногой каждый изгиб камня, и мне больно!.. А теперь ты! Попрыгай с камня на камень ты!

Это сделал майор Сергеев, потому что к этому времени в его глазах уже зажглись огоньки азарта...

– Вот! Смотри, командир!

Все три камня были вдавлены в сухую землю точно так же, как и тот, который нашёл в самом начале Абдулло.

– Кхм-м... Похоже... Но почему в тряпках? – не сдавался полковник.

– Смотри, внимательнее смотри! Или Аллах тебе даже глаз не дал?!!

Полковник покряхтел от лёгкой обиды, но склонился всё же над камнями.

– Видишь? Ветер в степи дует постоянно, и он несёт пыль... И всё в степи лежит под её покрывалом... Видишь, на камнях остался почти незаметный отпечаток подошв! Он есть!

– Вижу! – ответил полковник, которого тоже начал захлёстывать азарт погони. – Вижу отпечаток! И раздавленный о камень стебелёк ковыля вижу!

– Правильно! Молодец!!! Хвала Аллаху, он начинает раскрывать твои глаза!!! – Со стороны складывалось впечатление, что уже Абдулло, как многоопытный учитель, учит своим премудростям школьника-подростка. – А на том, первом камне?

Полковник посмотрел на найденный змееловом «след»:

– Здесь тоже пару стебельков раздавлено! Очень похоже! Только отпечатка подошвы нет! Может, ветер сдул?

– Нет! Если не дует самум[5]5
  Это тюркское название одинаково, как для пыльной бури в степи, так и для песчаной бури в пустыне – последствия её одинаково опасные для человека. В Афганистане именно этот, горячий самум, пришедший из пустыни Регистан, называли «Афганцем»... Помните песню? «Вот „афганец“ задул – пыль с песком вперемешку глотаем!..». Так вот это именно о нём, о самуме!.. (От автора)


[Закрыть]
, то следы в пыли ветер съедает за сутки или больше! А этот камень абсолютно чист от пыли! Значит...

– Его от пыли протёрли тряпкой! – догадался майор Сергеев.

И его мысль продолжил полковник:

– Которая была намотана на обычные армейские сапоги... – проговорил он задумчиво и посмотрел на майора. – А ведь этому, майор, таким «простым мелочам», тебя ни один из наших инструкторов не научит!..

В ответ Сергеев только обернулся к Абдулло и спросил:

– И ты, наверное, даже можешь сказать, как давно здесь был тот человек, который оставил этот след на камне?

– Я думаю, что ушёл он не далеко – километра на 2-3... По этой степи долго и быстро не походишь, а ветер, который «заметает» этот след, наносит пыль на камень не больше часа... – Произнёс Абдулло, как что-то само собой разумеющееся. – Он будет идти и пытаться прятать следы, а я буду идти за ним, по эти следам... Через три часа я его найду!..

И опять полковник и майор переглянулись между собой:

– Кхм-м... Ты это, юноша... А ты не зазнаёшься ли? – спросил комполка. – Тот, кого ты должен найти, опытный боевой офицер-разведчик!..

– Он хороший разведчик! – ответил Абдулло. – Только он не наш, не «степняк» и никогда не жил ни в степи, ни в горах!.. Его только учили здесь жить... А я так жил с самого рождения... И ещё... Никто и никогда не научит так, как может научить дедушка Саттар! Я его найду!..

...После этого офицеры уже на садились в авто, а шли вместе с Абдулло, немного позади, но и не отставая, чтобы не упустить ни малейшей детали... А он теперь уже почти не наклонялся к земле, а просто шёл вперёд по степи по какому-то, только одному ему известному пути, время от времени меняя направления... И...

Через три часа, как и обещал, он вышел на небольшой пригорочек и махнул с него рукой...

– Что там, Мулла? – спросил майор Сергеев.

– Я его нашёл...

– Не понял? – проговорил полковник. – Где?

– Во-он там! – Абдулло показал рукой на один из небольших пятачков кустарника метрах в трёхстах. – Вон там, в зарослях саксаула.

– Я ни хрена не вижу! – рявкнул в сердцах полковник и обернулся к майору. – А ты, Николай? Ты хоть что-нибудь видишь? Понимаешь?

Майор несколько минут всматривался в указанные заросли через оптику бинокля, а потом произнёс сокрушённо:

– Рафак умеет маскироваться... Я ничего не вижу, товарищ полковник!

– Так объясни же нам, змеелов, что ты там увидел, и с чего ты решил, что ты уже кого-то нашёл и мы уже пришли!

– Глаза даны, чтобы видеть!.. – произнёс Абдулло вполголоса. – Вон там, с левой стороны кустарника... Степная пыль, которая лежит на листьях саксаула очень тонким слоем, блестит, как-будто солнце отражается от воды... А левая часть кустарника не блестит!

– И что? Что это значит?

– Так бывает только тогда, когда пыль с каксаула сбили! Так может сделать верблюд, который питается листьями и зелёными ветками саксаула, или кулан... Но вокруг нет их следов!.. Да и обглоданные ветки были бы заметны!.. Куст цел, а пыли на нём нет, значит, её неосторожно сбили!..

Полковник обернулся и посмотрел на майора Сергеева:

– Первое, что я сделаю, майор, так влеплю Мухамедшину выговор за недобросовестное выполнение порученного задания!..

– Зря, товарищ полковник... Мулла прав – его учили и учили очень добросовестно!.. И он сегодня сделал всё, что умел!.. Но... От местных «аборигенов», которые здесь живут и выживают, спрятаться на самом деле совсем не просто, если вообще возможно... Они же «дети природы»!.. А старлей не виноват!.. Просто, видимо, его инструкторами тоже были «не степняки»...

Полковник задумался на минуту и проговорил:

– Может, ты и прав, Николай... Тогда так! – Он взглянул на Абдулло. – Веди нас туда, следопыт! И если ты и сейчас окажешься прав, то... В общем, решение я уже принял!.. Вперёд!..

И теперь уже не было ничего странного в том, что он вывел своих командиров прямо к тому месту, где прятался в зарослях саксаула старший лейтенант Рафак Мухамедшин...

...Потом...

Полковник и в самом деле принял решение! И чтобы не терять времени попусту, тут же назначил Абдулло инструктором «по выживанию»!.. А через месяц, на следующий же день после принятия им присяги, присвоил Мулле звание младшего сержанта – Абдулло должен был хоть как-то соответствовать должности прапорщика!.. И был ещё один приказ по полку... Теперь у Абдулло учились не только те, кто должен был в скором времени отправиться в Афганистан, но и все офицеры полка, во главе с командиром, и даже полковые инструктора-прапорщики, которые думали, что знают очень много, но раз за разом удивлялись тому новому, что рассказывал и показывал им Мулла... И никто ни разу не посмел перебить его не такие уж и частые философствования или то, что «говорил дедушка Саттар»...

Ну и, конечно же, Абдулло учился и сам!..

Ему нужно было постичь очень многое!.. Правильной и меткой стрельбе, прыгнуть пару раз с парашютом, обучиться хотя бы азам рукопашного боя, минно-подрывного дела, навыкам современной первой медицинской помощи, вождению автомобиля... Забот у Муллы, помимо его «основной работы», было много!..

И, если положить руку на сердце, то вечно философствующего Муллу, этого почти флегматичного и никуда не спешащего таджика, но становившегося таким смертельно опасным, резким и неуловимым в момент опасности, как и его змеи, которых он отлавливал в округе родного кишлака, инструкторы учебного полка в Чирчике вспоминали добрым словом ещё несколько лет к ряду!.. Ох, скольким же он помог выжить в той войне своей наукой аборигена!..

И надо сказать ещё одно!.. Командир полка не хотел его отпускать!..

Но...

Надо было знать Абдулло!.. За день до того, как очередная команда должна была погрузиться в транспортный «Ан-12», он сказал командиру полка в его кабинете:

– Отпустите меня, товарищ полковник! Я хочу служить со своим братом!

– Ты нужен мне здесь, Абдулло!

– Уже нет! Я сделал всё, что мог, и рассказал почти всё, что знал! Теперь инструкторы полка умеют готовить солдат, чтобы те не гибли понапрасну на войне, товарищ полковник! А больше... Всё в руках Аллаха!.. Я хочу быть там, где мой брат! И, может быть, там я смогу пригодиться больше, чем здесь!..

Он был прав, и полковнику ничего не оставалось, как приказать включить младшего сержанта Эргашалиева в состав команды, улетающей на следующий день в Кабул...

Май – ноябрь 1981 г. Афганистан. Кабул.
«Пожарная» рота...

...Не меньше событий произошло за эти полгода и в жизни Алишера, сержанта Шпекбаева, которого теперь иначе, как Бай, просто и не называли...

Он, как заведённый, всё то время, пока его брат Абдулло ждал своего призыва в армию, изучал в Чирчикской «учебке» снайперское дело. Вот тут-то как раз, наверное, впервые в его жизни взыграла в жилах кровь рачительного хозяина, то есть байская кровь!..

Зачем «баю» из далёкого приграничного аула изучать снайперское дело? Правильно! Вот видишь, дорогой мой читатель, ты задал вопрос и тут же понял, что он ни к чему, потому что представил, откуда родом этой молодой «байчик», и куда ему придётся возвращаться жить после службы! Задал вопрос и сам же ему улыбнулся!

А вот Алишер подошёл к этому вопросу куда как серьёзнее! Он уже давно умел хорошо и метко стрелять и добыл уже не одного джейрана, но!.. То, чему его стал учить пожилой прапорщик-инструктор, то, что, оказывается, нужно было знать и уметь для правильной, а главное меткой стрельбы на дальние расстояния при любых условиях!.. Алишер знал точно, что ни его отец, ни его тренер в спортивной секции, его этому никогда научат, потому что едва ли знают сами!.. Нет! Они, конечно же, были мастерами меткой стрельбы! Но!.. Его тренер учил Алишера стрелять только по мишеням, на стрелковом полигоне, практически в идеальных для стрелка условиях. А отец... Отец такой науки не знал вообще!.. Просто он охотился со своим допотопным пятизарядным карабином СКС так же, как это делал и дед Алишера – он либо подкрадывался к стаду джейранов, долго и упорно, либо делал совершенно кавалерийский наскок на своём коне. Но всегда было одно и то же условие – нужно было приблизиться к джейранам метров на сто... Этому же он учил и своего сына...

А теперь...

Теперь Алишеру словно раскрыли глаза на мир!

Оказалось, что если привлечь к стрельбе немного науки, если знать, как влияет на полёт пули влажность или наоборот сухость воздуха, если уметь учитывать силу и скорость ветра, и опять же знать, как он влияет на полёт, если знать, что такое деривация[6]6
  Деривация в военном деле означает отклонение от заданной траектории снарядов и пуль при полёте, выпущенных из нарезного оружия, вследствие гироскопического эффекта. Есть несколько способов расчёта деривации, но суть остаётся одна и та же – величина деривации прямо пропорциональна угловой скорости пули, которая, в свою очередь, зависит от шага нарезов ствола. То есть, чем меньше шаг нарезов, тем больше будет величина деривации пули на дистанции. Так как величина деривации зависит от шага нарезов винтовки и характеристик патрона (пули), а математический расчет поправки на деривацию чрезвычайно сложен, достоверные данные о поправках на деривацию можно получить лишь путем отстрела конкретной винтовки, конкретными патронам на различных дистанциях. И ещё... Поправку на деривацию имеет смысл учитывать только при высокоточной стрельбе на очень больших дистанциях. (От автора.)


[Закрыть]
, то даже без специального оптического прицела он всегда сможет добыть для дехкан родного кишлака намного больше джейранов, чем это всегда делал его дед или отец... Вот в чём было его «байство» и рачительность – Алишер уже тогда думал, как будет жить свою жизнь дальше, с пользой для других или нет!..

И уже 23 февраля, когда в полку провели «спортивный праздник» в честь Дня Советской Армии и ВМФ, Алишер стал чемпионом полка по стрельбе!.. Просто взял да и победил на этих соревнования всех, кто в них участвовал, включая и своего инструктора!..

Он тогда сказал Баю:

– Наверное, я всё-таки что-то умею, если мой же ученик меня сумел победить!.. У тебя дар, Алишер, дар настоящего стрелка!.. Теперь тебе остаётся только научиться правильно маскироваться и набраться побольше терпения. Ты очень горячий, солдат, а снайпер живёт на войне долгую жизнь только тогда, когда умеет терпеть и ждать! Ждать своего часа! Научись этому, и тебе не будет равных!

Алишер очень внимательно выслушал своего инструктора, который научил его стольким премудростям, и ответил:

– Хорошо усто[7]7
  Усто – учитель, старший по возрасту, старейшина. (тадж., фарси)


[Закрыть]
, я буду учиться терпению, как ты сказал...

...В середине апреля Бай отбыл со своей командой в Кабул, разминувшись с Муллой всего-то на несколько дней...

Снайпер, младший сержант Алишер Шпекбаев, прибыл в сплочённый коллектив отдельной роты специально назначения со своим оружием, со своей СВДушкой!

Это вообще был армейский нонсенс! Любое оружие, начиная от пистолета и штык-ножа и заканчивая чем угодно, да хоть танком, было приписано и закреплено за конкретным воинским подразделением, по заводским номерам! Поэтому все «новобранцы» прибывали из «учебок» на своё новое, и теперь уже постоянное место службы без «какого-либо чего-либо», и уже там, на новом месте службы, их вооружали...

А вот с Алишером получилось совсем иначе!

Он долго и тщательно, раз за разом пристреливал свою винтовку и изучил её до такой степени, что она уже была его «третьей, разящей рукой»... А уже перед отправкой в Афган ему понадобилась целая неделя на то, чтобы суметь всё же убедить командира полка, что из любой другой винтовки эффективность его стрельбы заметно снижалась... Он убедил в этом командира полка, показывая худшие результаты... Бай, если честно, немного хитрил, так, самую малость, но, как говорится, для пользы дела... Чтобы потом не пришлось опять тратить уйму времени на пристрелку нового оружия, ведь снайперская винтовка – это, если хотите, всё равно что сравнить высокоточный лазерный скальпель и банальный тесак мясника!.. И инструктор понял эту маленькую хитрость Алишера и поддержал его перед полковником... На том и решили...

...В Кабуле, в роте, куда он прибыл, к Баю отнеслись со странным интересом и вниманием. Да оно и понятно – даже офицеры и прапорщики табельное оружие получали уже здесь, на месте, по прибытии, а этот смуглый, как чугунок, кривоногий, малорослый таджичонок приехал не просто с «личным» оружием, а со снайперской винтовкой!..

А когда к нему подошёл какой-то капитан и спросил, что это за номера такие, и почему он вооружён, Бай ответил очень просто:

– Стреляю хорошо... Моя винтовка!

Этот ответ немного обескуражил офицера своей непосредственностью:

– Стреляешь хорошо, говоришь, младший сержант... Ну, ладно, пойдём...

Он и ещё один офицер, который встречал пополнение, старший лейтенант, пошли к краю аэродрома.

– Во-он там, в степи, саксаул видишь?

Метрах в трёхстах высился чахлый кустик.

– Так точно.

– Попадёшь в его ствол?

Алишер ещё раз мельком посмотрел на куст и ответил:

– В ствол попаду, только это большая мишень... Там в ветках сидят две птицы. Могу в них попасть...

– Что, сразу в обеих?! С такого расстояния?! – спросил удивлённым голосом старлей. – А ты не хвастун ли, младший сержант?

Алишер, не говоря больше ни слова, снял сплеча свою любимицу и, как показалось офицерам, почти не целясь, выстрелил два раза:

– Бах-бах!!! – Выстрелы слились в один, потому что прозвучали практически без интервала.

А через мгновение с веток далёкого куста на землю двумя кулями свалились тёмные тушки.

– Голуби... – только и сказал Алишер.

Офицеры ошарашенно смотрели то на куст, то на Бая, пока через минуту капитан не пришёл в себя первым:

– Верно говоришь... Хорошо стреляешь...

– Ну, ни фуя себе! – Старлей был моложе и менее сдержан. – Как ты их вообще там заметил?

– Я охотник... В степь с отцом с детства ходил...

– Значит так, охотник! – Капитан обернулся и посмотрел на Алишера в упор. – Я – командир той роты, в которую ты прибыл для прохождения своей дальнейшей службы, капитан Латыпов. А вот этот старший лейтенант – командир группы, фамилия его Сомин, позывной Сом. Он теперь и будет твоим командиром!

Капитан посмотрел на старлея и спросил с улыбкой:

– Ты как, Сом? Возьмёшь этого охотника в свою группу?

– Ты ещё спрашиваешь, Раф? Да я с таким снайпером теперь знаешь, какие дела делать смогу!..

– Вот и договорились... Тебя как звать-величать, охотник?

– Младший сержант Шпекбаев!

– Ну, это я уже понял!.. А имя?

– Алишер...

– А как в «учебке» тебя «окрестили», Алишер?

Он немного замялся, до сих пор стесняясь своего «рабочего позывного», но потом всё же сказал:

– Бай...

Капитан думал минуту:

– Ну, что ж... Раз так... То мы ничего менять не будем... Принимай в свою группу пополнение, Сом!..

...Надо сказать, что Бай понял, в какую часть попал служить почти сразу же, буквально на третий день, когда группа старлея Сомина уже в обновлённом составе вышла на очередной «свободный поиск»...

У них было задание пройти вдоль гор Сургар, вернее вдоль той дороги, которая вела к городу Махмудраки вдоль течения рек Тагаб и Наджраб по дну ущелий. В штаб 40-й Армии поступила информация, что именно на этом маршруте, в каком-то одном из кишлаков, находится «штаб» одного из довольно больших отрядов «духов». Разведчикам предстояло добыть информацию о его местонахождении и передать артиллеристам и лётчикам... Этот отряд моджахедов уже довольно ощутимо и, главное, нагло стал тревожить автомобильные караваны, которые шли из Кабула в Джелалабад и обратно...



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное