Андрей Негривода.

Разведывательно-диверсионная группа. «Бандера»

(страница 4 из 22)

скачать книгу бесплатно

Бандера несколько раз пытался сосчитать количество пещер, но так и не смог этого сделать, каждый раз сбиваясь со счета после «сотни». Он бы это сделал, конечно же, да только всему виной был снегопад, который то скрывал от Сашки кишлак, то открывал заново. В конце концов младший сержант бросил это занятие, справедливо решив, что, сколько их там, в этом дырявом «швейцарском сыре», после «сотни», уже неважно – на девятерых чужаков в этих местах может хватить и половины местных… Так что… Какая разница, сколько «духов» будет за тобой гнаться, сто или двести? А гнаться будут обязательно!..

…22 января, 12.00

…На наблюдательном пункте остался один из разведчиков, а все остальные грудились вокруг Лиса на «большой военный совет».

– Ну что, мужики? Мы уже сутки смотрим за этой, бля, деревней. Теперь давайте думать, как и когда нам выдергивать отсюда «говорливую морковку», да так, чтобы об этом подольше не узнали…

– Только ночью! – категорично заявил Бандера.

– Ночью, Саня, опасно… – вяло возразил Лис. – Здесь и днем-то теперь ходить надо не торопясь! Снегопад завалил все, на хрен! Ни одной расщелинки между камнями не видать! Попадет нога у кого-нибудь, и все, кабздец! С «трехсотым» на руках да с «языком» нас догонят через пару часов!..

– Только ночью! – повторил уверенно Бандера. – Днем они постоянно снуют туда-сюда, что-то делают, караулы меняют… А вечером, даже ближе к ночи, на посты выставляются молоденькие «душарики»! У них, судя по всему, тоже «дедовщина» имеется… И торчат эти пацаны на постах до самого утра! Часов по восемь! Обкурятся анашой в сисю и ни хрена не соображают!..

– Откуда знаешь?

– А я попробовал… – Сашка опустил глаза и стыдливо проговорил: – Камешек небольшой кинул… Так, совсем маленький… Так они на звук даже не дернулись! Совсем обдолбленные! В общем, не ждет нас здесь никто!..

– За камешек будешь наказан! – проговорил сурово Лис.

– Есть!.. – ответил Сашка и продолжил: – Так вот!.. Если прихватить «морковку» около полуночи, то у нас будет часов шесть-семь форы!

– Только есть одно небольшое «но», товарищ «замок»!.. На кой хрен нам нужен молодой «душарик», как ты говоришь, который наверняка ни фуя не знает? Толку-то от такого «языка»?

– От такого толку мало… – проговорил один из разведчиков, подтвердив слова Лиса. – Зря тащить будем…

– А и не надо! – ответил Бандера, и все поняли, что у младшего сержанта созрел какой-то план. – Я тут парочку «домиков» присмотрел… «Богатых», с дувалами… В них наверняка кто-то из местных шишек живет! А в один домик до 8.30 вообще никто не заходил, пока его хозяин сам не вышел… В чалме, в расшитом халате, весь такой гордый, надутый, как индюк!..

– А вот это уже интересно! Ну-ка, ну-ка?..

– Постоял около калитки несколько минут, пока к нему на полусогнутых не подбежало несколько «бородатых», а потом они всем кагалом поперлись в мечеть… Он впереди, они за ними… Вот его бы, этого индюка, прихватить бы! Этот крендель наверняка один из местных «генералов»!..

– Похоже… Судя по тому, что ты рассказал, очень похоже… – проговорил задумчиво Витушкин. – Только его и охранять должны соответственно…

– Днем – да! Для солидности, видать!..

А ночью около его дувала вообще никого нет! Короче, Лис!.. Нас здесь совсем не ждут, а потому и не опасаются!

– Ну-ка… Покажи-ка мне эту хатку!..

Но осмотр дома местного бая был отложен еще на пятнадцать минут – на связь с группой неожиданно вышел сам комбриг Чижик…

Лис надел наушники и только слушал, говоря периодически «Есть!», «Понятно!» и «Так точно!»… А потом отложил наушники в сторону и посмотрел на разведчиков, ожидавших результата разговора, затаив дыхания.

– Значит, так, бойцы… Два часа назад на трассе, на перевале Тера, была расстреляна колонна «наливников», которая шла из Кабула в Гардез с топливом… Одиннадцать «двухсотых» пацанов и два десятка «трехсотых»… Пять «наливников» сгорели…

– Суки!!! – прошипел кто-то из разведчиков.

– …Отряд «духов», численностью до полусотни рыл, ушел на северо-восток вдоль хребта Сафедкох… «Вертушки», которые были отправлены за ними, «духов» причесали немного, но там идет снегопад… Короче, «бородатые» исчезли…

– Они идут в нашу сторону, Лис!

– Вот именно! В нашу!.. Тащиться им от перевала сюда по снегу, в горах, километров тридцать или чуть-чуть больше… Но они местные и все тропы знают…

– Значит, если эти падлы не пойдут в какое другое место, то в Ахундхейле они могут появиться часам к 8 вечера…

– Или около того… – подтвердил Лис. – Комбриг приказал взять «языка» просто кровь из носу! И мне кажется, что у нас должно получиться!.. Они же сегодня «победители»…

– Значит, будут праздновать!.. – продолжил его мысль Сашка, догадавшись.

– Обязательно будут, Бандера! Обязательно!.. А так как Коран запрещает правоверному мусульманину «пить вино», то здесь будет повальная раскурка опия и анаши! До полного изумления… Видел я уже такое… Они потом до самого утреннего намаза не могут глаза прочухать… Короче, мужики! Сейчас смотрим этот Сашкин «богатый дом» и ждем отряд «бородатых»… Остальное решим по ходу пьесы…

…22 января, 22.50. «Пьеса»…

…Отряд «духов» пришел в Ахундхейль только в 21.20… Видимо, даже для них, местных аборигенов, сегодняшний снегопад принес немало хлопот по дороге. Хотя… Преодолеть тридцать километров в заснеженных, завьюженных горах Гиндукуша, при температуре ниже двадцати градусов мороза за 12 часов!.. Группе Лиса на полсотни кэмэшников понадобилось четверо суток… И они считались лучшими, наиболее подготовленными разведчиками-спецназовцами во всей бригаде! А кто же тогда такие были эти «духи», вот в чем вопрос?.. Но дело не в этом!.. Дело было в том, что боевики смертельно устали, и это было видно с гребня, где уже около полутора суток торчали разведчики, даже невооруженным глазом… Их встречали большими кострами, многочисленными автоматными очередями в ночное небо, а «духи» еле-еле волочили ноги… Нашим разведчикам, наблюдавшим весь этот «курултай» с высоты, казалось, что кое-кто попросту не дойдет всего нескольких шагов до кишлака и свалится в полном изнеможении… Да и какой-то уж особенной радости на их лицах что-то не наблюдалось…

– Приперлись, голубцы… – прошептал Лис, хотя говорить теперь, при всей той вакханалии, что происходила в долинке, можно было во весь голос и, наверное, даже орать – все равно никто не услышал бы во всеобщем гвалте. – Помочалили их наши, по всему видать… Ай, молодцы!..

– А че это? – спросил один из разведчиков.

– А то, юноша, что они прямо сейчас, вот прямо так, с ходу, начнут «отдыхать»! А через часок, смотришь, так «отдохнут и расслабятся», что их можно будет просто ногами пинать, а они тех поджопников даже не почувствуют!

– А молиться они разве не будут?

– Эх, бля!.. Учу я вас учу… Да только всему, видать, не научишь… А поэтому, как вернемся, все засядете Коран изучать!.. В котором четко сказано, что молиться на закате солнца и после его захода строго воспрещается… Это могут делать только шахиды-смертники, которые собираются умереть сразу же после молитвы! Ясно?

– Угу…

– Не понял?

– Так точно, товарищ старший прапорщик!

– Вот теперь понял… – Лис потеребил свою густую с проседью бороду и произнес задумчиво. – Бандера…

– Я!

– Ты лучше всех рассмотрел дом этого местного «господина»… Сегодня работаешь в моей «тройке»…

– Есть!

Сашка, лежа на спине, даже попытался отдать честь «под козырек» и лечь по стойке смирно. Целых три месяца он ждал этого момента! Момента, когда Лис возьмет его не просто постоять на шухере, а на настоящее дело – брать «языка». Ух, как загорелись его глаза в тот момент!

– Че ты радуешься, долбоюноша? – ухмыльнулся этому порыву Витушкин. – Обрадовался!.. Я тя шо, на блядки в бабскую баню пригласил?..

– Почти!!!

– Вот же дурачок… Смотри, «младшой», как бы тебя самого там внизу не трахнули по самые гланды!..

– Не получится! На любой хитрый фуй есть жопа с закоулками! Не беспокойся, Лис, все будет как надо!..

– Ладно… Там посмотрим…

…Их ожидание продлилось полтора часа…

Все пошло именно так, как и предсказал мудрый Лис, старший прапорщик Витушкин… Как только весь отряд втянулся в кишлак, его бойцы тут же разбрелись по родственникам-друзьям-знакомым и в домах-пещерах зажглись огни… Гостеприимство на Востоке таково, что путника, а особенно если он еще и «воин Аллаха», привечают со всеми возможными почестями. Накрывают большой, богатый дастархан[14]14
  Дословного перевода этому выражению нет, но есть похожее в русском языке выражение, когда говорят «Накрыл человек большую поляну! От души, видать!»… Надеюсь, понятно… (От автора.)


[Закрыть]
, режут барана, готовят плов, шурпу, ну и так далее… А заканчивается весь этот «кильдым» горячим и очень сладким чаем под чилим[15]15
  Для понимания прочеса придется провести маленький «ликбез»… Так вот! Тот «аппарат», с колбой для воды, с длинной трубкой и прочими прибамбасами, который европейцы называют кальян, на самом деле называется НАРГИЛА… И они, кстати говоря, смеются над нами, тупыми гяурами, как делали бы и вы, если бы они обратились к вам с просьбой продать табак, показывая на трубку! «Чурка», был бы ваш вердикт!.. Так вот! Когда на Востоке спрашивают гостя, что он будет курить: кальян или чилим, имеется в виду не сама наргила, конечно же, а ее содержание! Кальян – это табак. Ароматизированный, какой угодно! Яблочный, грушевый, вишневый, дынный, виноградный и так далее! Именно то, что покупают европейцы-туристы в этих Египтах, Йеменах и других местах… Но!!! Когда гость говорит, что хочет курить ЧИЛИМ – это означает то, что он пожелал покурить опий… (От автора.)


[Закрыть]
, и теплой женщиной-усладой на всю ночь – это у тех, кто побогаче, у баев… А у тех, кто победнее, дастархан тоже имеет место, только он победнее, и заканчивается он без женщины и со здоровенным косяком «афганки» во рту…

Как говорят сами афганцы: «Аллах позаботился о детях своих в этих горах и подарил им возможность хоть на время улетать в его райские сады, чтобы правоверный мусульманин мог увидеть, что ждет его после смерти на этой грешной земле!»…

«Афганка»… Она растет здесь повсеместно!.. Вернее, не так… Она-то, зараза, растет здесь действительно повсеместно! И в степных районах достигает порой такой высоты, что не то что человека, а даже башни БМД не видно – по три метра и выше!.. Но именно «афганкой» как раз называют только ту, которая растет на высоте, между 2000 и 3000 тысячами метров «над уровнем»! Самая крепкая в мире дикорастущая конопля, мать ее!..

И никогда не было ни одного плененного «духа», чтобы в его одеждах не нашелся хотя бы самый захудалый пучок этой «соломы»! Нарики!!! Все поголовно!!! Конченые нарики!!! Обкурятся этим говном, и вперед на танки… Пить-то нельзя, по Корану, а «обдолбиться» можно – это не запрещено…

И «косяки» они себе лупят такие, что смотреть страшно – чуть ли не в три пальца толщиной! А че там, в самом-то деле?! Это опийный мак штука дорогая, и ее нужно специально высаживать, растить, ухаживать, собирать, перерабатывать… А за «афганкой» отошел пару метров от кишлака, и все! Ты уже в порядке… А главное, что на шару! «Аллах позаботился»!..

В общем…

Вояки Ахундхейля на радостях «задулись» двумя, а кто и тремя косяками «афганки», и… Выпали в глубокий, беспробудный осадок… «Дети гор… Дикий народ – дикие нравы!..» – как сказал в свое время Великий Комбинатор Ося Бендер…

… – Все, мальчишки… – проговорил Лис, который с самого начала отслеживал всю эту вакханалию с очень живым интересом. – Клиенты созрели… Вацук!

– Я! – отозвался один из «бывалых» членов группы, сержант.

– Вака. Ты остаешься на «отходе группы» с двумя пулеметами. Второй возьмешь у Бандеры, а ему отдашь свой «АКМ».

– Есть!

– Гущин!

– Я! – отозвался еще один «аксакал», ефрейтор, вместо которого сегодня в тройке Лиса работал Сашка.

– Гриня. Ты со своей «тройкой» держишь нашу спину непосредственно в кишлаке.

– Есть!

– Бандера, Гусь – со мной!

– Есть! – ответил Сашка.

– Есть! – ответил самый «старый» член группы, отбегавший по этим горам вместе с Лисом уже почти полтора года и награжденный двумя медалями «За отвагу» старшина Гусейнов, который через пару месяцев, весной, уже готовился уходить на дембель в свой родной Баку.

Маленький, жилистый, он был похож на ртуть! Все в руках Гуся «горело» и постоянно перемещалось, будь то автомат, нож или даже кружка из солдатской столовой! Неугомонный, неуловимый и непобедимый… До того момента, пока в группе не появился Бандера…

– Значит, так, бойцы… Пятнадцать минут на спуск к кишлаку, столько же на возвращение, и десять минут на поиски «языка»! Здесь место сбора всей группы! Контрольное время сбора – 23.30… Если что-то пойдет не так – Вака, Гриня, это касается вас и ваших людей, – ждать еще полчаса… В 0.00 группа должна начать отход в сторону Гардеза!

– Лис!..

– Это приказ!.. Все! Сверим часы – 22.50!

– Есть!

– Есть!

– Отлично… Ну… Тогда, с богом, разведчики… Начинаем движение!..

 
…«Тишина, и в жопе ветка —
впереди ползет разведка!»…
 

Ну и пусть себе смеются! Настоящие разведчики-то понимают, что так могут говорить только те, кто не только никогда в своей жизни не ходил в свободный поиск, но даже и близко не имеет себе представления, что это вообще такое!..

Возможности спуска к Ахундхейлю были разведаны еще сутки назад, а потому и сам спуск группы не занял больше той четверти часа, которую выделил на это дело Лис. А дальше… Дальше начиналось именно оно, таинство, действо, искусство разведки…

…Перво-наперво двум «тройкам» надо было проскочить мимо большого стационарного поста на окраине кишлака.

Он был сложен из базальтовых булыжников и похож на большой колодец, метра три в диаметре. Человек, если он стоял во весь рост внутри этого «колодца», мог бы быть прикрыт камнями по самые плечи. Но стоять так при нападении на кишлак не было никакой нужды, потому что в стенках «колодца» имелись продолговатые горизонтальные бойницы – отстреливаться от супостатов можно было и не высовываясь. Да и вообще следить за подступами… В общем – дот! Долговременная огневая точка!..

Да вот только сегодня этого никто не делал! А на кой хрен?! Кто рискнет здесь, в горах, вдали от дорог и вообще цивилизации, напасть на кишлак, в котором собралось сегодня в одну кучу около двух сотен боевиков-моджахедов?! Он что, сумасшедший? Да не родился еще такой смельчак! А потому и незачем напрягать зрение и напрягаться самому! Что за глупости такие?!.

Внутри поста, в маленьком, не больше метра в диаметре, втором каменном «колодце», тлели, мерцали малиновым светом догоравшие угли. Тысячелетний опыт… Такой костер, если его протопить хорошенько, накалял камни, и они держали тепло больше восьми часов!..

Вокруг костра сидели и лежали в странных позах четверо юных «душариков» с «АКМами» в обнимку, а из самого поста, через небольшую «калитку», наружу разил ядреный, сладковато-терпкий запах «афганки»…

Гусь, который первым подобрался к «колодцу», на долю секунды заглянул внутрь, но этого времени ему хватило, чтобы сразу же оценить обстановку внутри. Он обернулся к Лису, который был в трех метрах позади, постучал указательным пальцем по своему виску, потом ткнул пальцем в небо и беззвучно, одними губами, произнес:

– Жопа!..

Витушкин только показал в ответ большой палец, мол, понятно… А дальше пошла беглая «распальцовка».

«Тройка» Грини теперь оставалась в районе «колодца» прикрывать отсюда работу в кишлаке основной «тройки захвата». Причем Лис, ко всему прочему, приказал после окончания операции и отхода всей группы поставить на «калитке» этого поста «растяжечку» из «Ф-1». Так, на всякий случай… Да и вообще… Почему бы не уменьшить численность «духов» на десяток рыл, если есть такая возможность?..

Сам же Витушкин, вместе с Гусем и Бандерой, стал крадучись пробираться к дувалу «богатого дома»… И большим счастьем, большим везением было для них не только сейчас, а вообще всегда то, что афганцы так и не научились пользоваться собаками. Ну, не любили они их! Хотя, странное дело, но их соседи, таджики, в Горном Бадахшане, такие же мусульмане, кстати сказать, больших лохматых собак использовали в своем хозяйстве на полную катушку! Огромные свирепые туркменские алабаи, размером со среднего медведя, не боялись ни холода, ни жары и с упоением охраняли от волков отары овец, а от незваных чужаков – дома своих хозяев! Да и на Кавказе эту же службу несли общеизвестные монстры – кавказские овчарки… А вот у афганских племен эти людские помощники почему-то никогда не были в чести. Не прижились…

– Входим… – только и сказал Лис шепотом, когда они через три минуты уже стояли по обе стороны калитки. – Три минуты – и отход к «колодцу»! Начали!

Дом-пещера местного «господина» был довольно странным, если это выражение вообще здесь применимо!.. Все было облагорожено и «благоустроено» по максимуму, который только можно придумать здесь, высоко в горах… В этом доме было несколько природных залов и галерей, соединенных между собой довольно узкими проходами. И здесь было по-настоящему тепло! В каждой из «комнат» был выложен из камней «колодец»-печка, а в самом первом от входа зале целых три, в виде большого треугольника. «Комнат» было восемь, ну, по крайней мере, это были те комнаты, которые успели проверить разведчики, и в каждой в «камине» тлели неверным малиновым мерцанием угли… Потому-то и освещения никакого было не нужно – света от углей было вполне достаточно…

Везде в этом «доме», на полу, на стенах, на довольно искусно сработанных низеньких кушетках, лежали богатые шерстяные ковры. Стояли низенькие столики, на которых угадывались остатки богатого дастархана, и… Запах! Густой, как сметана, насыщенный запах пота, шерсти и гашиша…

«…Твою мать! Да тут больше трех минут и находиться-то нельзя! – подумал тогда Сашка. – Тут от одного этого духа можно обалдеть напрочь!..»

Он посмотрел на Лиса, который тоже не собирался здесь задерживаться и уже распределил между ними направления поиска. Из «гостиной» с тремя печками в глубь скалы вели четыре коридора. Сашке достался правый, Гусю – левый, а сам Лис собирался проверить два центральных. Он махнул рукой и исчез в одном из проходов.

«…Ладно! Пойдем посмотрим, шо там есть!..»

Бандера, ступая мягко, словно кот, прошел метров пять, когда уткнулся в «перекресток». Он осмотрелся по сторонам и увидел слева, метрах в шести-семи, на стене коридора мерцающие малиновые сполохи. Точно такие же были и справа, только немного поближе, метрах в трех. И слева, и справа были «комнаты», в которых тлели угли… И он, не задумываясь ни на секунду, пошел к дальним сполохам…

То, что он увидел в этой дальней «комнате», врезалось в его память на всю оставшуюся жизнь!..

Она была довольно богато, даже роскошно, убрана. Ковры, столики… А у дальней стены была огромная тахта на низеньких резных ножках и под шелковым балдахином… Угли здесь еще давали небольшие язычки огня, а потому и было все видно абсолютно отчетливо…

Здоровенный «дух», ну, может, всего чуть-чуть поменьше самого Бандеры, с совершенно лысой башкой, но окладистой седой бородой, лет пятидесяти, никак не меньше, был абсолютно гол… По его спине и бедрам струились большие капли пота, а он сам… Скорее всего он и сам-то, после доброй порции чилима, не соображал, что вокруг него происходит, и что он делает, потому что глаза его были полуприкрыты, а весь его вид говорил о том, что этот «душара» сейчас не здесь, а в «райских садах»… Да только…

Вторым «действующим лицом» здесь была девочка-афганка… Лет тринадцати, не больше!.. Совершенно голая, какая-то совсем уж миниатюрная, с разбросанными по подушкам смоляными волосами, она стояла в позе «оленихи, пьющей воду из ручья», и «исполняла долг» «афганского гостеприимства»… И было видно, что исполняет она его уже довольно долго, потому что ее отсутствующий взгляд не выражал уже ничего. То есть совсем ничего!.. Сашка даже испугался на секунду, а не мумия ли это, вообще…

По внутренним сторонам ее бледных бедер скупыми струйками стекала кровь, а девчушка только дергалась туда-обратно, влекомая движениями «старого козла»…

«…Мама дорогая! Да она ж тебе во внучки годится!..»

Движения «духа» были мощные, даже какие-то размашистые, но при этом очень неторопливые, что называется «с чувством, с толком, с расстановкой»… Он иногда даже «выскакивал» из девчонки наружу, а потом, весь окровавленный, «возвращался обратно»… И все это блядство происходило в абсолютной тишине!..

«…Что ж ты делаешь-то, скотина! – ужаснулся Бандера, оценив моджахеда „по достоинству“. – Ты ж ей все внутренности уже разорвал, тварь! Тебе бы только коров да кобыл таким „агрегатом“ пялить! Ты ж ее убьешь, сволочь! Ублюдок обкуренный!..»

И сердце Бандеры не выдержало, дрогнуло…

Он метнулся к «духу», схватил его голову двумя руками, за бороду и затылок, и резко, что было силы, крутанул в сторону.

– Хр-рум-с! – Мощно хрустнули сломанные шейные позвонки.

И здоровенный голый пятидесятилетний детина, весь окровавленный ниже пояса, не издав ни единого звука, повалился замертво на пол…

– Рахмат[16]16
  Спасибо…». Это слово звучит одинаково на всех тюркских наречиях. (От автора.)


[Закрыть]
… – еле слышно пролепетала обессиленная, полуживая девочка.

Бандера приложил указательный палец к своим губам, давая понять изнасилованной девчонке, чтобы она молчала, а сам метнул взгляд направо-налево… На шикарном, с золотыми кисточками, большом пуфике валялись вещи «духа», а на полу «АКМ» и… Серебряные, с золотыми инкрустациями, отделанные рубинами ножны, в которых покоился до поры большой ятаган…

«…Щас я!.. Подожди, соплюшка!.. Я щас!..»

Сашка схватил ятаган, потом богатый стеганый халат «духа» и полоснул по нему острым, как бритва, клинком дамасской стали… Потом подскочил к девочке, которая теперь лежала на боку, схватил ее за щиколотку и резко поднял ногу вверх, открывая ее «измочаленное», окровавленное лоно…

Она дернулась было, думая, что сейчас все повторится снова, но…

Сашка сунул ей между ног довольно большой пук хлопка, добытого из халата «духа», а потом вернул ее ногу в прежнее состояние…

И девочка поняла… И опять еле слышно прошептала:

– Рахмат[17]17
  «Спасибо…»


[Закрыть]
… – и заплакала беззвучно…

Бандера погладил ее по голове и еще раз приложил палец к своим губам…

«…Держись, дуреха!.. – подумал Сашка. – Извини, мне некогда!..»

Он посмотрел с огромным сожалением на это несчастное создание, сунул ножны с ятаганом себе за пояс, улыбнулся девчонке и исчез, как большое привидение, в темноте коридора…

«…Это была комната для „дорогого“ гостя… Значит, хозяин рядом!..»

Бандера оказался прав – «комната» хозяина была рядом. Та, вторая, направо от «перекрестка»…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное