Андрей Негривода.

Разведывательно-диверсионная группа. «Бандера»

(страница 3 из 22)

скачать книгу бесплатно

…21 января…

…Они уже четвертые сутки были в свободном поиске…

Что-то, было дело, распоясались вдруг после Нового года «духи» до такой степени, что стали совершенно нагло и безбоязненно устраивать засады на довольно оживленной трассе Гардез – Кабул. Ну, ладно бы еще в какой-нибудь отдаленной горной местности, типа Панджшерского ущелья, тогда было бы понятно, но именно эту трассу, особенно со стороны Кабула, окружали-то в основном степи!..

Гардез…

Гардез стал к этому времени для советских войск неким стратегическим центром, никак не меньшим по значимости, чем сам Кабул! И колонны с различнейшими грузами сновали по этой трассе, которая была в зоне ответственности гардезской десантно-штурмовой бригады, довольно интенсивно! И вот на тебе напасть!..

Начали, было дело, летать на «МИ-8» досмотровые группы, и… Потеряли уже две «вертушки», сбитые то ли «Стингерами», то ли китайскими подделками наших же «Игла-2»… За первые две недели после праздника потери бригады составили 11 «двухсотых» и 19 «трехсотых»!.. «Духи» выбили практически взвод в полном составе!..

Дальше так продолжаться не могло! Поэтому-то и получил Лис приказ непосредственно от самого комбрига, полковника Чижика: «…Виталий! Мне, кровь из носу, надо знать, что здесь происходит! Найди этих индейцев, бля, и приведи ко мне в кабинет хотя бы одного! Но только такого, чтобы он мог сказать хоть что-то внятное! Я должен знать, кто это здесь вышел на тропу войны! Приведи мне „языка“, Лис, а дальше мы с ними разберемся по полной программе!..»

…И группа по захвату «языков» старшего прапорщика Витушкина ушла в свой очередной свободный поиск…

Конечно, эта группа разведчиков была не единственная, слишком уж обнаглели «духи», в такой же поиск отправились и спецназовцы ГРУ из отряда, стоявшего в Бараки, но… Эти спецы несли ответственность за другую трассу, Кабул – Газни, да и не стали бы они срезу делиться своим пленником, а потащили бы к своим «контрикам» поначалу! А время уходило, колонны попадали в засады, и гибли люди… У Чижика просто не было этого времени! Поэтому-то он и запустил «на орбиту» свою лучшую разведгруппу…

А Лис… Лис не стал вести своих разведчиков вдоль трассы, справедливо полагая, что влети они в уже подготовленную засаду, то вдевятером от полусотни, а скорее всего намного большего числа, моджахедов отбиться им будет не просто. Да и не в этом была суть их свободного поиска! А взять хорошего «языка» можно только тогда, когда противник расслабился! И что? Да то, что в таком состоянии противника можно застать только на его базе, в его «родном доме», на отдыхе после «трудов ратных»!..

Вот и потащил Витушкин свою группу едва заметными тропами через горный хребет Сафедкох, к отдаленному кишлаку Ахундхейль, что расположился у подножия горы Оредалай, с высотой почти в 4000 метров…

Все было просто! Кишлак Ахундхейль был «родовым гнездом» племени Джадран. Очень воинственного и очень большого афганского племени, которое командование бригады подозревало в своих последних «неприятностях».

И небезосновательно! Именно это племя совершало постоянные «набеги» на Гардез, а город Хост, находящийся в ста километрах за перевалом, вот уже давно и плотно держало в осаде! Ну и, кроме того, абсолютно точно было известно, что именно это племя контролирует в провинциях Пактия и Хост все контрабандные караванные тропы, ведшие сюда из Пакистана…

Пещерный Ахундхейль был чем-то типа перевалочной базы. Здесь караванщики отдыхали, а потом уже выдвигались себе дальше на север, в Панджшер. Здесь же и происходили расчеты с главарями племени за «аренду горных троп». Ну и понятное дело, что здесь были отдыхавшие от своих «трудов праведных» отряды «духов», ну или готовившихся к нападению…

Идти разведчикам в этот пещерный город было очень опасно! Но!.. Скорее всего именно здесь, где «духи», накуренные опием под самую маковку, расслаблялись, именно здесь и был шанс прихватить знающего хоть что-то «языка», а возможно, даже и одного из главарей племени – это вообще было бы огромной удачей!..

И была в этом походе разведчиков еще одна опасность, ничуть не меньшая, чем попасть в «духовскую» засаду… Опасность эта называлась – СВОИ!.. Нет, не поймите неправильно – это не какая-нибудь там аббревиатура чего-то! Это именно свои, советские войска!

Дело в том, что группа Лиса всегда ходила в свои свободные поиски, переодевшись в национальные афганские одежды и вооружившись точно так же, как это делали отряды «духов»… Так же, как это делала всегда и группа «грушников» из Бараки, да и вообще практически все разведчики, уходившие в многодневные свободные поиски или на спецоперации… Точно так же поступил и Филин в 88-м, когда его группа пересекла практически весь Афган с севера на юг и обратно в поисках чайханщика Хайзуллы[11]11
  События, рассказанные автором в книге «Сделать невозможное».


[Закрыть]
… Такая уж была принята система маскировки…

Бандера успел за эти месяцы отрастить окладистую черно-смоляную бороду и теперь ничем не отличался от остальных разведчиков. А они, в свою очередь, практически не отличались от моджахедов. Для тех, кто не знает, правоверный мусульманин, объявивший священный джихад, то есть войну против неверных, по Корану, не имеет права брить лицо. Именно это было и есть основным признаком для контрразведчиков, да и не только для них. «Бородатый» – значит «дух»!..

А теперь представьте себе, что начальник какой-нибудь колонны или блокпоста, скажем, видит приближающуюся группу «бородатых», да еще и вооруженных до зубов! И что он сделает перво-наперво?!! В общем, понятно?..

Нет, в группе была, конечно же, и рация, и не одна, а две, но… Очень много боестолкновений, особенно в горах, случалось по принципу: «Случайно столкнулись нос к носу!» Какая, в жопу, рация, когда все происходит в считаные секунды?! Да и не особенно-то и верили «потертые» в Афгане офицеры незапланированным разговорам в радиоэфире, зная, что огромное количество афганцев учились в Союзе, и не только в гражданских вузах, а и в военных училищах! Да хоть, к примеру, тот же «господин губернатор» провинции Пактия, со столицей в городе Гардез, отучился и закончил в свое время Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище и говорил по-русски так чисто, что ему порой завидовали некоторые наши же офицеры, выходцы из Среднеазиатских или Кавказских республик[12]12
  Это абсолютно достоверный исторический факт! (От автора.)


[Закрыть]

А о передвижении своих разведгрупп ни один командир никогда и никому не сообщал, понятное дело, разве что за редчайшими исключениями!..

И что же тогда оставалось? А оставался мат! Великий и могучий, «трехэтажный», а иногда и поболе, русский мат!.. Странное дело, но афганцы никогда не могли запомнить из этого русского «фольклора» ничего сложнее, чем «Еп твою мать!» и «Пошел на фуй!»… Парадокс, но это было именно так! Вот этим «паролем» и обозначали себя переодетые разведгруппы, буде им доводилось случайно встретиться со своими же… Если успевали, конечно же…

В группе Лиса было два непревзойденных мастера загнуть такое, что заворачивались в трубочку не только уши, а и воротнички «афганок», а у некоторых, «нецелованных» солдатиков-первогодков, еще и портянки… Сам Витушкин – ну, это понятно – должность у него такая и образ жизни, и… Как бы это ни было странно, его «молодой» заместитель – Сашка Черный…

Где таким замысловатым, витиеватым руладам научился Бандера в свои неполные 19 лет, было непонятно, но порой даже сам Лис заслушивался, развесив уши. А потом говорил, усмехаясь:

– М-да-а… Я в армии уже двадцать лет! От кого и чего только не слышал! И уж думал, что в этом матеро-матюгальном деле меня никто ничем не удивит!.. Ошибался!.. Ты, «младшой», меня удивляешь при каждом с тобой общении! Ты где такого набрался-то, Бандера? Ты ж матом не ругаешься – ты ж на нем разговариваешь!

– Да само оно как-то!.. – смущался Сашка и при этом краснел.

– Вот уж уникум, так во всем!..[13]13
  В своем дальнейшем рассказе о Сашке автор, поймите меня правильно, будет вместо истинных «матерых» высказываний Бандеры использовать иносказательные формы либо многоточия. Чтобы у тебя, дорогой мой читатель, тоже не свернулся в трубочку воротник… Да и не совсем это эстетично… (От автора.)


[Закрыть]

И именно Лис раскрыл Бандере «самый главный пароль» при неожиданной встрече – «еханый бабай!»…

Этого словосочетания за всю ту девятилетнюю афганскую войну ни один афганский «дух» так и не понял и не смог правильно произнести!

Вообще-то «бабай», с тюркских наречий, в которые входят афганские и фарси, и дари, означает «черт»… Это пошло на Руси еще от времен татаро-монгольского ига, и маленьких непослушных детишек наши бабушки до сих пор пугают: «Ну-ка, закрывай глазки и засыпай поскорее, а то придет страшный бабай и заберет тебя к себе!»

Поэтому-то эту часть «пароля» «духи» понимали очень даже прекрасно! А вот насчет «еханого»… Кто это, что это вообще такое, до их мозгов так никогда и не дошло – «непереводимый русский фольклор»!..

А уж если говорили во множественном числе «еханые бабаи»!.. То тут уж без вариантов повстречавшиеся «бородатые» были своими…

В общем… Все это, наверное, лирика, но группа Лиса, уходя в поиск за знающим «языком», подвергалась тройному риску!

Третьим и, наверное, самым большим риском была природа. Вернее, горные хребты, занесенные снегом…

Кто-нибудь ходил в горы зимой? А кто-нибудь в горы Гиндукуша зимой?

Есть такие, конечно!.. «Братишки», отслужившие в ОКСВА!.. Вот они-то как раз и поймут, в какую жопу полезли эти девятеро башибузуков!..

В общем…

…Группа находилась в свободном поиске уже четвертые сутки…

Именно столько времени потребовалось этим опытнейшим разведчикам, чтобы пройти эти полсотни километров от Гардеза до кишлака Ахундхейль, а заодно и перемахнуть через заснеженный, завьюженный хребет Сафедкох по каким-то козьим тропам при температуре около минус двадцать… Тяжелейший был переход! Тяжелейший!!! Устали, вымотались все! Даже многоопытный Лис и двужильный Бандера!..

…21 января, 11.30

– Ну что, «замок»? Пришли?

Лис, с черными от усталости кругами под глазами, лежал на скальном выступе и наблюдал в бинокль за тем, что происходило внизу, метрах в трехстах, в крохотной горной долинке.

– Пришли, бля… – прогудел вполголоса сержант. – Все ноги до самой жопы стер, пока сюда залезли!.. А яйца от мороза так сжались, шо почесать захочешь, так хрен найдешь!.. Они, кажись, вообще мне в брюхо залезли! А от моей «флейты» вообще только кожаный футляр остался! Даже поссать нечем!..

– Не понял?.. Почему «флейты»-то? – Лис от удивления даже отвлекся на несколько секунд от наблюдения за пещерным городом и уставился на Сашку.

– Ну, так… «Духовой музыкальный инструмент»…

– И что?.. Есть любительницы на нем поиграть?

– Ну-у… Как сказать… – Бандера, несмотря на мороз, залился пунцовым румянцем. – Случается…

– Ага-а! Вот теперь я понимаю, почему ты, такой здоровенный бугаина, после каждого выхода бежишь что-нибудь лечить в медсанбат!.. Я теперь даже догадываюсь, сержант, что ты там лечишь!..

– Так, а шо я, виноват, Лис, шо у меня природа такая?!. А медицина помогает!.. Мне даже диагноз поставили!..

– Ага-ага! И интересно, какой же?

– Спермотоксикоз… Говорят, шо если не лечить, то может привести к очень тяжелым последствиям…

– А если лечить, то «последствия» эти потом нужно будет в детский садик определять, школьные домашние задания проверять, а потом и свадьбу для них организовывать… – Витушкин улыбнулся чему-то своему. – И что? Много у тебя таких сердобольных медичек, что беспокоятся о твоем, лось ты педальный, здоровье?

– Не-е, мне много не надо! Я – однолюб…

– Своему командиру-то хоть скажешь по секрету, или мне придется по возвращении провести в медсанбате «разведмероприятие»?..

– Так это… Кхм-м… – Бандера стыдливо опустил глаза. – Лейтенант Задорожная…

Это известие выбило Лиса из колеи на добрых пять минут!

– Ну, ты ж и скотина, сержант! Ну и гад! Она ж сопля еще совсем малолетняя!

– Ниче се малолетняя! Мне 19 только через месяц будет, а ей уже 23 давно! Институт закончила! Хирург!.. – возмутился Сашка.

– Ну да… Институт… Лейтенант… Хирург… – Лис, как оно и подобает настоящим лисам, хитро тер нос своим большим пальцем и так же хитро смотрел на своего зама. – Она же только в октябре по «замене» приехала… Когда ж ты успел-то, гадина?

– Когда-когда?.. Тогда!.. Когда ты мне по голове шарахнул!

– Это когда ты Стеба, Захара и Пьяного в нашем спортзале отоварил?

– Ну! А я шо говорю?! Ты ж меня сам к врачам отправил провериться!

– А ты и не растерялся!..

– Растерялся я… Когда такую увидел… Это она не растерялась…

– Ну, давай, колись до самой жопы теперь, раз начал! Сказал «А», говори «Я»!..

– А шо там говорить… Пришел я тогда, а она дежурный хирург… А ее как увидел… Все колом встало!.. Даже шариковая ручка в кармане… А она это дело, наверное, и засекла… Приказала раздеться и лечь на кушетку… Я ей говорю, шо у меня может быть только сотрясение, а она командным голосом… Так и шо мне оставалось делать, товарищ старший прапорщик? Нарушить приказ офицера?!

– Ну да… За такое нарушение дисбат полагается, а ты тогда от него только-только как несколько минут назад отбился!.. Нехорошо получилось бы… – Нет! Лис определенно был лисьей породы. – Ну, ты и не стал, конечно, искушать судьбу второй раз за день, и приказ офицера выполнил, конечно…

– Угу…

– И во всем происшедшем позже ты абсолютно не виноват, конечно же!..

– Так она сама!.. Прямо там, на кушетке… Как коня оседлала!..

– Скорее, как племенного жеребца!.. А все офицеры гарнизона себе уже все мозги сломали, как к ней «клинышек» подбить… И так, и эдак к нашей «хирургине» подходят!.. По любому поводу обращаются, а она – стена железобетонная!.. А тут, оказывается, вот какие кренделя!.. – И Лис посмотрел на Бандеру с нескрываемым уважением. – М-да-а!.. Я всегда говорил, что ты, сержант, уникум!.. Такую деваху на ура отхватил!.. Самый «сладкий пирожок» во всем гарнизоне, мать твою за ногу!

– Так, а я шо?..

…Лейтенант медицинской службы Оксана Задорожная и в самом деле была «самым сладким пирожком» во всем гарнизоне Гардеза!..

Невысокая, что-то около 170, но очень статная, очень пропорционально сложенная, с неповторимой грацией пантеры… В зеленом омуте ее огромных, миндалевидных, невинных глаз тонул любой, кто хоть единожды их видел!.. Ее лицо… Да нет! Это было совершенно невинное детское личико!.. С очень правильными греческими чертами… И коса! Это было вообще что-то!!! Это стало известно уже потом, уже от Бандеры, что Оксана никогда в жизни не стригла волосы! Вот и выросла за 23 года косичка… Темно-русая, в мужскую руку толщиной, эта коса спускалась… В общем… Если бы лейтенант Оксана Задорожная решилась бы когда-нибудь пройтись по гарнизону совершенно голой, распустив свои шикарные волосы, то… Никто никакого стриптиза так и не увидел бы – ЭТО показалось бы всем платьем-комбинезоном с капюшоном, подол которого был бы немного подлиннее обычной стандартной мини-юбки!..

Она отучилась в Львовском «медине» на хирурга-травматолога, получила летом 83-го диплом и написала в областном военкомате заявление, что хочет служить военным хирургом, и не где-нибудь, а именно в Афганистане! Так уж у нее сложилось, что выросла Оксана в семье офицера-артиллериста… Ее отец, довольно молодой еще, сорокатрехлетний подполковник, откомандовав дивизионом гаубиц «Д-30» в не самом спокойном гарнизоне Герата почти два года, вернулся домой орденоносным пенсионером-инвалидом… Вот тогда-то Оксана и услышала от своего отца, что если бы не армейские хирурги, совершившие чудо, то они с матерью уже ходили бы с букетиками на его могилку… И посетовал под «пьяную слезу», что, мол, к сожалению, таких кудесников в Афгане не очень-то и много, а жить-то всем хочется…

А когда узнал, что его единственная дочь, получившая диплом с отличием, написала заявление в облвоенкомате, то… Только расцеловал от всего своего отцовского сердца и благословил на добрые дела…

Вот так прибыла в гарнизонный медсанбат Гардеза лейтенант Задорожная в начале октября 83-го… И вызвала своим прибытием немалый переполох среди его мужепоголовья… Было один раз даже, что ее начальник, пожилой и многоопытный подполковник, вызывал караульный наряд, чтобы успокоить одного молоденького, основательно подвыпившего лейтенантика, требовавшего пропустить его в общежитие, потому что «он принес Оксане букет цветов»…

– Ну, и? – Задал законный вопрос Лис. – Дальше что будет?

– Дальше?.. – И Бандера застеснялся еще больше. – Я это…

– Что «это»?

– Попросить хотел…

– Ой! Чует мое сердце, что я начинаю догадываться о чем!..

– Я хотел, товарищ старший прапорщик… Мы хотели!.. В общем…

– Не мямли, разведчик!

– Расписаться мы хотели… Пожениться!..

– Я так и думал!.. Что, «последствия» начали сказываться?..

– Ксанка несколько дней назад в Кабул летала… Провериться…

– И какой же срок уже?

Лис смотрел теперь на своего зама с какой-то отеческой теплотой. Да он и на самом деле в отцы-то Сашке по возрасту годился – 38 и 19… Ровно вдвое!..

– В госпитале сказали, что уже три месяца…

– Так вы что, получается, с самого первого захода?!! Ну, вы даете!!! – Искреннему удивлению Лиса не было предела.

– Ее через две недели в Союз отправляют… «По состоянию здоровья»… Вот мы и хотели успеть до этого времени пожениться…

Лис лежал на промерзлом базальте и долго и внимательно смотрел на Бандеру. И только через долгих пять минут проговорил:

– Эх!.. Мальчики-девочки… Что ж вы делаете-то?.. Ты хоть понимаешь, богатырь ты наш, что служить тебе здесь еще больше года?.. Ты хоть понимаешь, что служишь в разведгруппе специального назначения?.. Ты хоть понимаешь, что… Что можешь оставить свою Оксанку «соломенной вдовой»?!! Куда ж вы торопитесь-то, детишки?!! Сами дети еще, а туда же – детей рожать!.. А, не приведи господь, загнешься прям на этом «выходе»?!! Что тогда будет?!! Что мне потом с вами со всеми делать?!! Что с твоей «хирургиней» будет и твоим ребенком, ты подумал или нет?!! Что ж ты, скотина, мне до выхода-то обо всем не рассказал, а?!! Что ж ты башку-то свою дурную под пули подставляешь, гадина?!!

– Я не загнусь!!!

И такой неумолимой природной силой и уверенностью повеяло от этой короткой фразы, что Лис в ту же секунду и поверил… И это была не «надежда на лучший исход», отнюдь… Витушкин, отдавший большую часть своей жизни спецназу, жил не только видимым четким расчетом, но еще и интуицией, и еще каким-то «триста восемьдесят пятым» чувством… Его, это чувство, во всех спецназах называют «Чувство „Ж“. То бишь, для не особо понятливых, это называется – «ЖОПОЙ ЧУЮ!»… И это не дурь и не глупость! Просто… Интуиция и ощущения – это подсознательное продолжение твоего опыта! И далеко не всегда это чувство согласовывалось с разумом!.. И несть примеров тому, когда «разум говорит» одно решение проблемы, а РАЗВЕДЧИК-ДИВЕРСАНТ поступает иначе, согласуясь только со своим «Чувством „Ж“, нарушая порой все приказы и вводные, и… Выходит победителем!.. А, как это давно известно – „Победителей не судят!“…

– А знаешь, засранец… Ты и правда не загнешься!.. Я это чую… – Лис опять потер свой нос большим пальцем и вернулся к наблюдению за кишлаком. – Ладно… Все! Закончили эти розовые сопли! Дело надо делать!..

Они молча пролежали на промерзших камнях не менее получаса, когда Лис в конце концов вынес свой вердикт:

– Значит, делаем так, Бандера… Смотрим за этим местечком сутки… Выясняем систему караулов, время их смены и количественный состав… А главное – поведение на «точке»! Это самое главное!.. Организуй мне здесь беспрерывное наблюдение! Назначь смены… В конце каждой смены я хочу иметь доклад от наблюдателя!.. Меня включаешь в смену наравне со всеми!.. А завтра будем думать о «языке»… Вопросы, «замок»?

– Никак нет!

– Тогда я сам назначаю тебя в первую смену… Смену тебе тоже отправлю сам, а дальше… Дальше твое дело… Смена – 2 часа! И не больше! Чтобы глаз не замылился… Все! Смотри в оба, младший сержант!!! Давай, сексуальный террорист, наблюдай за противником…

И Лис, оставив Бандеру на гребне в одиночестве, уполз к группе…

Сашка напрягал зрение, чтобы хоть что-то увидеть. Нет, до кишлака на самом деле было метров триста-четыреста, но даже в бинокль разглядеть что-либо было довольно сложно – снегопад… Большие лохматые снежинки падали с неба чуть ли не сплошной стеной! И слава богу, что сегодня еще не было ветра, иначе пришлось бы совсем туго…

Ахундхейль…

Бандера смотрел вниз с противоположного гребня и постепенно понимал, почему именно это место было выбрано племенем Джадран для своего «родового гнезда», хотя до Джадранского хребта, разделявшего Гардез и Хост, где жила основная масса этого воинственного племени, отсюда было километров семьдесят, если не больше… В афганских горах, то бишь в Гиндукуше, практически все ущелья постоянно продуваются резким, пронизывающим ветром: летом – как из духовки, зимой – как из морозильника. Бывали даже такие случаи, что вот такой неожиданный порыв ветра бросал вертолет на скалы!.. И ничего поделать с этим невозможно – такова природа… Но встречались иногда и такие ущелья, в которых ветер не гулял вообще! То есть совсем! И горный воздух здесь можно было «есть ложкой»!.. Очень редко, но такие совершенно необъяснимые места можно было все же повстречать…

Пещерный Ахундхейль расположился именно в такой «тихой гавани»…

Эх! Если бы не война! Это место на самом деле было очень живописным, даже красивым! И было видно, что обустраивалось оно заботливыми руками не одно десятилетие, а может, даже и не одно столетие…

Пещеры находились на «разных этажах» противоположной скальной стенки, но стенка эта не была отвесной, а имела угол наклона. И местные каменотесы этим не преминули воспользоваться, вырубив в базальте ступени к каждой из пещер! Потом кое-как около каждой «дырки», или почти каждой, была сделана небольшая пристроечка, а на самых нижних этажах, уже в самой долинке, были даже сооружены каменные дувалы, как это и положено на Востоке!..



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное