Андрей Негривода.

Разведывательно-диверсионная группа. «Бандера»

(страница 2 из 22)

скачать книгу бесплатно

…А еще через пятнадцать минут подполковник, командир десантно-штурмового батальона, резко зауважал этого, такого своенравного и гордого, младшего сержанта…

…Спортзалом в батальоне называлась большая квадратная армейская брезентовая палатка УСБ, имевшая форму шатра с основным шестом посредине и рассчитанная на проживание 34—36 человек, то есть взвода. Здесь, стараниями «зампотылу», были собраны несколько старых потертых матов и по углам были разложены парочка штанг, гантели и двухпудовые гири… Именно здесь, в этой палатке, под руководством одного, довольно странного на вид старшего прапорщика, скрытые выцветшим брезентом от посторонних глаз, отрабатывали, оттачивали свое искусство «рукопашки» разведчики и офицеры батальона…

Здесь даже «дуэли» проходили!!!

Ну…

Знаете, как это иногда бывает… Имеют, к примеру, виды два офицера на одну, ну, скажем, медсестру или связистку… А та никак не может разобраться в своих чувствах, потому что оба хороши и мужественностью друг другу не уступают… И со временем вся эта бодяга, а чего скрывать – дело-то человеческое, порой доходит до очень большого накала человеческих страстей… Бывали случаи в Афгане, что такие страсти заканчивались даже смертями… Именно поэтому командир батальона, подполковник Наливайко, а на «работе» позывной Пьяный, и заявил на общем построении в один из дней, что дает добро на «офицерско-прапорщицкие» «дуэли», но на определенных условиях – без какого-либо оружия и босиком… А если после «дуэли» проигравший не угомонится, то он будет с чистой совестью сдан командиром в Особый отдел бригады…

В Гардезе стояло довольно много разномастных воинских частей, но страсти, по всему видать, от рода войск не зависят… Поэтому эта палатка стала со временем гарнизонным, «официальным и последним» местом разрешения междумужеских отношений… Сюда приезжали «дуэлянты» и из пехоты, и танкисты, и автомобилисты, и даже медики из местного госпиталя… Короче!.. Эта палатка уже давно стала местом разрешения тех многих споров, к согласию в которых невозможно было прийти путем «мирных переговоров»…

Один раз даже было и такое, что сюда заглянула весьма странная пара «дуэлянтов» – полковник, при очень большой должности в ОКСВА, и молоденький «взводный» лейтенантик!.. Эти двое не могли «поделить» одну весьма симпатичную девчонку!.. Дочку этого самого полковника… Он-то ей уже присмотрел в мужья «перспективного» майора, а она, «дура», за этого «сопливого» лейтенанта собралась… В конце концов полковник, замкомандира дивизии, со здоровенным «фонарем» под глазом, дал свое отеческое «добро» на свадьбу этих двух «недальновидных отпрысков»…

Ну и был здесь, понятное дело, один-единственный «третейский» судья, чье окончательное решение об исходе произошедшей «дуэли» не то чтобы оспаривалось, но даже и не обсуждалось никем и никогда – тот самый «странный» старший прапорщик…

– Приготовились! – скомандовал Лис.

Старший прапорщик Витушкин… Его называли Лис… Навскидку он был даже постарше комбата – что-то около сороковника…

Среднего роста, среднего телосложения, с небольшим животиком, выпиравшим из-под «афганки», со странным, «вечно помятым» лицом интеллигента и носом с кровяными прожилками… Встретишь такого мужичка на улице любого города и подумаешь, что спившийся учитель или бухгалтер… И у тебя никогда даже не возникнет предположения, что этот человечек, не особенно-то и напрягаясь, может натурально связать в пучок, как петрушку или укроп, десяток прекрасно тренированных и намного моложе его пацанов… А второй десяток удерживать от себя на расстоянии нескольких метров!..

Ходили по бригаде смутные, непроверенные слухи, что Лис учился своим премудростям во Вьетнаме, а оттачивал их в Панаме и Эфиопии, но… Никто ничего толком о нем не знал… Разве что только сам комбриг. И было весьма странно наблюдать на его песочной «афганке» орденские планки одного ордена Боевого Красного Знамени и трех (!!!) – Красной Звезды[6]6
  И это не миф или художественный вымысел! Этот уважаемый ЧЕЛОВЕЧИЩЕ жив и по сей день! Были ЛЮДИ, как говорится, в своем Отечестве… (От автора.)


[Закрыть]

Ну, а кроме всего прочего, Лис был командиром разведгруппы по добыванию «языков» – специализация у него такая… В свободное от тренировок личного состава бригады время…

– Предупреждаю о правилах! – проговорил Лис. – Работают только руки, ноги и голова! Яйца никому не отбивать – нарушившему отобью лично!.. Они вам еще пригодятся детей строгать… Советую всем – больше работать кулаками… Тычки пальцами в жизненно важные органы, укусы, суставы «на излом» будут мной пресекаться сразу же и жестко!.. Вы знаете Лиса!.. Тем, кто не знает, советую поинтересоваться… Пресекать буду сразу же! И без обид потом! Кому что не ясно, говорите сейчас!

Всем и все было ясно…

Первым на «ковер», сложенный из старых потертых матов, вышел Стеб. В смысле его, Сашки Черного, командир взвода, старший лейтенант Стеблов… И бой закончился ровно через пять секунд… Сашка не стал «придумывать велосипед»… Стеб, получив прямой удар в лоб при своей же атаке, вывалился в «глубокий осадок», ушел, что называется, глубоко в себя…

Пока Лис с комбатом и ротным приводили в чувство поверженного старлея, у Сашки было пять минут времени присмотреться повнимательнее к остальным своим противникам…

«…Подполковник староват, хотя и очень „свежий“ еще… Да и на восемнадцать кило полегче… Его-то я сделаю быстро… Но до комбата еще дойти нужно!.. Ротный! Вот этот очень серьезный мужик! Молодой еще, что-то около четвертака – самый возраст для самбо! Двигается легко, как на пружинках весь, хотя вес у него около сотки! Резкий, с отличной реакцией – это даже издалека видно!.. Костяшки пальцев все в мозолях, а запястья очень широкие, мощные! Этот если поймает, то тут же и шмякнет об ковер так, шо мало не покажется!.. Его к себе вообще подпускать нельзя! Ни в коем случае!.. А еще лучше сразу же атаковать! Сразу, пока он не опомнился!..»

– Приготовились! – прервала размышления «младшого» команда Лиса. – Бокс!

Сашка именно так и поступил, как наметил. Он ринулся на капитана словно танк и выбросил к его лицу левую руку, якобы проверяя надежность его обороны. И ротный купился на это… Он тут же сцапал сержанта обеими руками и чуть-чуть довернул корпус, чтобы провести эффектный бросок через бедро… И это все, что он успел сделать… Потому что в следующий момент, громко хрюкнув, повалился на мат в глубоком нокауте…

Сержант специально спровоцировал мастера-самбиста, якобы подставляясь, чтобы тот раскрылся. Капитан и раскрылся… И получил сбоку в челюсть тяжеленный, размашистый свинг… Три или четыре секунды боя, и все, противник оглушен и повержен…

Теперь уже капитана приводили в чувство…

– Та-ак… – Подполковник предстал перед младшим сержантом с оголенным торсом. – Ну, считай, что от дисбата ты уже отмахался, юноша, – я свое слово держу!.. Только теперь все это уже мне самому стало интересно!

– А, может, не надо, товарищ подполковник? – Сашка даже засмущался немного и залился стыдливым румянцем. – Я очень сильно могу ударить…

– Вот мы и посмотрим! Давай-давай, не стесняйся, тяжеловес! Или тебе отдельный приказ для этого нужен?

– Ну, ладно…

Поединок с комбатом продлился дольше… Немного дольше… Что-то около минуты… Подполковник и в самом деле был отличным боксером и в свои около тридцати пяти находился в прекрасной физической форме! Он очень умело передвигался по импровизированному рингу и наносил Сашке пробные удары и «двойки» по плечам и в перчатки, прощупывая оборону. А Сашка все никак не мог избавиться от смущения, потому и не предпринимал ничего серьезного…

Наливайко действовал очень умело и грамотно, следуя девизу легендарного Мухаммеда Али: «Порхать, как бабочка, и жалить, как пчела!» Только он, видимо, забыл на какой-то один-единственный миг, что его противник тоже знает об этом девизе, да к тому же и «вырос» в боксе…

Видимо, в какой-то момент Сашке попросту надоел этот «балет», и он «выстрелил» своей правой рукой в комбата, который приблизился на опасное расстояние… Нет, в лицо он подполковника бить не стал, натурально постеснялся, он шарахнул его между рук в грудь, намертво сбивая дыхание…

И, видимо, немножко не подрассчитал силу… Эффект от удара поразил не только присутствующих в спортзале, но и самого сержанта – совершенно по-киношному подполковник оторвался ногами от земли, пролетел спиной вперед метра полтора-два и грохнулся без сознания на маты, разбросав в стороны руки-ноги!..

К нему тут же бросились все четверо и стали приводить комбата в чувство… И опять на это ушло несколько минут…

А потом…

Потом Сашке преподали настоящий урок…

– Ну-ка, иди-ка на ковер, юноша! – проговорил Лис, снимая со своего пояса кожаный офицерский ремень. – Непобедимый ты наш… Придется научить тебя хорошим манерам, а то еще, не дай бог, подумаешь, что уже все умеешь в этой жизни…

– Товарищ старший прапорщик!.. Может, не надо все-таки, а?.. – Саня даже опешил немного от такого заявления, потому что Витушкин был чуть ли не «вдвое» меньше его самого – невзрачный, плюгавый мужичишко. – Я же говорил уже, что могу очень сильно ударить!..

– Вот ты сейчас и покажешь на мне, как сильно ты можешь ударить! – усмехнулся Лис. – Только я тебя предупреждаю, пацан, что если не ударишь ты, то тогда ударю я!..

Странный это был бой…

Саня что было сил бил Лиса, который, казалось, вообще не двигался с места, и… Не попадал! Ни разу! Лис просто стоял и улыбался потугам сержанта, а тот в него не попадал!..

Через полминуты «боя» Сашке стало казаться, что этот старший прапорщик, который улыбался все шире и шире, сделан не из плоти и крови, как все, а из цветного воздуха… Впервые за всю свою спортивную карьеру ни один его удар не то чтобы не достиг цели, а даже не коснулся противника!..

– Ну что же ты, пацан? – Лис улыбнулся во все тридцать два. – Молотишь руками, как ветряк, а толку-то ноль? Сделай же уже хоть что-то достойное и стоящее!

Эта неприкрытая насмешка взбесила нашего богатыря… Он перестал пытаться достать противника своими пудовыми кулачищами и ринулся на него словно взбесившийся бульдозер, в надежде захватить его своими ручищами и шмякнуть об ковер так, как он это делал на тренировках по борьбе…

Именно в этот момент все и случилось…

Сашка так и не понял толком, что же произошло, но успел заметить, что «плюгавый мужичишко» каким-то совершенно невероятным способом «взлетел» над ним и уже в полете нанес всего два удара своими «невзрачными» кулаками – прямо по темечку и за левое ухо…

Таких ударов Сашке испытывать еще не приходилось никогда! Словно здоровенной кувалдой саданули от души! Как говорят в Одессе: «От такого удара голова в трусы проваливается!»

В голове лопнул большой красный шар, и Сашка едва успел подумать, перед тем как провалиться в «пустоту»: «…Вот ни фуя себе пиздюля прилетела!..»

…Очнулся он от того, что на его лице «происходило что-то мокрое и холодное»…

– Привет, Аника-воин! – Сашка открыл глаза и увидел перед собой улыбающееся лицо Лиса.

– Здр жлаю…

– Юморит! – Витушкин обернулся к офицерам и подмигнул. – Значит, выживет!

– Шо это было? – Сержант едва сумел приподняться на руках и сесть, опершись спиной о центральный шест палатки. – Чем это меня?

– Умением, пацан… Умением!..

Лис уже убедился в том, что Саня вполне пришел в себя, и отошел от него на пару метров к трем офицерам:

– Я его забираю к себе, товарищ подполковник! – заявил Витушкин безапелляционно.

– А мое мнение тебя уже не интересует, «старый» прапорщик? А мнение ротного или, скажем, вот, его комвзвода?

– Нет, товарищи офицеры!

– Даже так?!!

– Так, Пьяный! Только так! Ведь ты же от меня «языков» требуешь, вот я и должен обновлять периодически свою команду!..

– И если я тебе его не отдам, то ты пойдешь прямо к командиру бригады за малого просить… Так я понимаю?

– Точно так, Пьяный!

Сашка уже достаточно пришел в себя и даже собрался встать на ноги, когда в поле его зрения возникли все четверо, и Лис скомандовал сурово:

– Сидеть! Отдыхать! Встанешь тогда, когда я скажу! Если не хочешь на месяц в госпиталь заскочить!

Саня повиновался, чувствуя, что Витушкин прав – в его мозгу все еще продолжали взрываться маленькие фейерверки…

Офицеры стояли над ним, смотрели сверху на «поверженного Голиафа» и разговаривали между собой так, словно его здесь вообще не было.

– Что, Лис, понравился пацаненок? Молодой, да ранний?

– Давненько мне такой алмазик во всем этом армейском говне не попадался, если честно… – Прапорщик потер подбородок своей «несерьезной» ладонью. – Он, правда, глупыш еще совсем… Думает, что вес и габариты что-то решают… Но задатки отличные, а уж тот «фундамент», что в него спортом заложен, так просто выше всяких похвал!.. И характер у пацана есть, и злости в достаточных количествах, и желание побеждать, а это самое важное в нашем деле!..

– Я его не отдам! – проговорил старлей. – У меня во взводе «замок» на дембель уходит! Вернее, уже ушел, через госпиталь, его стараниями!.. «Замка» надо кем-то заменять!

– И не только «замка»! – тут же прорезался ротный капитан. – Старшина роты, по его же, засранца, милости, рядом в госпитале лежит, и тоже должен уходить на дембель! И его тоже заменить кем-то требуется! Вот пусть этот «младшой» и вступит в должность!

– А ты стал популярен у офицерского состава батальона, младший сержант! – проговорил подполковник. – И я их понимаю!.. А еще я теперь понимаю, почему семеро «старослужащих» оказались в медсанбате…

Наливайко посмотрел на Лиса:

– Еще два часа назад, прапорщик, эти офицеры его хотели отдать особистам!.. А теперь на должности ставят! Что делать будем, инструктор? Я, если честно, тоже не хочу терять такого «кадра»!..

– Он мой, Пьяный! – ответил Лис и обратился к ротному и взводному. – А вы, Стеб и Захар, на меня не обижайтесь, но вы же знаете приказ комбрига – моя группа имеет право «первого выбора»… Если мне нужно пополнение, то сначала выбираю я, а потом все остальные… А у меня, как назло, мой «замок» тоже уходит на дембель… Так что…

Аргумент, который привел Лис, был для Сашки, который слушал весь этот разговор, развесив уши словно Чебурашка, непонятным, но, видимо, очень весомым для офицеров. Потому что на их лицах отобразилось явное разочарование, а подполковник сказал с ухмылкой:

– Ты хотел быть похожим на своего деда, сержант… Что ж… Считай, что у тебя теперь есть огромный шанс стать героем… И желаю тебе, чтобы не «посмертно»… Ты теперь будешь служить в отдельном взводе разведки, младший сержант Черный, под личной командой Лиса… – Комбат посмотрел на Сашку так, словно увидел его впервые. – Ты сам-то откуда родом, Аника-воин?

– Город Самбор Львовской области… – пролепетал слегка ошарашенный происходящим Сашка.

– Это там, где Степан Бандера колобродил? «За ридну нэньку Украину»?

– То давно было… – И только тут Сашка сообразил, что последнюю фразу подполковник произнес на его родном, украинском, языке, и тут же переспросил: – А вы шо, розумиетэ украиньську мову?[7]7
  – А вы что, понимаете украинский язык? (Укр.)


[Закрыть]

– Розумию… – улыбнулся комбат. – Я же сам родом из Гайсина, что в Винницкой области… Так что, сержант? Расскажешь нам анекдот про то, как «запеденци»[8]8
  Это пошло еще с 1939 года, когда Советский Союз отбил у Польши Западную Украину и присоединил ее к себе. С тех времен ярые украинские националисты довольно зажиточных, по сравнению с другими, Волынской, Львовской, Тернопольской, Закарпатской и части Черновицкой областей стали называть советский режим «москальским», в смысле, «московским», и яро боролись за возвращение под эгиду капиталистической Польши. Ничего у них в этой «партизанщине», как известно, не вышло, но легенды, былины и анекдоты остались… (От автора.)


[Закрыть]
не любят «москалей»?

– Я-то расскажу, а кто ж поймет-то, товарищ подполковник?

– Ты расскажи, а я переведу! Чай не забыл еще родной язык!

Сашка улыбнулся и заговорил на своем родном, украинском:

– Добре… Було так!.. Якось прийходять до одного дида у глухе сэло на Карпатщыни офицеры з НКВД тай пытають в него, старого: «Диду! В тэбе рушныця е?» «Ни, хлопци, немае!», – видповэдае старый… А воны знов з новым пытанням: «А, може, пулемэт е?» – «Ни, намае в мене такого!» – «А може гармата?» – «От вже ж!.. Немае, кажу!!!» – «А пидводный човен?!» И тут дид разводэ рукы тай водповидае тым милиционэрам: «От чого немее, хлопци, того нема!»[9]9
  – Хорошо… Было так!.. Как-то приходят к одному деду в глухое село в Карпатах офицеры НКВД и спрашивают: «Дед! У тебя винтовка есть?» «Нет, парни, нету!» – отвечает дед… А они опять с новым вопросом: «А, может, пулемет есть?» – «Нет! Нет у меня такого!» – «А, может, пушка?» – «Вот же!.. Нет, говорю!!!» – «А подводная лодка?!» – И тут дед разводит руки и отвечает тем милиционерам: «Вот чего нет, того нет!» (Укр.)


[Закрыть]

Как только подполковник закончил переводить на русский, в палатке грохнул взрыв дружного мужского смеха. Потому что здесь не было места какому-то глупому национализму – все были воинами, и все воевали за одну большую страну!.. А посмеяться… Так почему бы и нет, если над этими глупостями смеются все!..

– От же засранец! Ой, уморил! – хохотал подполковник.

– И что, такое на самом деле могло быть?! – ржал, уподобясь застоявшемуся жеребцу, Захар. – Даже подводная лодка?!!

– Лодка-то, конечно, нет! – смеялся от души вместе со всеми и сам Сашка. – Но говорили, что по Карпатам, по деревням, до сего дня у каждого что-то есть в сарае… Я даже слышал, было дело, что у одного такого деда в Закарпатской области в сарае в сене «сорокапятку» нашли! Смазанную, хоть сейчас стреляй! И ящик со снарядами!..

– Мать вашу, хохлов, за ногу! – Лис уже просто держался за живот от смеха. – Вы что ж там, до сих пор воюете?!

– А кто знает? Может, еще и остались придурки!.. – отвечал Сашка, катаясь по матам. – Все шо-то хотят, а чего, и сами толком не знают!..

– Ой уморил, бля… – Наливайко еле-еле успокоился. – Ну а еще чего сможешь рассказать, сержант? Такого фольклора нигде не услышишь! Давай, малой, трави – сегодня твой день!

– Добре, росповим… – Сашку не нужно было долго упрашивать, и он опять заговорил на родном, украинском: – Слухайтэ… Сыдять якось двое бэндэривцив у Карпатах на узберэжжи, коло Прыпяти… Сыдять соби, про шось думують… И тут одын з ных каже другому: «Васылю! Чуешь, шось там за горамы гуркотыть?» «Авже ж чую, Петрусь!», – видповэдае другый. «Так то кляти москали на нас свои литакы насылають, щоб захопыты нашу ридну Неньку Украйину!» – «Ух, гады!»… Сыдять дали… Раптом перший знов: «Васылю! Чуешь, знов шось там за горамы гуркотыть?» – «Чую, Пэтрусь!» – «Так то ти кляти москали на нас свои танкы насылають, щоб захопыты нашу ридну Неньку Украйину!» – «Ух, гады!» Знов сыдять… И раптом перший каже: «Васылю!» – «Та шо вже ще тоби вид мэнэ трэба?!» – «Чуешь, шось у воздуси засмердило?» – «Ну! Чую!!!» – «Так то я всрався… Алэ ж нэ виж жаху, а виж лютои нэнависти!..»[10]10
  – Хорошо, расскажу… Слушайте… Сидят как-то в Карпатах двое бандеровцев на берегу Припяти… Сидят себе, про что-то думают… И тут один из них говорит другому: «Вася! Слышишь, что-то там за горами шумит?» «Конечно, слышу, Петя!» – отвечает другой. «Так это проклятые москали на нас свои самолеты посылают, чтобы захватить нашу родную любимую Украину!» – «Вот, гады!» Сидят себе дальше… Вдруг первый опять: «Вася! Слышишь, опять что-то там за горами шумит?» – «Слышу, Петя!» «Так это проклятые москали на нас свои танки посылают, чтобы захватить нашу родную любимую Украину!» – «Вот, гады!» Опять сидят… И вдруг первый опять говорит: «Вася!» – «Ну, что уже тебе еще от меня надо?!» – «Слышишь, что-то в воздухе завоняло?» – «Ну, слышу!» – «Так это я усрался… Только не от страха, от лютой ненависти!..» (Укр.)


[Закрыть]

Это было последней каплей… Теперь в этой палатке не было ни офицеров на больших должностях, ни бывалых прапорщиков-инструкторов, ни молодых сержантов – все валялись от смеха, держась за надрываемые животы… Эта вакханалия длилась минут десять, но ее запомнили на весь срок службы Сашки, которого после этого анекдота иначе как Бандера просто не называли…

А через сутки он вступил в должность заместителя командира отдельного разведвзвода. Командовал взводом старший прапорщик Витушкин, он же просто Лис…

…И пошла его служба по странным, запутанным тропинкам разведчика…

Лис и в самом деле знал толк в том, как из обыкновенного увальня сделать уникального бойца-рукопашника. Как найденный «алмазик» превратить в настоящий, ограненный бриллиант…

Перво-наперво он приказал Сашке похудеть. Сбросить вес на десяток килограмм, потому что считал их не просто лишними, а даже вредными:

– По твоей комплекции и реакции ты, Бандера, должен весит до «сотни»! Это будет мой первый приказ! Худеть, сбрасывать вес ты наверняка научился в боксе, так что давай, тощай! Потом поймешь для чего!..

Для чего это нужно, Сашка поначалу не понимал, и Витушкин вколачивал в его голову это понимание своими странными, «невзрачными» кулаками… Ох и бит же был в спортзале Бандера! Да не единожды!..

Но Лис добился все же своего, соорудил-таки «бриллиант» – в армии, за всю последующую долгую службу Саши Черного, его могли одолеть в рукопашном поединке всего два человека!.. Всего два!!! Сам Лис, который был истинным мастером этого дела, и уже в Отряде, очень странный молчаливый кореец, инструктор по РБ, пожилой старший прапорщик Ким Сю, но этому-то сам бог велел…

…Ну и, конечно же, были боевые выходы в горы…

* * *
Январь 1984 г. Хребет Сафедкох.
«…Это твой первый!..»

…Лис не просто назначил Бандеру на должность своего «замка», но еще и ввел его в состав своей личной, немногочисленной группы разведчиков по захвату «языков». В этой группе служили только «личные» ученики Витушкина, а таких на всю ДШБр было всего-то раз-два и обчелся, семь человек! Сашка стал восьмым… И теперь группа работала тремя «боевыми тройками»…

Спеленать своего первого «языка» Лис позволил Сашке только через несколько месяцев, в январе уже 84-го года, после двух десятков боевых выходов. А до этого времени… До этого времени Бандера выполнял в группе, по большей части, роль вьючного животного. Что-то типа ишака или мула…

Нет, не потому, что он был «молодым» по сроку службы! В этой группе понятие «дедовщина» напрочь отсутствовало! Просто… Лис давал возможность своему новому замкомвзвода поднабраться опыта, наблюдая, как работают, «пеленая» своих «языков», его старшие товарищи… А Сашка всегда с живым, неподдельным интересом наблюдал за этим действом, стоя на шухере, как говорили когда-то в Одессе, со своим тяжелым «ПКМом».

А еще ему было стыдно за себя!.. Стыдно за то, что вот кто-то может красиво и незаметно снять часового, да так, чтобы не угробить его окончательно, и так же незаметно для остальных «духов» вынести его к своим, а он, такой большой и сильный, такого мастерства еще не имел…

Поэтому-то, напросившись как-то один раз нести пленного «духа» до своих, он так и остался «штатным извозчиком». Потому что, как это стало в одночасье понятно всем, Бандера на самом деле не знал всю глубину своей природной силы и практически никогда не уставал. Он попросту не знал, что это такое! Он просто взваливал взрослого оглушенного афганца на свое крутое плечо и пер по горным тропам так, что за ним не поспевали!..

А сам Сашка, со своим неукротимым характером, на удивление не роптал, понимая, что Лис знает что делает, что придет когда-нибудь и его черед пойти в его «тройке» за «языком». Потому что брала «языка» всегда только его, Витушкина, «тройка», а остальные все это дело прикрывали…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное