Андрей Негривода.

Разведывательно-диверсионная группа. «Слон»

(страница 5 из 21)

скачать книгу бесплатно

Только вот…

Температура по ночам стала все чаще опускаться за циферку «20»… Бетонные стены казарм промерзали чуть ли не насквозь, и в «бесконечно длинных» расположениях рот, там, где спали десантники-мальчишки – а последнюю неделю они это делали не раздеваясь, всего лишь сбросив бушлат, – установили еще по три печки-«буржуйки». В дополнение к тем трем, которые стояли там с самого начала. И все равно было жутко холодно! В иные ночи они не рисковали снимать даже бушлаты – при дыхании пар изо рта стоял столбом…

Теперь Андрей через день выезжал с этим майором в город, чтобы закупить очередные два грузовика угля, и уже начинал проклинать ту минуту, когда взвалил на себя этот груз. Это повторялось от раза к разу. Майор всем своим видом, прохаживаясь за спиной Андрея, словно большой барин, заложив обе руки за спину, давал понять афганцам, «кто здесь платит деньги». Мол, я настолько «большой человек», что за меня мои подчиненные даже договариваются, а я только деньги даю! А могу и не дать!..

Андрею на самом деле было противно смотреть на это ничтожество в офицерских погонах, но… Он продолжал ездить с ним в Баграм и торговаться на шумном базаре за каждую копейку, зная, что если он этого не сделает сейчас, то ровно через сутки десантные батальоны начнут замерзать…

Правда, с позавчерашнего дня стало немного полегче, все же – весь «мусульманский батальон», погрузившись на свою технику, отчалил в Кабул. За ними отвалили и «зенитовцы»…

Все эти передвижения рождали в голове нашего сержанта не просто подозрения, а уже уверенность в том, что заваривается крутая каша, и она, эта «каша», вот-вот должна закипеть:

«…Сархатов с нами почти две недели просидел в Баграме, а тут взяли да и уехали всем скопом… Батальон „афганской гвардии“!.. И „Зенит“ с собой прихватили!.. А до этого целых две недели тренировались на старых развалинах!.. Как их захватывать, тренировались!.. Что же это они захватывать-то такое будут?! Вот бы посмотреть! Хотя бы издалека!..»

Андрюхе, имеющему внутри настоящую «офицерскую косточку», и в самом деле было интересно увидеть, что и как будут делать эти, засекреченные по самые корни волос, вояки – он хотел учиться, а чем не учеба увидеть в деле настоящих профессионалов! У таких учиться сам бог велел!..

Он и повелел, в конце концов, услышав, видимо, мысли сержанта…

…Фокстротин в тот день появился в роте перед самым обедом.

В каком-то странно возбужденном состоянии, он приказал дежурному по роте срочно разыскать ротного старшину и всех взводных офицеров, а сам стал с нетерпением ждать их появления, курсируя по казарме, как голодная акула…

– Значит, так, мужики! – произнес старлей, когда они, наконец-то, собрались. – Время – 12.10… Сейчас бегом к своим взводам, и рота должна быть в расположении через десять минут! Старшина!

– Я! – отозвался Андрей.

– Бегом в хозблок! Твоя задача – обеспечить роту горячим обедом на марше и запастись продуктами на неделю!

– Мы снимаемся, Валера? – задал вопрос лейтенант Осокин.

– В 13.00 рота должна выйти на марш… С нами в колонне пойдут спецназовцы «Грома»…

– Куда идем-то, ротный? – подал голос еще один лейтенант.

Фокстротин молчал минуты три, а потом выдавил из себя:

– На Кабул идем, мужики… Место дислокации – непосредственная близость к президентскому дворцу Тадж-Бек… Его охрану уже «усилили» нашим «мусульманским батальоном», а теперь в эту охрану включили и нашу роту… Так что…

– Ну вот, кажется, все и начинается… – «подумал» вслух лейтенант Осокин.

– Может быть, Дима… Может быть… Все! Выполняйте! В 13.00 рота должна выйти на марш!..

Часть вторая
= «…В горах Афгани…»

 
…Ах, какого дружка потерял я в бою,
И не сорок два года назад, а вчера,
Среди гор и песков, где сжигает жара
все вокруг,
Опаляя недетскую память мою.
Слышишь, друг,
Мой дружок, мы взошли
на некнижную ту высоту,
Под которой ты лег…
 

Октябрь 1988 г.
Подмосковье.
Отряд

…Два Андрея, молоденький лейтенантик Филин и уже умудренный военным опытом тридцатилетний сержант-сверхсрочник Слон, сидели на деревянной скамеечке под раскидистой ивой у входа в расположение разведдиверсионной группы. Филин уже успел «заматереть на службе». И не просто заматереть! Три недели назад он сумел-таки получить свой краповый берет и теперь был почти на равных со всеми своими Псами Войны…

А неделю назад лейтенант получил от командира отряда свое первое задание – Афган[18]18
  События, описанные в книге «Сделать невозможное».


[Закрыть]

И с кем ему было поговорить и посоветоваться, как не с самым опытным в группе, знающим эту страну не хуже собственной ширинки Андреем Ошехой, который был к тому же еще и его «замком»?

Все началось с расспросов о погоде, о местных условиях, а закончилось тем, что…

– Слушай, Слон! – Глаза Филина горели огнем неподдельного интереса. – Так ты что, получается? Участвовал в штурме дворца Хафизулы Амина?

– Получается… Упарились мы тогда… – грустно улыбнулся Слон.

– Слушай, тезка! Я че-то не пойму… Ведь известно же, что ввод наших был 25 декабря…

– Это, командир, – официально! А не официально… – Слон улыбнулся. – Было со-овсем по-другому!.. На главную афганскую авиабазу Баграм был переброшен первый батальон нашего отдельного «пдп» по официальному соглашению Москвы и Кабула якобы для реконструкции аэродрома еще в начале декабря…

Слон закурил, глубоко затянулся, и по его глазам стало понятно, что он «вернулся» на девять лет назад».

– Батальон тщательно готовили к этой акции. Ох, как тщательно!.. Это я только потом узнал, намного позже… Незаметно и скромненько нагрянули представители особого отдела, пересмотрели каждого солдата, несколько человек порекомендовали отправить служить в другие части. Затем в штат батальона ввели автомобилистов, зенитчиков, двух хирургов и начфина… Батальон прибыл в Баграм под видом технических специалистов и военных строителей. Чтобы не раскрывать структуру батальона, все офицеры надели сержантские погоны, представляешь?! Разница между ними и настоящими сержантами состояла в том, что у офицеров лычки на погонах были красного цвета, как у «сверчков», как у меня сейчас, а собственно у сержантов – желтые. Плечи командира батальона подполковника Лохмакина украсили погоны с широкой старшинской полосой посредине!.. Ты такого цирка, Андрюха, не видел никогда, да и не увидишь, наверное, – сейчас уже давно все изменилось… На все вопросы афганцев, откуда прилетели, приказано было отвечать однозначно – из Советского Союза, чтобы никаких привязок к Туркестанскому военному округу и ВДВ.

– Да… На такое было бы интересно посмотреть… – улыбнулся тогда Филин. – Представить себе нашего Батю, к примеру, да в старшинских погонах! Они, афганцы эти, что, совсем тупые?

– Просто им по хрену, что там у нас и как было, командир… Это они позже начали в наших званиях разбираться, когда за них начали неплохую деньгу отваливать…

– Ну, а потом что было?

– Потом? Потом было весело, Филин… – Только улыбка Слона почему-то говорила об обратном. – Только утром следующего дня рядовые афганцы увидели, что вокруг аэродрома роют окопы и землянки русские солдаты… Первые дни для батальона пролетели в благоустройстве лагеря. На счастье, комбат оказался мужиком с хозяйской жилкой и первым научился месить глину, обжигать кирпичи, из ничего придумывать всевозможные приспособления для быта. Постепенно начало спадать напряжение у солдат: они уже не хватались за оружие при каждом выстреле, звучавшем в горах или «зеленке»…

– А уже постреливали?

– Еще как… А еще знаешь что? – Теперь «замок» улыбнулся искренне. – Рядовые солдаты Баграм мгновенно обозвали «Малой землей» – по аналогии с только что вышедшей книгой Леньки Брежнева – и первыми почувствовали и поняли, что быть им в Афганистане долго, – все до единого постриглись наголо!.. Зато наконец-то почувствовали уверенность наши летчики, развозившие по стране грузы и каждый раз при возвращении на аэродром не ведавшие, в чьих он руках. Вздохнули облегченно и семьи советников – теперь им было куда, к кому и под чью защиту бежать, если что…

– Ну, а что сам ввод, тезка? – Филину было интересно абсолютно все.

– Ввод… Ввод такой «толпы» – это всегда бардак, сам знаешь!.. – Слон прикурил от своего же окурка следующую сигарету. – То, что творилось по дорогам от Термеза и Кушки, я знаю только по слухам, а вот то, что происходило в небе над Кабулом, видел собственными глазами… И знаешь, командир… Честно тебе скажу… Не понимал я тогда, кто нами командует – дети или полные дебилы… Но то, что эти «большие мужи», в генеральских погонах, ни хрена в этом деле не волокли, так это понимали даже мои «салабоны», которые в армии были всего-то по паре месяцев…

– Расскажи, сержант! – попросил Филин. – Мне знать надо! Это не просто интерес – это еще и для нашего здоровья может быть полезно!

– Полезно, говоришь? – улыбнулся «замок». – Ну, ладно… Высадка 103-й дивизии ВДВ на Кабульский аэродром началась что-то около шести часов вечера 25 декабря… К полному «счастью» летчиков, повалил снег. Не видно было почти ни хрена метров за тридцать! Посадка самолетов шла практически вслепую!.. Тут же возникли проблемы с разгрузкой. Чтобы как можно скорее освобождать аэродром для подлетающих следом групп самолетов, «на рысях» подготовили несколько тяжелых спецавтомобилей. С их помощью оттаскивали с бетонки БМП и другую технику. В разгрузке участвовали все, даже экипажи самолетов, – трудились как негры на плантациях, потому что времени совсем не было – на все, про все экипажу «Антея» или, к примеру, «Ильюшина-76» отводилось минут пятнадцать всего-то…

– Твою мать!

– Вот-вот!.. Мы возле Тадж-Бека тогда сидели, но всю эту «карусель» видели… Знаешь, такое впечатление было, что «транспортники» тебе прямо на голову садятся! А рев!!! – Слон посмотрел мимо Филина «в никуда»… – Первая группа, говорили, состояла из семи самолетов. Шесть приземлились, а седьмой потерялся… Кто-то утверждал, что видел над горами сильную вспышку и слышал гром. А потом выяснилось, этот «Ил-76» действительно потерпел крушение. На его борту, кроме экипажа, находилось 37 десантников – офицер, трое прапорщиков, один сержант и 32 рядовых, машина с боеприпасами, топливозаправщик с бензином и полевая кухня – все из 350-го полка Витебской дивизии. Да… Выяснилось, что на высоте свыше четырех тысяч метров машина зацепилась за вершину горы и взорвалась… Снегопад, мать его, был такой, что вообще ни хрена видно не было… Эти братишки да еще весь экипаж – они были самыми первыми потерями за Речкой…

– Да, тезка, обидная смерть… Они же даже до войны не долетели…

– Смерть, командир, не бывает «обидной» или «глупой». – Слон посмотрел тогда лейтенанту прямо в глаза. – Смерть – она и есть смерть… А для солдата она может быть только бессмысленной…

Ах! Какая же мудрость и сила были в этой простой фразе простого сержанта, который отдал всю свою юность войне…

– А про сам штурм дворца Амина расскажешь?

– Если тебе так надо… Хотя… Уже столько лет прошло…

– Надо, «замок»… – Глаза молодого лейтенанта горели огнем азарта. – Надо! Такие операции надо вообще заносить в анналы истории, чтобы было на чем молодежь учить!

– А ты-то сам? Тебе-то зачем это сейчас?

– Так я для себя и прошу! Ты же знаешь, куда идем! Мне понять надо!..

– Тогда тебе, ком, еще много чего понимать придется…

– Научусь по ходу дела!.. А это хочу знать сейчас!

– Ладно! – улыбнулся Слон. – Так с чего начать-то? Я ж ведь тоже всего не знаю – не положено мне было ни по званию, ни по должности…

– А ты расскажи, что знаешь!

– Ладно, командир… Ведь не отстанешь же?

– Даже не надейся!

Слон посмотрел на лейтенанта каким-то странным взглядом:

– Шах таким же был… Неугомонным… Все знать хотел, все мелочи… А теперь пенсионер… В свои-то годы!.. Эх вы, офицеры!.. Куда ж вы лезете-то, мальчики…

– Учимся… Ну?! Расскажешь про штурм?

– Ладно… Слушай. – И Слон закурил какую уже сигарету. – «Мусбат» и наша рота тогда уже официально входили в состав охраны Тадж-Бека… А всей операцией командовал один генерал из ГРУ… Вот он и отдал приказ разработать сам план офицерам, которые сами же и будут его выполнять… Мудро поступил, если честно! Теперь уже пенять было не на кого, кроме себя самих, если бы было что не так…

* * *
23 декабря 1979 г. Кабул. Ночь.
База дислокации спецназовцев

…«Мусульманский батальон» размещался в шестистах метрах от дворца Тадж-Бек, в недостроенной двухэтажной казарме танкового батальона афганской бригады охраны. Она была с бетонным полом и окнами без стекол. Некоторые подразделения разместились в глинобитных строениях и землянках. Спецназовцы вместо стекол натянули плащ-палатки, поставили печки-«буржуйки», койки в два яруса. Афганцы выдали им одеяла из верблюжьей шерсти. Вместе с ними здесь «квартировали» и две группы «Зенита». Боевую технику разместили в трех парках, огородив их колючей проволокой. В палатках УСБ разместили склады, оборудовали столовые. А когда 20 декабря к ним присоединились 9-я рота десантников Фокстротина и группа «Гром», спецназовцам пришлось еще немного потесниться. Рядом с казармой развернули еще одну большую палатку, куда переместили медпункт. В общем, устроились кое-как…

Вот тогда-то и началась настоящая работа…

Капитан Сархатов собрал всех офицеров, прапорщиков и старшин, и… Началась «тяжелая ночь»…

– Прошу внимания, товарищи офицеры!.. Получен приказ… – Он походил немного взад-вперед. – Разработать план захвата президентского дворца…

– Фи-фи-фи-у-у!!! – присвистнул кто-то.

– Да, мужики!.. Соотношение сил далеко не в нашу пользу… Тем более что вся личная гвардия Амина – это в основном его родственники, которые, ко всему прочему, обучались военному делу у нас, в Союзе, в наших военных училищах… «Родственнички» охраняют внутренние помещения Тадж-Бека… Эти будут сражаться до последнего, а их рота – около 160 человек…

– Эту задачу будут решать непосредственно «Зенит» и «Гром», капитан! Ваша задача – обеспечить попадание наших групп непосредственно во дворец! – подал голос суровый военный, о котором присутствующим офицерам было известно, что именно он будет руководить всей операцией, – полковник Бояринский, один из командиров «Зенита». – Вот давайте и будем думать, как им туда попасть, товарищи офицеры!..

…Решение спецназовцы принимали всю ночь. Считали долго и скрупулезно. Понимали, что это и есть та реальная задача, ради которой они здесь. И пришли к выводу, что если из «мусульманского батальона» заберут две роты полностью, о чем предупреждал генерал, командовавший здесь всем, то захватить дворец они не смогут даже с учетом усиления батальона «Шилками» и фактора внезапности. Соотношение сил и средств на всех направлениях складывалось примерно 1 к 15 в пользу афганцев… Надо было задействовать все силы батальона и все средства усиления, хотя их тоже было явно недостаточно, да еще и «попотеть» от души, чтобы из всего этого что-то получилось, – в батальоне насчитывалось всего-то 520 человек, плюс приданная рота десантников Фокстротина да две группы «гэбэшного» спецназа «Гром» и «Зенит». У афганцев же только на охране дворца, по разным оценкам, было задействовано более двух с половиной тысяч человек. А рядом еще располагались зенитно-артиллерийский полк и строительный полк…

Главная ставка делалась на внезапность и стремительность действий…

Мужики с озабоченными, суровыми лицами мучились всю ночь. И хотя основной целью этой операции было взятие президентского дворца и ликвидация самого Амина, но для них самих была и еще одна, не менее важная задача – сохранить своих бойцов!..

Они, люди, посвятившие свои жизни офицерской профессии, знали, на что шли, с самого начала, еще тогда, когда поступали на учебу в военные училища! Но мальчишки, призвавшиеся в армию «отдавать свой долг Родине»… Какое им было дело до всего этого говна, им, собиравшимся стать врачами, учителями, трактористами или, скажем, театральными артистами? Как сказал бы широко известный в узких военных кругах старший прапорщик Игорек Барзов, или просто Медведь: «Им все эти „политические войны“ вдали от Родины были глубоко по тулумбасу!»…

Вот и морщили мозг офицеры…

Судили-рядили всю ночь…

И только тогда, когда солнце начало подниматься из-за гор, а в помещении от сигаретного дыма уже першило в горле и разъедало глаза даже у самых отъявленных курильщиков, план операции родился все же на свет.

Им предусматривалось следующее…

В назначенное время «мусульманский батальон» тремя ротами должен был занять участки обороны и не допустить выдвижения к дворцу Тадж-Бек афганских батальонов, трех пехотных и одного танкового. Против 3-го пехотного батальона, расположенного южнее дворца, должна была действовать одна рота «мусбата», с севера прикрывала еще одна рота, здесь располагались танковый и 1-й пехотный батальоны афганцев, а с востока – 9-я рота отдельного парашютно-десантного полка старшего лейтенанта Валерия Фокстротина блокировала 2-й пехотный батальон, штаб бригады охраны и казармы роты охраны…

Действия рот поддерживали огнем две зенитные установки «Шилка». Для блокирования и разоружения зенитного и строительного полков выделили два взвода спецназовцев.

Для непосредственного штурма дворца от «мусульманского батальона» были выделены 3-я рота и один взвод 1-й роты. Они должны были обеспечить действия специальных групп КГБ СССР «Гром» и «Зенит», в составе которых были только офицеры. И их тоже должны были поддерживать две «Шилки».

Одной из самых важных задач был захват трех закопанных южнее дворца танков «Т-54», которые держали под прицелом все подходы к Тадж-Беку. Для этого выделили группу в количестве пятнадцати человек, в их числе были и специалисты-танкисты. Эту группу «камикадзе» возглавлял сам капитан Сархатов. В нее включили для усиления и «на всякий случай» еще четырех снайперов из спецподразделений госбезопасности… Все понимали, что от действий именно этой группы зависел успех всей операции.

Они начинали первыми. Руководители операции и командование батальона хорошо понимали, что задача может быть выполнена только при условии применения внезапности и военной хитрости. Иначе… Иначе живыми не уйти никому…

– Анвар… Может, стоит все же усилить твою группу? – проговорил полковник Бояринский. – Вас очень мало, капитан! А взять эти танки крайне важно! Иначе они раздолбают нас своими пушками и пулеметами еще на подступах к дворцу. «Т-54» – это тебе не игрушка, сам знаешь!

– Справимся, товарищ полковник… А рисковать людьми я не буду… Если суждено нам там остаться, то, по крайней мере, нас будет не много… Со мной идут только офицеры и добровольцы… Все будет хорошо! Справимся!..

* * *
…Октябрь 1988 г. …

… – А как все начиналось-то, Андрюха? Самое-самое начало!

Филину было до ужаса, до исступления интересно знать, ему хотелось понять и прочувствовать то, что чувствовал молодой парень, который впервые столкнулся с войной.

– Начиналось?.. Начиналось жестко, командир… На пулеметы лезли… Матросовы, бля…

– А так бывает?

– Всяко бывает, командир… Мы ведь тогда на самом деле первые войну начали… – И в рот «прыгнула» очередная сигарета. – А они что?.. Они-то как раз защищались… Как умели… А умели неплохо – мы их сами на свою голову этому и научили…

* * *
27 декабря 1979 г. Афганистан. Тадж-Бек.
«Шторм-333»…
 
…Еще на границе и дальше границы
Стоят в ожидании наши полки.
А там, на подходе к афганской столице,
Девятая рота примкнула штыки.
 
 
Девятая рота сдала партбилеты,
Из памяти вычеркнула имена.
Ведь если затянется бой до рассвета,
То не было роты, приснилась она…
 
 
Войну мы порой называем «работа»,
А все же она называлась войной.
Идет по Кабулу девятая рота,
И нет никого у нее за спиной…
 

…В 19.10 группа разведчиков-диверсантов на машине приблизилась к люку «колодца» Центрального распределительного узла подземных коммуникаций связи, в центре Кабула, недалеко от Центрального телеграфа…

Машина проехала над ним и «заглохла»…

Пока «незадачливый водила», подняв капот «ЗИЛа-131», пытался разобраться в причинах поломки, из кузова крытой машины тихонько вывалились двое, приподняли крышку люка, что-то опустили вниз и заботливо прикрыли ее…

Мотор машины взревел, завелся-таки, водитель взмахнул рукой подошедшему афганцу-часовому, мол, все в порядке, и машина скрылась за поворотом…

На все, как и предполагалось, ушло 35—40 секунд. А через пять минут… Прогремел взрыв – Тадж-Бек стал «глух и нем»…

Десантники только слышали этот мощный взрыв в центре Кабула…

– Все, старшина! – проговорил лейтенант Осокин, наблюдавший в бинокль за всеми манипуляциями «гэрэушных» спецназовцев. – Вот теперь все говно и начнется… Что-то они там рванули. Теперь обратно уже не отыграть…

Все началось через двадцать минут, когда в небо взлетели красные ракеты… Вот именно тогда-то и началась операция «Шторм-333»…

Первыми по дворцу открыли огонь две «Шилки». Автоматические гранатометы «АГС-17» «Пламя» стали вести огонь по расположению танкового батальона, не давая экипажам подойти к танкам. По дороге к дворцу двинулась рота боевых машин пехоты. На десяти БМП в качестве десанта – две «комитетские» спецгруппы… Тадж-Бек находился на окраине Кабула, на высоком холме, густо поросшем деревьями и колючим кустарником. Эдакая природная изгородь. И взобраться на этот «президентский холм» можно было только по единственной дороге, извивавшейся по нему серпантином…

…У десантников же 9-й роты была другая задача – заблокировать самое опасное, восточное направление… Десантники выдвигались на рубеж перед 2-м афганским батальоном охраны и казармами бригады… Здесь, с этой стороны, метрах в трехстах-четырехстах от президентского дворца, находились не только казармы всей бригады охраны, но и ее штаб. И именно это делало восточное направление самым опасным – там афганские офицеры могли организовать своих, обалдевших от внезапного нападения, солдат и дать отпор нападавшим…

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное