Андрей Негривода.

Разведывательно-диверсионная группа. «Слон»

(страница 3 из 21)

скачать книгу бесплатно

…Это был первый прыжок Андрея с парашютом, но… Он, имевший в своем «арсенале» несколько альпинистских восхождений, совершенно не боялся высоты. Она его даже притягивала и завораживала! Потому и прыжок этот стал для него каким-то почти обыденным событием.

Приземление взвода было более или менее удачным, если не считать одного отбитого копчика и нескольких синяков на половину задницы…

– Становись! – скомандовал Андрей, дождавшись появления лейтенанта. – Равняйсь! Смирно!

– Вольно! – Взводный прошелся вдоль строя. – Значит, так, бойцы. Слушай приказ! Наш разведвзвод ускоренным марш-броском должен к вечеру выйти в район боевых действий. Особое внимание обращаю на работу всего личного состава взвода! На время учений все эти ваши «звания» – «дембеля», «деды», «молодые» – отменяются! Особенно это касается «дембелей»! Для вас это последние учения, и от того, как вы себя на них проявите, будет зависеть, поедете вы домой еще в мае или «задержитесь» в части аж до августа… Я понятно излагаю, граждане «гражданские»?

– Так точно… – раздались из строя понурые голоса пятерых взводных «дембелей».

– Вы уже послужили, знаете, что по чем, имеете опыт, поэтому я рассчитываю на вашу помощь взводу… Все! На подготовку – десять минут! Сержанты – ко мне! Вольно! Разойдись! Можно покурить.

Строй десантников рассыпался, а трое младших сержантов, «комодов»[7]7
  Командир отделения (арм. сленг).


[Закрыть]
, и Андрей собрались вокруг офицера.

– Значит, так! – Взводный достал карту и ткнул в нее пальцем. – Мы должны обеспечить скрытный выход роты вот в этот район. Предполагается, что здесь могут быть посты или засады «условного противника»…

Лейтенант посмотрел на своих младших командиров:

– Учения максимально приближены к боевым действиям! При столкновении с противником разрешены любые приемы, кроме применения ножей и боевых патронов. Все очень серьезно, товарищи сержанты!..

– Ясно… – ответил за всех Андрей.

– Отлично… Все! Идите готовьтесь… Андрей!..

С Николаем у Андрея сразу же по прибытии в полк завязались дружеские отношения. Да и неудивительно! Погодки, имеющие одинаковое образование. А история отчисления из училища только подняла «планку Андрея» в глазах взводного.

– Слушай… Местность, сам видишь, какая…

– Да уж… – согласился сержант. – Если на гребне будет дозор, то мы его отсюда, снизу, не засечем… Кого-то надо наверх отправлять…

Они находились на дне небольшой горной долины.

– Вот и я о том же… Хотел тебе поручить боковой дозор.

– Понятное дело… Сколько народу даешь?

– Отделение. Только там кто поопытнее нужен…

– Я «дембелей» с собой заберу, Коля… Ну, и еще человека четыре…

– У тебя там с Осадчим, я знаю, отношения не сложились…

– Со старшиной разберемся… – улыбнулся Андрей. – Он мужик-то на самом деле не плохой… Просто уже «сидит на чемоданах»… Все нормально будет!

– Ну, смотри сам… Тогда так! – Лейтенант еще раз развернул карту. – Двигаемся «уступом»… Вы будете выше нас, значит, и обзора у тебя будет больше, так что повнимательнее.

– Сделаем.

– Ну, тогда бери с собой вторую Р-152[8]8
  Довольно удобная и относительно легкая, всего-то около 5 кэгэ, радиостанция, которую использовали разведгруппы ВДВ и спецназа ГРУ.

(От автора.)


[Закрыть], собирай отделение и вперед!

…Через несколько минут боковой дозор из десяти человек стал подниматься по пологой косой траектории вверх на гребень горы, по довольно крутому склону…

… – Слышь, сержант! – раздался позади Андрея голос старшины через десять минут подъема. – Не гони, а то успеешь!

– Нам, Осадчий, даже прибавить темп надо – а то потом замахаемся взвод догонять! А нам, вообще-то, надо идти впереди него!

– А че его догонять? Взводный видит, где мы, – подождет!..

– Слушай ты, «утомленный службой» старшина! – Андрей обернулся и в упор посмотрел на говорившего. – Эти «игры» для мужчин, которые умеют делать сначала то, что нужно, а только потом, что им хочется! Если время остается… Ты уже «гражданский», говоришь?! Тогда давай мне свой РД и «АКМС»[9]9
  РД – рюкзак десантный. «АКМС» – автомат Калашникова (модернизированный, складывающийся) калибра 7,62 мм, созданный специально для ВДВ. (От автора.)


[Закрыть]
и можешь остаться прямо здесь, вон за тем камешком! Мне такой боец, который на марше стонет, как баба, и на хер не нужен!.. Тоже мне, «десантура», бля!.. А если хочешь показать «молодым», чего вы, «дембеля», на самом деле стоите, то иди вперед и увеличь темп! А то только на словах вы крутые, а на поверку – фуфло дешевое!

– Ты!..

Старшина ринулся было к Андрею, но до него вдруг дошло, что тот прав. И тогда Осадчий поступил по-другому:

– Отвали в сторону, «замок»! – Он ринулся вверх по склону. – Дай «старым» показать напоследок, как в горах ходить надо!..

Он пер как танк впереди всей группы, и всем остальным только и оставалось, что стараться от него не отстать. Через пятнадцать минут боковой дозор перевалил за гребень.

Старшина уселся было на камень передохнуть, но Андрей прошел мимо него:

– Команды на привал не было! Надо идти дальше! – И пошел вперед, возглавляя всю группу. – По ходу покурите, если кто хочет…

…Майское солнце припекало так, что казалось, еще немного – и мозг, расплавившись под ним, вытечет весь через нос в виде соплей… Их ХБ уже насквозь промокли, высохли и еще раз промокли от пота.

В 12.30 Андрей объявил, наконец-то, пятиминутный привал и сам уселся в тени большого камня. Рядом с ним «приземлился» Осадчий:

– Ты откуда такой двужильный, сержант?

– Из Одессы.

– Так там же нет гор!

– Да и в твоем Харькове их тоже нет, старшина.

– Так то я!.. Я уже два года по горам бегаю…

Андрей с нескрываемой иронией посмотрел на бывшего «замка»:

– Слушай, Дима, а ты вообще никогда не интересовался тем, кто к тебе во взвод попадает? Как же ты до «старшины»-то вырос?

– А на кой? – удивился «дембель». – Какая разница, кто кем был на «гражданке»? Здесь всему научат! Войска Дяди Васи[10]10
  Родоначальником Воздушно-десантных войск считается генерал Василий Маргелов, отсюда и пошла такая расшифровка аббревиатуры ВДВ. (От автора.)


[Закрыть]
– это тебе не институт благородных девиц! Непонятно только, где тебя, «молодого» сержанта, так по горам ходить научили!

Андрей усмехнулся еще раз:

– Я, старшина, уже четыре года в «замках» хожу. И все четыре года на себе по Кавказу минометы и безоткатные орудия протаскал… – Он увидел удивленный взгляд старшины. – И если бы не набил морду одной сволочи, то уже через два месяца носил бы лейтенантские погоны…

– А-а! Ну, теперь ясно, откуда у тебя этот «командный голос» и офицерские замашки… – Осадчий закурил сигарету и глубоко затянулся дымом. – Только это все, знаешь… Для «десантуры» этих твоих «заслуг» маловато будет. Тут надо доказать, что ты чего-то стоишь… Тут уважение к себе зубами выгрызать надо!

– Знаешь, Дима. Я не собираюсь никому ничего доказывать – я просто служу! Потому, что мне это нравится!.. А дело покажет, кто из нас прав… Отделение, закончить привал!..

…Через несколько часов они вышли к месту, где гребень плавно уходил влево. Взвод, который вел лейтенант, так же не спеша, начал втягиваться в ущелье, покидая долину, а по следам взвода шла вся рота старлея Фокстротина…

Все было спокойно, но в какой-то момент Андрей вдруг присел и приказал знаками своим бойцам занять позиции за камнями. Подождав несколько минут, он подозвал к себе старшину:

– Что чуешь?

– Да хрен его знает! – почему-то прошептал «дембель». – Вроде бы ничего особенного.

– Запах дыма чуешь?

– Нет.

– Ладно… Пойдем посмотрим, может, мне показалось…

Хоронясь за камнями, они прошли около полусотни метров. Теперь уже заговорил старшина:

– Слушай, «замок»! Есть запашок, есть!

– Время обеденное… – ответил Андрей. – Кто-то пожрать собрался… Интересно, кто бы это здесь мог быть…

Они выглянули из-за огромной базальтовой глыбы и увидели…

– Вот что значит распиздяйство «дембелей» в армии… А оно всем может жизни стоить…

– Ладно уж… – Старшина не обиделся. – Не война же, в конце концов, так – учения…

Немного ниже по склону, метрах в пятидесяти, был оборудован наблюдательный пункт и пулеметное гнездо их «противника», судя по красным, «общевойсковым» петлицам и погонам солдат[11]11
  Эта справка для тех, кто не знает или не помнит, какие погоны и петлицы носили военнослужащие в те годы. Красный цвет – общевойсковые части (пехота, короче говоря). Зеленые – пограничники. Черные – все войска, связанные с техникой, и различались они по знакам в петлицах (танковые, артиллерия, автобаты, связь, химические, инженерно-саперные, строительные, железнодорожные, медицина и т. д.). Синие – ВВС. Голубые – ВДВ. Собственно говоря, ничего не изменилось и до сего дня. (От автора.)


[Закрыть]
.

Место, надо признать, было выбрано очень удачно. Отсюда, примерно километра на полтора-два в одну и в другую сторону, просматривалось ущелье, по которому должна была пройти рота десантников. Пост совершенно спокойно успевал доложить о появлении «противника» и отойти к своим, которые тоже успевали подготовиться к «теплой» встрече. Да и засаду могли организовать, если уже не организовали заранее…

На посту было четверо.

В сержанте и ефрейторе, которые преспокойно дрыхли на подстеленных плащ-палатках, сморенные жарой, безошибочно угадывались два «дембеля». У пулемета, покуривая сигарету, находился «черпак» (солдат, прослуживший год), который зорко присматривал не за ущельем, а за остриженным наголо, лопоухим «духом», который призвался в армию, наверное, всего-то месяц назад… «Дух» суетился около костерка, на котором варилось что-то в солдатских котелках, – «старослужащим» пора было «обед откушать»…

– Возьмем? – Старшиной завладел азарт.

– Не сейчас! Сейчас вернемся и доложим по рации.

– Да на хрена?! Повяжем придурков, потом и доложим!

– А если не получится? А если это подстава для нас, а где-нибудь, метрах в ста сидит нормальный пост и смотрит за ними? Что тогда?

– Да ну! Не может такого быть!

– Может, не может, старшина, а надо грамотно все сделать, а не так, как они…

Они вернулись к ожидавшему их отделению, и Андрей подошел к своему радисту – белорусскому пареньку, призвавшемуся в армию год назад:

– Серега. Связывайся со взводным.

Десантник сноровисто снял рацию со спины.

– Крот, я Глаз! Крот, я Глаз! Ответь!

– Крот на приеме! – раздался, наконец, ответ.

Андрей взял переговорное устройство:

– Крот, я Глаз! Обнаружил передовое гнездо «противника» – НП и пулемет. За поворотом ущелья, слева, выше – сто пятьдесят.

– Сколько «карандашей», Глаз? – раздался взволнованный голос взводного.

– Четыре. Могу взять.

– Подожди! Надо связаться с Фокстротом! Жди!

Это было абсолютно правильным решением. Конечную задачу всей роты знал только Фокстротин, и решать нужно было ему. Ведь возможен был и такой вариант, что он решит оставить этот дозор противника. Все возможно…

– Крот вызывает Глаз! – раздался в наушниках голос лейтенанта через несколько минут.

– Глаз на связи!

– «Карандаши» со связью?

– Нет, станции не видел. Скорее всего, они с сигнальными ракетами.

– Плохо…

Это, казалось бы, хорошее обстоятельство на самом деле очень осложняло задачу. Ведь, если вдуматься немного, для того, чтобы доложить о появлении «противника» по рации, требуется какое-то время. Пока вызовешь, пока какой-нибудь «дедушка»-радист соизволит тебе ответить… В лучшем случае минуты две-три. В лучшем! А при внезапном нападении на пост этих минут нет! То ли дело заряженная ракетница! Взвел курок и выстрелил в небо – пять секунд! И все! Ракету заметят в любом случае. А дальше… Обезврежен НП или нет, это уже не важно – свои предупреждены и готовы к встрече…

– Расслабуха у них… Там только один «дух» шевелится… Можно попробовать…

– Ладно! На твое усмотрение, Глаз!

– Будем «работать»… О захвате доложу… Контрольное время – пять минут… Конец связи!

Андрей отдал Сергею переговорник и посмотрел на Осадчего:

– Ну что, старшина? Пойдем повяжем пехоту?

– Пойдем! – В старшине уже проснулся азарт. – Тряхнем стариной!

– Ага! – проговорил Андрей, поднимаясь с камня. – Главное, чтобы «старина» не отвалился…

…До НП «противника» надо было пробежать вниз по склону около пятидесяти метров. В общем-то, крохотное расстояние на самом деле. Только… Эта простота была таковой только на первый взгляд… Пробежать по прямой такое расстояние – не успеешь даже икнуть, когда на тебя уже наскочат. А вот вниз по склону, усеянному «разнокалиберными» камнями!.. Любой, кто хоть однажды был в горах, скажет, что здесь свернуть себе шею – плевое дело!..

– Значит, так, старшина… – Андрей еще раз оценил обстановку. – Наскочим с двух направлений… Я беру на себя сержанта и ефрейтора – ракетница наверняка у них. Твои – «черпак» и «дух»!

– В три секунды сломаю!

– Ломать, Дима, никого не надо! Особенно пацаненка – ему и так сейчас не сладко в армии!..

– «…Тяготы и лишения воинской службы…» – процитировал старшина строчку из Присяги и улыбнулся.

– Наша задача, старшина, не показать, кто дольше в армии служит, а не допустить подачи сигнала! Не ошибайся! – Андрей посмотрел на своего «предшественника». – Если хочется поупражняться в рукопашке – займись «черпаком»! «Духа» не ломай – это просьба, а не приказ, Дима!

– Ладно…

– Вот и хорошо… И, кстати говоря, старшина, если у этих «краснопогонников» то же, что и у нас, то ракетница как раз может быть у «духа», а «гражданским дембелям это грязное дело уже по сроку службы не положено»… Я правильно понимаю философию «старослужащего»?

Осадчий уставился на Андрея:

– От ты даешь, «замок»! – Он улыбнулся, чуть ли не в первый раз за все то время, которое Андрей «его помнил». – А ведь так и есть! Я бы точно «душку» эту «дуру» отдал! На хер она мне нужна?! У меня поезд домой уже под парами стоит, а в «войнушку» поиграть так уже пришло время другим!..

Он потеребил свои «пшеничные» усы[12]12
  И пусть никто не удивляется! Да-да! Именно усы!!! И те, кто служил в конце 70-х и раньше, пусть вспомнят то время! И пусть по уставу было, что – «лицо военнослужащего должно быть чисто выбрито…»! Но!!! Некоторые офицеры носили не только усы, но даже бороды! Хоть это и было редким явлением, но было!.. Что же касается «дембелей», а особенно сержантского и старшинского состава, то!.. Если этот парень за время службы сумел проявить себя как толковый и знающий свое дело военнослужащий, то на такое мелкое «нарушение» Устава попросту закрывали глаза: «Ну хочется двадцатилетнему, или чуть-чуть больше, пареньку выглядеть более мужественно, ну и хрен с ним! Мы ему усы на морду, а он нам службу будет тянуть так, что и делать больше ничего не надо!» Вот так и находился компромисс… (От автора.)


[Закрыть]
:

– Так, значит, ты мне «самое дело» даешь, Андрюха?! – Он впервые назвал Андрея не «сержант» или «замок», а по имени.

– А шо? Не жалко! Буде шо телкам потом рассказать! Или не справишься?

– Кто?!! Я?!!

– Тихо! Не ори! А то всех распугаешь – «вязать» некого будет…

– Я пошел!

– Стой! – рявкнул вполголоса Андрей. – Сначала отбеги метров пятьдесят вперед. Я же сказал – наскочим с двух сторон…

– Ладно! Я пошел! Как буду готов, покажу «большой» (в смысле палец, если кто подумал что другое)!..

– Давай…

Андрей смотрел, как старшина пробежал эти несколько метров, а сам думал: «…Блин горелый! Ведь готовый офицер-разведчик! Как кот крадется! Такие парни в армии должны цениться на вес золота! А то, что поддерживает эти „дембельские“ условности… Ну, так это „с волками жить – по-волчьи выть!“… Ему бы в „Рязанку“ на офицера!.. До полковника дорос бы – к гадалке не ходи! А то и до генерала!..»

Через несколько секунд Шмель, такой был позывной старшины[13]13
  «Рабочие» позывные в армии давались в основном на ассоциациях… Осадчий – значит «Оса». Но «Ос» на самом деле было много, а вот «Шмель» – это уже индивидуальность… (От автора.)


[Закрыть]
, подал знак Андрею о готовности.

«Ну! С богом!..»

Они налетели на НП «противника», как взбесившийся торнадо…

Несколько секунд и…

Под Андреем взмолился сержант:

– Все! Все! Взяли вы нас! Все! Отпусти! Совсем растоптал! Как слон!..

Старшина точно так же, почти «играючи», «спеленал» своих подопечных. И самое смешное то, что Андрей оказался прав – ракетница была у «духа»…

– Слышь, сержант! – крикнул Осадчий. – А тебя только что «окрестили»… А когда тебя «крестит» твой хоть и условный, но противник – это на всю жизнь! Ему-то виднее!

Андрей непонимающе уставился на старшину:

– Что-то я ни фига не слышал! Ты о чем?

– Хреново, значит, слушаешь!.. «Слон» ты теперь, Андрюха! «СЛОН»! – улыбнулся Дмитрий. – И так им и останешься до самых своих последних дней в армии. «Слон»!.. Окрестили тебя, сержант…

Ах! Если бы знал тогда этот старшина-«дембель», насколько он окажется прав!.. «Слон»…

…Через несколько минут на этом НП собралось все отделение, и Андрей доложил взводному:

– «Точка» наша. Можно продолжать движение!

– Принял! – ответил взводный. – Молодец!

– Не я, Крот! Это бывший «замок» молодец – его заслуга.

– Добро… Продолжай выполнение задачи…

…В ходе тех учений рота старлея Фокстротина выполнила свою задачу – скрытно вышла в тыл танкового полка «противника» и организовала на пути его отступления «минные засады». Полк был «деморализован» и «наголову разбит» атакующим противником…

По итогам учений полк «десантуры», в котором служил Андрей, показал себя так, что получил от МО СССР вымпел «Лучшее боевое подразделение»… Великое дело, скажет кто… Да и в самом деле! Красная тряпочка на веревочке, чтобы на стену повесить… Но в 79-м за этот вымпел боролась половина Вооруженных сил…


Июнь

…Они прощались как самые близкие друзья! Шмель и Слон…

– Слышь-ка, Слон… – Старшина немного «мялся». – Ты на меня зла не держи…

– Я шо, баба, зло по карманам прятать?

– Да это я так… – Дмитрий «помялся» еще немного, а потом протянул Андрею сложенный в несколько раз тетрадный листок. – Вот! Возьми!

– Это чего такое?

– Ну… Если будешь когда в Харькове… Это адрес моих «стариков»… Они точно будут знать, где я есть… Только ты обязательно скажи, что ты Слон!

– Дим…

Усмехнулся Андрей, и… Какой-то странный ком подкатил к горлу…

– …Мы обязательно встретимся… Потом… Когда-нибудь…

– Только ты обязательно скажи, что ты Слон!

– Скажу, старшина! Скажу…

Старшина…

Он так рвался домой, на Харьковщину… Он так хотел наконец-то «вернуться из армии, отдав свой долг», и влиться в обыденную, «гражданскую жизнь», что…

Они встретились ровно через год…

Слон и Шмель…

В совершенно чужой и чуждой им стране…

* * *
1 декабря 1979 г. Фергана. Ночь…
«…Спасибо Партии родной, что пересрала выходной!..»

… – Хе-хе-хе-хе!!! – все «крякала» и «крякала» сирена, надрывая свой «охрипший» голос. – Хе-хе-хе-хе!!!

– Рота, подъем! Выходи строиться! – крикнул во все горло Андрей и посмотрел на часы.

«…2.15… Че это они? Опять, что ли, решили устроить учения? – подумал он. – Так, а на хрена ж им самим это надо? У каждого семьи дома, а они в субботу учения затеяли… Фигня какая-то!.. Совсем уже с катушек посрывались, отцы-командиры!..»

Андрей был прав…

Что-то странное происходило на протяжении всего этого года. Учения шли одни за другими, «наступая друг другу на пятки»… Правда, таких крупных, как «Памир-79», не было уже давно, но полковые учения проходили теперь не реже одного раза в месяц. И все уже привыкли к этому и, в общем-то, были готовы сорваться по тревоге, но… Последние полковые учения с боевыми стрельбами закончились только неделю назад. Все еще только-только «возвращались» к обычному казарменному образу жизни, и очень многие солдаты надеялись именно сегодня, в субботу, получить «увольнительную в город»…

За эти полгода Андрей пообтерся в войсках и приобрел непререкаемый авторитет. И не потому, что уже и те, кто на «Памире-79», были еще «дедушками», успели к декабрю уволиться в запас и уехать домой, – они-то как раз после тех учений очень сильно зауважали нашего сержанта. Дело было совершенно в другом…

Андрей просто служил. Служил в удовольствие и знал свое дело. И все, кто, так или иначе, сталкивался с ним по службе, и солдаты и офицеры, понимали, что этот парень любит свое дело и любит армию… Он был воином по призванию. Настоящим, хоть пока и несостоявшимся, русским офицером – строгим, но справедливым… А «ротный», старлей Фокстротин, на всех совещаниях и прочих офицерских «посиделках» говорил, что у него «усиленная» рота – вместо 5 офицеров по штату, включая и его самого, у него в роте служит 6…

– Строиться перед расположением роты! – скомандовал Андрей. – Замкомандирам взводов доложить о личном составе!

Месяц назад сержант Ошеха принял должность «старшины роты» вместо ушедшего на пенсию пожилого прапорщика, и теперь, до появления в роте офицеров, он был «царь и бог».

– Слышь, Колян… Че это за хрень происходит? – тихо спросил Андрей у своего взводного после доклада.

Сегодня лейтенант Осокин был «ответственным офицером». Они оставили стоять роту в строю, а сами отошли на несколько метров.

– Да я и сам не знаю, Андрюха! – пожал плечами лейтенант. – Учения закончились… В штабе никаких намеков на следующие не было…

– Хрень какая-то! Сейчас, по идее, пора бы уже начать к Новому году готовиться, а они опять что-то затеяли… А наш в курсе, как думаешь?

– Не знаю… Думаю, что нет… Он бы тогда сегодня так спокойно не отчалил отдыхать. Ты же знаешь нашего старлея!..

Да. Характер Фокстротина был известен во всем полку! Он не был служакой-солдафоном, но от всего сердца болел за свою роту, вечно с кем-то ругался, что-то требовал, добиваясь чего-то для своих солдат, и в конце концов это приводило к положительным результатам. Например, его рота самая первая и пока единственная во всем полку «переоделась» в новую, экспериментальную полевую форму. Удобную и практичную, не то что старенькая ХБ…[14]14
  Эту новую форму, созданную специально для среднеазиатских регионов, а потому и не привычного защитного цвета, а песчано-бежевого, тогда еще называли «эксперименталкой». И только через несколько лет ее стали называть «афганкой», потому что переодевали в нее только те воинские части, которые служили в ОКСВА. А в Союзе она так и не была никогда введена и навсегда осталась «эксперименталкой». Просто потом стали делать пятнистые камуфляжи, а вот песочная «афганка»… До сего дня, когда 2 августа на день ВДВ встречаешь немолодых уже мужиков в этих стареньких, застиранных брюках с накладными карманами, понимаешь, что вот он идет, твой «братишка», побывавший там, за Речкой…


[Закрыть]

…Через полчаса на плацу построился весь полк, и то тут, то там к своим подразделениям подбегали офицеры и тоже становились в строй. Обычное явление в армии, ведь не все же жили в холостяцких офицерских общежитиях, и у многих уже были семьи – они жили в офицерском городке, и о тревоге им сообщали «посыльные». Фокстротин был в их числе…

– Что тут? – спросил он у Осокина, вставая во главе своей роты.

– Да хрен его знает, Валера. Не понятно ничего!..

– Ладно!.. Вон командир уже идет… Скоро все узнаем…

Развод полка был недолгим.

Подполковник выслушал доклады командиров батальонов, отдал какие-то распоряжения, и десантники вернулись в свои казармы.

На плацу осталась 9-я рота Фокстротина…

– Ну что, старший лейтенант? – Командир полка приблизился к строю. – Говоришь, твоя рота усиленная?

– Так точно, товарищ подполковник!

– Что ж… Раз так, то именно тебе и выполнять особенное задание… – Командир отошел на несколько метров и скомандовал: – Офицеры и старшина роты – ко мне!

Подполковник прохаживался вдоль коротенького строя офицеров, а со стороны казалось, что он просто не знает, с чего начать разговор.

… – Значит, так, товарищи офицеры. – Подполковник совершенно не обращал внимания на то, что Андрей был сержантом. – Получен приказ…

Он помолчал немного и продолжил:

– Наше правительство уже давно ведет очень тонкую политику в сопредельных странах Среднеазиатского региона… И пытается поддерживать некоторые правительства дружественных нам государств… Но обстановка в мире накалена до предела, и вы это знаете… Существует негласное противостояние с государствами блока НАТО, с Соединенными Штатами – в частности… Это так, преамбула… А теперь слушайте боевой приказ! – Подполковник остро взглянул на выстроившихся перед ним офицеров. – Ваша рота, Фокстротин, должна максимально быстро погрузиться на транспортные «борты» и отбыть к месту новой дислокации!.. Обеспечить роту продовольствием на две недели, палатками, двойным боекомплектом! Это ваша задача, сержант!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное