Андрей Негривода.

Разведывательно-диверсионная группа. «Слон»

(страница 2 из 21)

скачать книгу бесплатно

И тут кровь ударила в голову Андрея, видимо, то, что сейчас сказал Дзюба, было той последней каплей, которая переполнила все же чашу его терпения.

– Это ты, козлина, только и знаешь, что по блядям таскаться! – тихо проговорил он. – А моя Тамара не блядь!!! Извинись, старлей! Сейчас! Или я тебя, как офицер офицера, вызову на дуэль!

– Что-о-о?!! – алкоголь, бродивший по организму старлея, ударил в голову. – Это ты меня на дуэль?!! Да я потомственный офицер! Мой дед был полковником царской армии! Отец – генерал! А кто ты, быдло голожопое? Да я тебя сейчас…

Он выскочил из-за своего стола и наотмашь двинул Андрея кулаком в глаз. Хорошо так двинул, аж «звездочки» полетели…

Старлей замахнулся для второго удара, но…

«Пиздец… Прощай, погоны, здравствуй, дисбат!..» – подумал Андрей.

Но дожидаться следующей оплеухи от пьяного придурка, хотя и непосредственного начальника, он не стал… Его крепкий кулак впечатался в подбородок взводного…

Дзюба такого демарша со стороны своего сержанта попросту не ожидал. Удар Андрея был, что называется, от души, да и алкоголь не позволял твердо стоять на ногах… Старший лейтенант завалился всем корпусом на свой письменный стол и уставился «бараньими глазами» на Андрея…

Эх! Ему бы поменьше пить да побольше заниматься физподготовкой, как это и положено настоящему офицеру… Дзюба вскочил на ноги и ринулся на Андрея с ревом раненного в жопу быка:

– А-а-а-а, с-сук-ка-а!

Видимо, у него сместилось что-то в голове, и он подумал, что это обычная для него драка в каком-нибудь городском кабаке. И ему очень уж хотелось наказать своего обидчика. Он схватил стул и замахнулся…

– Что ж ты не угомонишься-то, мудило! – крикнул Андрей.

Увернувшись от стула, он шарахнул, что было сил, взводного по зубам, и тот, вывалив своим телом довольно хлипкую фанерную дверь, вылетел спиной вперед в расположение батареи.

Прямо под ноги одному из преподавателей, подполковнику, который сегодня был «дежурный по училищу» и зашел в батарею проверить несение службы, зная, кто в ней сегодня «ответственный офицер»…

– Отставить! – рявкнул подполковник во весь голос. – Отставить!

И тут он увидел Андрея.

– Что происходит, товарищ сержант?!!

– Старший лейтенант на меня напал, товарищ подполковник! Пришлось защищаться…

– Ко мне!

Андрей мигом подскочил к «дежурному».

– Дыхни!

– Товарищ…

– Выполнять приказ старшего по званию, сержант!

«Все!.. Теперь точно жопа!..»

Андрей дыхнул прямо в лицо подполковника.

– Выпивал, сержант?

– Товарищ подполковник!.. Я сегодня со своей девушкой заявление в загс подал… Потом у нее дома, с родителями, выпили по бокалу шампанского за событие… Я абсолютно трезв!..

– Что ж ты, бля, Ошеха! – Этот подполковник был старшим преподавателем кафедры разведки и прекрасно знал Андрея – своего любимого ученика. – Что ж ты наделал-то, идиот?! Ты хоть понимаешь, что ты сейчас сделал?!!

– Так точно, Николай Петрович! Поставил на место подонка, который грязно оскорбил мою будущую жену!

– Ты, дурак, поставил крест на своей офицерской карьере! Вот что ты сейчас сделал! Ты хоть понимаешь, что этот генеральский сынок сейчас поднимет на уши весь Генштаб в Москве только для того, чтобы доказать, что ты, будучи пьяным, напал на офицера! Ты, сержант, сейчас молись богу, чтобы тебя просто отчислили… Ах, как жаль! Как жаль! А какой бы мог быть хороший офицер, мать твою!

В этот момент на полу заворочался Дзюба:

– М-м-м-мы-ы… М-мы-ы-ы…

Он встал на четвереньки, кое-как поднялся на ноги и только теперь заметил «дежурного»:

– Та-аварищ п-под-п-лковник! – Он еле ворочал языком, то ли от водки, то ли от удара Андрея. – Н-на меня со-овершен-но нап-п-дение с-ржантом Ош-шеха! Пр-шу вас разобр-р…

– Идите, проспитесь, старший лейтенант! – Было видно, что этот слизняк подполковнику просто противен. – Разбираться будем позже!

– И-эсть! – ответил Дзюба.

Пошатнувшись, он кое-как изобразил поворот через левое плечо и направился в канцелярию нетвердым шагом.

– Сержант Ошеха!

– Я!

– Сдать ремень! – «Дежурный» протянул руку.

Андрей снял с пояса ремень и отдал его подполковнику.

– А теперь за мной, шагом марш! В помещение «дежурного по училищу»!

Они вышли из расположения батареи и направились к центральному учебному корпусу, в котором при входе было знамя, а рядом находилась комната со множеством телефонов и тому подобной аппаратуры.

Андрей не раз за время учебы заступал в наряд именно сюда – помощником «дежурного» могли быть только сержанты.

– Эх, бля! – слышал Андрей за спиной, пока они шли к учебному корпусу. – И из-за кого?! Из-за швали генеральской, мать твою! Из-за какого-то подонка! Ах, как жаль-то, как жаль! Мальчишки! Пацанье, бля! Господа офицеры, мать вашу!..

…Через десять минут они вошли в помещение, и подполковник тут же поднял трубку внутреннего телефона.

– Караульного свободной смены ко мне, для сопровождения арестованного! – рявкнул он в трубку, бросил ее на аппарат и в упор уставился на Андрея. – Ну! Что делать-то будем, сержант?!

– Не знаю, Николай Петрович…

Подполковник походил по комнате:

– Значит, так! Кто еще знает, что ты был выпивши?

– Да не был я…

– Тебе понятен вопрос, сержант? Кроме Дзюбы, конечно! Этот придурок сейчас и кучу говна перед самым носом не унюхает!

Андрей думал всего секунду:

– Младший сержант Бабич. Он сегодня «дежурный по батарее».

– Сергей, что ли? Он ведь твой командир отделения, и еще вы, кажется, друзья?

– Так точно, товарищ подполковник!

– Он может подтвердить, что ты был трезв?

– Он именно это и скажет!

– Уверен?

– На все сто!

– Тогда так! – Подполковник подошел к небольшому столику, на котором стоял термос, открыл его и налил ароматный напиток в стакан. – Быстро пей кофе – он сбивает запах! Быстро! Пока не пришел караульный… Я в докладе этот момент тоже упоминать не буду… Это все, что я могу для тебя сделать, Андрей! Но поверь мне, что это тоже очень много! За неуставные отношения и рукоприкладство по отношению к старшему по званию, а особенно офицеру!.. Если ты «будешь» выпивши – это три года дисциплинарного батальона! А если нет, тем более что я не буду скрывать того факта, что Дзюба был откровенно пьян, то, возможно, отделаешься простым отчислением из училища, и, возможно, даже с сохранением звания… Эх, сержант!!! Как же ты вот так, по-глупому, просрал свои офицерские погоны?!! Служить-то хочешь?

– Очень хочу, Николай Петрович! – честно признался Андрей. – Очень!

Подполковник походил по комнате, добавил Андрею в стакан еще кофе и сказал, наконец:

– Отправят тебя в войска с формулировкой «для полного прохождения службы» – это-то, как пить дать! Ты обязательно возьми из учебной части свою академсправку. Через два года, а если повезет, то и раньше, уволишься и приедешь сюда. Тебе ведь только выпускные «Госы» сдать осталось, так что… Если из части характеристика будет хорошая, то получишь «лейтенанта», но только через два года… Ясно?

– Так точно!.. Одно не ясно. Разрешите?

– Спрашивай, да побыстрей! – Подполковник смотрел в окно. – Вон за тобой уже караульный бежит.

– А что значит «если повезет, то меньше»?

– В соответствии с приказом министра обороны, такие «залетчики», как ты, да с такой формулировкой отчисленные из военных училищ, обязаны отслужить на новом месте службы не меньше года! А вот больше – это уже на усмотрение командира части… Если тебе повезет с командиром, а еще если и зарекомендуешь себя как толковый сержант, то уже через год можешь вернуться в Тбилиси сдавать свои выпускные экзамены. Теперь ясно?

– Так точно, Николай Петрович!

В этот момент в дверь постучали:

– Разрешите войти!

– Да!

– Курсант Мамедов по вашему приказанию прибыл! – На пороге стоял молоденький курсантик-первокурсник.

– Так, Мамедов! Сопроводить сержанта в караульное помещение под стражу и доложить начальнику караула, что мной на сержанта наложено взыскание – семь суток ареста! Завтра утром он должен быть отправлен в гарнизонную гауптвахту! Все ясно?

– Так точно, товарищ подполковник!

– Тогда сопровождайте арестованного! Свободны!..

* * *
21 апреля 1979 г. Фергана.
«You’re in the army now!»[5]5
  Теперь ты в армии! (англ.)


[Закрыть]

…За эти две недели в жизни Андрея произошли кардинальные перемены…

Подполковник-преподаватель, который был свидетелем всего этого скандала, оказался прав – Дзюба поднял с помощью своего влиятельного папы-генерала вонь чуть ли не на все Вооруженные силы. Из Москвы в училище даже приехала специальная комиссия военных прокуроров, чтобы разобраться в этом «вопиющем» нарушении воинской дисциплины. Что они там «наразбирали» и к каким выводам пришли, Андрей, конечно же, не знал – «не по Ваньке шапка», но вот один разговор, в присутствии начальника училища генерал-лейтенанта, начальника особого отдела училища – майора, его командира дивизиона – полковника и командира батареи – тоже майора, он запомнил на долгие годы…


14 апреля

За ним, отсидевшим на гауптвахте объявленные «семь суток ареста», приехали на штабном «козле» и без долгих разговоров и объяснений доставили прямо в кабинет начальника училища…

– Товарищ генерал-лейтенант, сержант Ошеха по вашему приказанию прибыл! – доложил Андрей по-военному четко и вытянулся по стойке «Смирно!».

– Вольно, сержант! – проговорил начальник училища усталым голосом.

Этот шестидесятилетний генерал прошел всю Великую Отечественную, закончив ее в Вене командиром дивизиона противотанкового полка, молодым, но не единожды орденоносным майором. Это был настоящий боевой офицер, и он наверняка знал, что такое офицерская честь.

– Так, Ошеха! Я хочу услышать от вас, что же все-таки произошло между вами и вашим командиром взвода. И заметьте, сержант, что от ваших слов очень многое будет зависеть! Я слушаю!

Андрей промедлил всего секунду:

– Все изложено в моем рапорте, товарищ генерал-лейтенант! И, наверное, в рапорте старшего лейтенанта Дзюбы…

– Ты не ерепенься, юноша! – Генерал в упор взглянул на Андрея. – Если бы мне было достаточно этих двух бумажек, то ты уже ехал бы в какой-нибудь из «дизелей»[6]6
  «Дизелями» люди военные назвали дисциплинарные батальоны. (От автора.)


[Закрыть]
! Но я и все здесь присутствующие старшие офицеры прекрасно знаем, кто такой Дзюба и какой он командир, мать его! И при этом его взвод по показателям один из лучших в училище! Следовательно, это заслуга его замкомвзвода, то есть вас, сержант Ошеха! «Спустить на тормозах» его разбитое лицо и дать вам возможность все же сдать выпускные госэкзамены при всем моем желании уже не получится – за делом следят представители военной прокуратуры. Поэтому, сынок… Я буду принимать решение на основании твоей откровенности и правдивости… И если у меня или у кого-нибудь из присутствующих здесь офицеров возникнет хоть малейшее сомнение – вы, сержант, будете преданы суду военного трибунала! А теперь говори, сержант!

Андрей не стал ничего скрывать. То есть вообще ничего! И даже того, что не было отражено ни в одном рапорте, в частности, то, что он выпил с родителями и своей будущей женой немного шампанского… В общем… Через десять минут все присутствующие знали всю подноготную скандала с последующим мордобоем.

Генерал слушал внимательно и все это время пристально смотрел Андрею в глаза. А Андрей… Он чувствовал свою правоту и поэтому ни разу не отвел взгляда.

«…Будь что будет! Только… Тамарку мою жалко! Да и Тэймураз Сосоевич будет расстроен… Но я ведь защищал честь любимой женщины!..»

Сержант закончил свой рассказ и…

Молчание затянулось… Андрею больше нечего было сказать, а присутствующие в генеральском кабинете командиры молчали. Как и сам начальник училища. Эту гнетущую, давящую на плечи тишину через несколько долгих минут сам генерал и нарушил.

– Так! – Он с силой хлопнул ладонью по столу. – Иди, сержант. Подожди в приемной.

«…Что теперь, Андрюха? Что решат-то?»

Он метался по приемной, как тигр в клетке, а молоденькая секретарша только стреляла глазами в его сторону. Наконец раздался зуммер селектора, и из динамика раздался генеральский голос:

– Сержанта Ошеху ко мне!

Девушка с погонами сержанта сверхсрочной службы посмотрела на Андрея и произнесла единственное слово:

– Иди!

– Разрешите, товарищ генерал-лейтенант?

– Заходи, сержант!

Андрей опять вошел в этот просторный кабинет и остановился, в ожидании своего «приговора».

– Значит, так, Ошеха! – Генерал поднялся, вышел из-за стола и приблизился к Андрею. – Мы приняли решение… Хоть и не единогласное… Служить хочешь, сержант?

– Так точно, товарищ генерал-лейтенант! – отчеканил Андрей.

– Это хорошо… Для дальнейшего прохождения службы ты будешь отправлен в строевую часть…

– Разрешите вопрос, товарищ генерал-лейтенант!

«…А-а!!! Погибать, так с музыкой!..»

– Слушаю!

– А в какой род войск меня направят?

– Скажи спасибо, что не в дисбат! – усмехнулся генерал. – Из артиллерийского училища отчисленные курсанты направляются служить в артиллерию. По профилю. А у тебя что, есть какие-то пожелания?

– Так точно!

– А ты наглец, сержант! – Генерал обернулся к офицерам. – Каков наглец! У него еще и пожелания имеются, после всего случившегося!

Начальник училища вернулся к своему столу:

– Ну и что же это за пожелания?

– У моей будущей жены отец и оба брата служат офицерами в ВДВ, товарищ генерал-лейтенант… И если уж так получилось… Я хотел бы продолжить службу в воздушно-десантных войсках!..

Что-то такое изменилось в глазах генерала, потеплели они, что ли, в несколько секунд и превратились из рентгенаппарата в обычные, человеческие.

– Поближе к дому небось…

– Не понял?

– В Одесском военном округе, насколько я знаю, есть несколько частей ВДВ… В Болграде Свирская бригада, например, в Старом Крыму под Феодосией тоже бригада стоит… Да и в Кировограде тоже есть бригада… Хоть это и Киевский военный округ, но до Одессы рукой подать… Хитришь, сержант?

– Никак нет, товарищ генерал-лейтенант! Можно и подальше! Если можно, конечно…

Генерал усмехнулся и опять посмотрел на офицеров:

– Каков, а?.. Ну, раз не хитришь… А еще, если ты и в самом деле служить хочешь… То послужишь! От души! – В его голосе зазвенел металл, который заставил подтянуться даже полковника. – В ВДВ, говоришь? И подальше? Добро! Поедешь в Фергану, сержант! В Туркестанский военный округ, раз подальше просишься! В отдельный парашютно-десантный полк! Его командир – мой давнишний знакомый… У него всегда был дефицит специалистов-артиллеристов, а обучать их толком некогда… А ты, Ошеха, практически готовый офицер горной артиллерии! Офицер-разведчик! Самое оно! Для полковника будет большой подарок!..

– Спасибо, товарищ генерал-лейтенант!

– Ты подожди радоваться, сержант! – рявкнул генерал. – Ты думаешь, что на курорт едешь?

– Никак нет, товарищ генерал-лейтенант!

– Вот и правильно думаешь! Это особый полк, с горной спецификой подготовки, потому и «отдельный»… И ты не призывник, а отчисленный за тяжелый проступок курсант! Тебя решено оставить в звании «сержант», но это не значит, что за свою несдержанность ты не достоин наказания, Ошеха! Тебе ясно?

– Так точно!

– А раз ясно, то сейчас ты отправляешься обратно под арест на семь суток на гарнизонную гауптвахту! До отбытия по месту службы в часть! Нечего тебе здесь, в училище, делать! Да и не будем больше дразнить московских гусей… Все! Выполнять приказание!

– Есть, товарищ генерал-лейтенант! – произнес по-уставному Андрей и вышел из кабинета…

Через неделю, когда за ним на гауптвахту опять приехал штабной «козел», Андрею дали всего два часа на то, чтобы собрать свои нехитрые пожитки перед поездом, который должен был отправиться в дальний путь. Он справился быстро, а потом все накручивал и накручивал диск телефона-автомата, пытаясь дозвониться до своей Тамары, но… Домашний телефон семьи Чантурия молчал.

«…Томка! Томочка моя! Ну, где же ты? Ведь уеду и так и не увидимся!.. Эх! Жизнь, бля, портянка! Прости меня за все, моя царица Тамара!.. Прости, если сможешь!.. Ну, где же ты?!»

Телефон молчал, а прапорщик, сопровождающий Андрея на вокзал до поезда, уже начинал нервничать и посматривать на часы.

«…Да что же это такое! Ну, почему так?! Где ты, Тома?!»

…Он так и уехал, не дозвонившись…

Ехал Андрей двое суток.

Советская Армия для проезда своих военнослужащих оплачивала только железнодорожные билеты и только в плацкартных вагонах. Вот и трясся Андрей на своей верхней боковой полке сначала до Баку, затем до Астрахани, а потом пошли степи и станции со странными для его русского уха названиями Макат, Кандагач, Кзыл-Орда… Потом был красивый, цветущий по весне Ташкент, где поезд простоял несколько часов, и Андрей опять попытался дозвониться своей Тамаре с вокзального междугороднего телефонного узла, и опять у него ничего не получилось – телефон молчал… Он даже чуть было не опоздал на свой поезд… А потом был Коканд и, наконец-то, сама Фергана…

И снова он сначала отправился не в гарнизонную комендатуру, как это было положено таким военнослужащим, как он, чтобы узнать, где квартируется его полк, а на междугородний телефонный узел. И опять у него ничего не вышло.

И тогда Андрей, совсем уже отчаявшись услышать голос своей невесты, отправил ей телеграмму:

«Томочка! Любимая! Прости! Так случилось, что я теперь служу в Фергане. Я пытался дозвониться до тебя 1000 раз, но ничего не получилось! Где ты, любовь моя! Я вернусь к тебе! А скоро напишу письмо с адресом своей части! Не грусти! Мы будем вместе! Люблю! Твой Андрей!»

Вскоре от военного коменданта Ферганы он получил адрес части, а еще через пару часов уже стоял на КПП гвардейского парашютно-десантного полка, который на долгие годы станет ему и домом, и семьей…

* * *
Лето 1979 г. Фергана. N-ский ОПДП.
«…Тяжело в учении – сплошное мучение…»

…Что и говорить. Встретили Андрея не самым доброжелательным образом. Нет! Для офицеров такой сержант был абсолютной находкой! Комроты, старший лейтенант Фокстротин, радовался, что у него появился «внештатный офицер». А взводный, лейтенантик, который всего-то год носил офицерские погоны, тут же назначил Андрея свои «замком», вместо уже выведенного за штат старшины-дембеля. Тут-то как раз все было в порядке, и более чем.

Хреново складывались отношения Андрея с «дембелями», которые уже наполовину были гражданскими людьми, и старослужащими «дедами», которым оставалось дослужить до осени. Особенно с «дедами»!.. Эти парни считали, что про армию они уже знают абсолютно все и учиться им уже нечему. Да и вообще! Чему может их научить какой-то сержант из «учебки». Почему-то они никак на могли понять, что Андрей практически окончил военное училище, а не обычную, сержантскую «учебку» и знает поболе иного офицера. Нет, тут стояла «бетонная стена», которую Андрею пришлось преодолевать…


Май

Что-то такое назревало в мире. Что-то совершенно поганое… Противостояние между Америкой и Советским Союзом, между Джимми Картером и «Дорогим Леонидом Ильичом». Все чувствовали, что начинает попахивать «жареным», а военные понимали, что дело идет к войне…

По всем Вооруженным силам Союза были проведены большие учения. Так, на всякий случай… В середине мая полк, в котором теперь служил Андрей, посредине ночи был поднят по тревоге…

…Сирена – резкая, громкая – безжалостно разорвала тишину и прогнала прочь сон уставших десантников.

– Рота, подъем! – раздалась резкая команда «дежурного». – Выходи строиться!

– Взвод! Выходи строиться! – рявкнул во всю глотку Андрей.

Он, привыкший за четыре года к таким внезапным ночным тревогам и к тому, что именно он должен быть «первым проснувшимся», уже был на ногах:

– Быстрей, быстрей! Бегом!

– Слышь, «замок»! Не рви глотку… – проворчал недовольно из «дембельского угла» старшина, которого он сменил на должности «замкомвзвода». – Дай поспать старослужащим.

Андрей подошел к «дембелям», которые и не думали подниматься со своих постелей. Единственной их реакцией на тревогу было то, что они перевернулись на другой бок и продолжали спать.

– Подъем! Тревога для всех! – Андрей пнул сапогом по кровати старшины.

– Отвали! Иди вон молодых дрючь, а мы уже гражданские люди!

– Встать! – рявкнул Андрей во всю глотку и резко рванул железную спинку кровати. – «Гражданскими» вы будете, когда в поезд сядете, а пока вы еще на службе! Встать! Выходи строиться!

Он чуть было не уронил кровать набок, но старшина-«дембель», тем не менее, оказался на полу. Он вскочил на ноги с багровым от гнева лицом:

– Ты что?! Совсем опух, молодой?! Жопу рвешь перед взводным?! Так мы тебе ее сами разорвем!

Он пошел со сжатыми кулаками на Андрея, но тот… Ни один мускул не дрогнул на его лице! Ни единственный!

– Знаешь, старшина… – проговорил он спокойно, но в этом спокойствии таилась такая буря и была такая сила, что «дембель» остановился на полдороге. – Я одного хама в погонах уже на место поставил… И тебя поставлю! Выполнять приказ! Выходи строиться!

Бывший «замок» понял, что деваться ему некуда и сон закончен, но «терять лицо» перед своими товарищами не хотел:

– Ладно, козлик… Мы с тобой потом, после тревоги, поговорим!..

– Поговорим-поговорим, не сомневайся! – оскалился сержант. – Бегом на выход!!!

«Поговорить после тревоги» не удалось – поднят был весь полк. После докладов офицеров полка командиром была поставлена задача, и уже через полчаса началась побатальонная погрузка в транспортные «Ан-22» – начинались большие учения «Памир-79»…

По условиям учений 2-й парашютно-десантный батальон должен был высадиться в высокогорном районе, в тылу «противника», а потом, спустившись с гор, атаковать его с тыла, одновременно с другими подразделениями полка. 9-я же рота старшего лейтенанта Фокстротина имела свою, отдельную задачу…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное