Андрей Негривода.

Разведывательно-диверсионная группа. «Тюлень»

(страница 5 из 22)

скачать книгу бесплатно

– Здорово!!!

«…Ну, хватит! Так до чего угодно добрехаться можно! Девки вон уши развесили, как чебурашки, – на них лапши навесить по пару кило можно!.. Только нехорошо это… Они же глупенькие, верят этой баланде!..»

Вот именно в этот момент, когда Сергей совсем уже было собрался подхватить Татьяну и ретироваться, был задан тот самый вопрос, который…

– А у вас с Танюшкой серьезно?

Они все вместе уже почти подошли к зданию Оперного театра, когда Сергей встал вдруг как вкопанный:

– Конечно, серьезно! А что?

– И вы ее любите?

Серега посмотрел в глаза Татьяне и уверенно произнес:

– Люблю!

– А чего ж тогда не женитесь на ней? Кого ждете?

Серега в упор смотрел на растерявшуюся Татьяну.

– А я и не жду никого, – ответил он уверенно. – Пойдешь за меня, Танюш?

Впервые за последние полчаса в их компании наступила тишина – ее ответа ждал не только Сергей, но и все подружки… А она хлопала растерянно своими длинными ресницами и озиралась по сторонам, словно искала чьей-то поддержки…

– Танюша… Так ты пойдешь за меня? Станешь моей женой?

– Да, Сереж… – еле слышно выдохнула девушка и залилась пунцовым румянцем.

– Ур-ра-а! – заорали девчонки на пол-улицы. – Ур-ра-а!!!

– А когда заявление подавать пойдете?

Сергей оглянулся по сторонам и:

– А вот прямо сейчас и пойдем!

Всего в нескольких десятках метров от них, на углу Дерибасовской и улицы Ленина (теперь, слава богу, ей вернули исконное, историческое название, и улица стала Ришельевская), над белыми мраморными ступеньками и высокой дверью, красовалась вывеска «Городской дворец бракосочетания»…

Сергей схватил Татьяну за руку, и они, такие молодые и счастливые, побежали навстречу своей судьбе…

Все тот же день, 2 октября 1976 г. Одесса
…Гулять без мозгов что кефаль веслом ловить!..

…Им удалось избавиться от Татьяниных подруг-сокурсниц только тогда, когда Сергей сделал наигранно-суровые глаза и грозно проговорил:

– Так, девушки! Все флотские секреты вы уже из меня выудили!.. Заявление в ЗАГС мы с Татьяной при вас подали – теперь за нее можете не волноваться… И это…

– Ой! Девчонки! Совсем забыла! – вдруг вскрикнула одна из девушек, та, которая обратила внимание на значок парашютиста. – Сегодня же в нашем ДК дискотека будет! Мы идем? Начало в семь вечера!

– Конечно, идем! – поддержали ее остальные подруги.

– Тогда побежали готовиться! А то не успеем! Нам же еще до общежития доехать надо!.. – Она хитро взглянула на Сергея: – А вы тут Танюшу нашу не обижайте! Эх, жаль!.. А у вас нет друга, Сергей? Ну, хоть одного такого же спасателя, который вместе с вами служит на Черноморском Военном флоте в конной авиации на восьмом причале?..

«…Ни хрена себе!!! Она даже это знает!!! Надо будет узнать, что это за красуля-студентка такая, которая знает про то, что ей знать совершенно не положено!!!»

– Не понял… На каком причале?

– На том, с которого тренируются с парашютом прыгать, когда больших волн не предвидится… – улыбнулась она совершенно по-лисьи. – Так у вас есть друг-спасатель или нет?

– Есть, конечно!

– А он случайно не в городе?

– Вот уж не знаю!..

Все может быть…

– Ну, ладно… Чего уж теперь… Все! Я побежала девчонок догонять! Finchй la poppa! Jusqu’la riunione, la cute![8]8
  Пока куколка! До встречи, красавчик! (итал.)


[Закрыть]
– Она весело засмеялась и бросилась догонять подруг.

– Че это она сказала?

– Это по-итальянски… Кажется, что-то на тему «до скорых встреч»… Я точно не знаю, Сереж, я же английский и французский изучаю…

– Ну и ладно!.. Ну что, будущая жена, куда пойдем? – Он нежно приобнял ее за талию и привлек к себе. – Мы так ничего и не поели… Ты голодная?

– Ну, как сказать… Когда ты позвонил в общагу, я как раз только-только начинала готовить…

– Ясно!

Он огляделся по сторонам и обратил внимание на небольшую вывеску «Кафе Театральное».

– Кажется, то, что нам надо! Пойдем?

– Там, наверное, дорого!

– А мы не будем особенно шиковать, Одуванчик… Но у нас сегодня событие, и его просто необходимо отметить! Пить мы, конечно, не будем, а вот вкусно покушать – обязательно! Идем!!!

…Время пробежало незаметно…

Они наслаждались общением друг с другом и не обращали внимания на часы. И могли бы так сидеть бесконечно долго в полуинтимной обстановке уютной «Театралки»[9]9
  Возможно, и найдется среди читателей хоть один, кто помнит это кафе, которое находилось на улице Ленина, между Дерибасовской и улицей Карла Либкнехта (ныне Греческая), всего в одном квартале от Оперного театра. Прекрасное было место, уютное, с мягкими креслами и тяжелыми шторами цвета морской волны, которые создавали полумрак и некий интим… А какие там готовили котлеты по-киевски!!! Это была просто песня!.. Ни до, ни после ваш покорный слуга не едал ничего более вкусного!.. Может, это просто ностальгия по ушедшим дням?


[Закрыть]
, но…

Как бы там ни было, а продолжаться до бесконечности это сидение в кафе все равно не могло…

– Сережа… – девушка почему-то опять зарделась. – Поздно уже… Половина одиннадцатого… А тетя Дуся впускает только до одиннадцати вечера…

– Ну и что?

– Так с ней же еще надо будет договориться, чтобы она тебя ко мне впустила… А она такая, что…

– А с девчонками твоими договориться?

Татьяна как-то странно хитро улыбнулась и отвела взгляд в сторону:

– А с ними я уже договорилась… Сегодня и завтра комната будет только наша… Только вот тетя Дуся…

– Не волнуйся, женушка моя, – твой муж все решит!

– Но как же?! Нам же еще ехать минут сорок! А она потом просто не впустит в общагу! Придется в окно лезть…

– Не надо никуда лезть, Танюш!.. – Сергей погладил ее едва заметно дрожавшие пальцы. – Ты устала?

– Не то чтобы… – Она наклонилась к его уху и прошептала: – Я очень тебя хочу, любимый… Очень!..

Таня оказалась намного смелее нашего «бравого, заслуженного, отмеченного главкомом ВМФ боевого пловца»! Сергей элементарно трусил… Трусил, потому что, кроме нее, никогда не видел, не замечал, и не хотел замечать других девушек, а с Татьяной, как правильно подметил старлей Караулов, у них был только морожено-цветочно-поцелуйный период… Эти двое были абсолютно чисты и девственны, как чистый лист бумаги… И…

Наверное, Сергею и нужен был именно этот «пинок под зад» от Татьяны, чтобы начать действовать…

– Пойдем!

– Куда?

– Еще не знаю! Но у меня есть идея!.. Идем!

Они как ошпаренные выскочили из «Театралки», и Сергей потащил девушку за руку вверх по Дерибасовской…

…За стойкой портье гостиницы «Спартак» сидела женщина «околосредних» лет с пронзительным взглядом видавшей виды акулы.

– Будьте добры… – заговорил с ней Сергей.

Но договорить ему не дали – это Одесса…

– А шо у меня на лбу написано, шо я сейчас злая и ем молодых матросиков на ужин?

– Нет, но…

– Так и не надо мне тут этих твоих реверансов!

– Извините… Я хотел вас спросить…

– Что я делаю сегодня вечером? – улыбнулась «акула». – Обычно я отвечаю: «Все!» Но сегодня не твой день, морячок, не повезло тебе! Сегодня я сижу за этой стойкой, и у меня единственное развлечение – это общаться с такими полудурками, которые сами не знают, что они хотят попросить у женщины!..

– Я хотел попросить…

– Только хотел или ты уже попросишь, на конец концов?! Или я уже сама должна тебе предложить все, шо я могу дать?..

– Извините…

– Слушай меня сюда, морячок… – женщина налегла своей пышной грудью на деревянную стойку и заговорила вполголоса: – Возьми свою красулю под ручку, выскочи на Ланжерон, найди там кустики, приподними ее юбчонку и засунь туда свое «извините» по самые медебейцалы!.. Ты шо, не видишь, шо девка без мужика вся измучилась?!! Тебе шо, повылазило?!!

Она с силой хлопнула ладонью по столешнице стойки.

– Так я именно это и хотел…

– И шо это за молодежь такая пошла несмышленая, я вас спрашиваю!!! Ты мине еще долго здесь будешь просто так стоять и сжимать в кулаке не то, шо положено уже мусчине, как тот Дюк у лестницы, и уже шо-то будешь делать, я тебя спрашиваю?!! Или ты мине еще полночи будешь глазки строить?!!

«…Не-ет! Тут просто так не получится! Тут надо так же, как и они!..»

– Так я и хотел взять!.. Шо положено!..

Татьяна, при всем своем девичьем стыде и румянце на щеках, уже просто ухохатывалась, наблюдая и слушая всю эту баталию…

– Хотел и взял, вьюноша, – это две большие разницы! А то как в том старом анекдоте получается…

– В каком это?

Сергей уже понял, что женщине просто скучно сидеть здесь одной и у нее, как и у любой настоящей одесситки, жажда общения – «понос слов»… Ну, натура у этих женщин такая!.. Ее просто надо выслушать! А потом она в благодарность даст тебе все, что ты попросишь… Если правильно попросишь, конечно…

– Ну, когда… Идет молодая, красивая, вся такая из себя одесситка поздно вечером по улице. Тут открывается окно, и какой-то крендель ей кричит: «Девушка! Заходите ко мне! Я вас хочу!..» А она ему в ответ: «Ой, мужчина, я вас боюсь!» Тогда этот полный идиет закрывает окно со словами: «Ну, раз боишься, тогда до свидания!» и идет спать. А девушка, пройдя еще пару метров, оборачивается и говорит с огромным сожалением в голосе: «Придурок!!! Ты так хотел, как я боялась!!!»

Татьяна прыснула в кулачок, а Сергей наконец-то понял, чего от него хотят услышать:

– Нам надо…

– Вам надо? Ты уверен, шо оно не только тебе, а вам надо?

– Уверен, мадам!

– О! – Она подняла указательный палец. – Наконец-то я слышу речь не мальчика, но мужа!..

– Нам нужен двухместный номер на двое суток! – выпалил наконец Сергей скороговоркой, опасаясь, что его опять прервут.

– На двое?!! – Женщина встала, вышла из-за стойки и смерила оценивающим взглядом сначала Татьяну, а потом Сергея. – А тебя на двое суток хватит, мореман? Ты посмотри на этот сочный помидорчик! Да она тебя уже до завтрашнего утра до инфаркта от перенапряжения доведет! Ты сам-то хорошо подумал?

– Подумал!

– Двадцать раз? Ведь укатает тебя!

– Тридцать!..

– Тогда давайте свои тугументы… – Он протянула руку. – Ой, беру грех на душу! Ой, чую, шо придется поперек ночи «Скорую» вызывать!..

Женщина полистала Татьянин паспорт и военный билет Сергея и уставилась на него в упор.

– Так, вьюноша?.. Вы мине здесь за кого держите? – проговорила она грозно. – Шо-то я нигде не наблюдаю в этих бумагах, шо бы мине здесь написали, шо вы состоите в законных интимных отношениях!

– Вот!..

Видимо, накал страсти у Татьяны дошел к этому моменту до такого градуса, что она уже просто была не в состоянии ждать дольше. Она со всего маху хлопнула на стойку справку о подаче заявления, которую они получили в ЗАГСе пару часов назад.

– И дайте нам уже хоть что-нибудь!..

– А то трусишки прогорят… – продолжила фразу «мадам». – А шо ж ты раньше не сказала, а?!! Шо я тут распинаюсь?!! Или я враг детей?!!

Она за минуту заполнила какие-то свои формуляры и положила перед молодоженами их документы и ключ с огромной деревянной «грушей» на кольце, на которой был выбит номер «312»:

– Ну-ка быстренько мне, в постельку! Быст-рень-ко!!! И чтобы мне не терять здесь времени зря!!! Морячку на службу возвращаться, а новые одесситы городу нужны!.. Ну-ка бегом мне побежали, молодежь, любить друг друга!!!

– Спасибо… – проговорил Сергей.

– Ты мне не надо это твое «спасибо!»!.. Я тебе уже рассказывала адрес, куда его засунуть!.. Ты лучше вспомни, куда и как правильно применить свое «извините»!.. Или тебе инструкцию по пользованию нарисовать?

– Не надо… – сказала тихо Татьяна, улыбаясь, и взяла ключ со стойки. – Мы сами разберемся, что, к чему и куда…

– Вот!.. – услышали они напоследок за спиной голос доброжелательной одесской «акулы». – Молодец, девка!!! Все сама бери в свои руки!.. Наши руки – не для скуки!!! А эти мужики… Как доходит до серьезного дела, сразу грабли в сторону! Даже гулять с нами и то толком не умеют!!! А гулять без мозгов шо кефаль веслом ловить! Или русалку руками! А на хрена ей ваши руки, спрашивается в задачнике по математике для третьего класса, вторая четверть?!! Русалка – она же тоже женщина, хоть и осетрина ниже пупа! И ей, я вам точно говорю, не руки ваши, под непонятно шо заточенные, ей «крючок» поосновательнее нужен!.. Да такой крепкий, чтобы с него никогда сорваться не захотелось!.. На тебя вся надежда, красуля моя! Только на тебя! Такая наша доля – если чего хочешь от мусчины, бери это своими руками сама!.. А ты, морячок, шо б такого не было, шо поматросил и бросил! Я все твои координаты записала, так и знай! Если красулю обидишь – я тебя даже у Нептуна на дне найду!..

…Они бегом поднялись на третий этаж, бегом разыскали дверь с табличкой «312», сгорая от нетерпения, открыли дверь, правда, не с первого раза – руки у обоих дрожали, то ли от страха, то ли от страсти – и ввалились в номер… Да-да! Именно ввалились! Потому что назвать ЭТО вхождением не рискнул бы никто!..

А потом…

Потом была феерия… Фестиваль ЛЮБВИ…

3 октября 1976 г. Одесса
…Настоящий бопл должен уметь стрелять, как ковбой, и бегать, как его лошадь!..

…Утро, если 11.30 можно назвать еще утром, застало их в постели…

Вообще-то Татьяна и Сергей уж подавно не привыкли валяться в постели так долго, но… Сегодня у них на то была уважительная причина – они уснули наконец-то только тогда, когда стрелки часов показали 5.30, а за окном уже окончательно рассвело…

– Доброе утро, Сережа…

Сергей открыл глаза и увидел рядом лицо Татьяны. Она лежала, опираясь на локоть и подставив кулачок под щеку, и смотрела на него влюбленным взглядом.

– Ты не спишь?

– Уже полчаса примерно…

– А чего ж меня не разбудила?

– Жалко было тебя тормошить… Ты так сладко спал…

Сергей притянул ее к себе и нежно поцеловал в носик, а потом посмотрел на часы:

– Ого!!! Вот это я даванул на массу! – Он уселся на постели и вопросительно посмотрел на девушку. – Ну, что, подъем, жена?

– А надо?..

– Пойдем поедим где-нибудь, Танюш. А?

– Ну, если честно… – Она мило улыбнулась. – То я голодная, как самая настоящая акула! Могу тебя съесть!!!

– Тогда подъем! Чтобы предотвратить поедание женой собственного мужа!..

Он вскочил и бросился в ванную комнату.

Умывание не заняло много времени, и он вернулся в комнату через пару-тройку минут.

– Я уже готов! – объявил Сергей громогласно.

– Теперь моя очередь!

Татьяна выбежала из комнаты, сжимая в руках белую простыню…

Прошло всего-то несколько минут, а Сергей уже не мог сдерживаться от нетерпения вновь увидеть своего Одуванчика. Он заглянул в щелочку незакрытой двери, а потом распахнул ее настежь:

– Тань! Ты че делаешь?

Девушка, намылив белую материю, яростно терла ее руками.

– Шо это ты тут за стирку затеяла?

Она как-то виновато посмотрела на Сергея, а потом на простынь:

– Придут убираться после двенадцати, а тут такое… Неудобно…

Она показала простыню, на которой розовело уже основательно застиранное, небольшое кровавое пятно… И Сергей все понял…

– Брось…

– Так некрасиво, Сереж…

– Оставь, Танюш, оставь, как есть… Нечего здесь стесняться! А если и скажут чего, то, в крайнем случае, я за нее заплачу! Оставь!.. Пойдем гулять, а вечером вернемся… Ну? Пойдем?

– Ладно… Только ее все равно хотя бы выкрутить надо, чтобы не лежала здесь мокрой тряпкой!..

С этим нехитрым делом они справились за минуту, а потом привели себя в порядок и вышли из гостиничного номера…

Внизу, за стойкой, сидела все та же «мадам», которая встретила их широкой улыбкой и словами:

– О-о! Мои юные селедки объявились! Я думала, шо у вас утро начнется только часов в пять вечера!

– Спать – это свинячье занятие! – выпалил Сергей в ответ. – Так можно все на свете проспать!

– Золотые слова, морячок! – согласилась «акула» и посмотрела на Татьяну: – Я надеюсь, шо он таки не спал, как говорит? Или он только травить баланду умеет?

Девушка не ответила ничего. Она улыбнулась, подхватила Сергея под руку и потянула к выходу. Да только…

Он увидел в боковом зеркале холла, как Таня тайком от него, за спиной, показала консьержке большой палец… На что та и ответила незамысловато:

– Ну, вот и слава богу!.. А то порой эти мужики только трепаться горазды! Музчинки, мать их за ногу!..

Они вышли на Дерибасовскую и огляделись по сторонам.

Их молодые, крепкие организмы после тех ночных «скачек», которые они устроили в гостиничном номере, требовали срочной подпитки калориями… Проще говоря, они оба чувствовали, что если не поедят прямо сейчас, то сил на продолжение «марафона» не хватит…

– Сереж… Тут совсем рядом, на Греческой, есть очень приличная пельменная[10]10
  В описываемое автором время площадь эта официально именовалась «площадью Мартыновского», но в «одесском языке» ее всегда называли по-старому «Греческая площадь», и слава богу, что теперь это историческое название вернулось. А в старом круглом здании посредине площади была знаменитая пельменная. Действительно, очень приличное заведение, с всегда свежими пельменями и пирожками. Одесситы средних лет наверняка ее помнят. Жаль, что она, эта «пельмешка», живет теперь только в памяти – жизнь города идет своим чередом, и на ее месте теперь стоит новый огромный торговый комплекс «Афина».


[Закрыть]
. Мы там все время с девчонками обедаем, когда из универа в общагу возвращаемся. Пойдем?

– Тогда показывай дорогу, Танюш, если знаешь, где здесь и что…

* * *

…События того дня, 3 октября 1976 года, и Таня, и уж, конечно же, Сергей запомнили на всю оставшуюся жизнь!

А они, эти события, неслись этим днем одно за другим, словно потревоженное в саванне стадо диких антилоп гну…

Они долго гуляли по Одессе, забредали в самые что ни на есть ее исторические места. Они ели мороженое «пломбир» в стаканчике, сидя в тенистой тишине «Пале-Рояля». Постояли на «горбатом» «мостике молодоженов» на Комсомольском бульваре, соблюдая старую одесскую свадебную традицию. На Приморском бульваре «поблагодарили» Дюка Ришелье, который помог им встретиться, дотронувшись до его постамента и погладив чугунное ядро, застрявшее в нем[11]11
  Этот город потом, уже как Одессу, а не как Хаджибей, не единожды пытались захватить. И была однажды предпринята осада города вражеским флотом с моря. И обстреливали город из всех имевшихся в наличии корабельных пушек и мортир. Это была настоящая многодневная бомбардировка… Одесситы выстояли и победили, и даже потопили несколько кораблей. Чугунная пушка на лафете с одного из них теперь стоит на Приморском бульваре как памятник доблести и мужества… Так вот! Одно из ядер попало в пьедестал Дюка, да так и застряло там навсегда – и одесситы его сохранили. И говорят, что если его погладить, то оно приносит счастье и удачу…


[Закрыть]

Еще один маленький экскурс в историю Одессы

Да простит меня читатель за прер– ванное повествование!

Герцог Арман де Ришелье

Пребывание герцога Ришелье на посту одесского градоначальника с 1803 по 1815 год, с выполнением им одновременно с 1805 года функций главы трех губерний огромного Новороссийского края, по праву считается поворотным моментом в ранней истории Одессы, определившим последующее благополучие и процветание этого юного города. По-европейски образованный, широко эрудированный человек, обладавший удивительным сочетанием талантов экономиста и политика с поразительным трудолюбием, личной скромностью и бескорыстием, Ришелье сумел изначально заложить своей деятельностью устои цивилизации в Причерноморском крае, когда самые пессимистично настроенные относительно будущности юного города и порта люди вынуждены были признать, что Одесса по всем стандартам стала истинно европейским городом. Прекрасная городская больница и не менее удобный припортовый карантин, знаменитый на всю Европу городской Оперный театр, где за честь почитали выступать лучшие европейские театральные труппы, первые на юге высшие учебные заведения, формирование крупных купеческих домов, создание неповторимого архитектурного облика одесских улиц – трудно даже перечислить все стороны многогранной деятельности герцога, исполненной благородства и созидательного начала.

Когда в 1815 году герцог был назначен премьер-министром и министром иностранных дел Франции, граф Семен Романович Воронцов сказал по этому поводу, что в лице Ришелье Франция приобретает то, что не видела более ста лет, – честного министра. Поразительно точное определение главного человеческого достоинства Ришелье. На протяжении всей своей жизни, наполненной политическими взлетами и падениями, честь герцога Ришелье оставалась незапятнанной. Это признавали единодушно все его многочисленные друзья, это признавалось и его политическими противниками, ибо личных врагов у Ришелье не было никогда!.. Благородство, умение прощать и вместе с тем твердость и неприятие под любой личиной лживости, воровства, разнузданности нравов – вот что было основными нравственными критериями человека, чья деятельность пришлась на эпоху, когда политические предательства, ренегатство и казнокрадство были возведены едва ли не в достоинство политика. Узнав о своем смещении с поста главы французского правительства, политический флюгер, бывший епископ Талейран, высказался о Ришелье как о французе, который лучше других французов знает, каким образом управлять Одессой. Кое-кому фраза показалась остроумной, но честь великой нации от унижения военного разгрома и внутреннего самораспада пришлось действительно спасать тому, кто лучше всех знал, как управлять Одессой, и, что стало очевидным со временем, лучше всех французов сумел защитить честь и величие Франции в самый тяжелый для нее исторический период.

Еще в середине XIX века Министерство внутренних дел тогдашней Российской империи, основываясь на огромном статистическом материале за период с 1802 по 1852 год, не без удивления для себя обнаружило, что единственным городом страны, который всегда жил по средствам, была Одесса!..

Попытки обозначить какие-либо особые льготы для ставшего уже тогда третьим городом империи привели к еще более парадоксальным выводам, так как выяснилось, что ни теми привилегиями, ни тем более теми поощрительными мерами со стороны правительства, какими обладали обе столицы – Санкт-Петербург и Москва, Одесса не пользовалась!.. Более того, в расходной части городского бюджета значились те статьи, которые абсолютно во всех городах относились к казенным расходам, например, содержание арестантской роты. И тем не менее доходы Одессы всегда превышали ранее запланированные цифры, с одной стороны, а с другой – всегда превышали расходную часть, которая, к слову, на душу населения была выше, чем в обеих столицах!..

Это был пример того редчайшего в истории случая, когда изначально заложенная политика определяла сущность последующего развития на десятилетия. Действительно, за двенадцать лет своего управления Одессой Ришелье сумел создать тот удивительный механизм созидательного духа, который не нуждался ни в привилегиях, ни в искусственных мерах поддержки. Из своей личной дружбы с императором Александром I герцог выговорил для управляемых им территорий, пожалуй, только одно преимущество, которое можно обозначить достаточно простой формулой – «невмешательство огромного бюрократического аппарата империи в создаваемый им в южных провинциях социальный и экономический механизм». Впрочем, отсутствие мелочной регламентации и отказ от искусственного переноса заведомо отсталого социально-экономического уклада внутренних губерний в Северное Причерноморье подкреплялись многомиллионными прибылями, получаемыми казной с «житницы Европы».

Между тем с именем и личностью Ришелье Одесса приобрела нечто значительно большее, чем просто политические или экономические перспективы. Это неповторимые сочетания рациональности и благородства духа, коммерческой предприимчивости и искреннего поклонения музеям, математической расчетливости в деловых операциях и непосредственности в проявлениях жизнелюбия в бытовых и повседневных делах – все эти самобытные черты уже первых поколений одесситов во многом складывались под непосредственным влиянием личности Ришелье, авторитет и притягательность которого для граждан Одессы трудно преувеличить.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное