Андрей Негривода.

Подвиг в прайс не забьешь

(страница 4 из 25)

скачать книгу бесплатно

– Ладно! Не лезь в бутылку! – Жерарди посмотрел на лейтенанта каким-то очень усталым взглядом. – Мы вообще не обязаны лезть в это дерьмо… Мои «Гуси» – не наемные убийцы, а отборные солдаты! Каждый из которых буквально на вес золота!.. Я даже сейчас могу отказаться от этого задания! Просто возьму на себя ответственность и скажу, что не собираюсь вот так, бестолково, рисковать жизнями своих солдат – операция не обеспечена!.. И, поверь мне, никто не обидится!..

– Мы сделаем…

– Что, Чиф?

– Не надо ни от чего отказываться, мон женераль! – Андрей очень внимательно посмотрел на Жерарди. – Мы сделаем то, чего от нас хотят…

– А ты понимаешь, что, убрав дона Алесандро, ничего не решаем? Во всяком случае, в этой семье есть еще один признанный дон – Эве! Ну, и Энрике дорасти до нового дона может…

– Дон Алесандро – ключевая фигура. Эве сейчас не до семейного бизнеса – у него сейчас идет процесс зарабатывания политического капитала на фоне того, что происходит в Боливии. А Энрике, мон женераль, действительно «мал еще» такими делами заправлять… Так что мы можем довольно серьезно осложнить жизнь этой семье…

– Беда в том, лейтенант, что в конечном итоге это все равно ничего не даст… На место старого дона придет новый… «Король умер! Да здравствует король!»… Хотя… Если этих мафиози удастся хоть на время столкнуть лбами и они, стреляя друг в друга, сократят поток кокаина, то считай, что миссия была успешной…

– Значит, будем работать, мон женераль! – подвел итог Андрей.

Генерал побродил по кабинету, раздумывая.

– Добро!.. Твой план я утверждаю, Ален… Только с небольшим дополнением… Координировать всю операцию, то есть осуществлять общее руководство на месте…

При этих словах лицо Андрея сморщилось, как печеное яблоко, – ни один боевой офицер никогда не любил и не полюбит, когда высшим руководством на роль координатора и руководителя операции назначается штабной «паркетный офицер». Такой «руководитель», никогда не ходивший на боевую операцию, может испугаться чего-нибудь, сидя за радиостанцией за сотни километров, да и отменить боевые действия! Тогда все предыдущие усилия тех, кто непосредственно рискует, просто пойдут насмарку… В спецназе есть негласный закон: «Незаконченная операция хуже неначатой!»…

Генерал заметил выражение лица лейтенанта и улыбнулся. Что и говорить! Этого генерала назвать «паркетным» не повернулся бы язык даже у самого закоренелого скептика. И не любил он посторонние вмешательства точно так же, как и Андрей. Но при этом он все же оставался командиром самого высокого уровня, и его положение уже не позволяло носиться по миру сломя голову и лично участвовать в подобных, боевых «мероприятиях».

– Не кривись, как девка на сватанье, Чиф! Ты и сам понимаешь, что для того, чтобы все сработало, кто-то из наших старших офицеров должен координировать общие действия, сидя на американском авианосце. Иначе от наших заморских союзников можно ожидать чего угодно!.. Они могут просто «обидеться» на нас после твоего последнего, косовского похода… Так что, во-первых, позывной Чиф отменяется и на время этой операции твоим позывным будет Mosquito.

– Комар?

– Да, лейтенант, Комар! – ответил Жерарди. – Очень символичный позывной! Там этих комаров просто тьма, и кусают они довольно серьезно! Ты, кстати, успел уже сделать прививку против малярии?

– Сделаю еще – время есть… Комар…

– Комар. – Еще раз подтвердил генерал. – Да!..

Так вот! А во-вторых, руководителем всей операции мною назначен майор Дворжецки…

– Скорпион? – Теперь улыбнуться настала очередь и самого Андрея.

Это была хорошая новость! Лучшего «координатора», не считая самого Паука, он себе и придумать не мог! Потому, что уж кто-кто, а Франтишек Дворжецки никак не подходил под определение «паркетного офицера», и еще потому, что они с Андреем были друзьями и прошли вместе такое, что и представить, как говорится «на трезвую голову», невозможно…

– Устраивает тебя такой командир, лейтенант?

– Так точно, мон женераль!

– Ну, вот и отлично… Что ж… Иди готовься и готовь людей…

* * *

…Монотонный, успокаивающий гул винтов этого воздушного слона, которого совершенно заслуженно назвали «Hercules» и теперь он прокладывал свой путь над Атлантикой, пролетая милю за милей, не убаюкал Андрея, как всех его бойцов, а ввел его в какое-то странное, медитативное состояние транса. Со стороны даже могло показаться, что он спит с открытыми глазами – взгляд его замер на какой-то одному ему видимой точке, а мышцы лица закаменели… Андрей ушел так глубоко в себя, что, начни его сейчас тормошить, он не отреагировал бы – здесь и сейчас было только его тело, а вот душа… Душа Андрея сейчас находилась далеко от самолета – он, как будто в кино, просматривал, уже в который раз, «фильм» о том, что происходило с ним в последние дни…

…11 июня 2000 г. Абажель.

…Сегодня, если бы удалось следовать приказам генерала Жерарди, группа Чифа, а теперь уже Комара, должна была бы вылететь в Кайенну… Должна была бы вылететь, но…

Утром его вызвал к себе Паук и сообщил, что Скорпион, который находился к тому времени уже неделю в Лиме, пока что ведет напряженные переговоры с военными руководителями Перу. От перуанских военных требовалось немногое: всего лишь не обращать особенно пристального внимания на приблизившуюся к их территориальным водам громадину авианосца и пропустить по первой просьбе два вертолета с его борта для эвакуации группы Андрея тогда, когда это потребуется. Все! Но… Перуанские полковники и генералы, уподобившись цыганам на базаре, пытались извлечь из сложившейся ситуации максимальную для себя выгоду… Они и так и этак изворачивались, но… Франтишек, который чувствовал за своей спиной огромную силу и мог в конце концов подключить к этому делу даже Комитет ООН, твердо стоял на своем. И перуанцы «поплыли»… Но пока еще продолжали слегка кочевряжиться, успокаивая, видимо, тем самым свое чувство собственного достоинства… Начало операции откладывалось на два-три дня…

– Ну, значит, подождем! – только и сказал Андрей. – Скорпион справится! Этот въедливый поляк кого угодно уговорит!

– Группа готова? – спросил генерал.

– Группа готова начать операцию через десять минут, мон женераль!

– Добро… Чем займешься, пока это ожидание затягивается?

– Я совершенно не знаю испанского языка, Паук… Хотел посидеть за испанскими разговорниками. Может, хоть что-то удастся запомнить.

– Полезное занятие! – одобрил Жерарди. – Что ж, не буду задерживать – время дорого, Ален!..

…В приемной генерала он нос к носу столкнулся с его личным секретарем-референтом лейтенантом Мари Савелофф, которая «по совместительству» была еще и его родной племянницей.

– Здравствуй, Ален! – девушка искренне обрадовалась этой встрече.

– Здравствуй, Мари, – улыбнулся Андрей. – Все хорошеешь? Пора бы уже остановиться в этом деле, иначе в скором времени в приемной генерала будет не протолкнуться – все захотят посмотреть на чудо природы! Толпы поклонников пойдут!

– Да ну их! – Она смешно сморщила нос. – Они и так уже проходу не дают… А вообще! Нет предела совершенству!..

Девушка покрутилась перед Андреем, давая ему возможность рассмотреть себя получше. А смотреть, надо признаться, было на что!..

Высокая, стройная, с длиннющими ногами, высокой грудью, эта блондинка была предметом обожания всех мужчин Абажеля. А она еще и подогревала их интерес, надевая плотно облегающие ее гибкое тело обтягивающие блузы и такие короткие юбки, что они издалека казались просто широкими ремнями… Но самый сокровенный секрет этой девушки знал только Андрей. Он узнал его чуть больше года назад, когда впервые с ней познакомился поближе, «изучая» секретные документы к предстоящей операции, ночью, в «секретной комнате», под присмотром штабного офицера… Штабным офицером была лейтенант Мари Савелофф, а самым большим секретом при «изучении» документов оказалось то, что она не носила нижнего белья. Она его просто ненавидела!..

Их встречи были довольно редкими, потому что каждая из операций Андрея заканчивалась в конце концов тем, что он по нескольку месяцев отлеживался в госпитале – он, как и всегда это было, лез на рожон первым, но, видимо, еще и поэтому каждая очередная их встреча была, как в первый раз… И, если честно, Андрей был ей очень благодарен за то душевное, женское тепло, которое Мари дарила ему, ничего не требуя взамен, – свободная девушка с современными взглядами на личную жизнь… Такое положение вещей устраивало их обоих. Хотя… Уже кто-то где-то начинал поговаривать о том, что сердце племянницы занято, а кое-кто даже не догадывался, а знал это наверняка! И первым из них был сам генерал Жерарди…

…– М-да. – Андрей с удовольствием смотрел на ее «формы». – А твоя юбочка стала еще короче, Мари? Как же под этой набедренной повязкой можно что-то спрятать?

– Было бы что прятать, а как – это уже дело техники! – улыбнулась девушка в ответ и посмотрела на него многообещающим взглядом. – Ты сегодня занят, лейтенант?

– Немного, Мари… Идет подготовка к одной работе… Я хотел посидеть над испанскими разговорниками…

– Ты хочешь выучить испанский язык?! – Глаза ее как-то странно загорелись.

– Ну, выучить язык за пару дней при всем желании не получится! А вот заучить несколько самых расхожих фраз надо бы – очень может пригодиться…

– А хочешь, я тебе помогу?

– Ты говоришь по-испански?

– Неужели ты думаешь, что такой человек, как Огюст Жерарди, посадил бы в своей приемной бесполезного человека, пусть даже и свою племянницу, и дал бы этому человеку офицерское звание просто «за красивые глаза»? – Она сложила руки на груди и стала постукивать каблучком по полу.

– Сомневаюсь, если честно.

– И правильно делаешь! – фыркнула она. – Звание «лейтенант» давал мне не он! Я его честно заработала, окончив двухгодичную школу переводчиков! Так-то!.. Мне вообще, сколько себя помню, нравились иностранные языки!

– И?..

– Английский, испанский, португальский! – выдала она, гордо подняв голову. – И еще итальянский и греческий, на них я говорю, но не свободно…

– Вот это да!

– Удивлен? Так тебе и надо! А ты, наверное, думал, что я глупая взбалмошная блондинка!

– Я так никогда не думал, мадемуазель лейтенант!!!

– А раз не думал, то тогда я помогу тебе с испанским… Насколько смогу…

Андрей знал, что это будет за изучение языка – намерения девушки выдавали ее блестевшие каким-то странным светом глаза, потому и замялся немного с ответом:

– Мари… Мне действительно надо посидеть за книгами… Это может оказаться очень важным…

– Тогда я прямо сейчас пойду к Огюсту, и если это так важно, то он в приказном порядке обяжет тебя заниматься языком с лейтенантом Савелофф!

Девушка, полная решимости, уже взялась было за ручку, но Андрей схватил ее за талию и привлек к себе.

– Не надо беспокоить генерала по таким пустякам, лейтенант! – прошептал он на ухо Мари. – Неужели мы сами не сумеем разобраться с изучением языка?

«А!.. В конце концов, одно другому не помеха! – подумал он. – А расслабиться немного надо, а то от всей этой бодяги скоро бошка лопнет! Просто вдребезги напополам!.. Совместим приятное с полезным, Андрюха-брат… Глядишь, так „материал“ быстрее усвоится…»

Девушка, как угорь, выскользнула из его рук:

– Вот и отлично!.. В таком случае… – Она посмотрела на маленькие часики на своем запястье. – Сейчас 14.50! Жду вас в «гостевой комнате» штаба ровно через три часа десять минут! Литературу и методику преподавания незнакомого языка для вас, месье лейтенант Ферри, я подберу лично! И попрошу не опаздывать! Работы предстоит много!..

* * *

…Андрей улыбнулся, с теплом вспоминая те сутки «интенсивного изучения языка»… И хоть и «уездила» Мари его до полного изнеможения, но, как это было ни странно, такая физическая встряска пошла ему на пользу. Он не просто отдохнул телом и душой, но еще с ним случилось маленькое чудо: в его мозгу накрепко засели полторы сотни испанских слов, с которыми он чувствовал себя намного увереннее, – «метода преподавания иностранного языка от лейтенанта Мари Савелофф» оказалась очень действенной!..

А в 21.00 уже 12 июня его опять вызвал к себе генерал…

– Ну, как? Изучил испанский? – Он хитро улыбнулся.

«…Он все знает! Во попал! Все, конец тебе, Андрюха! „Казнит“ тебя Паук и на заслуги не посмотрит!..»

Он покраснел от стыда и стал похож на спелый помидор.

– Чего раскраснелся-то, лейтенант, как малолетняя девчонка? Или занятия не пошли на пользу и ты зря потерял время?

– Никак нет, мон женераль! – рявкнул Андрей что было силы.

– Вот и хорошо! А то я уже начал было сомневаться в способностях лейтенанта Савелофф…

– Лейтенант прекрасно справилась со своей задачей, мон женераль!

– Хорошо… – Генерал прошелся по кабинету и резко обернулся к Андрею. – Если ты ее обидишь, сынок, я лично сверну тебе шею!..

– Так точно, мон женераль!

– Группа готова? – Паук резко сменил тему.

– Группа готова и уже сутки находится в состоянии «готовность № 1», Паук…

– Добро… Час назад я получил подтверждение от Скорпиона: договоренность достигнута, группа может начинать работу согласно разработанному плану операции.

– Отлично! – не удержался от восклицания Андрей.

– Рвешься в бой?

– И не я один, мон женераль. Засиделись мужики без настоящего дела – глаза горят у всех!

– Хорошо… Завтра, в 15.30 с нашего аэродрома улетает борт на Кайенну… Там вы будете часов через десять или немногим больше… Потом дальше… Времени на отдых почти не останется… У нас с Гвианой разница в пять часов, а с Перу – в семь, так что прибудете вы туда что-то около 21.00 по местному времени, а следующий вылет уже в 1.00, так, чтобы первая группа высадилась в 3.00 уже по времени перуанскому… У тебя есть время, чтобы проверить и упаковать все ваше снаряжение, парашюты, еще раз проверить оружие… В общем все, что положено… И отдохнуть! Это приказ, лейтенант! Перелет будет долгим, плюс разница в часовых поясах… В общем, начиная с этого времени, приказываю отдохнуть и больше никаких «занятий» испанским! Группа должна быть готова к выполнению задания, Ален!

– Так точно, мон женераль! Группа будет готова к назначенному времени! Разрешите идти?

Что-то мучило генерала, не давало ему покоя. Он прошелся по кабинету, еще раз взглянул на часы. И посмотрел на Андрея так, словно был готов отменить всю операцию.

– Не беспокойтесь, мон женераль, все будет хорошо…

– Хотелось бы… Не люблю начинать операции 13-го – плохое число, несчастливое… И ждать больше нельзя – того и гляди либо американцы, либо эти индейцы перуанские возьмут и передумают! А вам там одним не справиться…

И тут Андрей в первый и единственный раз в жизни назвал генерала по имени:

– Все будет хорошо, Огюст! Я все сделаю, как надо…

– Ты, главное, вернись, Ален! Пусть даже не совсем здоровым – здесь вылечат – главное, живым!.. И людей своих сохрани! Вы для меня важнее, чем все эти наркомафиози, вместе взятые!..

– Вернусь, Огюст! – И тут его глаза озорно блеснули. – Вернусь и женюсь на лейтенанте Савелофф!

Генерал улыбнулся в ответ:

– Это если она сама захочет… Да и я еще подумаю! Нужен ли ей такой башибузук для семейной жизни!.. – Он протянул руку и крепко пожал ладонь Андрея. – Удачи тебе, лейтенант!..

* * *
 
…Уходит в ночь глубинная разведка.
Туман скрывает тени и следы,
Нигде не хрустнет сломанная ветка,
Об этом знаем только я и ты.
 
 
Который день, от глаз людских скрываясь,
Ползут ребята наши по тылам.
Никто не знает, сколько их осталось
И сколько их назад вернется к нам.
 
 
Свою опасную и страшную работу,
В тылу врага проделает спецназ.
И мы вас ждем, ребята, в нашу роту,
Как вы когда-то так же ждали нас…
 

Эта песня, которую они пели много лет назад, еще в Отряде, вертелась в голове Андрея, как старая заезженная пластинка. Она вспомнилась в тот момент, когда шасси «Геркулеса» оторвалось от «бетонки» взлетной полосы аэродрома.

«…Никто не знает, сколько их осталось и сколько их назад вернется к нам… Ладно! Не грусти, капитан! – уговаривал себя мысленно Андрей, но сердце не обманешь, сердце было „не на месте“, а на душе очень тревожно. – Что-то я упустил важное… Что-то недодумал! Только вот что? Потом, когда поймешь, может быть очень поздно! Сейчас думай! Сейчас! До Кайенны десять часов – время еще есть! Думай, Андрюха, – это может быть очень важно!..»

Он «ушел в себя» и думал, уставившись в одну точку, пока его бойцы дремали, используя редкие минуты отдыха…

Андрей вспоминал по минутам каждый прошедший день с того момента, как он появился в кабинете генерала.

И… Странное дело… Он наконец-то понял, что они все вместе упустили из виду. За попытками максимально изучить местные условия, за попытками разработать детальный план операции и максимально к ней подготовиться, за попытками «ускоренного изучения испанского языка» они все вместе, и он в частности, забыли о, наверное, самой важной детали!.. Он понял, что они забыли тогда, когда пилоты уже пошли на снижение, и отвлечь их теперь для того, чтобы выйти на связь с Жерарди, не смог бы, наверное, заставить и сам господь бог.

«Геркулес» коснулся своими колесами посадочной бетонки в тот момент, когда Андрей уже был готов выпрыгнуть с парашютом, чтобы побыстрее добраться до командования базы и связаться с генералом. Он едва дождался того момента, когда пилоты закончили свою рулежку по аэродрому и открыли, наконец, заднюю аппарель.

– Стар! – крикнул он своему незаменимому заму. – Выгружайтесь, покорми людей и ждите! Вылет дальше через четыре часа.

Андрей взглянул на свои старенькие, но такие надежные и многократно проверенные «Командирские»:

«Так! Местное время – 20.50. Вылет планировался в 1.00… Есть четыре часа, чтобы попробовать исправить этот ляп! Иначе совсем хреново будет!..»

Он бросился бежать навстречу подъезжавшему к их самолету джипу. Сидевшие в нем, видимо, заметили бегущего и резко остановились. Из авто выбрался ровесник Андрея, довольно щеголеватого вида, и с чувством собственного достоинства зашагал навстречу.

«Хлыщ!..» – только и успел подумать Андрей.

– Капитан Анри де Пьервес! Комендант аэродрома! Я был оповещен о вашем… – представился он картинно.

– Лейтенант Ферри! – бросил Андрей, пробегая мимо него к джипу. – Мне срочно нужна связь, капитан!

И тут этот индюк решил показать гонор:

– Месье лейтенант! – попытался он гаркнуть вслед Андрею, но его нетренированный голос дал, как говорят музыканты, «петуха». – Перед вами старший офицер! Потрудитесь доложить по форме!

При этом ему, видимо, стало невыносимо стыдно за сорвавшийся голос, и он побагровел.

Андрей «тормознул», не добегая до авто метров пять, и резко обернулся на голос, словно выстрелил. Да именно так оно и было! Только этот «дуплет» был составлен из пронизывающего насквозь взгляда и набора резких, гортанных фраз:

– Слушай, ты, павлин дворянского происхождения, с приставкой «де» к фамилии и погонами капитана, если ты мне через три минуты не обеспечишь связь с генералом Жерарди, то это будет расценено высшим командованием как саботаж сверхсекретной операции! А о последствиях, которые я тебе обеспечу, можешь догадываться сам! Капитан, мать твою!.. Быстро в джип – время не ждет!!!

Вся аристократическая спесь слетела с коменданта в доли секунд! Он, словно нашкодивший солдат-первогодок, которого отчитал за нерадивость генерал, бросился вслед за Андреем…

Парадокс, но ровно через три минуты Андрей уже проговаривал в микрофон рации позывные, выгнав предварительно всех «посторонних» из комнаты связи:

– Гнездо, Гнездо, ответь Комару! Комар вызывает Гнездо! – «Гнездо» был позывной штаба Жерарди.

– Гнездо на связи! – проговорил уверенный голос через минуту. – Слушаю тебя, Комар!

– Первого! Срочно!

Он закурил сигарету и стал нетерпеливо ждать. Но ожидание не затянулось надолго:

– Первый для Комара! – прогремел голос генерала в наушниках.

– Первый! Мне нужна информация!

– Конкретнее!

– Я не знаю, как выглядит «цель»!..

– Мать твою! – Это обращение было скорее к самому себе, чем к Андрею. – А ведь и я тоже этого не знаю!..

– Что делаем, Первый?

– Два часа ночи… – Голос Жерарди был озабочен. – Ладно! Сиди на связи! Не отключайся! Будут мешать – пригрози от моего имени самыми страшными наказаниями!.. До начала операции еще есть время, Комар, жди! А я пока постараюсь разбудить тут кое-кого и поставить на уши! Что-нибудь да сделаем! Успеем…

«…Вот так! Думали-гадали, судили-рядили, а никто так и не додумался, что фотографии дона Алесандро ни у кого нет!.. Кого „зачищать“ прикажете, господа политики?! Или пулять в кого попало?! Так это вы ошиблись адресом, господа хорошие, ни я, ни вся моя группа в такое дело не полезет – честь офицерская дороже!..»

Ожидание затягивалось…

С момента разговора с Пауком прошел час, потом второй, начался третий, а ответа из Абажеля все не было: радиоэфир был пуст и нем…

В дверь комнаты связи постучали:

– Да! – резко бросил Андрей.

– Разрешите? – В двери стоял тот гордый собой капитан, который представился комендантом аэродрома.

– Вы у себя дома, комендант…

– Хотите кофе?

– Прикажите, если это не сложно, месье капитан, – я просто не могу сейчас отойти от станции… – Андрей подождал, когда вернется хозяин аэродрома, и проговорил примирительным тоном. – Не обижайся, Анри…

– Да ладно… – Капитан на поверку оказался довольно свойским малым. – Я же вижу, что у тебя такая каша заварилась, что нам в этой глуши и не снилось никогда…

– Дело действительно очень серьезное!..

– Я понимаю… – Он вздохнул как-то очень обреченно и грустно улыбнулся. – «Дикие Гуси» генерала Жерарди просто так не «бьют крыльями»… Я и сам когда-то хотел к нему попасть… Зрение подвело… А с очками или линзами, как сейчас, по джунглям не побегаешь… Пришлось идти в интенданты…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное