Андрей Негривода.

Подвиг в прайс не забьешь

(страница 3 из 25)

скачать книгу бесплатно

…9 июня, вечер, старая казарма

На «малый военный совет» собрались «самые-самые аксакалы»: Стар, Вайпер, Водяной и Гот.

– Так, мужики… Есть дело!

– Ну, без дела Паук не выдернул бы тебя из Аяччо! – проговорил Стар.

– А ты, понятное дело, не выдернул бы всю нашу гоп-компанию! – улыбнулся Водяной. – А дельце намечается серьезное, надо думать!..

– С чего такие мысли?

Водяной взглянул на Стара, как бы отдавая ему «право первого голоса».

– С чего? – бывший майор кашлянул в кулак. – А на какое дело может отобрать командир учебного, а на самом деле взвода разведдиверсионного, самые «сливки общества»: четырех снайперов, четырех пулеметчиков, четырех разведчиков-следопытов, двоих связистов и двоих мастеров «рукопашки»? Причем каждый не просто спец в своем деле, а еще и совершенно спокойно может заменить любого другого – все универсалы!.. А кроме того… В этой группе все заслуженные, проверенные и, кроме троих «молодых уникумов», все унтер-офицеры?.. В самое пекло будем лезть, командир?

– Предположения кто-нибудь имеет?

Вояки задумались на несколько минут.

– В Африке на такой уровень группы я что-то ничего происходящего не слышал, – произнес Водяной. – Может, не знаю?

– Ближний Восток? – спросил Стар. – Иран, Ирак, Пакистан, Афган?..

– Индокитай, – прогудел Гот. – Там в Мьянме что-то варится…

На все эти предположения Чиф просто отрицательно качал головой.

– Може, то Боливия? – сказал вдруг Вайпер.

– А почему именно Боливия, Збигнев?

– Дурна краина!.. А зараз там якись народны выбухы! Цось хтят те индейцы од йихнйого генерала… Якще це не Боливия, то Колумбия, я так разумею… (Плохая страна!.. А сейчас там какие-то народные волнения! Что-то хотят эти индейцы от ихнего генерала… Если это не Боливия, то Колумбия, я так думаю.)

Андрей окинул всех своих друзей пристальным взглядом:

– Вайпер прав…

– Колумбия! – вскинулся Водяной. – Мочить медельинских наркобаронов поедем! Так я уже согласен!!!

– Нет, Паша, не Колумбия… Боливия!.. А насчет наркобаронов – здесь ты прав… Это наше задание… Вернее, лично мое! Вы все, пятнадцать человек опытнейших бойцов, – «эскорт обеспечения»…

– Ну, на хрен!

– Да, мужики, именно так… – Андрей жестко провел ладонью по своему лицу. – Есть там одно веселое семейство местных индейцев… Вернее, метисов, если уж быть точным… Моралес Айма…

Через десять минут «аксакалы» взвода узнали все то, что накануне было рассказано Андрею генералом Жерарди.

В маленькой каптерке повисла гробовая тишина. Бойцы замерли, как сфинксы, переваривая услышанное… Первым вышел из ступора Стар. Он достал из пачки «Gauloises» сигарету, долго мял ее в руках и в конце концов просто выбросил:

– Такого веселого дельца нам еще никогда не предлагали… Твою мать!..

– Худа справа… Бардзо худа! (Плохое дело… Очень плохое!) – проговорил Вайпер.

– Мне все равно… – прогудел Гот. – Что прикажут, то и сделаем.

Главное, что мы знаем, кто эта «цель», а такого и грохнуть не грех – меньше на земле пакости будет…

– А мне даже нравится это дельце! – улыбнулся Водяной.

– Ясно… Мнения высказаны, теперь давайте, мужики, выкладывайте, кто что знает или слышал о Боливии, – подвел итог Чиф.

Так он поступал всегда. И это не было панибратством, хотя все здесь присутствующие были его друзьями, просто Андрей соблюдал негласный закон разведки – «все имеют право голоса»! Тут уж воистину подтверждалась поговорка о том, что одна голова хорошо, а две – лучше. Каждый из них имел огромный опыт, и пренебрегать таким богатством иногда было не просто преступно, а даже смертельно опасно!..

– Ну, что… – начал Стар. – Начнем с того, что известно всем… С 1997 года в кресле президента Боливии сидит генерал Уго Бансер Суарес. Причем сидит на нем уже во второй раз – после военного переворота полковник Суарес правил страной как диктатор с 1971-го по 1978-й. Кровавое, надо сказать, было правление…

– Так, Паша! – Андрей хлопнул ладонью по столу. – Ну-ка вываливай все, что знаешь про все эти латиноамериканские хунты! Мы собираемся в очень непростую командировку, а у тебя, я знаю, хобби есть странное, но для нас очень полезное: ты читаешь «от корки до корки» все, что касается военных переворотов по всему миру! Так что, давай! Прочти нам лекцию – это будет сейчас полезно для всех, а для дела особенно!

Стар стушевался, но было видно, что ему и самому не терпелось сесть на своего конька:

– Ладно… Значит, так… В 1964-м президентом Боливии был избран Пас Эстенсоро. Военные, утерявшие политическое влияние после революции 1952 года, вновь стали вмешиваться в политику. В ноябре 1964-го они осуществили государственный переворот, свергли президента и подавили в 1965-м сопротивление новому режиму со стороны шахтеров. В 1966-м президентом был избран генерал Рене Барриентос Ортуньо. Генерал известен еще и тем, что в 1967-м его армия разгромила партизанское движение в Боливии во главе с Эрнесто Че Геварой… – Стар закурил и продолжил рассказывать: – После смерти Барриентоса к власти приходили, сменяя друг друга, многочисленные правительства правого и левого толка. Левые, занявшие руководящее положение во время правления генералов Альфредо Овандо Кандии и Хуана Хосе Торреса Гонсалеса, осуществили национализацию собственности американских нефтяных компаний и отменили ограничения деятельности профсоюзов. Однако такое положение никак не устраивало ультраправых военных. Произошедший в августе 1971-го новый военный переворот привел к власти полковника Уго Бансера Суареса… Нынешнего президента… Бансер пользовался поддержкой деловых кругов и оставался на посту президента в течение целых семи лет, а после попытки переворота в 1974-м Бансер Суарес запретил деятельность всех политических партий, профсоюзов и студенческих организаций… В июле 1980-го власть захватил генерал Луис Гарсия Меса и приостановил действие конституции. Многие политические деятели, руководители профсоюзов и военные были арестованы и убиты, другие бежали за границу, университеты были закрыты, а кокаин, который к тому времени составлял главную статью экспорта и дохода крестьян, сделался источником обогащения для президента и правительства… Через год произошел очередной военный переворот – в августе 1981-го Гарсия Меса был свергнут и президентом был избран генерал Сельсо Торрельо Вилья. Его правление было более приемлемым, и правительство обещало провести выборы в 1983-м. Но в течение всего 1982-го увеличивалось количество стачек и демонстраций с требованиями положить конец правлению военных. В июле Торрельо Вилья оставил пост президента, ему на смену пришел другой представитель «умеренных военных» – генерал Гидо Вильдосо Кальдерон…

Павел закурил еще одну сигарету и посмотрел на Андрея:

– Ну, что еще?.. В октябре 1982-го правление военных закончилось: на проведенных выборах перевес получил Эрнан Силес Суасо, и конгресс избрал его президентом. На выборах в июле 1985-го на пост президента Национальным конгрессом вновь был избран Пас Эстенсоро. В 1989-м Бансер Суарес решил поддержать Хайме Паса Самору, который благодаря этой поддержке сменил Паса Эстенсоро на посту президента. Правительство Паса Саморы оказалось крайне непоследовательным, его обвиняли в связях с наркомафией, хотя и недоказанных, что вызвало осложнения в отношениях со Штатами. Самому Пасу Саморе был запрещен въезд в США. На выборах 1993-го победил Гонсало Санчес де Лосада… Он многое наобещал, что-то вроде народного капитализма и народного участия во всех процессах, но… Экономический спад, поразивший в те годы все страны региона, особенно тяжело сказался на экономике Боливии. Правительство Лосады тоже не смогло выполнить свои предвыборные обещания… Поэтому на следующих выборах в 1997-м победил «наш друг» генерал Уго Бансер Суарес… Только и у него что-то не особенно хорошо выходит… Внешний долг боливийского государства достиг 3,7 млрд. долларов США. Международные финансовые институты выразили готовность списать часть долга и предоставить новые кредиты в обмен на дальнейшие рыночные реформы. Но против таких реформ выступили широкие слои населения, включая жителей крупных городов, шахтеров, преподавателей, а также крестьян. Ряды последних пополнились тысячами бывших шахтеров, которые остались без работы в результате закрытия оловянных шахт и рудников и вынуждены были перейти к выращиванию кустарника коки… А поскольку кока используется, как известно, для производства кокаина и боливийские власти проводят массированную кампанию по уничтожению ее посадок, то это вызывает еще большее недовольство крестьян… Там и сейчас идет такая бодяга в Кочабамбе, что мама не горюй!.. Массовые беспорядки, забастовки-демонстрации, комендантский час, кое-какие города на осадном положении… Да и народу уже погибло несколько десятков человек… Вот такие дела… Это все, что я знаю про политические дела Боливии…

– Этого, Паша, даже больше, чем нужно! – сказал Андрей. – Из всего тобой сказанного вывод напрашивается сам собой: с военными нам дело иметь нельзя ни в коем случае! Тем более что у власти сейчас у них бывший диктатор – это вообще ни в какие ворота не лезет!

– Дикий народ – дикие нравы! Дети гор! Мать их…

– Так! С этим ясно! Теперь будем думать, как нам выполнить наше задание, так чтобы не сталкиваться нос к носу ни с правительственными войсками, ни с командос Каймана…

– Да еще постараться, чтобы нас самих в джунглях не сожрали, – прогудел из угла Гот.

Андрей посмотрел на Водяного и Гота:

– Ну что, следопыты? Что мы должны знать о местности и ее живности?

Теперь заговорил Водяной, поглядывая изредка на «большого немца»:

– Местные условия нам достались не самые радостные… Сейчас там зима… Самое сложное – это горы. – Павел подсел поближе к карте и стал водить по ней пальцем. – Боливия делится на три горные части: Западная Кордильера, протягивающаяся вдоль чилийской границы, Кордильера-Реаль, вытянутая в том же направлении на востоке горной страны, и высокогорное плато Альтиплано, разделяющее эти хребты… Кордильера-Реаль и Альтиплано нам не нужны: они на востоке и юге, ближе к границам Бразилии, Парагвая и Аргентины… А вот Западная Кордильера «наша»…

Он оторвался от карты и посмотрел на Мартина, как бы приглашая и его внести свою лепту в разговор.

– Западная Кордильера – это продолжение высокогорного хребта, начинающегося к северу от города Арекипа в Перу, – загудел своим мощным голосом Гот. – Гребень хребта прерывается в нескольких местах перевалами, самый низкий из которых расположен на высоте 4000 метров над уровнем моря. В пределах Боливии над этим хребтом возвышаются пики многочисленных вулканов, в том числе и действующих, которые достигают высот до 5800 метров. Здесь находятся и высочайшие вершины Боливии: гора Сахама высотой в 6542 метра и гора Ильямпу, высота этой – 6550 метров…

Все присутствующие невольно улыбнулись: немец всегда останется немцем. А Гот был ярким представителем своего народа – дотошный, скрупулезный и педантичный. Любой славянин о высотах этих сказал бы: «шесть с половиной тысяч». Мартин был не таков…

– …На восток от основного хребта отходят отроги, которые разбивают западную часть Альтиплано на ряд полузамкнутых котловин. Эта горная область отличается крайней сухостью. В северной части имеются несколько небольших речек, текущих в восточном направлении… – продолжал тем временем Гот. – Днем средние температуры здесь составляют 10—16 градусов. Летом воздух прогревается до 27. Ночи холодные, со средними температурами около 0, а заморозки случаются в любое время года. Часты сильные ветры, приводящие к похолоданиям до «минус» 20 градусов. Особенно сейчас, зимой… Климат северо-западных равнин жаркий и влажный, типичный для всех тропиков Амазонии. Особенно это касается поймы реки Мадре-де-Дьос. Для этих мест характерны пальмовые саванны, участки листопадного леса и густые кустарниковые заросли. По берегам густые мангровые леса…

– В общем… Сначала будем потеть, потом мерзнуть… Или наоборот: мерзнуть, а потом потеть… – подвел итог сказанному и услышанному Водяной. – Но в конце все равно придется померзнуть…

Андрей внимательно посмотрел на своего основного разведчика-следопыта:

– Можешь обосновать?

– Я еще не знаю, Андрюха, как мы туда попадем, но знаю точно, что выходить придется к океану, через горы к границе с Перу. Другого способа вернуться у нас просто нет…

– Ладно… – Андрей еще раз потер лицо ладонью. – Кто-то хочет что-то добавить?

Ответом было молчание.

– Тогда добавлю я… Кроме всех перечисленных «радостей», нам будет мешать и «живая природа»… В Андах водится очень опасная красная мексиканская кобра, которая не кусает, а плюет ядом! «Плевок» этот может лететь до трех метров! Яд очень токсичен, мужики! Если попадет в глаза – все, если и удастся выжить, то уже без глаз… Там же, в горах, но немного пониже находится «кошачья» вотчина – ареал пумы… В пойме Мадре-де-Дьос в траве полно всяческих ядовитых гадов, начиная от сороконожек и заканчивая огромным ядовитым пауком-птицеедом. Очень опасны ядовитые змеи. Здесь встречаются смертоносные желто-коричневые гремучие змеи и страшные жарараки – это одна из самых опасных змей во всей Южной Америке, если не в мире! Укус жарараки часто приводит к мучительной смерти. Средства медицины пока бессильны против ее яда. В джунглях можно встретить и «местных красавиц» – огненно-красных, в черных и желтых кольцах. Это алые, или семафорные, змеи, Красные Аспиды – их там до черта!.. В самой реке крокодилы, ядовитые водяные змеи, двухметровый электрический угорь, сбивающий человека с ног разрядом тока в 300 вольт, огромные речные скаты со смертоносным шипом на хвосте, очень опасная речная акула и, что самое «приятное», просто табуны пираний… Об агрессивности этой хищной твари говорить не приходится – все знают!.. – Андрей посмотрел на своих бойцов, те в ответ молча кивали. – В джунглях в этих местах «прописаны» ягуары. Ягуар, кстати, единственный из кошачьих, кто половину жизни проводит в воде. Если не удалось ничем поживиться на суше, он охотно закусит рыбой или черепахой. Здесь же живут и пантеры, и оцелоты. Оцелот не столь грозен, как ягуар или пантера, но тоже очень опасен. Эта полутораметровая кошка не боится нападать даже на двухметровых анаконд!.. Но страшнее всего для всех обитателей и «гостей» сельвы не грозные хищники и ядовитые змеи и пауки, а маленькие муравьи-сакасайя. Они живут большими колониями под землей, но время от времени выходят оттуда огромными полчищами и смертоносной рекой движутся по лесу, уничтожая все живое на своем пути. Звери, птицы, змеи и лягушки спасаются от миллионной беспощадной армии: ведь от бесчисленных рыжих «крестоносцев» нет пощады ни ягуару, ни анаконде!..

– Откуда ты все это узнал, командир? – спросил Стар.

– Посидел в библиотеке, пока вы сюда с Корсики добирались, – ответил Андрей серьезно. – Так вот… Здесь очень много всякого рода насекомых, многие из которых могут быть либо ядовитыми, либо переносчиками вирусов… Это из того, что для нас может быть опасно…

– Нам еще только этой «болотной лихорадки» не хватало ко всем радостям, – проговорил Гот.

– Просто какой-то парк юрского периода – того и гляди кто-нибудь тебе башку откусит, – невесело улыбнулся Стар.

– Одкусит! Ежле та бошка дурна! – согласился Вайпер.

– Вот такая, мужики, складывается общая обстановка в месте проведения операции, – подвел итог Андрей. – Не самое веселое место на земле…

Теперь им предстояло всем вместе разработать всю операцию, опираясь на то, что они уже знали…

Они просидели тогда часов пять, и так и этак гадая, и в конце концов, пришли к довольно рискованному плану.

Первым этапом его должен был быть десятичасовой перелет через Атлантику из Абажеля в Кайенну – самая простая часть плана.

А вот дальше… Дальше они придумали нечто…

Под видом частного, чартерного рейса из столицы Французской Гвианы должен был взлететь грузовой самолет, который пересечет континент с севера на юг за пять часов и приземлится в перуанской столице Лиме с каким-нибудь грузом на борту… А для того, чтобы не загромождать собой воздушные эшелоны, лететь он будет ночью… При этом у самолета в течение полета забарахлит навигационное оборудование: самолеты-то здесь не новые, особенно частные, – и он немного отклонится от своего маршрута на юго-запад, всего-то километров на сто пятьдесят, а потом, если его, конечно, заметит ПВО Боливии, экипаж слезно извинится, сообщит, что оборудование исправлено и самолет возвращается на прежний курс! Что тут же и сделает, естественно… Но!.. За время своих «ночных скитаний» самолет успеет сделать высадку двух десантных групп с разлетом километров в семьдесят… Рискованно, но, по крайней мере, реально и выполнимо…

Дальше?

Дальше был сплошной мрак неизвестности, и одни только вопросы без единого ответа… Дальше была работа…

По поводу разделения вышла небольшая словесная баталия, но Чиф сумел все же убедить своих друзей в правильности такого решения. Не приказать, а именно убедить… А доводы были просты и понятны. В таких операциях всегда должны быть рабочая «группа» и группа «прикрытия» – это правило уже давно никем не подвергалось сомнениям.

«Рабочую» группу возглавлял Чиф, что было естественно – задание он получил индивидуальное и лично от генерала. В ее составе было всего пять человек – две снайперские пары и связист-разведчик – Чиф и Гот, Вайпер и Гранд, ну и Оса. И арсенал у этой группы получался солидный: две винтовки с «оптикой» и три пулемета…

Группой «прикрытия» оставался руководить, естественно, Стар.

Вот такой расклад…

Пятерым затеряться и спрятаться в джунглях намного проще, чем толпе в полтора десятка морд…

Задачей группы Стара было обеспечить отход в горы, через перевалы, в Перу, где в непосредственной близости с границей, только на перуанской территории, их всех в конце концов должны были ждать два вертолета палубной авиации Военного флота США, корабли которого практически постоянно курсировали здесь в нейтральных водах, – это было последним этапом всей операции…

Вопрос был лишь в том, на сколько времени задержится первая группа в джунглях… Основной вопрос, но далеко не единственный!..

Ближе к вечеру, когда весь «военный совет» уже попросту очумел от литров выпитого кофе и выкуренных в небольшой каптерке нескольких пачек сигарет, когда все же, хоть и с большими «трениями», был выработан этот план, Андрей выгнал всех на свежий воздух:

– Все, пацаны! Идите-ка все отсюда! Накурили так, что не продохнуть. Разомнитесь и пообщайтесь с личным составом. А я к Пауку на доклад…

Они вышли из казармы, и тут же на плечо Павла капнула ворона.

– Вот же зараза, мать твою!

Стару почему-то очень не хотелось сейчас оттирать птичье дерьмо ладонью. Он озирался по сторонам в поисках хоть чего-нибудь… Андрей хохотнул и направился было к штабу, когда Павел окликнул его:

– Меня обгадили, а тебе смешно, командир?! А ведь я твой первый заместитель! А эта скотинка задела мою честь, мать ее за ногу! Она что, думает, что можно вот так, безнаказанно, гадить на русского офицера?

– Французского уже, – поправил его Андрей, остановившись.

– От этого ее подлючесть не становится красивше! Чего ржешь, Чиф?

– Да-а… Так… Анекдот вспомнил…

– Расскажи! – тут же пристал Павел.

– Некогда, Паша. Потом…

– Потом забудешь! А сейчас… Хорош шампунь к перхоти!.. Рассказывай давай! Знаю я ваши, одесские анекдоты!.. Не расскажешь сейчас, возьму и прикажу тебя в казарму не впускать! Будешь спать на улице, как бомж!..

– Ладно!.. Напугал уже… – Андрей улыбнулся еще раз. – В общем… Гуляли как-то два стареньких еврея по Дерибасовской… Идут еле-еле, друг друга поддерживают, на палочки опираются… Вдруг… Одному на лысину ворона капнула… Он по лысине ладошкой провел, понюхал, нос скривил и к своему другу: «Наум! У тебя есть бумажка?», на что Наум, улыбнувшись, отвечает: «А зачем, Абраша? Задница же уже улетела!»

Взрыв хохота был такой, что содрогнулись стекла казармы. Но больше всех смеялся сам Павел, приставая ко всем с вопросом:

– Водяной, у тебя есть бумажка? А у тебя, Оса? Дайте же хоть кто-нибудь бумажку, сволочи!

«Смеются мужики, ну и слава богу! – подумал Андрей. – Значит, все будет в порядке!.. Они тертые! Если бы уж совсем дело дрянь было, не смеялись бы! А так… Они одобрили, значит, и Паук одобрит! А там… Куда кривая вывезет…»

* * *

…С генералом разговор оказался намного проще, чем ожидалось…

Выслушав молча, в течение целых десяти минут, он просто достал из все той же кожаной папки листок бумаги и протянул его Андрею:

– Читай!

На бумаге был изложен план операции, который без мелких деталей в точности совпадал с тем, что «принес» Андрей!..

– Над ним двое суток работали штабные, Чиф, – проговорил Жерарди. – Они начали разработку еще до того, как я посвятил тебя в суть операции… Сказали, что других вариантов просто нет, но я хотел, чтобы ты предложил что-то свое, ведь это тебе работать на месте, а им – протирать штаны на штабных стульях… Так что…

– Значит, мы все правильно решили.

– Это очень опасно, Ален… Здесь очень многое от тебя просто не зависит! И мне, если честно, этот план совершенно не нравится!..

– Я не собираюсь отказываться только потому, что это очень опасно, Паук! – набычился Андрей. – Жизнь вообще – штука опасная – того и гляди, машина с пьяным придурком за рулем собьет среди бела дня! Или сосулька в июне месяце упадет на голову вместо кирпича… А наша служба ни с какой такой «сосулькой» не сравнится!.. Я не первый день в армии, мон женераль, и знаю, что почем!..



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное