Андрей Негривода.

Огненный торнадо

(страница 4 из 20)

скачать книгу бесплатно

В бинокль было видно, как скалы неожиданно сходятся вместе, оставляя лишь узкий проход, проточенный за тысячелетия водой.

«Лезть в этот капкан нельзя – чистое самоубийство. А что тогда? А тогда пойдем по склонам, держа уши торчком и глаза на три метра впереди себя. Эх, мало нас – прав был Нурали. Черт! Ну да ладно! Не впервой! Выскочим!»

– Так, Игорь! Пойдем двумя группами: с тобой Бай, Змей и Сало – по левому склону, я с Бандерой, Муллой и Бульбой – по правому. Идем в полной тишине. Прежде, чем шаг ступить, десять раз посмотреть – здесь могут быть и МВЗ, и растяжки, и любая другая хрень. Если это та база, которую мы ищем, то охранять ее должны соответственно. Никакого радиообмена! Задача: обнаружить пещеры, систему маскировки и охраны. Если все будет хорошо – будем штурмовать с двух сторон… К тому же отсюда нас не ждут – у них сейчас все внимание должно быть на север. Вот внезапность и используем. Да и расклад не такой уж и плохой: один боец против четверых «духов». Бывало и хуже…

28 января 1990 г. «Свечной заводик»

Вот она, первозданная природа. Горная река, вобравшая в себя родники талых вод и уже подающая свой голос на порогах и перекатах… Крутые каменистые склоны ущелья, сжимающие реку в своих объятьях и покрытые каким-то кустарником с пожухлой, прошлогодней листвой… Вот следы какого-то мелкого грызуна, выбравшегося из-под снега из своей норы… А вот и пичуга какая-то пометила пухлый снежок своими лапками… Там следы пробежавшей в поисках редкой поживы лисицы. А здесь следы горного волка, обходящего и в который уже раз метящего свою территорию от посягательства оголодавших за зиму чужаков, – вот они, его желтые брызги, отчетливо видны на белом снегу… И нет в этой природной гармонии ничего лишнего – все продумано и запущено в едином ритме в тысячелетний круговорот…

И разве что время от времени появится что-нибудь новое и начнет не торопясь постигать этот ритм, стараясь не отстать и не забежать вперед. Вот, например, невесть откуда взявшиеся большие кучи листвы, припорошенные снегом, – будто бы безмозглый дворник-энтузиаст собрал их здесь в горах, да так и оставил. И уже прыгают по этим кучам местные пернатые жители, а вот и мышь взобралась на одну из них и попыталась разгрести листики – ан нет, не получилось. Да и не листья это вовсе… Едва заметно, всего-то на пару миллиметров, приподнялась лиственная куча, давая понять осмелевшей мыши, что та ошиблась…

Группа Филина уже сутки находилась в состоянии напряженной неподвижности. В засаде… И каждая из восьми новообразовавшихся в местном ландшафте «куч» грела себя только тем, что полностью, до каменного состояния, напрягала все мышцы, а затем резко расслабляла их. Да, зимняя засада – это статья особая… Спрятаться-то особо негде – пустынно зимой. А потому… Превратись в кочку, камень или, как сейчас, в припорошенную снегом кучу и замри. Вот отсюда все спецназовские простатиты, бронхиты и прочие неприятности…

Они нашли пещеры, и это было настоящей удачей.

Вот она, цель всего задания. Но… До победного его завершения еще ох как далеко. Не соврал Нурали – охраняли базу со всем полагающимся при таких делах усердием. Около взвода, или немного больше, опытнейших, и это было видно, бородатых «духов». Матерые, битые волчары. Таких – просто на «ура» не возьмешь и тюбетейками не закидаешь. Разве что в каждую тюбетейку положить по парочке наступательных эргэдэшек с уже снятой чекой. Да только где их столько взять-то? В смысле тюбетеек. А эргэдэшки, вот они, в нагрудных карманах штурмовых жилетов – по четыре у каждого, только руку протяни. Но нет… Пока еще рано. Пока… Пока не удалось выяснить, куда же они побегут в случае нападения на базу.

Потому-то Филин и не подает знак к штурму. Нужно получить максимально возможное количество полезной для них информации. А потому – лежит группа. Сутки в снегу – это еще не страшно, это еще даже не их стандартный норматив. А потому Филин ждет. И будет ждать, пока не раскроется охрана…

Да. Вот она – база Бекмурзы. И Филину очень повезло, что они ее обнаружили. Капризная Фортуна в тот момент, когда ребята вошли в кустарник, как видно, повернулась к охранникам спиной, показав свою симпатичную, кругленькую попку. А Филину, соответственно, личико. Да и как иначе объяснить то, что охраннику именно в этот момент захотелось закурить, а зажигалка вдруг отказалась работать… И этот вояка все щелкал и щелкал, бормоча что-то вполголоса, матюгался, наверное, забыв о том, что звук в горах, а особенно в ущельях, разносится чрезвычайно далеко. Короче, выдал он себя с потрохами. И таким следопытам, как Бай и Мулла, грех было не воспользоваться таким СЛУЧАЕМ. Ну, а дальше – дело техники…

Замерли на позиции, отследили смену и поняли попутно, что они, даже зная практически точное место, не нашли бы его никогда. Это была естественная площадка, или, скорее, широкий, с небольшим уклоном карниз, или даже небольшая терраса над шумящим и извивающимся в пятнадцати метрах внизу водным потоком. С одной стороны обрыв с бурлящей на дне рекой, с другой – отвесная гранитная стена, нависающая со всей своей суровостью, а между ними карниз, шириной в двадцать метров, тянущийся вдоль обрыва метров на семьсот и постепенно спускающийся к реке. И вдоль всей стены очень густой, непролазный кустарник какого-то колючего растения, очень похожего на барбарис. Обычная, в общем-то, естественная природная площадка, каких много в горах. Пройдешь мимо – не обратишь внимания. Только группа знала, что искать, вот ребятам и повезло.

Ну, а что дальше?..

Снаружи эту «богадельню» охраняли четверо наблюдателей, вооруженных оптикой – может, просто биноклями, а может, и СВД. Кто знает?.. Штурм таких объектов на «ура» может себе позволить только неопытный, зеленый салага-командир. Эдакий кавалерийский наскок с ходу. Пришел, увидел… обосрался. Почему? А кто сможет сказать с уверенностью, сколько там выходов?! Ну, долбанул по выходу из РПГ, ну, метнулся к пещерке, и все… Тебя в спину и расстреляли. Классическая горная засада в стиле «духов» – прошла группа, преследуя приманку, а по твоим следам уже идут настоящие бойцы. И ты уже не охотник, а дичь. И чаще всего узнаешь об этом только тогда, когда тебе между лопаток влетает привет, калибра 7,62. Тут нужно уподобиться ревнивому мужу, выслеживающему свою жену. Терпение, терпение, терпение – вот залог твоего успеха, а значит, в конечном итоге и жизни. И не беда, что твои яйца примерзли уже к оказавшемуся под тобой случайно камню, – при умелой женской настойчивости простатит лечится. А вот головы пришивать к трупу хладному медицина еще не научилась. Потому и лежит группа Филина. На ближайшие сутки они – есть огромные глаза, чуткие уши и море, океан терпения…

«…На первом этапе нужно будет работать максимально тихо, – в голове Андрея постепенно рождался план штурма. – Наблюдателей убираем одновременно – это понятно. Причем „Валом“ работать нельзя – упавший на камень „калаш“ может сорвать всю операцию. Значит, снимать глазастых нужно с непосредственной близости, ножами. Эх, блин! Блин комками! Самых опытных в таких делах и нет! Как же не хватает сейчас Брата, Кабарды, Тюленя, Индейца – это была бы их задача, как обычно. Ладно, будем работать в усеченном составе, выбора другого все равно нет. А дальше? Ну что, внутри будем работать с двух концов, продвигаясь навстречу. По обстановке…»

За время наблюдения удалось засечь еще один вход – еще одна пещера, отстоящая от первой метров на семьдесят. У обеих пещер – по два «духа», а значит, пещеры между собой сообщались.

Медведь с ребятами находился на противоположном склоне, на удалении трехсот метров от Филина. В мощные бинокли они очень хорошо просматривали друг друга, и Андрей стал подавать одними пальцами знаки, понятные им обоим, не раз заменявшие слова или средства связи:

«Возвращаетесь по склону до поворота реки, там, за изгибом, вас не будет видно. Спускаетесь в ущелье и форсируете реку. Потом – на карниз. Ваш вход дальний. До него пройдете на цыпочках! Там метров триста – триста пятьдесят. Наблюдателей снимать тихо, без оружия. Входим в пещеру с двух сторон. Начало в три ноль-ноль. Выходите в двадцать три ноль-ноль. И осторожно, чтобы друг друга не перестрелять!»

В ответ Филин различил в «листве» белые зубы Медведя, обнажившиеся в улыбке. Он еще немного понаблюдал в бинокль за Медведем и ребятами и переключился на часовых у входа на базу, убедившись еще раз в том, что их можно обнаружить, только зная, что они там есть. Часы показывали 18.00. «Подождем – немного осталось, всего-то несколько часов».

…Самые тяжелые – последние минуты ожидания, когда уже знаешь время начала штурма, время «Ч». Тебя так и подмывает хоть на минуту, хоть на несколько секунд начать раньше. Но… Нельзя! Потому что твой пионерский костер в жопе может стоить жизни твоим товарищам. А потому сиди и жди. И считай секунды…

«…Все! Начали!..»

Выдвинулись. Медленно, извиваясь ужами, поползли к пещере. Двадцать метров, пятнадцать… Все! Теперь абсолютно все зависит от того, как тихо им удастся снять наблюдателей. Им – это Бандере и Филину. Андрей упорно, неотвратимо приближался к «своему». Со стороны, где засел первый часовой и куда отправился Бандера, послышался какой-то шорох.

«Бля!..» – подумал Андрей. «Его» часовой медленно поднялся, сбросил с плеча автомат, снял с предохранителя и стал надвигать на глаза укрепленный на голове армейский прибор ночного видения. Еще секунда, и все!..

«Не успеваю!!! Твою в бога, в душу мать!..» – пронеслась мысль, а его нож уже летел к «духу».

– Х-хек! – произнес здоровенный таджик и начал валиться на бок.

Но он не упал. Уже стоявший рядом с ним Филин одной рукой схватил начавший было падать автомат, а другой, ухватившись за рукоять ножа, держал наблюдателя. Сделав шаг вперед, он привалил к каменной стенке уже мертвого «духа» и опустил его на землю. Филин осмотрелся. Тихо… Напрягшись, он потянул нож. Противно чмокнув, рана выпустила из себя стальное жало. Это всегда так происходит, и всегда только что живое тело не хочет выпускать нож…

Филин опустился на одно колено за каменным выступом у входа в пещеру. В затылок кто-то задышал. Обернувшись, Андрей увидел за своей спиной цепочку фигур в камуфляже, стоящих так же, как и он, на одном колене.

«Хорошо!»

Вход в пещеру представлял собой трещину – лаз шириной в метр. Подняв руку, Андрей показал два пальца и указал на противоположную сторону. Тут же что-то прокатилось через едва заметную тропинку. И вот уже Бандера и Мулла застыли на противоположной стороне. Ну, а дальше? Дальше их действия были отработаны до автоматизма и закреплены на уровне рефлекса многочасовыми тренировками на полигонах. Упражнение № 9 «б» – «Штурм охраняемого объекта неполной группой»…

Хорошее упражненьице для троих, а? У входа охранять их тыл остался Бульба. Сколько там, внутри, «стволов», готовых мгновенно ответить на вторжение чужаков в святая святых? Нурали говорил, около сорока. Может, и приврал слегка, пытаясь испугать, а может, и нет…

«…Вперед!..»

Сначала медленно, приставными шажками, не выдавая себя до того момента, пока кто-нибудь резвый не поднимет шум, а такой найдется всегда, рано или поздно. Лучше бы поздно. Ну, а потом – стремительный натиск и шквал огня…

– Фр-р, фр-р! – прошелестели рядом с ухом Филина выпущенные из «Вала» пули. Это Мулла среагировал на появившихся в секторе двоих охранников.

Разбросав в стороны руки, те повалились на каменный пол. На шум падающих тел из соседней галереи выглянули еще две головы, попав на прицел Филина.

– Пф-ф, пф-ф! – реакция была мгновенной.

«…Минус четыре…» – пронеслось в голове.

А из галереи послышалась какая-то возня и лязг передернутого затвора. Метнувшись туда и встав на колено, Филин резко подался вперед, заглядывая дулом своего «Вала» внутрь. Над его головой высился Бандера.

– Фр-р-ры, фр-р-ры! – заработали в два «ствола» длинными очередями, веером. И еще восемь фигур повалились на установленные тут же деревянные кушетки.

– Та-та, та-та-та-та! – резанул по ушам голос «калаша».

«Все! Какая-то падла успела схватить „ствол“!» – подумал Филин, улавливая периферийным зрением вспышки выстрелов.

– Мулла, слева! – крикнул он.

– Фр-р-ры!

– Та-та-та, та-та!

– Фр-р, фр-р! Чисто!

– Вперед!

Еще одна галерея. Столы с какими-то колбами, ретортами и зажженными под ними горелками. И мечущиеся между этими столами вооруженные люди.

– Фр-р, фр-р, фр-р-ры! – сыпанули втроем по «духам», наблюдая, как те, картинно взмахивая руками, валятся на пол.

«…Минус четыре! Итого восемнадцать…»

– Та-та-та-та!

Четыре мощнейших удара в грудь и живот опрокинули Филина на пол.

«Ох, ни фуя себе пилюля!» – успел подумать Андрей и потерял сознание…

…В груди разливалось блаженное тепло, как будто лежал на дедовской печи, прижавшись животом к горячим кирпичам. И такое это было блаженство, что хотелось бросить все и век не вставать, как тот Ильюшка из города Мурома…

… – Жив? – кто-то лупил по щекам Филина.

– Жив, жив! Только схлопотал изрядно. – А вот этот голос был более чем знаком.

Андрей открыл глаза и увидел над собой озабоченные лица Медведя, Бандеры и Бая.

– С добрым утром, командир! Выспался? – Игорь продолжал хлопать лопатообразными ладонями по щекам Филина. – Давай-ка просыпайся и вставай. Подъем!!!

Он схватил Андрея за лямки разгрузки и, как пушинку, поднял. Ноги подкашивались, отказываясь держать своего хозяина.

– Что это было?

– Ничего страшного – четыре пульки, калибра 5,45, прилетели. А ты в бронике и «лифчике». Хорошо, что этот чурка по корпусу бил. А броник-то экспериментальный, ничего, выдержал!

– Ага, спасибо! – болезненно поморщился Филин. Страшно болела грудь и живот, а еще абсолютно не было сил.

– Ты как, Андрюха? – озаботился Бандера.

– Ничего, терпимо. Только отрыжка мучает и изжога. А так – кайф!

– А ты поперди, оно и отпустит, – предложил Медведь.

– Не могу – у меня в брюхе кони трахаются, не хочу мешать, – прошипел от боли Андрей. – Что мы имеем, «замок»?

– Имеем двухсотых «духов» числом тридцать два, плюс четверо на входах – итого тридцать шесть. Норку зачистили… Наши все целы… Ты – отдохнуть прилег от трудов ратных. Короче, норма!

– Ты не варнякай, а дело говори!

– Нашли склад. Там «дури» до жопы и еще чуть-чуть. А еще вытащили на свет божий алхимика – начальника всего этого «заводика свечного», вернее, завпроизводством. И есть несколько рабов…

– Не понял. У тебя от радости крыша съехала?

– С крышей порядок. Поясняю. Тут есть одно помещеньице, для «обслуживающего парционала». В основном – бабы. Есть, правда, и пара-тройка мужиков, но доходяги совсем. Все, если не русские, то, уж во всяком случае, не «индейцы» узкоглазые. Короче, не нацмены. Я поговорить с ними успел, пока ты отдыхать изволил. Так вот, оказывается, что у Бекмурзы нашего они были в натуральном рабстве. Короче, делали всю грязную работу здесь, а еще на них испытывали качество свежесваренного «герыча». Такие дела… Ну, а баб, само собой, еще и драли во все возможные входы и выходы – в виде нагрузки за слабый пол…

– Падла!

– Вот и я говорю: дикий народ – дикие нравы. Урюки, одним словом.

– Сколько их?

– Одиннадцать баб и шестеро мужиков.

– В каком они состоянии?

– В хреновом! Голодные, замерзшие, ослабшие. Гноили их тут, как в Средневековье.

– Еще что-то?

– Ага! Вся «богадельня» заминирована.

Филин широко раскрыл глаза и стал озираться вокруг.

– Не бзди, Андрюха! Тут Сало прогулялся уже по галерейкам, короче, в каждой заложен мощный фугас, а проводочки выведены все к одной машинке.

– Ф-фу-ф! – выдохнул Андрей. – Ты бы хоть предупреждал, когда шутить такими вещами начинаешь.

– А у тя че, вместе с ливером и чувство юмора отбило? – улыбнулся Игорь.

– Пошел в жопу, товарищ старший прапорщик!

– А по-твоему, мы где? – спросил Медведь, озираясь и шумно втягивая ноздрями воздух. – О! И запашок соответствующий присутствует! Так что все в порядке, Андрюха, – мы в глубокой и беспросветной жопе! И кажется мне, что пора сваливать отсюда, а то нанюхаемся еще, глюки пойдут, а мне такой кайф без надобности.

– Согласен, – поморщился Филин – боль была острой и сильной. Грудь горела, как будто за пазуху сыпанули горящих углей, и что-то екало в районе пупка.

– Ты идти-то сможешь?

– Смогу, не бзди! Только подняться помоги – ноги словно одолжил у кого.

Медведь заботливо помог снять разгрузку и «броник», максимально снимая нагрузку с тела Филина.

– Змей, Бай. Выводите людей наружу, только оденьте их, вон ватников и халатов гора, – начал приходить в себя Андрей, возвращаясь к функциям командира. – Сало! Тяни-ка ты проводочки к выходу – будем запускать на орбиту всю эту срань. Бульба, готовь рацию.

Слегка сгибаясь от боли, поддерживаемый Медведем Филин побрел к выходу…

«Плохо дело. Нужен врач, срочно и почти всем…» – Андрей смотрел на сидевших у входа в пещеру пленников Бекмурзы. И зрелище это не вызывало оптимизма. Несчастные, изможденные от голода и тяжкой работы тела уже не могли стоять на слабых, трясущихся ногах. Две женщины были без сознания.

– Бульба! Рацию мне, – скомандовал Филин. – И это… Открытую волну, Олег…

– Нельзя, командир! А если наш Бек близко? Засечет, и все, приехали – суши весла!

– Давай, говорю! Посмотри на них, – он махнул рукой на доходяг. – Они же перемрут все как мухи! Давай, Олег, у нас нет другого выхода.

Бульба поколдовал несколько секунд над радиостанцией:

– Готово!

– Всем, кто меня слышит! Всем, кто меня слышит! Говорит командир разведгруппы специального назначения, позывной Филин! Имею важное сообщение! Всем, кто меня слышит!

– Девяносто третий слушает Филина, – через несколько секунд ответила рация.

– Филина принимаю, двести четвертый.

– Всем отбой! – вдруг вякнуло радио. – Джо принимает Филина!

– Ну, слава богу! – облегченно вздохнул Андрей и повернулся к Салу: – Давай резервную волну. Нас Джо принимает!

Лица ребят озарились улыбками – это была удача. Большая удача!

– Филин для Джо!

– Джо на связи! – отозвался далекий друг. – Что случилось, Филин? Почему выходил на открытой волне?

– Срочно нужна помощь! Обнаружил и открыл кубышку! У меня семнадцать тяжелых «трехсотых»!

– Сколько?! Ты где их нагреб?!!

– Внутри – пленные.

– Давай координаты!

– Семнадцать километров южнее Хамзаабада, в русле реки, квадрат двадцать три – одиннадцать. Обозначусь «Я свой» – двумя зелеными.

– Принял! Жди!

Андрей отдал радиостанцию Бульбе и посмотрел на часы – 5.45. Небо над ущельем начинало понемногу светлеть.

– Игорь, – Филин устало позвал Медведя. – У нас есть минут тридцать-сорок, пока летуны найдут место. За это время людей надо поднять наверх, на плато – здесь «вертушка» не сядет из-за наклона. Давай двоих в дозор, в боевое охранение, и будем людей выводить.

Медведь кивнул, соглашаясь, и отошел к пленникам.

– Сало! Ты готов?

– Уже! Я концы свел на импульсный радиовзрыватель, а то их машинка – это же, наверное, современница Ленина еще. Можем рвать эту хибарку хоть с плато, хоть с «вертушки».

– Чем раньше – тем лучше. Не люблю я сюрпризы. Так что доходяг поднимем, и будешь рвать.

– Всегда пожалуйста, с нашим удовольствием!

– Балабол! – улыбнулся Андрей. – Иди пока, помоги пацанам.

Люди были очень слабы, и подъем давался тяжело, но с помощью ребят Филина через сорок минут все были на безопасном расстоянии от базы.

– Давай, Сало! – скомандовал Филин.

Сапер достал небольшую коробочку с антенной и нажал кнопку. В недрах скалы что-то утробно ухнуло, земля под ногами качнулась, как при небольшом землетрясении, и в небо вырвалось пыльное облако. Филин посмотрел в бинокль на террасу. В тех местах, где должны были быть пещеры, образовались небольшие, на первый взгляд, каменные завалы.

«Вот и все!»

База приказала долго жить…

Через десять минут группу Филина и освобожденных пленников сняли с плато две «вертушки»…

7 февраля 1990 г. Плен…

В Фергане шла война… Настоящая. Без шуток. Улицы растерзанного города патрулировали армейские. На БТРах или БМП. Иногда встречались и БМДшки[6]6
  БМД – боевая машина десанта.


[Закрыть]
, штатная техника ВДВ и «Витязя». То тут, то там вспыхивали ожесточенные перестрелки, басовито лаяли башенные КПВТ, а иногда подавали голос и скорострельные пушки. В подразделениях уже были потери… Уже сгорело несколько БТРов, подбитых из невесть откуда стрелявших гранатометов. Шли полномасштабные (!) боевые действия… В Фергане шла война…

Филин наблюдал за городом в иллюминатор «вертушки» и понимал, что глубоко ошибся, когда сказал себе: «Вот и все!»

Какое там, на хрен, все!!!

Они приземлились на хорошо охраняемый аэродром близ Ферганы – место дислокации батальонов «Витязя». Их ждали. Около вертолетной площадки находилось несколько «таблеток», готовых с рук на руки принять освобожденных группой людей. А еще… Здесь был Батя. Он стоял, словно былинный витязь, приложив ладонь козырьком ко лбу, и неотрывно смотрел на приближающиеся вертолеты. Воин! Настоящий русский богатырь, с напряжением ожидающий из похода свои дружины… Уж на что огрубели души у ребят, а и они зачарованно смотрели на встречающего их Батю…

– Становись, – устало скомандовал группе Филин после выгрузки. – Равняйсь! Смирно!

Он обернулся к подходившему командиру:

– Товарищ полковник!.. – начал было доклад, но Батя его прервал:

– Вольно, вольно! И… Разойдись.

Строй рассыпался для того, чтобы сгрудиться вокруг своих командиров.

– Ну, что, шпана, вернулись?!

– Так точно! А шо? – улыбнулся неунывающий Медведь. – Погуляли, пробзделись в горах. Муллу вот попутно обженили!

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное