Андрей Негривода.

Огненный торнадо

(страница 2 из 20)

скачать книгу бесплатно

– Мы должны найти базу и завод.

– Правильно, Филин. Найти и ликвидировать. Если это удастся, то о самом Бекмурзе позаботятся его «деловые партнеры», да и хрен с ним. Наркота – это причина, резня в Фергане – следствие. Устраним причину – избавимся от следствия.

– Понятно, Батя. Что известно по месту? Есть хоть что-нибудь?

– Есть предположения аналитиков.

– Полна попа огурцов…

– Это, ребятки, Памир. Высокогорье. Работать придется на высоте за четыре тысячи метров, там ведь недалеко и пик Коммунизма. Да, сынки, это вам не Гиндукуш – условия крайне сложные. В это время года большинство перевалов закрыты. Снег и мороз, мать его, за тридцать. Есть, предположительно, два маршрута для караванов. Первый: если через границу переваливают где-то в районе Хорога или Рушана, тогда он должен выходить на городишко Бартанг. Дальше без дорог, по тропам на Гудару, ну а дальше… Дальше, опять же предположительно, через перевалы Акбайтал, Кызыл-Арт он попадает в Киргизию к кишлакам Сары-Таш, Гульча. До перевала Чыйырчык. Но это тяжелый и очень длинный путь. Есть еще один вариант, и – это второй путь, наиболее вероятный. Если караваны пересекают границу севернее, в районе Калан-Хумб, или чуть-чуть южнее, тогда ему одна дорога – на Ванч. А вот оттуда, перевалив через ледники по тайным перевалам, он попадает в Кара-Мык. Это значительно ближе к Фергане. И вот еще что – предположительно, грузы оседают в районе Хайдаркен – Хамзаабад. Но это предположения… Поэтому проверять будете оба маршрута… На первый пойдет Джо со своими ребятами. У тебя четыре взвода. Значит, так: один взвод на перевал Кызыл-Арт – пройти до Иркештама и вернуться в Сары-Таш. Еще один взвод идет от Сары-Таша до Кара-Мык – там около ста пятидесяти километров высокогорного серпантина. Третий взвод пойдет от Сары-Таша на Суфи-Курган и Гульча, до перевала Чыйырчык. Ну, и последний шурует от Папана до Кызыл-Кия. Ты, Джо, работаешь на технике, и, если честно – думаю, твоей задачей будет – отвлекать и тревожить. Ну не может же Бекмурза, увидев в непосредственной близости «краповых», не забеспокоиться, не стальные же у него нервы. Тут ведь миллионы американских долларов завязаны…

– Ясно, Батя, – подал голос Джо.

– Самое тяжелое достанется тебе, Филин. Задача: десантироваться в район Кара-Мык, пройти через зону вечных снегов, выйти на Хайдаркен – Хамзаабад. И все время отслеживать! Думаю, что Джо поднимет Бекмурзу. Деньги, деньги! Не может он не испугаться! Ну, а дальше понятно: найти и по возможности уничтожить базу и завод. На «вертушки» в высокогорье в это время года надежды мало. Так что Сало твой должен потрудиться на славу.

– Сало еще в госпитале.

– Сало твой уже в расположении, а вот остальные… Еще от ранений не оправились. У тебя, Филин, сейчас десять человек – группа усеченная, а для сегодняшней задачи – этого мало. Может, возьмешь кого-нибудь у Джо? У него тоже ребята неплохие.

– Нет, не возьму. Ребята, не спорю, и у Олега есть отличные, но… Слаженность… Слаженность группы, Батя, – самое главное в «работе», а новичку или новичкам обтираться времени не будет.

Вам ли говорить? Так что не надо. Справимся…

– Ну, смотри. Ты командир уже «обтертый» – тебе должно быть виднее. Что с проводником решаешь?

– У меня есть в группе местные жители практически.

– Бай и Мулла? Они из Пянджской области, кажется?

– Так точно.

– Ну, хорошо. – Батя задумался. – Тяжело вам будет, Филин. Горы – мать их… Снаряжение альпинистское, оружие, теплая одежда – все необходимо взять. Там сейчас морозы и ветер почище, чем в тундре.

– Ничего: бог не выдаст – свинья не съест.

– Ладно, сынки, идите в подразделения. На все про все у вас есть полдня. Вылет вечером. Вперед. Шагом марш!..

22 января 1990 г. Кульджа

Транспортные «Илы» «Витязя» поднялись в небо в восемь вечера, 19 января. В снегопад. Их путь лежал в разрываемую горем Фергану. Впереди было около пяти часов относительного спокойствия. Ребята дремали, пытаясь урвать последние часы отдыха. Зная всю сложность задания, так могли поступать только настоящие профессионалы. Кто знает, когда удастся поспать в следующий раз? Может, только всевышний…

Равномерный, мощный гул турбин наводил дремоту. И только Филина мучило какое-то смутное беспокойство:

«…Тяжелый будет десант. Ох, какой тяжелый! Так прыгать еще не приходилось – ночью, на скалы, при ограниченной снегопадом видимости… Да еще никто не знает, какой будет ветер. А высота?! С кислородными аппаратами мы еще не прыгали, а тут… Высота-то пять тысяч метров, а фактически у нас будет не более семисот – высокогорье, мать его! Да еще этот мороз! В Москве было минус семнадцать. А что будет там, когда за тридцать упадет? Надо будет лицо жиром намазать или хотя бы вазелином. Ребята вон все с баночками сидят. Ну да ладно. Нам бы только приземлиться, а там уж полегче пойдет…»

Впоследствии Филин думал, что все происшедшее позже он променял бы на сотню вот таких, смертельно опасных десантов. Ну да это будет потом, а пока группа Филина со скоростью что-то около тысячи километров в час приближалась к месту десантирования…

– Ты, сынок, не торопись. Десант твой будет не из легких, потому я и полетел с твоей группой – летунов мое присутствие дисциплинирует. И выпускающим поработаю – вспомню молодость, – говорил Филину Батя, но скорее говорил себе. – Ты поспал бы немного, а я минут за тридцать до точки тебя толкну…

– Попробую. – Андрей откинулся к вибрирующей обшивке самолета.

– Вот и хорошо. – Батя говорил так тихо, что, кроме него самого, никто не мог слышать этих слов. Это были даже скорее мысли вслух. – Поспи, мальчик. Хотя уже и не мальчик – офицер, орденоносец. А все равно – пацан-пацаном. Да и вся команда его. Ну, кроме разве что Тюленя. Шпанюки-авантюристы. Все пострелять да повзрывать им… Их самих и стреляют, и взрывают, а им все нипочем. А Филин?! Сидит и обдумывает, что и как делать. Да им всем только за одно такое десантирование ордена повесить нужно. Тут бы кости собрать, в таких-то условиях. Э-эх!..

…Из кабины пилотов вышел штурман и показал Бате указательный палец левой руки.

– Филин, – Батя толкнул Андрея. – Мы на подлете. Готовность десять минут.

– Е-эсть! Группа, приготовиться! До точки десять минут.

Зашевелились, просыпаясь, бойцы Филина. Проверили пряжки парашютов, оружие, кислородные аппараты. Медведь и Змей осмотрели еще раз крепление на тюке с грузом. Подергали, еще раз что-то подтянули. Появившийся штурман поднял над головой правую руку с оттопыренными тремя пальцами. «Три минуты!» Поднялись, выстроились в два коротких строя по пять человек. Затылок ощущает дыхание, рука на плече впереди стоящего… Резкий поток холодного, обмораживающего ветра ударил в грудь, и, казалось, ком снега поселился внутри сердца – медленно начала открываться задняя аппарель «Ила».

«Сейчас мигнет желтая лампочка – пять раз, – а дальше зеленая и вперед!..» – подумал Филин.

– Ни пуха!.. – прокричал в ухо Батя.

– К черту!..

После четвертого сполоха желтого огня Батя со штурманом вытолкнули в боковую дверь тюк.

Зеленый!!!

Побежали, пригибаясь, и посыпались из самолета, словно горох из дырявого мешка. Получили тугую, увесистую зуботычину морозного ветра и провалились в черную, снежную бездну…

«Тысяча один, тысяча два, тысяча три, тысяча четыре, тысяча пять – кольцо!»

Рванул вверх раскрывающийся купол, ударили в пах лямки «сбруи»…

«Так, норма! – Филин огляделся. Под ним смутно серели десять куполов. – Отлично! Грузовой тоже раскрылся. Теперь только бы не разбросало на километры…»

Мороз обжигал. И темнота… Это было, пожалуй, страшнее всего… Неожиданно резкий порыв ветра бросил Филина на несколько десятков метров в сторону.

«Твою мать! – Андрей тянул стропы, пытаясь сохранить направление. – Только бы все было хорошо! Не видно ни хрена, и этот ветер, сука! Только бы пацанов на скалы не вынесло!..»

Замигала лампочка высотомера – 50 метров. Андрей сбросил кислородную маску и стал всматриваться вниз. Еще 9 – 10 секунд. Вот он, момент истины!!! Земля стремительно приближалась… Он стал различать какие-то предметы, кусты… Филин спускался по плавной косой траектории, пытаясь затормозить падение стропами…

«Еще четыре-пять метров, и будет пор… Бля-а-а!»

Он резко поднял ноги, едва увернувшись от невесть откуда появившегося огромного валуна. Да так и приземлился – задницей в сугроб, зарывшись по грудь и отбив копчик. Загасив купол, поднялся с трудом и огляделся. Метрах в двадцати от него высился скальный палец в три человеческих роста.

«…Прилетел, бля, в Азию! Еще немного, и сел бы жопой на этот кол, мать твою!.. Повезло!..»

Достав фонарик с узким, как карандаш, лучиком голубого света, Филин сделал по две вспышки на все четыре сектора и, заметив несколько ответных вспышек, стал ждать.

Группа собиралась долго. Разбросало все же ее ветром…

Через двадцать минут послышался первый сигнал, и вслед за ним из темноты появились Бай и Сало. Еще через несколько минут явились Мулла, Змей и Бульба. Дальше ожидание затянулось, но прошло еще пятнадцать минут, и к ребятам присоединились Медведь и Бандера, волочившие тюк с грузом.

– Все в порядке? – тихо спросил Филин.

– Норма…

– Порядок…

– Жопу отбил об камень, – сказал Змей. – Синяк будет, наверное, аж до затылка.

– Главное, чтобы твоя жопа не распухла – в штаны не влезет, – пробубнил Бандера, распаковывая тюк.

– Я ее в снег засуну…

– Кто видел Дока и Ганса?

– Их отнесло от меня метров на пятьсот или больше, – сказал Бай. – Там скалы голые…

– Хреново…

– Будем искать?

– Подождем еще минут десять. А пока надо распределить груз.

Вдруг метрах в трехстах от группы «завыл» горный волк. Ребята замерли, насторожившись. Через мгновение они увидели три серии частых вспышек – «Все ко мне! Нужна помощь!»

– Бандера, Бай, бегом!

«Что-то случилось. Только бы все живы были!»

Вскоре они различили три приближающиеся фигуры. Кто-то шел, прихрамывая.

«Кто?» – ударила Филина мысль и бросила навстречу. Хромающим оказался Док. А вот Гансу не повезло… Совсем не повезло…

– Нас на скалы выдуло, – морщась, говорил Док. – У меня вывих небольшой – ерунда, жить можно, – а вот у Ганса совсем хреново. У него при падении нога провалилась в расселину, а купол потащил… В общем – открытый перелом… Он без сознания. Необходимо срочно в госпиталь, иначе – без ноги может остаться…

Ребята смотрели на белое как мел лицо Маргуса, а несший его Бандера распечатывал пакет первой помощи.

– Давай-ка лучше я попробую что-то сделать, Сашок, – протянул руку Док. – Ему сейчас главное кровотечение остановить и зафиксировать как есть. Остальное ему потом делать будут. Если вытащим…

Сломанная кость, прорвав кожу и ткань формы, страшным обломком выглядывала наружу.

– П…ц! Приехали, – констатировал Медведь. – Что теперь, командир?

– Что теперь, что теперь?! – Филин ожесточенно тер лоб ладонью. – Игорь, возьми карту и сориентируй нас по месту. Что делать? Я откуда знаю?! Постарайся поточнее – это сейчас очень важно!

– Змей, Бандера. Придумайте, из чего можно сделать носилки. Его выносить надо! И быстро, пацаны!

Они метнулись куда-то в сторону и тут же пропали.

– Миша, ты сам-то как? – спросил у Дока, колдовавшего с бинтами над ногой Ганса.

– Терпимо. Пока холодно – не распухнет, а там, может, и вовсе пройдет…

– Посмотрим…

– Филин, – появился Медведь, – по ориентирам, мы в пятнадцати километрах западнее Кара-Мыка этого.

– Ну-ка, покажи!

– Вот, здесь, – Игорь ткнул пальцем в точку на карте.

– Так, а что это за Кульджа?

– Хрен его знает. Кишлак, наверное, какой-то горный.

– Километров шесть-семь будет?

– Вроде так.

– Хорошо. Идем на Кульджу. Там оставим Дока и Ганса и потопаем дальше.

– Меня-то чего оставлять?!

– А того, Миша, что раненому нужен медицинский уход до момента, пока вас не заберет Джо. Ясно? Он со взводом должен идти из Сары-Таша. Дадим сообщение в эфир – он подойдет из Кара-Мыка, там не так-то уж и далеко, а не получится – вызовет «вертушку». Да и неизвестно еще, что там у тебя самого с ногой, а нам по горам этим долбаным что козлам предстоит скакать. Если станет хуже – тебя негде будет оставить… Док, вечные снега и голые скалы…

– Обидно, бля! С вами хотел!

– Ничего, Миша, еще успеешь!..

Тем временем Бандера и Змей приволокли откуда-то две кривые жердины и стали расшивать по швам тюк из-под груза.

– Получится что-нибудь? – спросил Андрей.

– Получится! – Змей споро резал нити шва. – Бревнышки сырые – не сломаются, а брезент такой, что и ножом не возьмешь – значит, тоже выдержит! Стропами и лямками свяжем, сверху брезент – Маргус как падишах поедет.

– Ну его к бениной маме так кататься, – проворчал помогавший Змею Бандера.

Андрей вернулся к Гансу. Маргус не приходил в себя.

– Что-то не прет нам, командир, в этом году. За месяц почти половина группы в «трехсотых». Как думаешь, потянем или помощи попросить?

– А ты сам-то что сделал бы?

– Не знаю! Хотя меньше народа – больше кислорода…

– А какого тогда спрашиваешь?

– Ладно, проехали…

Часы показывали 3.15. С неба мощными зарядами сыпал снег, и дул пронзительный ветер.

– Ну, что, двинулись? – произнес Филин. – Пошла группа!

Медведь, Змей, Бульба и Бандера подняли носилки и двинулись вслед за Муллой, ушедшим метров на пятьдесят вперед и, как всегда, прокладывающим путь всей группе…

Да! Горы. Памир – это вам даже не Кавказ. Группа пробивалась к кишлаку, отдавая все силы. Какой там мороз? От всех пар поднимался столбом, как будто они только-только выскочили из бани. Пот валил градом, застывая сосульками на успевшей уже отрасти щетине. Ганс, худощавый на вид, оказался достаточно увесист. Ребята сменяли друг друга каждый час, но все равно силы заметно таяли. Легкие от тяжелой работы и нехватки кислорода, казалось, вот-вот разорвутся. Группа шла медленно, подстраиваясь под темп Дока. А тот все чаще останавливался, чтобы передохнуть, и с каждым часом шел все медленнее, уже заметно подволакивая ногу. Через четыре часа, когда они прошли не более двух километров, Филин объявил привал.

– Змей. Посмотри по сторонам – Доку нужно смастерить какой-то костыль, иначе не дойдет.

– Понято…

– Ну, что, Миша? – Филин присел рядом с Доком и только сейчас увидел его посеревшее от боли лицо. – Как?

– Погано. Кажется, связки порваны. Тогда в горячке и не понял. Ты был прав – не потяну я этот переход.

– До Кульджи дотянешь? Еще километров пять.

– А куда я, на хрен, денусь, Филин? Что бы еще и меня несли? Тогда это будет полная жопа – бери группу голыми руками.

– Тебе сейчас Лешка придумает что-нибудь типа костыля, чтобы мог опираться. Ничего! Дойдем!

Док вымученно улыбнулся, доставая шприц-тюбик с промедолом.

– Мулла. Что у нас по курсу?

– Сплошь скалы. Плохая дорога. Снег все засыпал, идем как по полосе МВЗ[5]5
  МВЗ – минно-взрывные заграждения.


[Закрыть]
– каждый шаг продумывать надо.

– До Кульджи еще километров пять. Сколько времени будем идти?

– Если снег закончится – часа три, если нет – пять-шесть, не меньше.

– Километр в час… – задумчиво произнес Андрей.

– Здесь горы, Филин, а у нас раненый. Даже не один… Когда ребят оставим – пойдем быстрее.

– Скорее бы уже. Время не ждет…

Пробиваясь сквозь снег, они все же дошли до кишлака, потратив одиннадцать (!) часов на эти пять-шесть километров. Дока в конце концов пришлось нести Бандере и Медведю попеременно. Нога его распухла так, что пришлось снять ботинок. Миша пару раз терял сознание от боли, неудачно ступив на камень. Не помогли ни импровизированный костыль, ни обезболивающие уколы. В 18.30 Мулла, шедший впереди, поднял руку, сжатую в кулак: «Внимание!» Группа остановилась и, положив носилки с Гансом, заняла круговую оборону, ощетинившись «стволами» на четыре сектора. Филин и Змей присоединились к стоявшему на одном колене Мулле:

– Кажется, пришли, командир, – доложил тот. – Слышишь, собака тявкает?

Где-то впереди действительно изредка брехала собака.

– Собака в горах без хозяина не ходит одна. Там – или кишлак, или стойбище. Проверить?

– Давай, аккуратненько… Змей, подстрахуй его, издалека…

Сам Филин остался ждать, до рези в глазах всматриваясь в сумерки. Мулла появился как всегда неожиданно:

– Порядок – это Кульджа.

– Слава богу! Что там, Мулла?

– А что? Кишлачок – с кулачок, и живет в нем мужичок – с ноготок, с семьей – Мурталло Бахтеяров. Он готов взять к себе наших ребят на постой.

Филин кивнул головой и, подняв руку, сделал несколько круговых движений над головой, подавая сигнал о продолжении движения группе. А еще через четверть часа они уже сидели в доме Мурталло, протягивая руки к огню в очаге, и казалось, что никакая сила не сможет сейчас выгнать их на мороз под опостылевший снегопад.

– Хозяин, – обратился Филин к невысокому, одетому в традиционный национальный халат мужчине. – Хочу просить тебя приютить наших раненых товарищей. Не надолго – дня на три-четыре, может, на пять. Они поранились в горах, а нам дальше идти необходимо. Их заберут. Тоже военные. Поможешь?

– Почему не помочь? Зачем спрашиваешь? – размеренно заговорил хозяин дома. – Больному в горах худо. В доме место есть. Тепло… А когда за столом одиннадцать человек – две лепешки для гостей всегда найдем. Пусть остаются сколько нужно. Мне поговорить будет с кем. В доме одни женщины…

Андрей улыбнулся этому архаизму – у Мурталло было девять дочерей. Видно, холодно зимними ночами, вот и грелся хозяин под овечьими шкурами как умел… Но вести беседы о жизни с женщиной!..

Старшая, Гульнара – волоокая семнадцатилетняя красавица с иссиня-черными волосами, заплетенными в бесчисленное количество косичек, уже и сама – невеста на выданье. Да только где же тут женихов-то найти? Вот и положила наяда глаз на нашего Муллу…

– А скажи-ка, Мурталло, есть ли в кишлаке человек, который мог бы пойти проводником? – продолжал между тем Филин.

– Нурали. Нурали Давлатов. Он горы знает – как свой дом. Да только…

– Что только?

– Худой человек Нурали, жадный.

– А можно его как-то увидеть?

– Гульнара, сходи, позови Нурали на чай!

Накинув на плечи овечий полушубок, девушка выскользнула за дверь, бросив на Муллу откровенно вызывающий взгляд.

– Пойду посмотрю вокруг, командир, – проговорил Абдулло, поднимаясь.

Андрей кивнул, едва заметно улыбнувшись. Он тоже любил женщин и понимал Абдулло.

– Твой друг больница надо, – подала голос жена хозяина, хлопотавшая около Ганса и Дока. – Совсем плохой. Лечить надо быстро. Умирать может.

– Замолчи, женщина, когда мужчины разговаривают! – грозно бросил Мурталло. – Сказано – заберут их скоро. Лучше молока согрей, напои. Овечье молоко от всего лечит. Или не знаешь, женщина?

Не говоря ни слова, она принялась хлопотать у тандыра.

«Вот живут! Средневековье натуральное! Дети гор… Мужчина в доме – хозяин, царь и первый после Аллаха. А и правильно, наверное!!!»

В дом в сопровождении Муллы и Гульнары вошел довольно молодой, лет тридцати мужчина. Огляделся воровато, что заметили все, поздоровался с хозяином и уселся на корточки около очага.

– Нурали. Моим гостям нужен проводник. Я сказал, что ты можешь помочь.

– Поторопился ты, уважаемый Мурталло, – я пятый день болею, простудился, видно. Ноги слабые. Через хребет дорога не близкая – ноги сильные, крепкие должны быть. Вот выздоровею – тогда проведу.

– Когда же ты выздоровеешь, уважаемый Нурали? – Нет, не нравился Филину этот человек. И не потому, что отказал. Просто первое впечатление… А своей интуиции Андрей доверял. Потому и решил уже для себя, что, независимо от ответа, не возьмет этого проводника – с Муллой надежнее.

– Пять-шесть дней буду лежать, молоко с маслом пить. Потом пойдем.

– Нет, спасибо. Ты лечись, уважаемый, не беспокойся – мы люди военные, справимся, – усмехнулся Андрей.

Хозяин, видимо, все понял и промолчал. Повисла гнетущая тишина. Нет, неуютно чувствовал себя здесь гость и, потоптавшись еще немного, ушел.

– Худой человек. У нас не принято отказывать путнику в помощи. Но он – не наш… Три года назад пришел в кишлак с юга, из-за ледника. Стал здесь жить. Но его не любят – чужой он, совсем чужой.

– Ладно. Не беспокойся, хозяин. У нас есть Абдулло… Он – человек опытный, горы знает, так что не пропадем. Выходим на рассвете. Может, к тому времени и снегопад закончится…

– Я с вами пойду. Проведу до снегов – дальше дороги не знаю. Там вы уж сами.

– Спасибо, Мурталло! Спасибо за помощь!.. Бульба. – Андрея мучило потерянное время. – Давай радио Джо. Сообщи координаты Кульджи. Группа! Всем отдыхать. Завтра идем на хребет. Игорь, организуй-ка охранение. На всякий случай… Все! Подъем в 4.00. Отбой, пацаны!

…Наутро группа Филина, ведомая Мурталло, вытянувшись в цепочку, уходила из Кульджи. На пороге гостеприимного таджикского дома стоял Док: «Удачи вам, братишки!..»



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное