Андрей Негривода.

Человек войны

(страница 4 из 28)

скачать книгу бесплатно

– Ну да. А то Водяной чей-то здесь уже не к месту будет… Да и Гром привычнее как-то… – согласился Павел. – Ну, значит, так… – Он задумался на несколько секунд, собираясь с мыслями.

– Провинция Нангархар со столицей Джелалабадом – одна из самых высокогорных в Афгане. Выше только Кунар с Асадабадом на северо-востоке и Бадахшан с Файзабадом на севере… Это совсем общие сведения для тех, кто с Афганом незнаком вообще… На севере, за Пянджем, Бадахшан переходит в таджикский Горный Бадахшан и Памир.

– Да уж, знакомые места… – прогудел вполголоса Оса, служивший некогда в пограничном спецназе Ишкишимского погранотряда.

– …А вот Кунар и Нангархар – это, по сути, самая северная часть Гималаев… Так что местность здесь не самая простая, мужики… И Серега прав. – Он взглянул на Осу. – Перевал Хайбер – самый высокогорный во всем Афгане. Что касается Тора-Бора… По сути, это созданный самой природой укрепрайон… Это целая система пещерных лабиринтов, которые уходят в глубь горного массива примерно на полкилометра, а кое-где и глубже. Когда-то здесь был буддийский монастырь. Ну все, наверное, помнят, как талибы взрывали уникальные огромные восьмиметровые статуи Будды в 96-м? Из гранатометов расстреливали! Еще по всем телеканалам крутили!

Ответом были немые кивки голов.

– …Ну вот!.. Тора-Бора – это пещерный город… Монахи построили там кучу тоннелей, расчистили и расширили пещеры и жили там хрен знает с каких времен… Лабиринт, одним словом… Говорили, что его общая протяженность около тридцати километров внутри гор, но я думаю, что побольше будет.

– Ф-фи-и-фи-у! – присвистнул кто-то из-за его спины.

– …Да. Веселое место… А если еще представить, что оно находится на высоте около четырех тысяч.

– А что вокруг? – спросил Андрей.

– Вокруг сплошная «зеленка», командир. Очень лесистая местность, но самое главное, что дикая. Там нет ни дорог, ни тропинок. По крайней мере не было в 87-м. Кишлаки располагаются ниже и ближе к Джелалабаду. В общем, сплошные дебри. А вот на подходах к пещерам «зеленка» сходит на нет… Примерно за километр. Там уже в основном только камни, мох и лишайники – высоко для растений. В общем, картина такая. «Зеленка» – самое удобное место для засад и резервных лагерей «духов», глухомань, одним словом! А вот у самих пещер местность открытая, голая, что моя жопа! Одни камни и скалы! Короче! Подступы – полное говно! Да! «Зеленка» была очень густо заминирована! И совершенно бессистемно! Тренировались они там, что ли? Понатыкали говна всяческого от души! Мне тогда, в 87-м, с другими пацанами пришлось сильно попотеть – «противопехоток» там всяческих модификаций и видов, что насрали! Чего там только, в этой «зеленке», не находили! И «лепестки»[12]12
  «Лепесток» – самая, наверное, изуверская противопехотная мина! Маленькая, похожая на камень в своей пластиковой «рубашке», их и не маскировали даже, а просто рассыпали, где нужно было, она не убивала – слишком малое количество заряда, – а просто отрывала взрывом ступню… Бах! И ты безногий инвалид!..


[Закрыть]
, и «лягушки»[13]13
  «Лягушка» – а вот эта мина уже посерьезнее! Рассчитана на уничтожение взрывом целого подразделения.

При активировании в ней срабатывал пороховой заряд, который «выстреливал» саму мину из земли на высоту до полутора-двух метров. Сама мина взрывалась через две секунды. Готовые «убойные элементы», находящиеся внутри, как правило, это были шарики или гвозди, разлетались в разные стороны в радиусе в сто метров!.. Бах! И как минимум отделение скосило, а то и целый взвод!..


[Закрыть], и пластиковые «итальянки»[14]14
  «Итальянка» – в этой довольно мощной «противопехотке» не было ни одного металлического элемента – все детали изготовлены из прочного пластика, осколки от которого не менее опасны, чем металлические. Найти такую мину можно только по старинке – с помощью тридцатисантиметрового щупа-спицы, «прокалывая» землю. Ну, или еще можно автоматным шомполом.


[Закрыть]
! Встречались даже наши МОН-50, поставленные на растяжку[15]15
  МОН – мина осколочная направленного действия. Были и «50», и «100» – это уже дальность поражения «готовыми осколками».


[Закрыть]
! Всякого говна там понатыкали. Недели две «потели», пока проход соорудили. Такие дела, командир.

– М-да-а! – Андрей с силой потер лицо ладонью. – Веселое местечко.

– Да уж куда веселей!

– Ладно… Разберемся по ходу дела. – Андрей посмотрел на Гюрзу. – Общая картина ясна. Ну а теперь ты, майор. Рассказывай!

Игорь помялся немного и заговорил:

– Тут такое дело, ком… Это была совместная операция «Аквариума» и отряда гэбэшного спецназа «Вымпел», так что, сам понимаешь…

Андрей кивнул головой:

– Понимаю. Сам под грифом «Сов. секретно» сколько лет отслужил… Ты расскажи, майор, только то, что можно, без особых подробностей… Только то, что может нам пригодиться сейчас. А чужие секреты… – Андрей посмотрел на «аксакалов». – Тут у каждого есть свой «скелет в шкафу», и теребить эти вещи никому не хочется, да и не нужно это! Не нашего уровня они. Так что давай. Все, что считаешь возможным…

Гюрза посмотрел каким-то совсем уж пронзительным взглядом на Андрея, потом на Грома и, получив еле уловимый кивок в согласие, заговорил негромко:

– Этот красавец, Усама, засветился в Афгане еще в 84-м… Создал в Пакистане отряд арабских наемников «Черные Аисты», стал их полевым командиром и привел в Афган. Жестокие гады были!.. Вурдалаки!.. Это они ввели «моду» резать головы солдатам… А уж если попадались десантники… Они их четвертовали и распинали на кресте в виду наших блокпостов… Пленных если и брали, то только для того, чтобы показательно казнить. Падлы!

– Слышали про это, Игорь, слышали, а кое-кому и видеть приходилось…

– Районом их действий были три провинции: Кунар, Нангархар и Хост. Колонны, блокпосты… Жгли и вырезали до последнего человека! А к 86-му охамели так, что пытались захватить Джелалабад, а потом и Хост. Эти два города вообще практически в осаде сидели одно время. Дошло до того, что на сопровождение колонн стали отправлять наши, «аквариумные», отряды – десантура уже не справлялась. Подготовка у этих «Аистов» была, надо признаться, очень крутой! Короче говоря, наемный спецназ, на очень высоком уровне! В общем, достали они всех! В верхах решили от этих «Аистов» избавиться, зачистив на корню. В общем, Комитет и ГРУ решили провести совместную операцию силами своих «спецов»… В несколько наших отрядов сверху были «спущены» задания силами МОГ определить местоположение основной базы этих красавцев… Наша с Пашей МОГ была одной из таких…

Игорь рассказывал, а разведчики слушали очень внимательно этот монолог, едва не раззявив рты.

– Побегать пришлось не один день. Эти арабы, бля, умели и наскоки устраивать, и уходить почти без следов. Короче, месяца три мы их вычисляли… В Тора-Бора их нашли мужики из другого отряда, а нам всем дали команду «фас!». В середине марта началась совместная операция «Шквал»… «Вымпеловцев» тогда в Афгане было что-то около сотни. Они вроде как «основные» были, ну, и еще им придали на время операции наши четыре МОГ. Всего чуть больше обычной пехотной роты получилось.

– Комитетская, значит, операция была?

– По крайней мере, командовали они.

– Ясно… Как всегда.

– …На «аквариумных» МОГ была разведка, разминирование и «шухер»… Как-никак, а тогда это место было «вражескими тылами». Вот такой «поиск» получился.

– О самом месте что скажешь, майор?

– «Аисты» в Тора-Бора устроили мощный укрепрайон, командир! Мы больше недели потратили на «глазелки», пока сообразили, как их там достать можно… Да и то… Достать!.. Не достать, а просто войти в пещеры!.. А достать… Мы их потом оттуда две недели выбивали, хоть и имели троекратный перевес в силе – отряд «Черных Аистов» морд пятьдесят-шестьдесят насчитывал!.. Там бункеров всяких, складов, комнат-хранилищ и ходов-переходов между ними просто до Бениной мамы! Того и гляди – за спиной выскочит! А уж наружу!.. Пещерок, лазов, щелей всяких – сотни! И из любой такой дырки эти черные тараканы могли выползти в любой момент! Да они, в общем, и выскочили, в конце концов. И ушли в Пакистан как раз через перевал Хайбер.

– И чем закончился этот «Шквал»?

Гюрза усмехнулся:

– А ничем! «Аистов» мы выбили – они ушли за перевал в Пакистан, а нас просто сняли «вертушками» и вернули по «домам».

– И что, ничего не рванули?

– Сверху спустили цидулю, что, мол, пещерному городу Тора-Бора пару тысяч лет и он «древний исторический памятник культуры Афганистана, представляющий особую ценность для мировой культуры…» Особенно те, восьмиметровые статуи Будды, что были высечены из цельных глыб базальта… В общем, было решено «сохранить все это для потомков»… Постеснялись… Мы просто заминировали основные входы, да и свалили оттуда.

– Ну, да… А талибы взорвать этих Будд не постеснялись. Потомки, мать их! – проговорил Андрей задумчиво. – Да и Усама на свою старую базу вернуться не постеснялся. От же мудачье! И кто им только генеральские звезды и лампасы раздает! Полудурки! А теперь выбивай их оттуда снова.

– Вот, в общем-то, и все, капитан. Все, что можно рассказать.

– Ну, этого, Игорь, с головой хватает. Все равно все заново придется обнюхивать.

Закурили и просидели так, в полной тишине, глотая никотин, минут пять – каждый по-своему «переваривал» информацию и делал свои выводы.

– Так, мужики! – Филин наконец-то «очнулся». – Теперь слушай приказ! Вылетаем завтра в 4.00 двумя группами… Командиры групп: лейтенант Стар и капитан Кондор.[16]16
  Кондор – это был самый первый позывной Андрея в Легионе, и теперь он к нему возвращался.


[Закрыть]

– Анджей! – прорезался вдруг Вайпер. – То ниц не разумно! – Поляк волновался, а когда с ним происходил такой казус, он бесконтрольно начинал говорить по-польски. – Ты ешчь наш штабный коммандер!

Збигнев был официальным «замком» Стара, и в принципе вторую группу должен бы был возглавить он.

– Извини, Вайпер, дорогой, но в эту операцию ты пойдешь моим замом.

– Та я из драгой душей! Алеж ты не здрав, Анджей! Ты вже зхыбив свое здровья! Там будет бардзо валежно! У тех горах!

– Не волнуйся, Збигнев, – это в последний раз.

– Бардзо худа мышленца, Анджей! Бардзо худа! – Вайпер только покачал головой.

Кто-кто, а уж он-то знал, что спорить с Андреем, уговаривать его бесполезно, если он уже принял решение.

– Продолжим!.. Высаживаться будем километрах в тридцати южнее города. Пилоты обещали «довезти» нас до места аккуратно, но если площадки не будет, то десант будет по-штурмовому и в темноте – на месте мы будем к 4.30. Поэтому при высадке всем полное внимание!

– А как насчет талибов? – спросил Тень.

– Местность там далеко не людная, надо понимать. Да и все основные силы будут сейчас стянуты в город и окрестности. Будем надеяться, что нас попросту не заметят. Погода нелетная – снег лепит с самого обеда, да и по прогнозам, снегопад продлится еще дня четыре… Ждать вертолеты в такую погоду не будут. Тем более что и «работать» будем в «собачью вахту». Сразу после высадки начинаем работу согласно штатному расписанию… Задача – к 7.00 приблизиться к объекту и начать разведмероприятия. Вопросы?

Их, как всегда, не последовало…

12—17 декабря 2001 г. Афганистан
Штурм
…8 декабря…

Два транспортных вертолета «Чинук» под прикрытием двух боевых вертолетов AH-1W «Супер Кобра» вышли на точку высадки французского десанта точно в назначенное время. Хотя, если честно, Андрей так и не понял, как они умудрились это сделать в полной темноте и при снегопаде. Может, по приборам, может, еще как, да только… Андрей всегда был уверен в том, что ни один прибор на свете, даже самый современный, не заменит настоящего мастера. А пилоты были мастерами, настоящими асами – профессионалами своего дела.

И когда в пассажирскую кабину вышел бортовой техник, Кондор уже знал, что они «приехали». Он показал Андрею три пальца и, приблизившись, проговорил в самое ухо:

– «Коршуны» нашли площадку, так что вам повезло – будем садиться!

– Отлично! Что снаружи?

– Метель и мороз около 15 градусов! Несладко вам придется, капитан!

– Нормально, лейтенант! Нам не привыкать!

– Тогда… С богом! И удачи вам, «Пилигримы»!

– Спасибо, лейтенант! И вам удачи, «Орлы»!

Лейтенант вернулся в пилотскую кабину, но дверь закрывать не стал, а Андрей тем временем включил на режим передачи свою крохотную оперативную рацию и проговорил в ларингофоны:

– Внимание, группа! Готовность три минуты!

Он посмотрел на своих бойцов, которые уже были на ногах и в последний раз подгоняли, подтягивали лямки своего снаряжения и оружия, так, словно им предстояло через три минуты спрыгнуть не с метра высоты, а как минимум тысяч с трех… Да, в общем-то, для них высота прыжка не имела значения – они тоже были профессионалами своего дела и знали, что в их работе, особенно в их работе(!), мелочей не бывает, а поэтому и подготовка должна быть одинаково серьезной, независимо от кажущейся легкости задачи.

«…Метель – это хорошо, это нам на руку, – думал Кондор. – Хотя снегопад в горах на такой высоте – штука очень опасная! Но лучшей маскировки, чем свежевыпавший снег, зимой просто не придумаешь. Тем более что штабные синоптики обещали снегопад дней на пять… Дай-то бог! Это хорошо, это в помощь… А вот мороз – это уже хреново! С афганским морозом и ветром в ущельях приходилось сталкиваться. Своему врагу не пожелаешь! Поэтому… придется и нам стать „пещерными людьми“ на какое-то время. Придется поискать норку, как пить дать, придется! Наши „Ледники“ – штука, конечно, хорошая, но без огня, да на ветру и в мороз, на одних „патронах“ продержаться сложновато будет…»

Андрей смотрел на разведчиков, одетых в белые комбинезоны с серыми и черными пятнами – идеально маскирующая расцветка зимнего горного камуфляжа, где снег ложился не как на равнине – сплошным ковром, а оставлял то тут, то там голые камни… Их комбинезоны «Glacier» (или «Ледник», если по-русски) были разработаны специально для частей горно-альпийского спецназа. Вот уж где было настоящее чудо научной мысли! Довольно плотная ткань была прорезинена изнутри, а между этими слоями довольно густо были проложены эластичные проволочки. В нарукавном кармане каждого бойца была небольшая металлическая коробочка, а в ней, в мягкой губке, находились несколько алюминиевых колбочек, размером примерно в треть обычного карандаша. Колбочки эти вставлялись в другую металлическую коробочку, из прочнейшего титанового сплава, которая тоже была запаяна между материей и резиной напротив сердца… Вставил колбочку, и пошла какая-то химическая реакция. Что там происходило дальше и как, непонятно было ни одному из бойцов, да и не нужно им это было знать! Главное было то, что множество проволочек нагревались сами и согревали тело, а резина очень надежно сохраняла это тепло не меньше двенадцати часов! Вот и все. Легко, надежно и, что самое важное – тепло!

Андрей смотрел на своих бойцов, усмехался едва заметно и думал отстраненно, что… Они все, да и он в том числе, на самом деле были сейчас похожи на четырнадцать пятнистых серо-белых гуманоидов, спустившихся на землю неизвестно откуда. Комбинезоны были чем-то похожи на аквалангистские, с таким же «капюшоном», только закрывающим от мороза практически все лицо, кроме глаз – на глаза были надеты очки с темными стеклами, чтобы не получить «горную слепоту» от белого мерцания снега. Ну и все остальное: горное снаряжение, оружие и тому подобное военное «барахло».[17]17
  Именно эта мысль первой пришла в голову Андрею тогда, в перуанских Андах, когда он очнулся от очередного приступа малярии. Все те события были описаны в книге «Подвиг в прайс не забьешь».


[Закрыть]

Представить себе такое «существо», если никогда раньше не видел, которое бродит по горам в снегопад, наверное, очень непросто. Идет себе что-то такое рябенькое, с головой без рта, носа и ушей, но с большими, круглыми, черными глазами, да к тому же и вооруженное до зубов! Жуть полная! А если таких гуманоидов четырнадцать?! Нужно, наверное, быть очень смелым человеком или законченным фанатиком, чтобы при виде всего этого не получить инфаркт или попросту не нагадить в штаны!

«…Ладно… Там посмотрим по обстановке, как оно будет. Может, действительно удастся соорудить что-то типа походного КП в какой-нибудь пещерке. А нет… Ну так здесь и не барышни собрались на горную прогулку, на лыжах покататься, потерпим, если придется – не в первый раз!..»

«Чинук» приземлился довольно жестко, ударив колесами о камни, лейтенант-механик тут же распахнул широкие сдвижные двери по обеим сторонам фюзеляжа, и Кондор резко скомандовал:

– Вперед!..

…8 декабря, 7.00 АМ…

«…Повезло нам с проводниками! Ай как повезло! Как там оно было бы, если бы не Паша и Игорь?! Наверное, тыкались бы во все стороны, что котята слепые, или шли бы по азимуту и ориентирам… А что потом? Даже думать не хочется!.. А Пашка, засранец, за три с половиной года даже словечком не обмолвился о том, чем он здесь занимался… Вот где настоящая „школа“!.. Даже друзьям не намекнул!.. Хотя… Ты, Андрюха, тоже никогда и ничего не рассказывал о своем афганском походе – кому положено, знает, а болтать как баба языком… Свои же пацаны уважать перестанут – трепаться не принято…»

Андрей взглянул на часы и скомандовал:

– Стой! Оса! Связь со Старом!

По молчаливому согласию Стара в группу Андрея вошли все те «аксакалы» взвода, которые были с ним и в Зимбабве, и в Боливии:

адъютант-шеф Вайпер – «замок» и второй снайпер;

сержант-шеф Оса – «второй номер» у Кондора со своим легким пулеметом и связь всей группы;

адъютант-шеф Гром (Водяной) – проводник-следопыт;

сержанты Джагглер и Гранд – пулеметчики группы;

капрал-шеф Дизель – «второй номер» у Вайпера.

Ну и еще семь рядовых легионеров.

…Чтобы не мешать друг другу, «не путаться под ногами и не толкаться жопами», Стар и Кондор решили, что их группы будут работать на удалении километров в пять-шесть. Для равнины – это как раз тот радиус, на котором работает оперативная радиостанция «Falcon», но здесь, в горах, где каменные стенки экранировали радиосигнал, порой легче было просто крикнуть или бросить камешек, чтобы обратить на себя внимание, чем услышать что-нибудь в эфире… А вот рация «Eagle», «Орел» то бишь, которую носил Оса, а в группе Стара Радио, была намного мощнее и работала через спутник при надобности.

– …Стар на связи. – Сергей протянул «переговорник» своей станции.

С момента высадки групп прошло два с половиной часа, и теперь, когда начал угадываться рассвет, надо было сообразить, как далеко они ушли.

– Кондор Стару!

– На приеме! Пш-ш-ш! – Все же горы делали свое дело.

– Вышли к «точке»! Гюрза сработал!

– Добро!

Андрей улыбнулся и еще раз подумал о том, как им нежданно-негаданно повезло с проводниками, которые знали эту местность как своих пять пальцев, исползав ее в свое время на собственном брюхе.

– …Начинаем «работу»! Связь в 12.00, потом каждые шесть часов! Конец связи!

– Принято! Отбой!

Андрей отдал «переговорник» Сергею, а сам заговорил в свой «Фалькон»:

– Вайпер, Гром! Ко мне!

Через несколько секунд два пятнистых «гуманоида» уселись возле Андрея на камни.

– Паша, сколько отсюда до укрепрайона?

– Километров пять, ком… У нас «по курсу» сейчас будет небольшая такая горка…

– Насколько небольшая?

– Думаю, часов за пять по такой погоде влезем…

– Высоковато… – проговорил Андрей задумчиво.

– Можно сходить в обход, но тогда потеряем времени вдвое больше – часов двенадцать. Да и горка эта нам нужна.

– ???

– Когда-то у «Аистов» на ней был «дальний пост наблюдения»… Может, и сейчас там торчит какой-нибудь «попка-дурак».

– Далековато от базы, а?.. Каждые сутки менять – запаришься?!

– А они и не сменялись каждые сутки, ком. – Павел потеребил пальцами кончик собственного носа. – Там был хороший, стационарный НП – высотка-то господствующая! С нее во все стороны обзор килошников на пять-шесть…

– Стационарный НП?

– Ну, да! Там тоже есть парочка пещерок. В «караул» у «Аистов» заступало шесть «духов» на два поста. Обычный армейский распорядок с обычными сменами – «на посту», «бодрствующая», «отдыхающая»… Только я думаю, что они в сторону крепости пост просто херили! Иначе почему тогда они наши телодвижения в «зеленке» за три с лишним недели так и не срисовали ни разу?! Думаю, что смотрели они только в сторону «нашего» склона. Да и проще так, легче службу тащить! Отстоял свои два часа на посту, поглазел вниз во все стороны, и десять часов «свободен»! Вот они и обкуривались «травой» до полного изумления. И принимала эта «шестерка» нариков НП на горке на целую неделю.

– Думаешь, они и сейчас там?

– А на кой красный перец, спрашивается, этому Усаме, мать его, менять то, что он сам же и придумал, и то, что хорошо работало несколько лет?

– Логично.

– И потом… Ты этот караул сменять каждые сутки и в самом деле запаришься! От самой крепости по «зеленке» топать часа четыре, да на горку с той стороны влезть часов пять, да обратно столько же! Без «чуть-чуть» почти сутки набегают. А по такому снегопаду, так точно сутки!

– Ясно.

«…Так! Вот и пещерка „нарисовалась“! Только… Что с нее толку?..»

– Слушай, прапор, нам нужен этот НП! Жаль только, что мы не знаем, когда новая смена придет!

Гром хитро улыбнулся:

– Почему? Знаем, ком! И очень даже точно знаем!

Андрей уставился на Павла непонимающим взглядом.

– Да просто все! – Гром улыбнулся еще шире, во все свои «тридцать два». – Тут все дело в мусульманских традициях, Андрюха!

– Ну-ка, ну-ка? Давай, вещай нам про традиции, Русское Радио!

Улыбка словно приросла к неулыбчивому лицу Павла, и видеть ее было странно и необычно.

– В исламе, по Корану, священный день – пятница. Это выходной, который мусульмане почитают и посвящают молитвам. В этот день нельзя делать ничего, только молиться! А первый рабочий день – суббота.

– Ты хочешь сказать, что…

– В субботу после утреннего намаза «на восходе солнца», который происходит обычно в 5 часов утра, из крепости на НП выходит новый караул.

– А сегодня у нас…

– Суббота, ком! Удачно получается!

– Значит, если ничего не изменилось, то новый караул уже в пути?

– Примерно час уже. Помолились, пожрали и вперед!

– Та-ак! Если мы успеем подняться к 12.00 наверх, где примерно могут быть «духи»?

– По такому снегопаду они по идее только-только выйдут из «зеленки» и начнут подниматься к НП. Ну, или что-то в этом роде…

– По твоим словам, обычная смена происходила у них часа в 3 дня?

– Около того – плюс-минус полчаса… Мы тогда отследили три смены… Все происходило примерно в это время… Придут, посидят с полчасика все вместе, не иначе как «косячок» на всех «задуют».

– А потом что?

– Часов пять у них занимал спуск, и примерно в 8 вечера, когда уже совсем темнело, они ныряли в «зеленку».

– Не понял?! Ты же говорил, что там «сюрпризов» было до хрена и больше! Как же они туда в темноте-то соваться не боялись?

– Так в этом-то и был, наверное, весь прикол!

Павел посмотрел на Вайпера, который превратился в одно «Большое Ухо».

– Сам подумай! Че толку от семерых «духов»?

– Ты говорил – шесть.

– Седьмым был проводник, потому что он ни разу не остался на НП… Так вот!.. Че толку их ловить, когда они выходят из «зеленки» посреди дня, с этой стороны?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное