Андрей Негривода.

Человек войны

(страница 3 из 28)

скачать книгу бесплатно

 
…У беды глаза зеленые
Не простят, не пощадят.
С головой стою склоненною,
Виноватый пряча взгляд.
 
 
В поле ласковое выйду я
И заплачу над собой.
Кто же боль такую выдумал?
И зачем мне эта боль?..
 

Но только…

После всего с ним случившегося Филин хотел доказать всем, самому себе в первую очередь, что он еще на что-то годен!.. Доказать и… уйти на покой… Достаточно он уже повоевал, пора было давать дорогу «молодым»…

«…Все! – говорил он себе. – Пора заканчивать!.. Последняя „прогулка“ – и все, на гражданку! Отвоевался ты, капитан!.. На „полосе“-то ты доказал, только… шесть минут „напряга“ – это на самом деле не так-то уж и тяжело! А вот делать такое в течение месяца или хотя бы двух недель, как это было раньше[7]7
  События, описанные во всех предыдущих книгах о Филине.


[Закрыть]
, ты уже не потянешь, Андрей свет-Ляксеич! Пупец развяжется! Пора уходить. Но уходить достойно, так, чтобы о тебе помнили как о бойце, а не как о немощной „развалине“! Я вернулся, чтобы уйти красиво. И пусть меня считают глупым гордецом! Плевать! А потом… Потом все будет просто! Женюсь на Маришке, нарожаем с ней кучу детей… Ресторанчик открою, по старой памяти прямо там, в Обани… И назову его „Гнездо Филина“… И будем мы жить долго и счастливо…»

Андрей всегда улыбался, когда его мысли и мечты сворачивали на эту дорожку.

…Ожидание в Аяччо затягивалось, и он каждый день собирался позвонить Мари, но… Все почему-то не находилось времени. То он натаскивал сам себя на полосе препятствий, то восстанавливал за год немного подзабытые навыки снайпера, то «трудился в поте лица» в спортзале на борцовском татами… А остальное время проводил в штабе на совещаниях, узнавая новые подробности о событиях в Афганистане… До своей койки в офицерском «общежитии» (вообще-то это не принято, но так как они находились в состоянии «готовность номер один», то все офицеры и сержанты жили на территории 2 ПДП) он доползал в таком разбитом состоянии, что засыпал уже тогда, когда его голова еще только «приземлялась» на подушку… Но засыпал с единственной мыслью:

«Ладно, Мариша… Извини!.. Позвоню тебе завтра… Честное слово, позвоню!.. А сегодня уже сил нет. Не осталось… Извини!..»

10 ноября в 9.00 утра их всех, офицеров, которые входили в командный состав сводного батальона, срочно вызвали в штаб полка.

– Так, господа офицеры! – Полковник Ла Грасс был сурово сосредоточен. – Есть новые сведения… Прошу внимания!.. Вчера афганскими войсками Северного Альянса была проведена первая серьезная наступательная операция с момента начала массированных бомбардировок Афганистана, которые, как всем присутствующим известно, американцы ведут уже месяц, начиная с 7 октября…

Если честно, то Андрей с самого начала этих бомбардировок не понимал их «глубинного» смысла:

«…Выиграть войну, которую затеяли Штаты в Афгане, одними самолетами невозможно! Это уже было в Косове весной 99-го… Ну да! Они разрушили тогда инфраструктуру, они сделают это и здесь… А дальше-то что? Ведь под бомбы и ракеты попадают не только талибы, а и мирные афганцы, которые могут попросту озлобиться и взяться за оружие! А без пехоты в этой войне не обойтись никак! И что будет?..»

– …В ходе этой операции афганским соединениям Северного Альянса удалось захватить довольно крупный город на севере страны Мазари-Шариф.

А это не только город, но и довольно большой аэропорт, который способен принять наши тяжелые транспортные самолеты!.. Поэтому, господа офицеры, попрошу привести свои подразделения в полную боевую готовность! Приказа о переброске французских десантников в Афганистан еще нет, но думаю, что в связи с произошедшими событиями он в скором времени поступит! Все! Все свободны!

Но… приказ так и не поступил.

Не поступил он и 13 ноября, когда боевики «Талибана» без боя оставили Кабул…

– …Чей-то они там мудрят, эти генералы! – говорил Стар.

– Да уж! Ни хрена не понятно! – соглашался с ним Андрей. – Ну, удержатся еще эти «духи» в Кундузе, ну и что? Кинули бы по паре полков десантуры в Мазари-Шариф и Кабул, аэропорты-то уже свободны!

– Ну, тогда было бы совсем просто! – улыбался Водяной. – Зажали бы в клещи этот Кундуз с севера и юга – и амбец бы «душарикам» приснился в два дня…

– Не понимаю я их, пацаны! Не понимаю! – Андрей нервничал с каждым днем все больше и больше. – Америкосы эту войнушку затеяли, полмира на нее подбили, а теперь ждут, пока Дустум со своими узбеками и Масуд со своими таджиками им дорожку расчистят! А на кой тогда было вообще начинать весь этот курултай?! Они бы рано или поздно и без всего этого кильдыма с талибами разобрались!..

– Перестраховщики! Боятся они, Андрюха!

– Ага! Хотят и рыбку съесть, и на елку влезть! Только ведь не получится ни хрена!

– Всяко бывает… – Стар был задумчив. – Афганцы сделают всю грязную работенку, а когда все более или менее уляжется, «янкесы» и «ворвутся» в Афган с «шашкой наголо»… Подстрелят пару-тройку «духов», да и раструбят на весь мир, как они мужественно воевали и какую большую победу одержали на этой войне, отомстив за 11 сентября… Политика, мать ее!

Они сидели словно на иголках в ожидании приказа и дождались его, наконец…

24 ноября французские десантники погрузились в тяжелые транспортные самолеты и взлетели из аэропорта Аяччо в 23.00, чтобы, преодолев около 6000 километров за восемь часов, приземлиться в аэропорту Кабула.


25 ноября, 7.05 утра.

…Гул на аэродроме стоял невообразимый. Сюда этим утром прилетели на только французские «Геркулесы», которые привезли в своих необъятных чревах около пятисот десантников, здесь были и англичане – три сотни десантников SAS[8]8
  SAS Special Air Service, элитное подразделение английского спецназа.


[Закрыть]
, и около тысячи немцев, и пару сотен итальянцев. «Компания» собиралась довольно внушительная…

…Андрей первым выбрался из надоевшего за восемь часов перелета «Геркулеса», отошел от опущенной к земле задней аппарели метров на тридцать и подставил лицо мелкому холодному дождику, который обещал в скором времени превратиться в снег.

«…Ну, здравствуй, Афган… Давно не виделись…»

И случилось с ним что-то, что бывает обычно в голливудских фильмах…

Дежавю…

Гул самолетных турбин… Техника, выгружающаяся из «транспортников»… Какие-то люди в военной форме с озабоченными лицами, снующие туда-сюда… Только…

Андрей «вернулся» на 13 лет назад… В 5 ноября 1988 года, когда он впервые увидел кабульский аэродром, будучи еще совсем «зеленым» лейтенантиком на своем самом первом задании, но уже командиром проверенной и слаженной РДГ…[9]9
  РДГ – разведдиверсионная группа.


[Закрыть]

…Афганистан встретил тогда группу Филина пронизывающим до костей ветром и похожим на пыль мелким дождем, как и сегодня. Ноябрь… Хоть и юга… Пока Андрей выяснял место квартирования группы, разгрузились. Филин был на подъеме – первое задание во главе, да не из самых простых. Да и что говорить, тяжелое задание, очень тяжелое. Дай-то бог справиться. Расквартировалась группа в расположении бригады ВДВ.

…7.00 во всех ВС время завтрака. В столовую части отправились гурьбой – не дело «краповых» строем ходить. И сразу же на входе столкнулись с завистью.

– О, смотри, братишки, не иначе супермены-бетмены пожрать пожаловали, – произнес старшина-десантник, не вынимая «беломорины» изо рта. – А базарили, что неделями могут кузнечиков хавать.

– Захлопни жевальник, «голубой», пока можешь… – буркнул тогда Бандера, проходя мимо.

– Ты что-то вякнул, Красная Шапочка? – Старшина дернул Бандеру за рукав «комки» и… щелкнул челюстью.

Нет, не сам, а с помощью кулака, впечатавшегося в эту челюсть. Бандера ударил без замаха, снизу. Не очень сильно, но старшине этого хватило. Как в кино, взмахнув крыльями, полетел он, но недалеко, метра три, спиной вперед. И опал, аки лист осенний… Набегающий на Бандеру сержант-сотоварищ налетел на неведомо откуда взявшийся локоть Индейца. И пошла карусель-свистопляска рукопашной схватки… «Голубые» с «Красными Шапочками». Но войска Дяди Васи явно проигрывали. Столкнуться с разведдиверсионной группой «краповых» в полном составе в рукопашке – это вам не фунт изюма… Тут и полуроты маловато будет. И быть бы «голубым» битыми крепко, но все прервала длинная, на полрожка автоматная очередь. В небо, в небо…

– А ну, бля, стоять всем! – проорал майор-вэдэвэшник. – От бля! Разные, разные – «голубые», «красные». Офуели?! Командиры, ко мне!

Вместе с Филином к майору подошел «помятый» старший лейтенант.

– Ваша группа, Проценко, не успела прибыть в часть, как уже отличилась, мать вашу! А вы Белоконь, на «губу» захотели? Бля!

– Так точно, – ответил Филин.

– Никак нет! – десантник.

– Навести порядок во вверенных подразделениях! Проценко после приема пищи ко мне! Разойтись!..

А потом был тот разговор с майором, уже в штабе бригады…

– …Слушай, Проценко, или, как ты там, Филин, что ли, на время твоей операции, группа прикомандирована к бригаде. Мы «штурмовики», ДШБр короче. Формально ты и твои башибузуки мне, конечно, не подчиняетесь… Что-то там, «наверху», суперсекретное намудрили, но мы обязаны по мере сил, конечно, тебя обеспечивать. Так ты уж, мил человек, попробуй себя вести соответственно – ты в гостях, а в чужой монастырь, сам знаешь!.. Я – майор Буша, временно и. о. комбригады. В непосредственной связке будешь работать с нашими разведчиками. Вот, знакомься. – Майор кивнул на вошедшего в кабинет уже знакомого Филину старшего лейтенанта. – Этот, кхм-м, военный с фонарем под глазом, командир взвода разведки, старлей Белоконь, или для узкого круга Задира.

Лейтенанты пожали руки, продолжая слушать майора.

– Ты, Задира, поступаешь со взводом в его подчинение. Полное, полное подчинение, до конца ЕГО операции! Тебе ясно, старлей?!

– Есть, в полное подчинение, – угрюмо ответил Белоконь.

– И без твоих штучек, ясно? Тут, Задира, такие «верха» в операции Филина заинтересованы, что если провалим, то не то что армии дальше не увидим, а нас с тобой даже овощные базы в Мухосранске не возьмут охранять. И это в самом лучшем случае, если не посадят… И это только обеспечение… Так, это ясно. Дальше. Все, что нужно: карты, информация – все у майора Климова, это наша «спецура». Вооружение…

– У нас все с собой, – произнес Филин.

– А субординацию у вас и правда не блюдут, зоопарк сплошной, все орлы-крокодилы. Перебивать старших не учили?

– За «работой» времени нет на мелочи.

– Ну-ну, не пыли – молодой ты еще гонор показывать!.. Ладно… Короче, кругом, лейтенанты, и шагом марш знакомиться и взаимодействовать. И без массажа морд!

Филин в сопровождении офицера-десантника вышел из кабинета Буши. По длинному коридору штаба они шли плечо в плечо молча.

– Меня Андрей зовут, – протянул старлею руку. – Пацаны – Филином… Да и позывной на «работе».

– Клим. Для работы, друзей и позывной Задира, – произнес в ответ старший лейтенант. – Ну, пойдем, что ли!

– Давай пацанов мирить – нам работать вместе…

…Вот такая была та его первая встреча Андрея с суровой действительностью афганского бытия много лет назад…

«…Эх, Клим, Клим… Задира ты мой дорогой!.. – вспоминал Андрей своего друга и не мог проглотить огромный тугой комок, который подкатил к его горлу. – Сколько мы с тобой потом после этого прошли… Сколько раз ты меня прикрывал!.. А я вот не сумел… Прости меня, дружище… Прости, если можешь!.. Земля тебе пухом и вечная память…»[10]10
  События, описанные в книге «Месть легионера».


[Закрыть]

…Андрей «вернулся» только тогда, когда его несильно хлопнули по плечу и голос Стара над самым ухом спросил:

– Чего пригорюнился, детина?

– Да так… Накатило что-то…

– Не на тебя одного накатило, капитан… Ты вон на пацанов посмотри…

Андрей оглянулся и увидел лица, увидел отсутствующие взгляды своих «аксакалов». Такие же, какой был, наверное, и у него минуту назад. Да… Этим воякам было что вспомнить!.. Водяной, Оса, Флэш, его «новобранец» Гюрза, да и Стар… Все те, кто успел здесь повоевать… Все они стояли сейчас посреди кабульского аэродрома с отрешенными лицами… Как там это в «Бородино»?

 
…Бойцы вспоминали минувшие дни
И битвы, в которых рубились они…
 

– …Пойдем, командир… – Павел обнял Андрея за плечи одной рукой и развернул лицом к самолету. – Не время сейчас…

– Пойдем, майор, пойдем, – согласился Андрей. – Обустраиваться надо. Потом повспоминаем. Если время будет.

И пошла обычная для таких дел «рутина»…

Организовывались палаточные городки, склады, вовсю разворачивались походные столовые и медсанчасти. Возводились заградительные сооружения, организовывалась круговая оборона вокруг города… Военный быт, как и любой другой, нужно было налаживать, и работа эта была не самой простой. Особенно если здесь еще совсем недавно хозяйничал твой противник. Здесь нужно было быть очень осмотрительным и быть настороже каждую секунду.

…В тот день, 25 ноября, но уже ближе к вечеру, на оперативном совещании в штабе Филин узнал, что высадка десантников в Афганистан была массированной. Не только здесь, на севере страны, но и на юге – около тысячи американских морпехов были переброшены вертолетами с кораблей в Аравийском море в район Кандагара, немного южнее города. Где они по-быстрому организовали передовую оперативную базу Camp Rhino…

…7 декабря, 21.30 РМ…

Андрей только что вернулся из штаба, с совещания, которое было созвано в экстренном порядке.

Спецназовцы Стара среди французских десантников считались очень привилегированным подразделением, наиболее подготовленным к афганским условиям, и то, что они, ничуть не стесняясь, устроились в Кабуле лучше всех остальных, никого не смущало и не вызывало зависти. Все понимали, что эти парни в любом случае будут впереди всех – разведка как-никак, – а потому «имели право» на небольшие поблажки.

Взвод все эти две недели жил не в большой палатке, как все прочие, а в небольшом глинобитном доме, за невысоким полутораметровым дувалом, на самом краю аэродрома.

«…Да! Что ни говори, а опыт не пропьешь и не потеряешь», – думал Андрей каждый раз, когда наведывался «в гости» к Стару.

Вот и сейчас, пробежавшись легкой рысью около полукилометра под порывами колючего и совсем уж по-зимнему обжигающего кожу ветра, Андрей «нырнул» внутрь дувала, кивнув на ходу узнавшему его часовому, и вошел в теплый, натопленный дом. И тут же подумал: «И все-то у тебя, майор Старков, хорошо и правильно…»

– Привет всем, народ!

– О-о! Командир пришел! – первым отозвался Водяной. – А выпить принес?

– Не до выпивки, пацаны.

– Та-ак! «Координатор штаба» явился под вечер к разведчикам и без выпивки! – Павел подошел к Андрею и заглянул в его глаза. – Значит, дело будет! Как думаешь, Стар?

– А то! Просто так наш капитан по вечерам по Кабулу слоняться не будет! – улыбнулся Стар.

Он подошел к Филину, пожал руку и тоже заглянул в его глаза, так же как и его тезка Водяной:

– Ну, че? Будет дело-то? А то мы сюда воевать приехали, а на самом деле мозоли на жопе натираем!

– А без дела, значит, к вам уже и прийти нельзя? – прищурился Андрей.

– Не, ну можно, конечно… Только скучно становится… Того и гляди, возьму да и пойду в «свободный» поиск на пару дней, по старой памяти… Так что… Лучше бы ты с «делом» был, Андрюха!

Филин присел на скамью за стол, сколоченный из грубых досок, поближе к горячей глиняной печи:

– Ладно, вояки… Жеребцы вы мои застоявшиеся… С делом я! Угадал наш следопыт! Ничего от него не скроешь! – Он с улыбкой смотрел в сторону Водяного.

– Дык… Годы упорных тренировок по угадыванию мыслей начальства не прошли даром, капитан! – Павел хитро потер нос. – Да и не пришел бы ты с пустыми руками! А раз без выпивона, значит, дело намечается!

– Так! Все ко мне! Прав наш прапорщик – есть дело!

В тот же миг вокруг Андрея сгрудились все, кто в это время был в доме. Конечно, это был взвод не в полном составе – несколько человек несли службу на постах снаружи, но и они, будь здесь, тоже имели бы право послушать. Это было заведено уже очень давно – в разведке, на боевой работе, каждый, даже рядовой, имеет «право голоса» – у них все были равны. Ну, конечно, кроме тех случаев, когда командиру разведчиков ставилось отдельное спецзадание, да и тогда…

– Значит, так, мужики…

Андрей неторопливым взглядом обвел суровые лица разведчиков. Двадцать три пары умных глаз бросали на него нетерпеливые взгляды… О том, почему в Афганистан полетит не весь взвод в полном составе, а именно эти двадцать семь человек, знал из присутствующих только Стар. Они с Андреем еще на Корсике втайне от всех определились в тактике взвода в горах Гиндукуша независимо от поставленных задач. Разведчики будут действовать двумя параллельными равноценными группами под командованием Андрея и Павла. И чтобы не пришлось «придумывать велосипед заново», Филин предложил сформировать обычные РДГ, как это было еще в его бытность в Отряде. Так они и поступили… Просто и без затей создали две «штатные» РДГ по четырнадцать человек – семь парных связок. Потому что, как учили Андрея опытные в таких делах люди, «в одиночку в горах не ходят».

Сейчас четверо были на постах, а остальные… Остальные уже попросту сгорали от нетерпения.

– …В штабе есть сведения, что сегодня после полудня, после двух недель осады, воякам Северного Альянса удалось взять Кандагар.

– Оп-па-а! – только и произнес Стар.

– Давно пора! – проговорил Гюрза. – А то эти хваленые американские морпехи после «Бури в пустыне» только и знают, что хвост распускать, как павлины… Хотя, если честно, они и там толком-то не воевали…

– Они, майор, и здесь пока еще не успели, – ухмыльнулся Филин. – Взятие Кандагара – заслуга полностью афганская. Американцы только «координировали» действия «армии» Ахмад-Шах Масуда. Кандагар, по сути, отбил у талибов Панджшерский Лев со своими таджиками.

– Вот так даже… Ну… ничего удивительного. И что теперь?

– Много «духов» взято в плен. Но не все! Кто-то из них ушел в Пакистан, некоторые попросту разбежались по домам, но большая часть боевиков «Талибана», примерно полторы тысячи рыл, во главе со своим «духовным отцом» муллой Омаром сумела прорваться из Кандагара и уйти в горы. На северо-восток…

– Та-ак! А вот это уже, кажется, по нашей части! – раздался голос Осы. – И, кажется, я даже знаю, куда эти «душарики» могут направиться… Если они ушли на северо-восток, но не побежали в Пакистан, значит, Омар рассчитывает еще немного повоевать… А раз так, командир, то самое удобное и относительно безопасное место для них теперь будет южнее Джелалабада… скорее всего в районе перевала Хайбер!

– Почему так, Серега? – Андрей хотел удостовериться, что его бойцы правильно понимают обстановку.

– Ну… Во-первых – это самый высокий и труднодоступный перевал во всем Афгане – около четырех с половиной тысяч над уровнем как-никак! – Кузнецов-старший приблизился к столу и стал водить пальцем по карте. – А у америкосов нет таких «вертушек», которые могли бы «работать» на такой высоте… Там даже двигатели наших «Крокодилов» «задыхались» порой от разреженного воздуха, а уж все эти «Апачи», «Блэк Хоуки» и «Супер Кобры» и подавно! Им до нашего «Ми-24», шо до Китая раком!..

Разведчики заулыбались, и «грозовая атмосфера» над картой разрядилась. А Оса продолжал тем временем:

– Нет, этот полуполк Омара может, конечно, до перевала и не дойти, а тормознуть где-нибудь, скажем, в районе Гардеза или Хоста и соединиться с теми гавриками, которые ушли из Кабула, но там, в тех долинах, их как раз и могут достать десантники на «вертушках» – пониже там, гораздо пониже… А мулла, надо думать, не совсем придурок, так что…

– Ну, почему удобное, понятно, а почему безопасное…

– Хайбер – перевал пограничный! От него до пакистанского Пешавара едва ли полста кило наберется! На этом перевале можно годами воевать! Ни один америкос или кто другой не решится преследовать «духов» по ту сторону Хайбера – другая страна, можно нарваться на международный скандал…

– Все правильно, Серега, – проговорил Андрей. – Именно так и думают в штабе. Но это еще не все… Янки начали войну с талибами только потому, что те поддерживали Усаму и отказались его выдать Вашингтону. Сами по себе эти «духи» никому не нужны. Да! Так вот!.. Пойдут они именно сюда, в окрестности Джелалабада, еще и потому, что…

– …в полусотне южнее города находится массив Тора-Бора! Так, командир? – Новобранец взвода Гюрза подошел поближе к столу.

– Так, майор. – Андрей взглянул на Игоря с неподдельным интересом. – Считается, что именно здесь и находится основная база «Аль-Каиды», а это основная цель. Ты что-то знаешь об этом горном массиве, майор?

Гюрза как-то странно посмотрел на Водяного, а потом посмотрел отсутствующим взглядом в окно:

– Были мы там, с Пашкой. В феврале 87-го. Гиблое место.

Филин внимательно посмотрел на них двоих, задумался на секунду и проговорил, обращаясь к майору:

– А вот это, мужики, уже серьезно! Войска Северного Альянса продвигаются к Джелалабаду, но им там будет, думаю, очень несладко! Город превращен талибами в сплошной учебный лагерь боевиков… Мы вылетаем в этот район на двух «Чинуках»[11]11
  «Чинук» – американский транспортный вертолет СН-47, предназначенный для доставки подразделений десантников. Ну, может, когда-нибудь видели в кино, такой вертолетище с двумя винтами?


[Закрыть]
с задачей провести разведку в районе укрепрайона Тора-Бора, до подхода основных сил, американцев то бишь, которые ожидаются 11—12 декабря. На все про все у нас будет четверо суток. И «работать» предстоит в глубоком тылу талибов. «Глубокий свободный поиск», мужики. Так что… Давайте-ка «выкладывайте на стол» все свои воспоминания, раз там бывали. Местные условия, возможности подходов… Ну, в общем, все, что может пригодиться на «работе»!

Игорь посмотрел на своего старого однополчанина:

– Давай, Гром, доложи общую обстановку, тебе сам бог велел ее знать лучше других, а я потом поведаю, чем мы там занимались…

Водяной взглянул на Андрея, как будто спрашивал его разрешения.

– Давай, Паша. И это… Раз такое дело, «вернем» тебе позывной Гром.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное