Андрей Негривода.

Человек войны

(страница 2 из 28)

скачать книгу бесплатно

Находясь в полутора метрах от выхода из туннеля, Андрей зажег первый взрывпакет и метнул его наружу.

– Б-ба-ба-а-х-х! – ухнул близкий разрыв.

А Филин уже был в ячейке.

– Та-та-та-та-та-та-та! – залился долгой очередью его FAMAS, поливая пространство вокруг «выхода».

– Б-ба-ба-а-х-х! – ухнул второй взрывпакет, но уже намного дальше первого.

Андрей «вылетел» из ячейки и увидел в трех метрах капрала-инструктора. Его автомат лежал на земле, а сам он прочищал ладонями засыпанные землей глаза. Видимо, досталось ему от первого взрыва.

«…А не будь умным бараном, сопля!.. Не таких, как ты, делали!..»

Только оценивать «повреждения» инструктора времени не было – впереди было самое, наверное, серьезное препятствие – трехэтажные «Руины дома».

«…Давай, капитан! Вспоминай горную подготовку! Давай, Андрюха!..»

Ему предстояло взобраться по тонкому репшнуру на третий этаж, пробежать дом насквозь, да и «зачистить» его попутно от «противника», и точно так же, по репшнуру, «десантироваться» на землю.

Взбираться по тонкому, в палец толщиной, репшнуру на восьмиметровую высоту на самом деле очень тяжело, долго и муторно… Но Андрей на стал вспоминать «школьные упражнения лазания по канату», а поступил по-другому – он уперся сначала одной, потом другой ногой о стену и пошел по ней, мощно перебирая руками вверх по веревке… А через насколько секунд, выпустив несколько очередей внутри «руин», точно так же, опираясь ногами о стену, в «три толчка от стены», спустился на землю.

Теперь оставался «последний рубеж» – «Железнодорожная насыпь».

Она возвышалась метров на десять над общим уровнем СПП. Крутой щебенчатый вал, на вершине которого было «пулеметное гнездо».

Второго взрывпакета у Филина уже не было, но, если честно, он, в общем-то, был и не нужен – еще никому ни разу не удавалось добросить его до пулемета после всего того, что было пройдено на полосе, – тяжелые, свинцовые руки дрожали так, словно ты уже давно был хроническим «паркинсонщиком».

Андрей бежал на насыпь, прямо на пулемет, поливая его длинными очередями из своего автомата.

– А-а-а-а-а-а-а! – орал он, уже задыхаясь.

– Та-та-та-та-та-та-та! – дергался в его руках автомат.

Филин взлетел на насыпь, выстрочил последние патроны из магазина, перемахнул ее и… уже просто на заднице съехал вниз – ноги больше не держали…

А внизу…

Внизу его ждала капитан Савелофф…

Андрей увидел ее уже на краю сознания и стал проваливаться в какой-то цветной водоворот…

* * *

…Резкий и очень противный аммиачный запах ударил в его нос, и Андрей мотнул головой и открыл глаза.

Над ним стояла Мари.

В камуфляже, в высоких берцах, с рассыпавшейся по плечам копной белокурых волос, она казалась не просто феей, а военной феей в звании капитана, которая возвращала к жизни измотанного воина…

Она полила его голову холодной водой из пластиковой бутылки и проговорила:

– Боже! Какой же ты идиот! Осел упрямый!

В ответ Андрей только вымученно улыбнулся и прошептал, совершенно задохнувшись:

– Мари… Результат? – Удаленного легкого катастрофически не хватало, и Андрей был похож на карася, выброшенного на берег.

– Какой там результат, идиот! – Ее совершенно искреннему возмущению не было предела. – Тебе же прямо сейчас сюда надо врачей вызывать и «Ambulance»! Ты же еле живой!

– Мари… Результат?

– 5.24…

Услышав эту цифру, Андрей закрыл глаза и откинул голову на щебенку:

«…Мы справились, капитан!..

Мы справились!..»

Он был прав.

Конечно… тут сказался и опыт, и знание самой этой СПП, но… Очень многие легионеры, специально тренируясь и изучая каждый из ее элементов в отдельности, так и не могли пройти ее целиком и правильно, но, главное, уложившись в шесть отведенных минут… Это было по-настоящему тяжело! Да и… А кто вообще говорил, что в спецназ отбирают сопливых хлюпиков?! Андрею же было тяжелее вдвойне – не говоря уже о физическом состоянии. Его давил огромный моральный груз – на этой полосе решалась его дальнейшая судьба, быть ли капитану Алену Ферри и дальше легионером или уйти из Легиона навсегда, на заслуженную и почетную, но пенсию…

– А новичок?

– Да какая разница, Ален?!

– Мари…

– 5.36…

«…А ведь молодец парень! Молодец!.. Совсем на чуть-чуть отстал! Всего-то на двенадцать секунд… Надо его с собой забирать! Такие кадры на дороге не валяются!..»

Он повернул голову направо. Там, в пяти метрах от него, на щебенке насыпи лежал тот, второй парень, который шел по «полосе № 2». Он лежал навзничь, широко раскинув в стороны руки и закрыв глаза. Его широкая грудь высоко вздымалась, а из горла слышалось не обычное, нормальное дыхание, а звуки, похожие на предсмертные хрипы.

«…Нет, непростой этот мужичок, непростой!.. Вон как правильно отдыхает! Все мышцы расслаблены, а руки!.. Руки пошире, „чтобы обнять небо“ и не зажимать задохнувшуюся грудь… Сейчас… Три минуты, и он опять будет „огурцом“… А ведь неплохо научили паренька где-то! Ой как неплохо! Уж не „одной ли мы с ним крови“, капитан?..»

– Мари… дай ему воды… – Андрей постепенно приходил в себя.

Не говоря ни слова, она взяла пластиковую бутылку, подошла к парню, присела над ним на корточки и приставила горлышко бутылки к его губам. Парень стал пить, не открывая глаз. Большими, жадными глотками. А потом все же решил взглянуть на своего благодетеля, открыл глаза и тут же дернулся, чтобы подняться, углядев воинское звание Мари.

– Вольно, сержант! – проговорила она негромко. – Отдыхайте…

Она вернулась к Андрею, помогла ему подняться и взобраться на сиденье «Хаммера», который стоял тут же, в пяти метрах…

…Через несколько минут Филин предстал «пред ясны очи» своих медицинских инквизиторов.

– М-м… Н-ну, что ж, капитан… – медленно заговорил «председатель», медицинский генерал. – Сказать по правде… Озадачили вы нас…

Андрей посмотрел на Жерарди и слегка опешил. Генерал улыбался!.. Это «природное явление» было настолько редким, что увидеть его выпадало счастье очень редким людям. Широкой, белозубой улыбкой. Сейчас Паук был похож скорее на кота. Такого, знаете ли, самодовольного и гордого собой кота, который переловил всех мышей в амбаре. Он даже подмигнул Андрею!

– …Вот, господа полковники, к примеру… – «главный эскулап» повел рукой в сторону хирурга и психиатра, – …утверждали, что вы не то чтобы уложиться в норматив, вы даже и до половины полосы не дойдете… М-да!.. Ну, что ж, капитан… Жду вас ровно через час на врачебном консилиуме… Будем решать, что с вами делать.

Они дружно развернулись и направились к машинам, а к Андрею подошел Жерарди:

– Поздравляю! – Генерал крепко пожал его руку. – Я в тебе и не сомневался, Ален! Ты молодец!

А через час в присутствии всей медкомиссии и Жерарди медицинский генерал объявил Андрею «приговор»:

– Наше решение, капитан Ферри, было непростым, надо признаться… Все же… Все ваши ранения, болезни, перенесенные травмы… Да и психологическое состояние… – «Председатель», казалось, все еще решал, как с ним быть. – Но СПП показала, что вы умеете контролировать как свое физическое состояние, так и эмоциональное… Что меня, надо признать, очень удивило! Признаюсь, мы попросили отнестись к вам на «полосе» с «особым вниманием».

– Я это заметил, месье генерал.

– М-да!.. Ну, да дело прошлое. Вы показали свое мастерство, выносливость и умение контролировать свои эмоции. А это главное! Что ж… – Генерал посмотрел на своих коллег медиков. – Комиссия приняла решение дать вам возможность служить и дальше, если уж у вас есть такое желание…

– Благодарю, месье генерал! – проговорил обрадованно Андрей и улыбнулся.

– Не торопитесь, капитан, – это еще не все!.. Вы будете служить, но!.. – «Председатель» поднял указательный палец. – …штабным офицером! И это будет вменено в обязанности генерала Жерарди! Да! Вы доказали всем нам, что можете и дальше продолжать службу в подразделениях специального назначения, но!.. Поверьте старому врачу, капитан, вам уже пора задуматься о здоровье! Природа, конечно, наделила вас им от души, но не надо пренебрегать ее добротой, молодой человек. С вас уже достаточно. Поэтому… Вы будете переведены в статус «пенсионера» с возможностью продолжать службу.

«…Ну и хрен с вами, коновалы! Хорошо хоть под командой Паука оставили! А уж с ним-то я договорюсь!..»

– Спасибо, месье генерал!

– Спасибо надо сказать «вашему» генералу, а не мне, молодой человек! – Он посмотрел на Жерарди. – Это он вас отстоял.

…Уже ближе к вечеру этого бесконечно длинного дня в кабинете Паука Андрей задал вопрос:

– Мон женераль!

– Да, Ален.

– Тот сержант, который шел со мной рядом по «полосе».

– Этот парень давно рвется на Корсику, – улыбнулся Паук как-то странно. – Я даже слежу за ним уже какое-то время!.. Упорный солдат!

– А что такое?

– Хороший парень! Прекрасный боец! Только очень гордый!.. А вы с ним не встречались раньше?

– Где?

– В Косове… Полтора года назад. Он тогда только пришел в Легион…

– Нет, мон женераль, я его не знаю.

– Он протеже Скорпиона…

– Франтишека?!

– Да, подполковника Дворжецки. – Генерал улыбнулся уголком рта какой-то своей мысли. – Этот парень год назад сам попросился ко мне на службу. Я с ним беседовал. Но тогда была одна проблема…

– Я могу узнать какая, мон женераль?

– У него были проблемы с изучением французского… И… тогда, год назад, он прошел СПП за 6.01.

– И вы его не взяли?

– Я уже был готов, если честно… – Паук прошелся по кабинету. – Тем более что в твоем взводе с твоим уходом образовалась вакансия для капрала-инструктора по стрелковой подготовке.

– Так в чем же было дело, Паук?

– Я обратил его внимание на те две проблемы и предложил над ними поработать. А этот гордец… объявил мне, что с языком у него проблем нет, а СПП… Одна секунда – это ничто!.. И вообще, мол, это была случайность, и он может пройти «полосу» за 5.30.

– Понятно, мон женераль. – Теперь был черед Андрея улыбнуться. – Зная ваш характер… Вы сказали, что вернетесь к этому разговору тогда, когда он выполнит обещанное?

– Не люблю пустых обещаний, Ален, и ты это знаешь!

– Но парень-то хорош!

– Более чем! Сейчас он инструктор здесь, в Абажеле… «Тактика разведопераций, маскировка на местности, снайпинг»… И этот сержант, надо признать, один из лучших инструкторов, Ален.

– Я его забираю, Паук! – проговорил решительно Андрей.

– А моего решения тебе уже знать необязательно?

– Я знаю, что вам достаточно знать мое мнение и что вы мне доверяете, мон женераль!

Жерарди походил какое-то время по кабинету, искоса поглядывая на Андрея, а затем подошел к столу и поднял телефонную трубку:

– Дежурный! Вызовите ко мне сержанта Фролова! Срочно! – проговорил он.

– Так этот парень русский?

– Русский… – подтвердил Жерарди. – Русский офицер… И хороший офицер…

…Через пять минут «сосед» Андрея по «полосе» стоял в кабинете генерала.

Среднего роста, но крепкий, плечистый, он излучал абсолютное спокойствие. Его нисколько не смутило присутствие в кабинете генерала незнакомого офицера, у которого под погон камуфляжной куртки был просунут Малиновый Берет, такой же, как и у самого Жерарди. Ни один мускул на дрогнул на его лице – парень был спокоен и уверен в себе.

– Как ваши успехи, сержант? – Паук сидел за своим столом и в упор смотрел на этого гордеца.

– «Орешек знаний тверд, но мы не привыкли отступать!..» – проговорил парень по-русски и тут же перешел на французский язык: – Эти шесть секунд на «полосе», месье генерал, я сделаю в следующий раз!

– Вы говорили это еще год назад, сержант.

– Если бы я не был инструктором-нянькой, месье генерал, и у меня было бы больше времени на личные занятия, то…

– Ясно! – Жерарди хлопнул ладонью по столу. – И вы, сержант, все еще хотите попасть в батальон «Диких Гусей»?

– Так точно!

Жерарди посмотрел на Андрея, который «изучал сержанта со стороны», словно передавая эстафету.

– Где служил, братишка? – проговорил Андрей тихо.

Сержант дернулся так, словно его долбануло разрядом тока, и уставился на своего собеседника.

– Что молчишь? – улыбнулся Филин. – Французский выучил, а русский забыл? Так, что ли?

– Никак нет, месье капитан… Братишка? А где?..

– Мне повторить вопрос, сержант? – Андрей посуровел для острастки.

– Я из «Аквариума»… «Водолаз»…[2]2
  «Аквариумом», в узких военных кругах называли ГРУ (Главное разведывательное управление Генерального штаба МО СССР). «Водолазы» – бойцы отрядов спецназа ГРУ (или «волкодавы»), занимавшиеся глубинной разведкой. 116-й спецотряд ГРУ – один из самых легендарных в Афгане. Это были настоящие профессионалы своего ратного дела.


[Закрыть]

– Сколько тебе лет?

– Тридцать семь…

– Не поздно в «Дикие Гуси»?

– Нормально! – улыбнулся сержант. – Я в этом всю жизнь…

– «Водолаз», говоришь…

«…В Афгане был – стопудово! Да и „школа“ видна… В „Аквариуме“ умели учить, особенно если он „водолаз“! Водяной ту же школу прошел, и возраста они одного… Может, даже и служили вместе… Хотя… не факт…»

– Где «понырять» приходилось? Когда? Кем? За Речкой тоже бывал?

Парень улыбнулся одними глазами и хмыкнул:

– Прям передача «Что? Где? Когда?».

– Ты хочешь попасть в «Гуси»?

Парень кивнул головой:

– 86—87-й. 116-й отдельный отряд специального назначения. Газни, Калат, Чарикар. Командир МОГ[3]3
  МОГ – мобильная офицерская группа. Это вообще «отдельная песня»! Это был «спецназ в спецназе», а в состав МОГ входили только офицеры и прапорщики.


[Закрыть]
. Майор.

– Ясно…

Да! Теперь Андрею действительно было ясно, что за «птица» этот сержант-инструктор. Да к тому же подтвердились и его сомнения-предположения – его друг Водяной не мог не знать этого вояку, потому что служил именно в эти годы и именно в этом отряде «водолазов». Филин нашел его однополчанина!

– За Речку поедешь со мной еще разок?

– Да как «С добрым утром!» – улыбнулся вояка. – Интересно же побродить по знакомым местам!

– Как тебя зовут, майор?

– Игорь Фролов.

– А позывной соответственно «Фрол»?

– Был и такой когда-то, – улыбнулся сержант еще раз. – Последний позывной – «Гюрза».

– Что так?

– Кусали мы больно.

– Понятно. – Андрей посмотрел на молчавшего все это время Жерарди и обернулся к сержанту. – Иди, сержант, собирай вещи, раз готов «прогуляться по знакомым местам». Сейчас 17.40… Жду тебя у входа в штаб ровно в 18.00.

Эх, как загорелись в этот момент его глаза!

– Разрешите идти, месье генерал?!

– Идите, сержант! – улыбнулся Жерарди. – Идите готовиться… Если месье капитан берет вас, то с этого момента – он ваш непосредственный командир! Свободны!

Как только за сержантом закрылась дверь, они оба, и генерал, и капитан, улыбнулись, услышав, как забухали по штабному паркету берцы бегущего человека.

– Ну как он тебе, Ален?

– А что можно сказать о грамотном и опытном профессионале, мон женераль? Он мой!

– Да я и не сомневался.

– Когда мы вылетаем, Паук?

– Завтра вечером, в 20.00, взвод лейтенанта Старкова должен присоединиться в Обани к другим подразделениям… В 21.00 в Афганистан вылетают четыре «Геркулеса». Всего – батальон десантников из Аяччо под командованием полковника Ла Грасса.

– Командира 2-го ПДП? – удивился Андрей.

– Полковник уже полгода как переведен в Обань, на должность заместителя начальника штаба, капитан… После афганской командировки он должен получить наконец-то чин «бригадного генерала».

– Ясно. Моя роль?

– Ты подчинен непосредственно полковнику, Ален… Ла Грасс был очень доволен, когда узнал, кто назначен его заместителем по разведке…

– Благодарю, мон женераль!

– Не за что, капитан… Ты уже давно «вырос» до этой должности…

– «Свой» взвод я смогу увидеть, надо понимать, только завтра, в Обани?

Жерарди хитро взглянул на Андрея, потом на свои часы на запястье:

– Отчего же? Свой взвод ты сможешь увидеть через пять минут после того, как выйдешь из штаба. В своей старой казарме.

– Так они здесь? – Андрей вскочил со своего стула.

– Уже примерно час, капитан.

– Разрешите идти, мон женераль?

Паук только улыбнулся:

– Мальчишка. Иди-иди! Поздоровайся с друзьями! О том, что ты вернулся, они еще не знают… Жду тебя завтра в 12.00! Свободен, капитан!..

Сегодня по штабному паркету только то и делали, что бегали взволнованные легионеры.

Сказать, что это была бурная встреча старых друзей – значит не сказать ничего! Андрею были рады все, но особенно его «аксакалы», с которыми он начинал свою службу в Легионе три с половиной года назад, да и те, кто пришел чуть-чуть позже: Стар, Вайпер, Водяной, Джамп, Гранд, Джагглер, Стингер, Флэш, этот неистовый осетин вообще носил его на руках минут пять, братья Кузнецовы – Оса и Тень, его спаситель в последнем задании Дизель, его протеже Кот. Да, в общем, все те, кто его знал раньше!

А уж каким сюрпризом была встреча Водяного и его, Андрея, «новобранца» Гюрзы!.. Оказалось, что старший прапорщик Павел Городецкий был штатным минером с позывным «Гром» в МОГ, которой в Афгане командовал… Да-да! Именно так! Майор Игорь Фролов, Гюрза!..

Такого жизненного поворота, такого сюрприза не ожидал никто, а уж эти-то двое и подавно!..

…Андрей не стал ничего скрывать от своих старых друзей из того, что с ним было, что случилось за весь тот год, что они не виделись – неудобно ему было заниматься «партизанщиной» перед людьми, которым, по сути, был обязан жизнью[4]4
  События, описанные в книге «Полет за моря-4».


[Закрыть]
. С юморком, с анекдотами, а как же иначе? Он рассказал им обо всем… И об охране «богатенького Буратины». И о том, что он, опытнейший снайпер, умеющий «валить цели наглухо» с 1000 метров, не попал в собственное сердце, в упор… И о работе грузчиком после перенесенных трех тяжелейших операций… И о том, как голодал две недели, работая в ресторане…

– Помните, как там в одесском анекдоте, пацаны? «Раздается как-то звонок в двери Сони Розенблюм. Она подходит к двери и спрашивает: „Кито там?“ А в ответ: „Тетя Соня! Тетя Соня! Там ваш маленький Изя сидит на догоге и кушает коговий кизяк!“ – „Да?! – отвечает Соня. – Так идите и скажите ему, чтобы он не наедался, потому что ми ского будем обедать!“»

Только…

В этот раз анекдот, рассказанный «со смаком», почему-то не вызвал обычного смеха. Все были суровы, как сфинксы, и только катали желваки на скулах. А Стар, его вечный «замок», который, будучи уже лейтенантом, принял от Андрея командование взводом, как эстафетную палочку, только и спросил:

– Что ж ты нам не позвонил, командир? Что ж ты, бля!.. Гордый, да?!

– Есть немного. Да и обошлось же все.

– А если бы нет?

– А вот тогда бы и позвонил! Надо же было бы хоть кому-то меня в гробешник упаковать, Паша!

– Упаковал бы я тебе сейчас в лобешник за такие вот дела, да промеж глаз твоих бесстыжих! – Стар нервно закурил сигарету. – Да только боюсь, подчиненные не поймут.

– Поймут! – подал голос Водяной. – Да еще и от себя добавят! За такую гордость бестолковую!

– И хорошо добавят! – прогудел Оса глухо. – И не посмотрят, что ты старший офицер и кавалер Почетного легиона! Братишкам можно!..

– Ладно, пацаны, че уж теперь… Проехали… И я не кавалер, Серега!

– Это ты эту сказочку кому другому расскажи, командир! – прорезался Тень, Кузнецов-младший то бишь. – Это я был твоим переводчиком, или забыл! Я и пацанам все рассказал «из первых рук»! А Стар, вон, на эту тему даже с Пауком как-то общался.

– Паук, между прочим, – опять заговорил Стар, – тебя, так же как и мы все, считает кавалером. Зря ты отказался, Андрюха. Зря!..[5]5
  События, описанные там же…


[Закрыть]

– Да и хрен с ними, с орденами этими… – проговорил Андрей. – Я много от чего отказывался в этой жизни… Мне когда-то и Героя не дали, хотя и представление было написано, так что…[6]6
  События, описанные в книге «Сделать невозможное».


[Закрыть]

Они, «аксакалы» взвода, просидели за коньяком до часу ночи. Пока захмелевшего с непривычки Андрея не увела с собой Мари. Она хотела попрощаться с ним. В тишине и уюте. Ведь… он уезжал на два месяца, и не на модные курорты, а на войну… А там может случиться всякое…

– Ты сейчас красивый и сильный, Андрей… Как тогда, три года назад, когда мы только познакомились… Я хочу запомнить тебя именно таким, Андрей, красивым и сильным…

25 ноября – 17 декабря 2001 г. Афганистан
«Берлога» Тора-Бора…

Как это частенько случается в армии, «Геркулесы», поднявшиеся в небо с аэродрома в Обани вечером 31 октября, приземлились через полчаса в Аяччо… Что-то там, в Афганистане, не сложилось по планам коалиционных войск, и вылет французов задерживался на неопределенный срок…

…Андрей в глубине души был рад этой отсрочке – все же, положа руку на сердце, год не в строю, тяжелейшие операции, вынужденная голодовка и тяжелый физический труд заложили «большую мину» под его здоровье. И он это понимал… Да и эта его совершенно безумная идея фикс лететь воевать в Афганистан вместе со своим взводом… Нет, он, конечно же, смог заставить поверить в него врачей, пройдя СПП с большим превышением норматива, но… Он-то сам знал наверняка, что сделал он это только на злости и упрямстве. И если бы не Мари с нашатырем и водой, то, кто его знает, чем вся эта его затея вообще закончилась бы…

Мари…

Он вспоминал о ней постоянно. Он вспоминал тот их последний разговор на аэродроме Обани, когда гул двигателей «Геркулесов» приходилось уже перекрикивать, надрывая горло.

…Эх! Видел бы кто тогда ее глаза!.. Грустные глазищи лани!.. Она так долго его ждала, целый год с момента их прощания, даже больше, и вот теперь… Всего-то через несколько дней ей приходилось опять с ним прощаться…

– Ты вернешься?

– Обязательно, Мари!

– Ален! Андрей!.. Это Афганистан!.. Там очень опасно!..

– Я буду беречь себя… Для тебя, капитан Савелофф!

– Обещаешь? Пообещай мне!

– Обещаю! Да и… я ведь теперь не командир взвода разведчиков-диверсантов, а простой штабной куратор…

– Ты не будешь сидеть в штабе! Я тебя знаю!

– Я вернусь к тебе, Мариша! Я вернусь, и мы поженимся! Хорошо? Подождешь меня еще немного?

– Хорошо. Я подожду еще.

– Я ненадолго, Мари. Эта командировка всего-то на два месяца!

– Да, я знаю… 30 декабря вы должны вернуться…

– Вот видишь!

– Но я очень боюсь за тебя!

– Не бойся. Там я уже бывал. Места знакомые. Так что…

– Все будет хорошо?

– Именно! Все будет хорошо!..

…Что-то давило и сжимало грудь Филина в том месте, где, наверное, находится душа… Что-то не давало ему покоя… Он понимал, что что-то сделал не так, когда думал об этой девушке, да только… Что?! Мари любила его, и в этом не было никаких сомнений – она уже давно не скрывала своих чувств ни перед кем. А генерал Жерарди, у которого капитан, теперь уже Мари Савелофф была личным секретарем, ее родной дядя, так уже давно намекал Андрею на то, что «лучшего мужа» для своей племянницы он и пожелать бы не мог… Да и Андрей… С большой теплотой и благодарностью относился к ней, за всю ту заботу, которой она его окружала в нелегкие для него времена все эти годы… Наверное, и он любил ее по-своему, эту белокурую красавицу с грустными глазами лани…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное