Андрей Мартьянов.

Танец с Хаосом

(страница 6 из 40)

скачать книгу бесплатно

   – Тактильные галлюцинации, – пожал плечами Дастин, – я слышал про такое. Руке кажется, что вещь существует, а на самом деле – нет. И наложение зрительного обмана. Ты об этом должен знать лучше меня – все-таки собираешься идти по медицинской части…
   – Дастин, погоди. – Я пытался говорить с наивозможной вескостью. – Никакие наркотики, никакие чудеса киберреальности, никакое внешнее воздействие на человеческий мозг не в состоянии породить настолько ясное ощущение истинности происходящего. У любого наркотического или наркотизирующего препарата могут быть «сбои», которые ты заметишь… Скажем, ширнул по жилке героин, ловишь глюки, думаешь во сне, будто трогаешь камень, а кажется, что под пальцами – масло. Понятно? Так же и с техникой. Я не верю, что Навигатор нас подставляет – он и сам ничего не в состоянии объяснить. Кровь слонопотама – черная, такой цвет получается при окислении хрома. И анализ подтвердил… Отравляющих веществ не фиксируют не только сенсоры Навигатора, но и автономные анализаторы, которые не связаны с центральным компьютером. То, что мы видим – реально. Оно существует в нашем мире.
   Дастин оторопел, потом фыркнул:
   – Предлагаешь мне поверить в реальность разговаривающих плюшевых поросят из детской книжки? На каком языке к тебе обратился этот… Пятачок?
   – На русском.
   – Ты просто свихнулся, Тео. Извини, но это попахивает откровенной шизофренией.
   – А шарик откуда?
   – Да рабочие оставили! Потеряли! Выкинули за ненадобностью!
   Я плохо себе представлял наших работяг, развлекающихся с воздушными шариками, но не стал возражать и спросил:
   – Тогда откуда появился слонопотам? Слонопотамы не заводятся, как мыши, в старых тряпках.
   – Часть эксперимента. Чудо генной инженерии. На Земле давно мамонтов возродили, видел же их в зоопарках? Взяли ДНК из костей и шкур ископаемых животных, соединили с ДНК слона, клонировали. Потом методом селекции отобрали особей, имеющих соответствующие виду признаки.
   – Никогда не слышал, о жизни, основанной на хроме. Кремний – еще куда ни шло, теоретически это возможно. Только любое кремнийорганическое соединение очень горюче, а посему…
   Мы бы продолжали толочь дерьмо в ступе вплоть до следующего Рождества, однако в многоученую дискуссию вмешался с интересом слушавший нас Навигатор:
   – Парни, я снова засек движение в тоннеле. Прежние сигналы. Четыреста девяносто девять объектов.
   Дастин, у которого глаза на лоб полезли, вскочил и бросился к двери реакторного зала, попутно приказав Навигатору ее открыть. Хотел взглянуть лично.
   Ну и взглянул. Я предпочел не выходить, наблюдая из-за спины Дастина, как легион Пятачков снова галопирует по тоннелю, только теперь в противоположном направлении. Дастин, как человек с головы до ног прагматичный, вдруг резко нагнулся, схватил одного поросенка, поднял на руки, но тотчас отпустил, ошарашенный исторгнутым плюшевой дрянью диким перепуганным визгом – признаться, у меня едва барабанные перепонки не лопнули.
   – Гхм… – Дастин кашлянул и повернулся ко мне, когда розовое нашествие отгремело.
Глаза у него стали совершенно шалые. Выдавил, запинаясь: – Дела… Меня, честно говоря, до костей пробрало.
   – Один момент. – Я вдруг кое-что вспомнил и крикнул Навигатору: – Где пятисотый?
   – На подходе. – Показалось, что компьютер горько вздохнул.
   – Дастин… Смотри, еще один. Он спросит у тебя, куда убежали остальные. Обязан спросить! Укажи ему неправильное направление, посмотрим, что он сделает.
   Точно. Отстающий от стаи Пятачок снова затормозил возле человека.
   – Куда… Куда они пошли? – пискнула тварь. Я ясно слышал, как розовая игрушка задыхалась от долгого бега. Теперь, обращаясь к Дастину, она говорила на английском.
   – Т-туда, – заикнувшись, сказал напарник и, вспомнив мой совет, указал на коридор, уводивший от главного тоннеля к складам продовольствия.
   – Thank you very much!
   Пятачок исчез в указанном направлении.
   – Фантастика, – наконец высказался Дастин и вытер рукавом взмокшее лицо. – Какие будут предложения?
   – Заняться делом, – ответил я. – Поросята, как кажется, безопасны. Но ведь был и медведь, живой, здоровенный и зубастый. И слонопотам…
   – Почему, кстати, ты назвал животное слонопотамом? – задал неожиданный вопрос Дастин, подозрительно на меня поглядывая. – По какой аналогии? Странная получается цепочка: слонопотам, Пятачок, ослик Иа-Иа, которого ты видел в прошлый раз. Герои одной книги.
   И тут я понял. Сон. Вчерашний сон. Абсурдный, как и большинство снов, где реальность переплетается в невиданных сочетаниях, добавляются фантазии на любые темы, всплывают подсознательные желания и страхи. Что я видел? Надо вспомнить в точности. Верно, одинокий Винни Пух, гулявший по тоннелям, пропавшие Тигра и Пятачок…
   – Материализация сна? В такой диковинной форме? – Дастин, выслушав мои соображения, почесал подбородок, уже начавший покрываться густой рыжеватой щетинкой. Я отметил про себя, что не худо бы отыскать бритву. – Но каким, простите, образом? Если твоих зверюшек во сне уволокли слонопотамы на… Куда, говоришь? В сектор D? Помещения под шахтой? А ну, заводи кар. Проверим одну идею!
   – Какую идею? – ахнул я. – Ты что же, полагаешь…
   – Посмотрим, – решительно заявил Дастин. – С каждой минутой ситуация все интереснее и интереснее. Отбросим любые версии, будем следить только за фактами. Когда их наберется достаточно, объединим в систему и расставим на свои места. Разгадка непременно отыщется.
   – Прошу сначала заглянуть к складу 32. – Навигатор увидел, как мы усаживаемся на сиденья электрокара. – Там что-то происходит, но я никак не могу понять, что конкретно. Камеры и фотоэлементы коммуникаторов забиты помехами.
   – Все равно по дороге, – согласился я. – Дастин, ты взял пистолет?
   Урчание мотора машинки скоро перекрыли другие звуки. Возле указанного Навигатором склада раздавались душераздирающие рыдания, скорее всего, испускаемые ребенком. Когда мы подъехали, стало ясно, что надрывается жертва нашего опыта: одинокий Пятачок, отставший от основной группы и заблудившийся по вине бессердечных людей, стоял возле запертых дверей хранилища продовольствия, ревел в голос, топая ножками, всхлипывая и тоненько стеная. Мне даже стало немного жаль уродца. Эх, нас с Дастином кто пожалел бы. Жизнь в состоянии перманентного бреда мне как-то не по вкусу.
   Мы переглянулись. Дастин повел плечом и выпятил нижнюю губу, обозначив немой вопрос: «И что теперь?»
   – Один, совсем один! – причитало странное существо, принявшее облик игрушечного поросенка, достигая таких высот звука, что любая оперная примадонна удавилась бы от зависти. – А там… Там жуткие слонопотамы! Ы-ы-ы!! Винни, забери меня отсюда!
   – Эй, – позвал я, привлекая внимание. – Пятачок, мы покажем тебе дорогу, если скажешь, откуда ты здесь взялся.
   – Прише-ел! – икая и шмыгая плюшевым носиком, ответил поросенок. Более ничего вразумительного от игрушки добиться не удалось. Пятачок нес очевидный бред, утверждая, будто он вместе с Пухом ходил в гости к Сове, потом отправился домой, по дороге, ведущей мимо огорода Кролика, а Тигра пугал его из-за кустов, прикидываясь слонопотамом.
   Сии потрясающие байки излагались на чистейшем английском.
   – Я больше не могу это выслушивать, – нервно моргнув, прошептал Дастин. – Поехали отсюда. Пусть выбирается как хочет. Свинья.
   – Малыш, – окликнул я Пятачка, – иди по этому коридору, поверни направо. Увидишь большую арку. За ней – вход на ядерный энергоцентр, там снова повернешь направо. Догонишь своих обязательно.
   Дастин поперхнулся слюной, закашлялся и поглядел на меня добрыми глазами опытного психоаналитика. Пятачок тем временем отделался привычным любезным «большим спасибо» и смылся.
   – Не уверен, что настоящий Пятачок из сказки Алана Александра Милна знает, что такое «ядерный энергоцентр», – вздохнув, сказал Дастин. – Скажи мне, что я сплю, а?
   – То ли еще будет, – придав голосу оптимизма, подбодрил я напарника. – Вот приедем в сектор D, осмотримся, поохотимся на слонопотамов… Надоели консерванты – хочется натурального мяса.
   – Если слонопотам окажется таким же вонючим, как и вчера, – твердо сказал Дастин, – я его есть не буду.
   Мы оба жизнерадостно заржали, а я все сильнее начинал понимать, что стою на грани самого настоящего помешательства.


   Hочь, к моему вящему удивлению, прошла относительно спокойно.
   После краткого совещания людьми было принято окончательное решение сделать своей центральной базой бункер АЭС, хотя мы с Дастином вполне могли бы перебраться на верхние уровни, где сохранилась часть жилых помещений. Таковое суждение было моментально отвергнуто как волюнтаристское и не отвечающее интересам безопасности. Бронированный, имеющий всего один вход-выход, саркофаг, в котором обитал Навигатор, неприступен даже для нескольких дивизий удивительных тварей, внезапно населивших Комплекс минувшим днем.
   По календарю земного стандартного времени наступило одиннадцатое апреля, и скоро должен был начаться отсчет третьих суток «времени чудес», как Дастин поименовал происходящее. Мы постарались устроиться со всем комфортом – сделали себе постели на полу, Дастин притащил со склада автоповара – хитрое устройство, приготавливавшее сносную пищу из смеси консервов, вкусовых и питательных добавок и прочей дряни, которой обычно потчевали персонал Комплекса. Проблема была с водой – напора в трубах почти не было и пришлось воспользоваться стратегическим НЗ, то есть цистерной, где хранилась вода, предназначенная как раз для случаев неординарных.
   Поужинали (свежего мяса так и не досталось: в обследованном нами секторе не обнаружилось никаких слонопотамов, было пусто и тихо), по приколу посмотрели мультик про Винни Пуха, продемонстрированный Навигатором по специальному заказу Дастина, и попытались улечься спать. Завтра предстоял полет в Город. Навигатор вовсю трудился, управляя строительными роботами, освобождавшими шахту авиационных ангаров.
   …И, конечно, проговорили несколько часов, почти до самого утра. Выдвинули несколько десятков самых нелепых версий, перемывали косточки таинственным экспериментаторам, проверявшим на прочность нашу психику, и вообще занимались тем, чем обычно страдают все интеллигенты: неприкладным умствованием. Попросту говоря, бездарно чесали языком, не породив ни единой стоящей мысли. Изредка вмешивался Навигатор, сообщая, будто в различных секторах Комплекса сенсоры замечают неясное движение, но Дастин категорически отказался подняться и съездить посмотреть, кто посетил наше гигантское жилище на этот раз – карточная Королева из «Алисы в Стране чудес», Муми-Тролль, Карлсон, Золушка или Кот в сапогах. Сказал, что хватит впечатлений для одного дня. Я согласился.
   А часа в четыре утра, когда мы уже начали задремывать, Навигатор поднял панику из-за сущей ерунды. Оказывается, в пострадавшем более всех других от взрыва секторе D неожиданно заработала часть уничтоженной периферии погибшего Рамзеса. Компьютер уныло доложил, что это либо очередной сбой в сети, либо происходит регенерация биоэлектронных синапсов, что в принципе возможно. Но ему было никак не объяснить «регенерацию» объектов чисто механических: кабелей оптоволоконной связи, нескольких видеокамер и коммуникаторов, а также очень незначительной части строительных конструкций. В его железном черепе никак не могла уложиться мысль о самовосстановлении Комплекса. В моем тоже.
   – Системный глюк, не иначе, – не открывая глаз, буркнул я. – Дай поспать. Дастин? Дастин, ты меня слушаешь?
   – Угу.
   – Если тебе будет что-то сниться, постарайся запомнить сон.
   – Попробую… Только бы не кошмары… А то завтра неприятностей не оберешься.
   Надо же, и Дастин проникся моими предположениями о том, что теперь часть наших ночных видений способна неким образом обретать материальное воплощение.
   Когда я находился на самой границе снов и яви, в странном состоянии, при котором реальный мир еще не отошел в сторону, но уже насыщался мимолетными неразличимыми образами, я подумал, что было бы здорово увидеть настоящего Карлсона. Пусть живет на крыше Комплекса, если хочет, мне разве жалко? Только вот беда: вареньем мы его угостить не сможем за абсолютным дефицитом такового продукта.

 //-- * * * --// 

   Продрыхли куда дольше, чем рассчитывали. Навигатор, принципиальный буквоед, не получил ночью точного приказа, в какое время разбудить людей, и позволил нам спать положенные восемь часов. Впрочем, его тут винить не в чем: сами растяпы, а компьютер только заботится о нашем здоровье, ибо знает, сколько положено спать человеку для активной деятельности днем.
   – Обстановка? – Я зевнул, едва не вывихнув челюсть, потянулся с хрустом и воззрился на взъерошенного Дастина. Тот первым делом ткнул пальцем в кнопки поставленного рядом с терминалом автоповара, заказывая чай.
   – Был третий взрыв, эпицентр прежний, – монотонно начал Навигатор. – Тридцать-сорок километров к северу. Я нахожу, что взрывы происходят ежесуточно, примерно в одно и то же время – разница полчаса-час. Теперь есть возможность их прогнозировать.
   – Да, два прецедента – это еще случайность, три – система, – согласился я. – Чего новенького в Комплексе?
   – Два раза фиксировались групповые сигналы во втором тоннеле. То же самое. С каждым новым появлением эти создания все более заметны при видеосъемке. Прокрутить?
   – Не надо, – поморщился Дастин, – еще что-нибудь?
   – Я получаю данные о постоянном восстановлении сети безопасности секторов D и E, – сказал Навигатор, – заработало семь процентов камер, определителей массы, сканеров и детекторов движения. Замечена активность на поверхности – четырнадцать объектов биологического происхождения. Определить вид животных я не сумел.
   – Слонопотамы, – утвердительно-вопросительно кивнул я. – Наверняка они. Больше ничего?
   – Отметил локальное падение атмосферного давления в подсекторах W-8, W-9, рядом с ангаром, – озадаченно произнес Навигатор и запнулся. – Такое природное явление доселе никогда не наблюдалось. На площади семнадцать квадратных метров давление упало до десяти PSI, то есть до критического для человека уровня. Помещения ангаров открыты и не герметизированы, следовательно, падения АД на ограниченной площади просто не может быть. Объяснений явлению нет.
   – А ты просто фиксируй события и не забивай голову попытками распознать, что именно ты заметил, – легкомысленно посоветовал Дастин, передавая мне пластиковый стаканчик с чаем. – Легче жить будет. Надеюсь, это все? Что с вертолетом и подъемником?
   – Работа выполнена на сто процентов. По моим расчетам машина в состоянии взлететь непосредственно из шахты. Вы приняли окончательное решение отправиться в Кесарию? Данные спутников слежения неизменны: города на указанных координатах не наблюдается. Дополню, что связи с Землей по-прежнему нет.
   – Окончательное, окончательное, – буркнул я. – Лучше удостовериться самим. Заправляй вертолет, мы скоро туда идем.
   Винтовку на плечо, пистолет в кобуру, небольшой запас еды и флягу с водой в рюкзачок. Бойскаутам можно отправляться в поход. Впечатление портят только небритые физиономии и пиратский бандан Дастина, формой одежды охранника не предусмотренный, – повязанный на голову моим приятелем платок скалится множеством лыбящихся черепов. Да и сам Дастин, насупленный, со сдвинутыми бровями морковного цвета, меньше всего смахивает на бойскаута. Он пониже меня ростом, но куда шире в плечах – комплекцией слегка напоминает небольшого английского бульдога, приодетого в черный комбинезон и жилетку-разгрузник.
   По пути мы прояснили, что прошедшей ночью никому ничего не снилось, а если и снилось, то память не сохранила никаких воспоминаний. Замечательно. Тогда можно думать, что сегодня особых неожиданностей ждать не придется.
   – Навигатор, открой дверь, – скомандовал я. Мы стояли возле расположенного уровнем выше арсенала – тут хранилось добро, ранее обеспечивавшее старину Рамзеса (я уже начал вспоминать компьютерного зануду с ностальгическим теплом. О мертвых – либо хорошо, любо ничего…) предназначенной для смертоубийства техникой. Предполагалось реквизировать мины-ловушки и несколько баллонов с газом. Придется расставить их вокруг объединяющих вертолет и Навигатора систем связи.
   Обычнейшая металлическая переборка закрывает проход, срезом похожий на трапецию. Конечно, мы держались за оружие – мало ли что нас ждет за дверью, но Навигатор уверил: здесь не замечалось ни постороннего движения, ни аномальных явлений. Будьте спокойны, джентльмены.
   Индикатор на замке засветился разрешающим зеленым огоньком, переборка плавно поехала вверх, но я ощутил неладное еще до того, как она поднялась до половины высоты. Из помещения склада в коридор начал проникать какой-то неестественный свет. Неестественный для подземелья. Или у меня белая горячка, или я никогда не видел солнечных лучей.
   И шум. Тысячеголосый рев толпы. Будто находишься на стадионе во время финального матча чемпионата мира.
   Над нашими головами несколько десятков тысяч тонн металла и композитов. Глубина заложения девятого этажа Комплекса соответственно от восьмидесяти пяти до девяноста двух метров ниже уровня Океана, это я помнил очень хорошо. Солнце здесь светить не может. И орать никто не должен.
   Дастин первым сообразил отскочить в сторону и потащил меня за собой.
   – Навигатор? В чем дело? Быстро проверь помещение склада сорок два, уровень девять, подсектор K-4!
   – Все в норме, – произнес близлежащий коммуникатор. – Камеры и системы охраны не отмечают постороннего присутствия. Я включил для вас освещение.
   – Та-ак… – шумно выдохнул Дастин. – Если ты подразумеваешь под освещением солнце, то я запросто верю в неограниченные возможности компьютеров последнего поколения.
   Солнце, чьи желтоватые яркие лучи косо легли на бетонный пол коридора, было отнюдь не местное, а земное. Сириус, стоящий в зените, пылает режущим глаза серебряно-белым огнем, с едва заметным голубоватым оттенком в особо ясные дни. Только солнце Земли отливает ярким расплавленным золотом.
   Шум, на несколько мгновений поутихший, появился вновь. Судя по интонациям, толпа была в восторге.
   – Посмотрим? – шепотом предложил я. Дастин только руками развел.
   Мы сначала аккуратно выглянули из-за угла, щурясь от бьющих в глаза лучей, а затем, держа наготове оружие, шагнули туда, где положено быть замкнутому помещению. И оказались под открытым небом. Ветерок, налетевший слева, оказался теплым и почему-то слегка пахнущим зоопарком.
   – Матерь Божья… – Эту фразу, не сговариваясь, мы произнесли одновременно.
   Историческое кино в чистом виде. Тема – гладиаторские бои. Древний Рим периода принципата. Мы стоим на некоем подобии балкона-ложи в среднем ярусе роскошно украшенного амфитеатра, в архитектуре которого угадываются черты Колизея. Только не Колизей это. Окруженная трибунами овальная арена гораздо крупнее сохранившегося до нашего времени цирка в Риме. Раза в полтора. Арена просматривается отлично, но я пока перенес внимание на соседей. Три пожилых господина, двое в тогах, один в длинной хламиде, снизу доверху украшенной цветными камнями и вышивкой, восседают спиной к нам с Дастином, на креслах без спинок. Рядом столик, блюдо с фруктами, явно золотой кувшин и стаканчики похожего стиля, отлитые из желтого драгмета.
   Все живое и настоящее. Предвечернее солнце чуток обжигает кожу на лице, гамма ощущений, запахов, звуков несомненно заставляет судить, что это реальность, а не голограмма или фантом. Вдобавок и я, и Дастин видим одно и то же. Как я не искал глазами рабочую группу, занимающуюся съемками фильма, не нашел.
   Почтенный дяденька в белой, с широкой бордовой каймой (сенатор?..) тоге, почувствовав движение позади, обернулся. Я уже приготовился к скандалу: какие-то хамы в непонятных одеждах ворвались в ложу для почетных гостей. Но седовласый патриций только кивнул и бросил приветственно:
   – Ave!
   Указал на столик со жрачкой и снова отвернулся. Остальные два зрителя на нас и не посмотрели, увлеченно наблюдая за происходящим на арене.
   – Ты как хочешь, – шепнул я раскрывшему рот Дастину. – Но, по-моему, надо пользоваться случаем.
   Я подошел, забрал с блюда персик, попробовал. По подбородку потек липкий, ароматный сок. Так, что у нас в кувшине? Конечно, вино. Не особо густое и пахнет древесной смолой. Сосуд тяжеленный. Однако нальем как цивилизованные люди – в чарочку – и распробуем.
   – Тео! Смотри! – Дастин, отвлекая меня от чревоугодия, вытянул руку, показывая вниз. – Черт, она же его убьет!
   Дрались человек и несколько хищников. Мужик (кстати отнюдь не голый, а защищенный доспехом) успел уложить двух крупных кошек – леопардов по всем внешним признакам – и теперь пытался замочить львицу с желтовато-бежевой шкурой. Тварюга не давалась и наконец обхитрила противника – выбила короткое копье из рук, подмяла под себя и уже готова была рвать шею человека.
   Ударил выстрел из импульсной винтовки. Дастин, неожиданно принявший правила игры и оставивший все сомнения, вскинул оружие, отключил ненужное при штучной работе автонаведение, прицелился и засадил разряд в голову зверюги, над бровью. Львица дернулась, пошатнулась и грузно завалилась набок. На трибунах поднялся недоуменный галдеж.
   – Пойдем-ка отсюда…
   Благородные господа, пока не проявлявшие к нам никакого интереса, дружно вскочили и воззрились на неожиданных гостей отнюдь не благосклонно. Первый начал что-то грозно выговаривать, размахивая руками.
   Дастин потянул меня за рукав, мы, пятясь, отступили к переборке, и едва подошвы ботинок коснулись бетона, я гаркнул:
   – Навигатор, задрай дверь! Быстро!
   – Выполнено, – раздался его голос. – Я вас звал, почему не отвечали? Коммуникатор арсенала отлично работает. И что за стрельба?
   Плита опустилась. Солнце, шум и Рим остались с той стороны.
   Дастин произвел звук, похожий на аварийный выхлоп пара из теплообменника реактора. Ругнулся вполголоса.
   – Навигатор, открой снова, – неожиданно приказал он.
   Спустя несколько секунд перед нашими глазами оказался уставленный бесконечными металлическими стеллажами арсенал Комплекса, освещенный самым обыкновенным электричеством.
   Кстати, следов выстрела нигде не обнаружилось, как мы ни искали, потратив на это лишние полчаса.
   За это время мы не обменялись ни словом об увиденном. А прихваченный сувенир – небольшой золотой стаканчик – я спрятал в карман. Потом присоединю к коллекции, в которую уже входят позвонок слонопотама и лопнувший воздушный шарик.

 //-- * * * --// 

   Через три часа мое собрание артефактов пополнилось соответственно дохлым детенышем какого-то маленького динозавра, пистолетной пулей времен Тридцатилетней войны, коричневым томиком с золотым тиснением «И. В. Сталин» и красным заголовком: «О Великой Отечественной войне Советского Союза», а также серебряной двузубой вилкой. Дастин сказал, что вилка и римский стаканчик могут послужить началом для собрания целого обеденного сервиза, если так все будет продолжаться и дальше. Потом обозвал клептоманом.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Поделиться ссылкой на выделенное